Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Центр » Главная улица


Главная улица

Сообщений 31 страница 60 из 71

31

- Ты видел сериал "Спрут"? Я без ума от Микеле Плачидо! - Внезапно начал Альдо, отодвинув пустую тарелку и теперь закуривая, прежде чем выпить кофе. - Там главный персонаж - комиссар Катани. И дело тоже происходит в Сицилии. Только в другом городе. Так вот, когда этот Катани сунулся в дела мафии, закончилось все очень печально. Пусть мне, по большому счету, некого терять - но я не хочу потерять в этой бойне собственную голову. Даже если у тебя получится поймать в капкан одного-двух, то за ними придет адвокат, которому палец в рот не клади - руку отхватит по локоть. Они здесь даже не акулы. А чистопородные пираньи. Они на своей територии, их окружают свои люди и более крепкие связи, чем ты себе представляешь. Могу я побыть твоим подсознанием и намекнуть, что у тебя должно очко сжиматься действовать в лоб. Ты же не сможешь достать всю эту информацию, не зацепив хотя бы одну нить всей паутины. Понимаешь, нет? Тут нужно, как минеру. И одной внезапностью ты никого не зажмешь. Думать нужно глубже. - Парень выдохнул облако дыма вбок, зная, что шеф не любит этого страшно. Стряхнул пепел. - И ты один не сможешь протащить за собой весь этот народ, никого не потеряв. Ты готов к тому, что твои подчиненные будут между этими жерновами дохнуть, как мухи?.. Это даже не вопрос твоей жизни, а жизней других людей... Хотя - все равно, что так, что эдак, определенное количество населения поляжет жертвами резни. Полиция, или гражданские... в сущности нет большой разницы...

32

-Сильвааааано. У меня не только очко сжимается, но и яйца поджались от ужаса. Но - я всё равно полезу. Потому что - рассуждать - это одно, а действовать - другое. Пока не сделаешь - не поймёшь. И полиция для того и полиция - жертвовать собой это наша профессия и прямая обязанность. Я никого же за шкирку не поволоку.
Поднялся, давая понять, что время уже на исходе, пора и работать. Отдых это был последний на долгое время.
-Кто боится - всегда пожалуйста - в постовые и штрафовать за парковку туристов. По большому счёту я не собираюсь жить долго и счастливо, и помереть от геморроя дряхлым дебилом. Надеюсь найти таких же - кому существовать - не охота, а лучше сделать и вздохнуть спокойно, уже не боясь...
Доставая мобильник, повернулся и зашагал к машине, просчитывая дальнейшее, сообразуясь со временем и ощущениями. Казалось, что снежная лавина стронулась с вершины и по гудению под ногами земли становилось ясно - надо спешить. Почему - Легар не знал. Но сделать всё от него зависящее, всё, что позволяла ему ситуация - был просто обязан. Сейчас же.

---\ Центр. Полицейский участок.

33

Центр » "Centrale Palace Hotel", сьют Андреа Джулиани »

Палермо был городом эклектичным и красивым - и в любой другой день у Андреа наверняка оказалась бы масса возможностей рассматривать памятники, дома, фонтаны, базилики и соборы, местных жителей и группы туристов... Гулять по узким извилистым улочкам, пить отличный кофе в небольших кафе, швырять камушки в море, прицениваться к безделушкам в антикварных лавках.
Но, похоже, именно сегодня время было неудачное. В городе, откровенно говоря, творилось черт знает что. Половина улочек - перекрыты, везде нервная полиция проверяет документы, население бестолковыми косяками чуть ли не бегает туда-сюда, многие кафе и лавочки задраены ставнями, словно при грядущем атомном взрыве, туристы, почти подталкиваемые в спину гидами, спешат по своим гостиницам - а кто и сразу в аэропорт.
Мимо Андреа промчалась машина скорой помощи, чуть не сбив какую-то ошалевшую девулю, выскочившую на проезжую часть...
Так.
Молодой человек предупредительно подхватил девушку под локоток, удерживая ее от падения. Итальянцы - народ разговорчивый, так что через 10 минут Андреа был обременен девичьей версией происходящего. Версия эта, мягко говоря, была перенасыщена всякими театральными подробностями, взрывами, выстрелами и прочей action-атрибутикой.
Так что пришлось поработать уличным терапевтом - дать выговориться еще с десятку граждан, попавших в мелкие затруднительные ситуации: мамаше со слетевшим колесиком детской коляски в руках, мужчине, уронившему в суете ключи от машины прямо под ноги Андреа, девушке, рыдавшей об утрате кошелька в оцепленном районе, даме, сломавшей каблук, пареньку, отбившемуся от туристической группы с мамой-папой, и прочим людям, чей вечер сегодня тоже не задался.
Минус 20 евро и полтора часа, плюс - противоречивые версии очевидцев...
Итак, в центре тихого ленивого Палермо произошли, по пунктам: взрыв в клубе "Чикаго", несколько перестрелок, погром в ресторане "Сицилия", парочка боев полиции с некими злонамеренными негодяями... Отличное лето на курорте.
Андреа все-таки нашел более-менее открытое, хоть и пустое кафе в стороне от главных улиц, выпил свою законную чашку кофе, узнал телефоны контор, занимающихся арендой автомобилей, и неторопливо направился обратно в отель.
И разбудит меня только взрыв собственной гостиницы, не меньше.
По дороге его даже остановили полицейские, правда, всего один раз. Но документы у сеньора Джулиани были в полном порядке, да и сам обаятельный молодой человек, спешащий как можно быстрее добраться до гостиницы и позвонить волнующейся матери, вызвал у бравых стражей порядка не подозрение, а даже симпатию. Отказавшись в пользу бедных от благородно предложенного сопровождения, Андреа нырнул в переулочек, добрался до дворика рядом с задней стеной отеля и закурил, устроившись на детских качелях.
Бардак.
Он лениво покачался, пока не кончилась сигарета. Издалека доносился шум сирен, хлопки, чем-то напоминающие выстрелы и прочие составляющие звуковой дорожки для снимаемого боевика. Андреа беспокоило не это.
Молодой человек остался глубоко равнодушен ко взрывам, погромам и перестрелкам, в конце концов, ничего нового по этой части вот уже лет сто не придумывали. Если бы он, волей случая, оказался в эпицентре событий, он бы реагировал иначе - никому не охота получить случайную пулю или быть насмерть задавленным каким-нибудь резным балконом, отвалившимся от памятника архитектуры - тут Андреа не был исключением.
Но беспокоиться из-за того, что пока не имеет к тебе отношения, и о чем ты ничерта не знаешь - увольте. Он устал, не выспался - и у него не было финансовых интересов, связанных с центром Палермо. Следовательно, сеньор Джулиани не чувствовал ни малейшей тревоги, только легкое раздражение.
Испортили вечер, козлы... И папенька удружил, удачное время для получения наследства выбрал, ничего не скажешь. Даже как-то слишком удачное...
Но размышлять о совпадениях Андреа не стал. Сигарета закончилась, молодой человек поднялся с качелей и направился в отель.
Спать и еще раз спать. Остальное - завтра.

» Центр » "Centrale Palace Hotel", сьют Андреа Джулиани

Отредактировано Андреа Джулиани (2009-02-09 14:47:06)

34

Решение  было трудным, как и все трудные решения. Тем не менее, оставалось только жить дальше. С собой у него была только удобная спортивная сумка, портфель с ноутбуком, а в кармане – маленький котенок, которого Илли подобрал на улице, у выхода из порта. Котенок был сиамом, и получил несвойственное мужчинам имя – Юм-Юм.
Сейчас он шел по главной улице города, о котором иногда в своих книгах писал господин  Дэвид Лоуренс, а ведь всем известно, что господин  Лоуренс никогда ничего не пишет просто так. В новом для себя городе, он чувствовал себя, как в чужих перчатках. У него сейчас было время побродить по центру, прежде, чем направиться к дому, где посчастливилось снять комнату. Единственным неудобством, о котором он только теперь догадался, оказывалось то, что дом, в котором ему предстояло поселиться, относился к числу нескольких домов, где свои порядки установили когда-то беженцы из Герцеговины, пользовавшиеся старым восточным календарем, поэтому платить за квартиру надо будет не в конце, а в середине месяца. Вторым небольшим неудобством было то, что piazza Marina, с которой и начиналась улица  corso Vittorio Emanuele, пересекающая почти весь город, оканчивалась Palazzo Chiaramonte, и заодно была недалеко от Chiesa di San Francesco d'Assisi на piazza San Francesco, посему в доме будут слышна колокольня, вызванивающая разное время. О съеме комнаты он договорился в письменном виде, ведя переписку с одним своим товарищем по колледжу, который и дал адрес дома, в котором можно было снять комнату на довольно длительный срок. Он решил для себя именно  комнату, а никакие номера в гостинице, и не потому, что экономил, а потому что хотел попробовать приручить чужой дом к себе.
Разглядывая улицы города, который ему казался странным, Илли решил, эти улицы на самом деле слишком сильно преувеличены в стихах и песнях. Сам он, следуя советам туристических журналов, имел при себе визитницу с несколькими пластиковыми карточками, недорогие часы, паспорт в тонкой обложке из телячьей кожи.
Он пробродил по улицам долгое время, и, решив, что негоже идти в чужой дом на пустой желудок, направился к ближайшему кафе.

Кафе "Ubrigada"/ под радужным флагом/

35

Вход в игру

И снова она оказалась на улицах. И улицы вглядывались в нее, насмешливо щурясь витринами глаз. И ее глаза насмешливо и высокомерно отвечали таким же взглядом.
Город нравился ей, несмотря ни на что. Несмотря на постоянные скитания по съемным квартирам. Несмотря на придирчивость хозяев. Несмотря на переезды, благодаря которым она за пару месяцев смогла ознакомиться с большей частью Палермо и научилась более или менее сносно разговаривать на итальянском. Итальянский язык - чужой язык. Он как ограненный алмаз - прекрасен, но холоден. И только родной греческий зернышками граната рассыпался на языке, сверкающими, подобно рубинам. И только родной греческий отогревал ее сердце, когда она, сидя в комнате, громко включала мелодии родной страны. Родной? Или только казавшейся таковой?...
Легкий ветерок, подобно нежному любовнику, целовал завитки темных волос, и Кассандра улыбалась ему. Улыбалась загадочно и призывно, отмеряя не первый и не последний километр проложенных улиц. Она снова оказалась на улицах сегодня. И никак не могла найти себе жилье.
Жилье имелось, и в большом количестве, но что-то не устраивало ее, чем-то не устраивала она. И это "что-то" сидело у нее на руках, озираясь по сторонам зелеными изумрудами глаз, чуть поблискивающими на свету.
- Как ты думаешь, Ан, повезет нам сегодня еще? Или будем с тобой ночевать на вокзале?
Ан задумчиво глянул в ее глаза. И встретились две пары звезд: черных, как ночь, и зеленых, как море. Море переливалось в голосе кота загадочным "мммрррр".
- Я тоже так думаю, Ан. Нам обязательно улыбнется удача.
Удача шевельнулась в руках черным комком, извернувшись, и спрыгнув на землю.
- Ан, ты куда? - Кассандра метнулась к нему. А он обернулся, маня за собой. "За мной, за мной... Я покажу тебе".
- Ан, ты куда? Что ты хочешь мне там показать?
"За мной, за мной... Я покажу тебе".
И черный распушенный хвост исчез в одной из улиц. И улица казалась такой же "пушистой", и такой же ласковой, и ...
- Кажется, я была тут когда-то...
Возможно, когда-то... Когда просто гуляла или рисовала очередной пейзаж. Очередной - и каждый раз разный, как разной была она... Та, кто его создавала.

via V.Emanuele, 79

Отредактировано Кассандра Корти (2009-02-22 12:47:39)

36

---> из Жилого района ---> Комнаты Фели

Главная улица Палермо оказалась ничем не лучше центральных частей других городов. В прочем, хуже она тоже не была. Фели уже давно привыкла, что, не смотря на любовь к искусству и чувство прекрасного итальянского народа, во всех их архитектурных проектах присутствует несколько общих лишних деталей, а именно напыщенность и громоздкость. Здесь, как и в Риме, все поддавалось этому правилу. Нагромождение архитектурных красот по бокам улицы и мощеная камнем широкая пешеходная дорога посередине. Типичная хваленая итальянская красота, которую женщина никогда особо не понимала, но спокойно с ней уживалась. Для нее окружающая обстановка была только аляповатым сегментом декораций, как любого журналиста ее больше волновали сами люди.
Правда людей ранним субботним утром найти довольно проблематично, поэтому бодро стуча каблуками по мощеной дороге женщина наслаждалась временным отдыхом. К вечеру, если не днем, все изменится, люди выйдут на улицы, со всех сторон будут слышны бессмысленные или нет, но главное - разговоры. И тогда уж Фели придется как следует поработать мозгами, чтобы вытащить из этих разговоров что-нибудь полезное для себя.
Через несколько минут ходьбы Фели наконец-то заметила то, что могло скрасить ее утро. Газетный магазинчик. Открытый. Пробежавшись глазами по заголовкам, журналистка разочарованно вздохнула. Кажется, ничего интересно она из местной прессы не узнает. Но на всякий случай женщина все-таки взяла несколько газет, также прихватив свежий выпуск La Republica. После некоторого времени работы чтение выборочных страниц этой газеты заменило Фели завтрак. Не так уж интересны были изложенные там новости, просто редактор приучил своих работников, привил привычку.
Прежде, чем приступать к местным сводкам новостей, лучше всего было разобраться с "привычной" газетой, поэтому, заметив возле небольшого кафе низкую деревянную скамейку, Фели тут же опустилась на нее, закинула ногу на ногу и погрузилась в изучение  переговоров премьер-министра Сильвио Берлускони с Великобританией насчет возрождения атомной энергетики.

37

Окраины -> Кафе "Astro nascente"

Марко ехал по направлению к Офисному центру, но такси, по своему обыкновению попало в жткую пробку в самом центре города. Было время подумать. Во-первых, он достиг того, чего хотел - он обратил на себя внимание и, что было достаточно неожиданно(потому, что быстро), получил задание. На то были свои причины, вот только обдумать все это Марко уже не был в состоянии - такси стояло в пробке столько, что автомобильные газы уже значительно раздражали...
Быстро расплатившись с таксистом, Марко вышел на улицу и продолжил свой путь пешком. Солнце постепенно ползло вверх и уже довольно ощутимо грело, но на улице было хорошо...Хорошо, если бы не эта пробка, ругательства водителей и бесконечные выхлопы... Ретро сунул в рот сигарету и закурил. Идти тут было недалеко, а подумать было о чем... Но и тут этого не удалось: убирая зажигалку в карман, Кандиано задел какую-то кипу бумаг, что была разложена на одной из скамеек. На проверку эти бумаги оказались газетами, но даже милый вид девушки, рядом с которой они были разложены не смог унять раздражение Марко.
- Ох, Сеньора! С бульварной прессой ничего не случится, незачем скупать все магазины и барикадировать улицы Палермо!
Виной была бессонная ночь, тяжелый разговор, необходимость подумать и эти вечные сигналы автомобилей... Марко завелся довольно быстро.

Отредактировано Марко Кандиано (2009-03-14 01:31:52)

38

Стоит заметить, что ничего особо захватывающего ни в статье про премьер-министра, ни в газете в целом, Фели не нашла. Оставалось только в очередной раз порадоваться тому, что выбор, сделанный ранее, был правильным, а уход из постоянного состава работников газеты - не просто способом убежать от обыденности офисной жизни. Закрыв газету, Фели еще раз просмотрела главную полосу. Политика, экономика, новости спорта и культуры, раздел криминалистки на первой полосе не упоминался. Хвалить себя Фели не любила, но после ее ухода раздел действительно зачах, La Republica больше не радовала читателей передовыми новостями из этой области и журналисткими расследованиями.
Усмехнувшись, Кастаньето отложила газету в сторону, собираясь потянуться за каким-нибудь выпуском местной прессы, но сделать этого не успела. Газеты, еще раньше, чем ее рука дотянулась хотя бы до одной из них, ворохом упали на землю, а относительную тишину того отрезка главной улицы, на котором женщина находилась последние минут пятнадцать, огласилась звучным и недовольным мужским голосом.
Фели слегка подняла взгляд, взглянув на человека из-под полы своей черной шляпы. Мужчина, судя по всему, примерно ее возраста, будто бы только что выпрыгнул из фильма о гангстерах 30-ых годов. Одежда и внешность могла сказать многое, но при случайных знакомствах, которые обычно длились недолго, Феличитас предпочитала не заморачиваться разглядыванием деталей. Тем более, что это знакомство уж точно не могло стать продолжительным. Мужчина явно негодовал в лучших традициях всех итальянцев, открыто, не стараясь скрыть раздражения. Фели тоже могла на него разозлиться за то, что некий незнакомый субъект без спроса вторгся в ее личное пространство и посягнул на святая святых истинного журналиста - печатные издания новостных сводок. Но его раздраженная реакция была столь типична для мужчины, злящегося по мелочам, что злиться в ответ было бы скучно. Или по крайней мере глупо, - такая реакция с ее стороны могла спровоцировать дальнейшую ругань, чего журналистке хотелось меньше всего. Почему-то в голове сразу возник образ карикатуры на двух итальянцев, пафосно размахивающих руками и закидывающих друг друга пастой. Это, конечно же, весьма утрированная версия, но избежать излишнего конфликта было бы самым правильным решением.
Кастаньето не стала наклоняться за газетами, она так и осталась сидеть, закинув ногу на ногу. Прищурившись, женщина бросила в сторону мужчины беглый взгляд и невозмутимо ответила на его эмоциональный всплеск со спокойными интонациями в голосе:
- Утро - не самое лучшее время для беспричинных ссор. Возможно на страницах этих газет и нет ничего интересного, в чем я не сомневаюсь, но это вовсе не значит, что их следует разбрасывать по земле, синьор.
Фели искренне надеялась, что этот житель Палермо не относиться к разновидности настырных людей и после такого холодного приема поднимет газеты сам и извинится, прежде, чем покинуть поле ее зрения. Или хотя бы просто развернется и уйдет по своим делам. Чтобы хоть с каком-то пользой провести время, занятое случайным встречным, журналистка перевела взгляд на одну из газет, упавшую к ее ногам, и раскрывшуюся на середине. "Волна преступности захватила Палермо" - значилось в заголовке. Дешевый заголовок для статьи, но, на удивление, Фели-таки удастся найти в местных газетенках отправную точку. Она оказалась права, в городе, управляемым Семьями, всегда что-нибудь да происходит. Кастаньето собралась сесть и прочесть ту статью целиком как только избавится от случайного знакомого. С легкой улыбкой удовольствия от нахождения, если не начальных сведений, то хотя бы слухов, Фели подняла взгляд от земли.

Отредактировано Фели Кастаньето (2009-03-15 23:14:24)

39

Солнце поднималось все выше и выше, но облака, на пару с прохладным ветром, справлялись с жарой. Справлялись и с раздражением водителей, продовцов и Марко. Сейчас он был уставшим, напряженным, но ледяной душ слов этой девушки снял с него всю раздражительность. Только теперь Ретро разглядел ее: это была довольно эффектная, красивая девушка, чей возраст никак не определялся с первого взгляда, чей костюм напоминал журналы шестидесятых, чей мундштук с сигаретой давали понять, что она не стандартная и чей голос успокоил бы и разбушевавшегося льва. Она явно была не местной - уж слишком по-столичному одета, да и местные газеты всех мастей.
Эта довольно юная особа заитересовала Марко. И успокоила, за что он был чрезвычайно благодарен. О Джулио можно было подумать на деле, а сейчас - сейчас надо быть аккуратным и незаметным... Но все-таки Ретро не удержался:
- Согласен, что утро - не время накала страстей, - сказал он уже спокойным голосом - Утром день только начинается и давайте не будем его портить с самого начала? Я готов принести свои извинения достопочтенной синьоре... - Марко принялся собирать разбросанные по земле газеты и аккуратно складывать их на прежнее место и без особой уверенности, что в том же порядке. - Вот только позвольте узнать чем заитересовало скромное Палермо такую гостью, как вы?
Спросил с неподдельным интересом. И самой добродушной улыбкой, продолжая собирать газеты...

40

Реакция мужчины вышла не совсем той, на которую Фели надеялась. Он поднял газеты, но почему-то не ушел, а решил продолжить странно начавшийся разговор. Женщина не позволила себе даже вздоха сожаления, но сам факт того, что просто так отвязаться от случайного знакомого не получится, ее несколько огорчил. Но если уж журналиста вынуждают на общение, то почему бы не воспользоваться этим в своих целях? Судя по всему, этот мужчина был местным, вдруг удастся узнать что-нибудь, что пригодится после для частного расследования с целью написания очередной статьи? Если бы журналистка сейчас промолчала, то она была бы недостойна своей профессии. К тому же, человек перед ней явно вышел из приступа беспочвенной злости, как и присуще настоящему итальянцу, остыл быстро. С таким настроением еще можно иметь дело.
- Хорошо, что мы пришли к взаимопониманию, синьор, - Фели позволила себе еще раз улыбнуться уголками губ. Если уж продолжать беседу, то излишняя холодность ни к чему. Правда, и эмоций никаких показывать не стоит. Слегка прищурившись, женщина вновь посмотрела на собеседника. Из его слов удалось вынести не так уж много информации, разве что то, что он был или наблюдательным малым, или просто одним из тех людей, которые знают всех в городе и тут же примечают новичков. Естественно, что выдавать ему свою настоящую цель приезда Фели не собиралась. Но изобретать что-то тоже не имело смысла, это знакомство вряд ли продлится больше получаса. - Я вижу, что вы довольно наблюдательны, раз сумели разглядеть во мне приезжую. Или здешняя мода просто так сильно отличается от римской? И не стоит принижать достоинства своего города, синьор, не такой уж он и скромный, раз является основным городом Сицилии и люди из разных точек Италии ездят сюда по делам.
Вот и все, большего Фели говорить не собиралась. По делам - понятие довольно абстрактное, а Рим - город, в котором могут заниматься любого рода вещами, так что она ничем не рисковала, рассказав о себе в такой манере.
Утро подходило к концу, а небо до сих пор оставалось затянутым облаками. Да и все-таки погода была прохладной для лета, не самое лучшее время для бесед на улице. В такие часы нужно сидеть в каком-нибудь кафе, попивая крепкий кофе из маленькой чашечки. Поэтому женщина встала со скамейки, аккуратно поправила жилетку и взяла стопку газет в руки, всем своим видом показывая, что собирается уходить.
- Самое время для утреннего кофе, так что, я не смею вас больше задерживать. Скорей всего вы - занятый человек, раз оказались на улице ранним субботним утром. Отнимать чужое время не в моих привычках, - как и с самого начала разговора журналистка старалась поддерживать официальный тон разговора, отвечая спокойным голосом.

41

Как только Марко закончил складывать газеты, как девушка взяла всю стопку и поднялась. Это была очень интересная девушка: поведение было нестандартным не только для сицилианки, но и для итальянки в общем. Хотя по виду она являлась именно таковой... Значит ее поведение определялось профессией(в то, что бы итальянец воспитал такую дочь верилось с трудом) или же просто столичная штучка, привыкшая быть высокомерной.
Когда же девушка сказала, что время утреннего кофе, то на Кандиано разом навалились вся ночная усталость и утренний голод. Он нервно глянул на часы и, прикинув сколько у него есть времени и решив, что его достаточно, окликнул собравшуюся было уходить девушку:
- Синьора! Я вовсе не занижаю значение Палермо...Это скорее жест гостеприимства... - Ретро встал рядом с ней. - А на счет утреннего кофе - вы правы. Самое время для него и, я надеюсь, вы не откажитесь от моей скромной компании? Прошлая ночь меня сильно вымотала и глоток хорошего кофе сейчас для меня будет просто спасением!
Тут взгляд Марко упал на газеты и он чуть скривился: не стоило упоминать прошлую ночь, ведь вчерашние события могли быть в утренних новостях...Хотя, вчерашняя ночь вымотала почти весь город. А это прелестной особе не стоило знать слишком много.
- Нет, что вы, я совсем не занят... Просто люблю тихие - он покосился на проезжую часть, где утренняя пробка почти уже рассосалась - рассветы. Кстати о кофе - мне было бы интересно услышать ваше мнение о нашем городе. Конечно, если вы не возражаете, синьора...
Он чуть заметно подмигнул и вопросительно посмотрел на девушку. И буквально через секунду опомнился и, снимая шляпу, поклонился:
- Простите мою невоспитанность... Марко Кандиано...разнорабочий - при последнем слове на его лице мелькнуло подобие улыбки - К вашим услугам!

Отредактировано Марко Кандиано (2009-03-17 21:00:34)

42

Здраво рассудив, что разговор исчерпан, Фэли уже готова была двигаться на поиски какого-нибудь кафе, в котором подавали бы крепкий молотый кофе (благо, в Италии такие забегаловки были на каждом углу), но мужчина не просто умудрился ее задержать, но и даже несколько заинтриговать своими словами. Журналистка совсем немного успела прочесть из той статьи, на которой раскрылась газета, только заголовок и пару строк, но даже по этим строкам было понятно, что что-то вчера в городе произошло. Чтобы узнать что - надо прочесть дальше, но в любом случае, в моменты паники и каких-либо терактов или нападений простые граждане всегда прятались по домам. А этот мужчина открыто утверждал, что ему пришлось побегать прошлой ночью. Или его просто эмоционально вымотало происходящее в городе?
"Посмотрим. Возможно, что мне повезло встретиться с кем-нибудь достаточно полезным".
- Ночная работа?  - Фели говорила с легкой иронией в голосе, при этом кивая в знак согласия. - Почему бы и нет, синьор. Мне кажется, что благодаря вашему обществу, я найду какое-нибудь кафе несколько быстрее, чем сделала бы это в одиночку.
От Осы не ускользнули те несколько секунд, когда ее собеседник изменился в лице. Скривился от недовольства? Глядя на нее? В любом случае, что бы это ни было, но уже через несколько секунд эта реакция с его лица исчезла, а Фели, остановившись на том, что его реакция была вызвана газетами в ее руках, оказалась еще более заинтригованной.
- Для рассвета вы несколько опоздали, синьор Кандиано, но я с вами согласна, прогулка по городу ранним утром многого стоит. - Поправив шляпу, Кастаньето на секунду задумалась, а потом продолжила. Естественно, что говорить правду о себе она по-прежнему не собиралась. - Бьянка Луччи. Будем знакомы. - Над благозвучностью выдуманного имени Фели не задумывалась, главное, что оно было не ее родным. Под псевдонимами и мнимыми именами работать легче. - Ведите, синьор. Иначе кофейню мы найдем не скоро.

43

>>>Порт

Путешествовать пешком по незнакомому городу оказалось не так просто. За пару часов мужчина умудрился не раз заблудиться, пройтись по кругу и едва не угодить под колёса автомобиля, но настроение и без того было гадким, так что расстраиваться ещё больше он просто не мог. Да и потом, что значат эти мелкие неприятности в сравнении с тем, что сама основа его богатой и беспечной жизни была разрушена, и у него мало того что не было денег на такси, так он ещё был вынужден искать себе уголок поскромнее, чтобы продержаться на плаву как можно дольше.
«Неизвестно, сколько времени мне понадобится, чтобы найти её. А потому пока лучше урезать свои расходы.»
Мысль была непривычной и раздражающей. Какого чёрта он должен был притеснять свои права и желания – когда привык совершенно к другому? Если бы не эта чёртова выскочка-журналистка, сейчас Альфредо мог бы и дальше легко себе плыть по жизни, наслаждаясь всеми дарами цивилизации.
Но жизнь склонна преподносить сюрпризы, обламывая порой даже самые невинные желания. Разве он хотел так много? Всего лишь жить так и дальше.. Так нет же..
Понимая, что в очередной раз прокручивает в голове одно и то же, отчего никак не может успокоиться, мужчина остановился у ближайшего кофейного лотка. Он просто первым попался на глаза, да и кофе в таком месте по определению не мог быть хорошим, но пить хотелось безумно, да и желудок уже начинал ворчать, требуя обеда. Есть на ходу, ровно как и пить, было непривычно, да и кофе больше напоминал и по цвету, и по содержимому какую-то сгущенную кашу, так что настроения сей факт не прибавил, однако выбирать сейчас не приходилось.
Посторонившись от основного людского потока, мужчина пристроился в тени деревьев, хлебнул из тёплого пластикового стаканчика и поморщился. Ничего хорошего, как и ожидалось. Пить как-то разом перехотелось, и он скучающе огляделся. Вновь нужно было узнать дорогу, и сейчас он выискивал – у кого бы лучше это было спросить. Наученный горьким опытом, Альфредо сразу вычеркнул из списка двух беседующих старушек точно напротив кофейного лотка. Сегодня он уже один раз спрашивал дорогу у пожилых, и ничем хорошим это не закончилось. Воркующая парочка, проплывающая мимо, тоже не подходила – они были слишком увлечены друг другом, чтобы сейчас посоветовать что-то дельное. Пара мамаш с детишками – таким наверняка недосуг знать расположение ближайших гостиниц, да и к чему бы им это?
Выдохнув, Альфредо поболтал стаканчиком в своей ладони, помешивая кофе. Но желания пить его всё равно не возникло, хотя он и недурно заплатил за сию мерзость - вопрос с деньгами заботил больше всего, и в то же время не трогал ни капли. Наверное, он просто не привык экономить, а заодно не привык волноваться по поводу пустого кошелька – такого с ним ни разу не случалось, а потому перспектива остаться на нуле казалась нереальной..
Вяло размышляя о смысле бытия, он скользнул взглядом дальше, выцепляя у дальней скамьи очередную парочку. Правда, они не выглядели пылкими возлюблёнными, скорее – просто приятели. Но, по крайней мере, они были единственными подходящими кандидатурами, чтобы поинтересоваться о верном пути. Решив больше не терять попусту времени, Альфредо уверенно зашагал по направлению молодых людей, в одной руке сжимая сумку, а в другой на уровне груди удерживая стаканчик невкусного кофе. Уже подходя ближе, он успел услышать пару фраз, которыми обменялись мужчина с женщиной… и тут же запнулся, поскальзываясь на мостовой и почти с размаха выплескивая на женщину свой кофе, - лишь чудом умудряясь удержаться на ногах, да так и замирая, с вскинутым стаканчиком и нагловатым выражением лица.
Просто стоял и молчал, в упор смотря на пятно, расползающееся на блузке женщины. Куда-то точно в область груди, мимоходом отмечая приятные формы.
Вообще-то, он в самом деле растерялся. Во-первых, он сюда с такой уверенностью пёр, что случайный инцидент выглядел прямой попыткой покушения – словно он только ради того и шёл, чтобы вот так взять и выплеснуть непонравившийся кофе на первую встречную женщину. А, во-вторых, ситуация получилась до того смешной, что он даже не сдержал усмешки, правда забывая извиниться – быстро и оперативно, пока его не убили за подобные выходки.
«Надо же, а ведь она только что звала своего спутника в кофейню, если я не правильно услышал? Тогда я могу сказать лишь одно: кофе с доставкой к вашим услугам! Хотя, тогда она без угрызений совести имеет все права убить меня на этом самом месте, пожалуй.. но это даже интересно.»
- О, синьора. Похоже, вы испачкались, - не давая никому опомниться, первым заговорил Альфредо, не отрывая взгляда от кофейного пятна. – Вам одолжить платок?

Отредактировано Альфредо Комарро (2009-03-22 17:17:13)

44

Суббота оказалась на редкость гадкой, не смотря на зацепки, которые точно были в газетах, и на удачное знакомство. Хуже такого начала дня может быть только утро, когда ты рискуешь не проснуться. Жизни Фели сегодня ничего не угрожало, но это мало что меняло. Вначале купленные ею газеты разлетаются по земле, а теперь и того хуже!
Даже журналисту иногда свойственно быть невнимательным. Сейчас Кастаньето относилась именно к этой категории невнимательных журналистов, будучи всецело в разговоре с синьором Кандиано. Не удивительно, что она и не услышала приближающихся шагов, не увидела краем глаза мужчину и, самое главное, не успела среагировать и вовремя отойти с траектории полета горячей и дурно пахнущей кофейной гущи. Фели даже охнуть не успела, только глаза слегка расширились не столько от удивления, сколько от несильной, но резкой боли. Горячий напиток попал на рубашку и  немного галстук, тут же впитавшись в первую и тем самым заставив рубашку прилипнуть к коже. Противно, горячо. И самое главное - неожиданно. Фели еще даже не посмотрела на того, кто это сделал, а уже начала злиться. Обычно вывести журналистку из себя было трудно, но не в этой ситуации. Беглый взгляд на газеты, которые Оса держала в руках, только усугубил ситуацию, - они тоже были залиты кофе. Буквы на верхней странице в одном месте расплылись, а бумага, которая и без того была не высшего качества, явно размокла и прилипла к следующим страницам.
К печатной прессе Фели относилась слишком трепетно, чтобы не отреагировать. Перво-наперво женщина аккуратно положила газеты обратно на скамейку. Быстрое и легкое действие, но рубашка при этом противно скользнула по коже, так что Фели чуть не передернуло. Первым делом хотелось переодеться, но возможности для этого не было, да и эмоции в голове складывались почему-то яркими и красочными. Хотелось выплеснуть их наружу, на этого bastardo, посмевшего испортить ей если не день, то хотя бы его часть.
Пока Фели совершала нехитрое действие с опусканием газет на скамейку, новый незнакомец что-то говорил. Причем говорил уверенно, нахально и с сарказмом.
"Испачкалась? Чертов figlio!"
Выпрямившись и быстро глянув на синьора Кандиано, Фели вздохнула и тихо проговорила:
- Прошу меня извинить, синьор.
После того, что она сейчас сделает, вряд ли ее знакомый захочет пойти выпить с ней кофе. Вряд ли он вообще захочет иметь с ней дело. Но этот наглый и неуклюжий обладатель кофейного стаканчика просто так не уйдет. Когда Фели злилась, она злилась по полной.
Резко развернувшись от синьора Кандиано в сторону обидчика, Фели смерила его довольно-таки скучающим (естественно, что на самом деле внутри у нее все кипело) взглядом. Впечатление богатенького паренька, который даже не знает, как толком извиняться, тут же сложилось в голове журналистки. Ну конечно же, простые люди не носят настолько дорогих костюмов, лэйблы Фели научилась подмечать давно. А то, что он хам, можно было понять по его реакции. Большего Осе не требовалось. Единственное, почему-то мужчина показался ей смутно знакомым.
- Нет, синьор, что вы, я прекрасно обойдусь без вашей помощи, - Фели криво улыбнулась. - Однако, вам следует быть более аккуратным и следить за своими действиями и словами. Но я сегодня в довольно приподнятом настроении, поэтому даже не буду выставлять вам счет за испорченные вещи. Считайте, что вам повезло, я не одеваюсь в дешевых магазинах.
Если незнакомец начнет думать, что на этом все и закончится, то он будет глубоко ошибаться. Фели говорила спокойно только потому, что знала, что сделает дальше. Внутренне она все еще была зла, а этот мужчина еще и подливал масла в огонь, беззастенчиво пялясь на кофейное пятно и следовательно на ее грудь. На самом деле, журналистке большего всего сейчас хотелось громко и грязно выругаться и что было силы заехать этому нахалу кулаком промеж глаз, но хотя бы остатки своего имиджа она все-таки надеялась сохранить, поэтому просто резко подняла руку вверх и отвесила незнакомцу сильную пощечину.
- Stronzo, - все еще улыбаясь, Фели позволила себе назвать мужчину засранцем не только про себя, но и вслух. - Теперь мы квиты, синьор, так что настоятельно рекомендую вам удалиться до того, как я окончательно выйду из себя.

Отредактировано Фели Кастаньето (2009-03-22 14:37:23)

45

>> Офисный центр

Габриэль дошел до условленного кафе и почти что рухнул на стул. Рассеянно взял меню и ткнул в первое попавшееся блюдо. Шум толпы окружал со всех сторон - можно было в нем утонуть, абстрагироваться и думать о своем. Надо привести в порядок мысли и сведения, полученные за сегодня: Вилладжо, Джулио, шеф. Шеф... Это его мучило больше всего, но думать о Легаре сейчас - все равно что гадать на кофейной гуще. Придется ждать, подъедет ли. Лучиа достал из папки с протоколом пустой листок и ручку и нарисовал схему происходившего в квартире Эда - для себя, чтобы не забыть, что он там надумал - все равно подробно рассказать не успел. Вспомнил, что у него есть телефон секретаря Gerardo, посмотрел распечатку. Секретар...ша. София Висконти. Надо позвонить, назначить на завтра встречу. Сейчас этого делать не хотелось: народу вокруг было предостаточно, зачем лишний раз привлекать к себе внимание. Официант принес заказ, и Габриэль отвлекся на еду.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-03-23 02:59:24)

46

О, это поистине была потрясающая минута! И Альфредо поймал себя на том, что почти затаил дыхание, следя за малейшим действием всех задействованных лиц.
Для начала, женщина. Ей полагалось истерить и визжать от подобного хамского с собой обращения, от вида испорченной блузочки и конечно же просто – потому что так должно было быть. Это природа, она была просто обязана так делать! К слову, Альфредо вообще считал всех представительниц прекрасного пола по сути своей нервными и неуравновешенными существами, что конечно же не умоляло их элегантности и шарма в его глазах, однако эта дамочка его несказанно удивила. И своим спокойствием, сдержанным ответом, этим уверенным блеском в глазах (учитывая, что она была так нагло облита каким-то незнакомцем, тяжело было оставаться настолько уверенной и не растеряться) - и даже тем, что успела извиниться перед своим спутником.
«Какой интересный экземпляр», - почти заинтересованно подумал, наконец неспешно так отрывая взгляд от её груди – и фокусируясь где-то в области шевелящихся губ. Маленький, аккуратный ротик, а сколько колкостей он мог выпалить одним разом.
В который раз подивившись незнакомке, Альфредо чуть качнул головой, словно показывая ей, что зря отказывается от помощи. Таки платок у него с собой был, и он в самом деле хотел поделиться, дабы хоть немного загладить свою вину. Ибо счёт за испорченный костюм его в самом деле напрягал, ибо у женщины были все основания таковой ему предъявить.
Но сказать о том, как сожалеет о случившемся, мужчина попросту не успел. Щёку обожгло сильной пощёчиной, - и он на секунду округлил глаза, не зная как должен реагировать…
А потом вдруг расхохотался. Громко и легко, словно она сделала что-то до безумия милое.
Возможно, раньше ему попадались только молоденькие истерички, а потому и в лице этой женщины виделась лишь очередная из них. Так или иначе, он каждую секунду ждал, что она взорвётся. Должна была! Просто не могла не взорваться! И от этого ожидания, от осознания того, что всё так и случилось, ухмылка мужчины становилась лишь кривее. Словно не он тут выступал в роли того самого stronzo, а был лишь сторонним свидетелем занятной сценки.
- Простите, синьора, но я не могу уйти. Видимо, вам придётся потерпеть моё общество ещё немного.
И не скрывая того, что получил от небольшого спектакля искреннее наслаждение, Альфредо чуть склонил голову в сторону женщины. Может, в знак почтения, или простой благодарностью за то, что повеселила. А может, так он показывал ей, что рад «знакомству».
Так или иначе, уходить он не спешил. Да и о том, что должен извиниться, как-то само собой забылось, - сейчас у него было дело поважнее.
- Повеселились, и ладно, - уже серьёзнее начал мужчина, не сводя с женщины смеющегося взгляда. – Я не местный, и мне нужна толковая консультация в поиске комнаты или гостиницы.
И он смолк, позволяя незнакомке додумать самой. Возможно, рассчитывал на её благоразумие, ибо всем своим видом выражал только одно: «Я от тебя не отцеплюсь, пока ты мне не поможешь». Причём именно так, на «ты», в самой фамильярной форме. Ибо женщина его несомненно заинтересовала, особенно своей реакцией – а потому позлить её ещё немного представлялось ему крайне интересным занятием.

47

Редко бывало, чтобы на пути Осы попадались люди не просто стойко выдерживающие ее холодность, но и отвечающие на нее нестандартным, безумным образом, таким, как сейчас отреагировал на пощечину этот нахальный незнакомец. Он засмеялся, словно она и не ударила его вовсе, а наоборот похвалила. Такая реакция была странной и алогичной. Хотя и в ней были свои плюсы. Если раньше Кастаньето злилась, чуть ли не кипела от ярости, то теперь она почти мгновенно остыла. Тратить свое время на безумцев было еще меньшей радостью, чем тратить его на нахалов, портящих тебе внешний вид. Поэтому Фели не стала ругаться, смысл? С сумасшедшими истериками такое все равно не пройдет, да и силы тратить не за чем. Вместо этого Фели в очередной раз криво улыбнулась, почти что с нисхождением наблюдая за тем, как взгляд нахала медленно перемещается вверх, наконец-то останавливаясь на ее лице.
Яркий след от пощечины на лице незнакомца еще больше остудил бушующую внутри Осы бурю. Женщина понимала, что свое парнишка уже получил, а уж вынес он из этого урок или нет - не ее забота. Собираясь уже отвернуться обратно в сторону синьора Кандиано и наконец-то увидеть, какова была реакция того на ее совсем не женственное проявление характера (его молчание уже говорило Фели о том, что ничего хорошего из их знакомства не выйдет, а вместо информации женщина будет наблюдать только "чао" и спину уходящего мужчины), журналистка с удивлением для себя услышала очередную реплику незнакомца. Тот, оказывается, и не собирался уходить. Вместо этого он насмешливо, с вызовом, словно и не выливал на нее только что кофе, требовал, чтобы та, как же это наивно!, показала ему, где находится ближайшая гостиница. Будь Фели все еще зла, она бы не задумываясь показала бы незнакомцу средний палец и послала бы его на все четыре стороны. Но гнев уже прошел, кофе больше не жгло кожу сквозь прилипшую к телу рубашку, а упертый характер незнакомца чем-то напомнил ее собственный. Он, так же как и она в своей работе, шел к своим, пусть и приземленным целям, что бы то ни стало, нисколько не смущаясь того, что фортуна не на его стороне.
Поэтому Фели вздохнула и абсолютно спокойным голосом, без каких-либо ноток эмоций, ответила:
- Этот разговор, конечно же, прельщает меня намного больше того, чтобы вы накидывались на меня с кофейными стаканчиками, синьор, но, увы, вы обратились не по адресу. Я сама прибыла в Палермо только вчера и еще не успела ознакомиться с расположением местных отелей. Предчувствуя ваш следующий вопрос хочу заметить, что я сняла комнату, но в том месте, боюсь, уже больше нет свободных мест.
Кстати говоря, Фели была совсем в этом не уверена. Скорее всего, в том обшарпанном доме на окраине, где она сняла комнату, свободное жилье еще было, но Кастаньето не собиралась докладывать об этом неуравновешенному хаму. Еще навяжется вместе с ней, как потом от него отделываться? Фели с напускной виноватой улыбкой кивнула парнише, потом бросила взгляд на газеты. Кажется, те начинали подсыхать и в скором времени уже снова можно будет перелистывать страницы. В любом случае, кофе Фели уже не хотелось, так что правильнее всего было бы направиться в свою комнату и переодеться. Но вначале надо было-таки узнать, что о Бьянке Луччи теперь думает синьор Кандиано.

48

Келья Легара---\

Иногда машина это удобно, иногда - нет. Это в смысле парковки. Тратится уйма времени, найти место, занять его и знать, что тебя не заблокирует там какая-нибудь мамаша с минивэном. Ещё и странная погода достаточно давила на психику. Конечно, не жарко, слава богам, но - непонятно, что ожидать вечером. Хотелось дождя... впрочем, об этом Ге думал уже сутки.
Пробравшись сквозь туристов, стаи голубей и вываливших на ланч конторских, следователь увидел своего младшего сотрудника, с увлечением молодого организма поглощавшего нечто, что уже определить по последним кусочкам не поддавалось классификации. Еда, короче. Затосковав по чашке чая из собственных запасов, Легар ничего не заказывая, уселся напротив Лучиа и кивнул.
-Нн, молодой человек, вас настолько взволновало моё присутствие в офисном центре в неурочный час? Что инкриминируешь - связи с мафией или сразу - убийство повесишь?
Легар шутил, проверяя реакцию следователя, в общем-то и понятия не имея о ходе мыслей Лучиа. Оправдываться Ге не собирался. Свои методы работы он считал верными. Потому что терять гибкий взгляд на вещи, что происходят вокруг - подобно внутренней смерти. Холодное сердце - не достоинство.

49

Лучиа уже практически расправился с обедом и краем глаза увидел знакомый силуэт. Наскоро дожевав кусок и запив его водой, отодвинул тарелку и кивнул в ответ присевшему к столику Легару. Шутка шефа в очередной раз озадачила его и буквально заставила настроиться на миролюбивый лад. Габриэль ухмыльнулся.
- С мафией, шеф, с мафией. Надеюсь, что за этот день Вы никого убить еще не успели, - пошутил в ответ. Но - пришло время для серьезного разговора - сам напросился. Парень несколько секунд просто молчал, собираясь с мыслями. Потом посмотрел в глаза Ге - спокойно, без напряжения, без угрожающего "исподлобья".
- Шеф. Мы все попали сейчас в такое положение, когда подозрительность - это совсем плохо. Вы новый человек в Палермо, Вы приехали сюда со своим большим опытом, багажом знаний, со своими... методами ведения дел, - Габриэль вздохнул. - Мне они, как зеленому и неоперенному, кажутся непонятными. Возможно, это просто другие методы, но вот уже дважды меня посетила мысль, что Вы работаете на них, - надоедливый голубь все ходил вокруг ботинка, пришлось легонько его отодвинуть. Пауза в разговоре оказалась даже нужной, поэтому Лучиа замолчал и проводил взглядом кудлыкающую птицу, потом заговорил снова. - Я хочу приходить домой и знать, что все, что я Вам рассказываю о делах, останется в участке. Я хочу знать, что Вы не подставите нас всех к чертовой матери. Я хочу верить, что никаких двойных игр Вы не ведете, - парень улыбнулся и развел руками. - Малолетка, что с меня взять?.. А доверия и уверенности хочется, - выдох. Вроде, все. Вроде, даже то, что думал, и даже дипломатично, без обвинений и угроз. Просто и честно.
Лучиа повертел в руках папку.
- А погиб в аварии не Эрмете, а синьор Gerardo, владелец юридической конторы в офисном центре.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-03-25 01:48:47)

50

-...вас всех к чёртовой матери...
Повторил слова Лучиа Ге, гоняя пальцем по тарелке божью коровку, пытаясь заставить жука влезть на кончик пальца, чтобы он стал стартовой площадкой для полёта.
-Ты меня уже отделил ото всех... вас. Да?
Подняв взгляд на Габриэля, Легар не чувствовал ничего. Даже досады. В сознании хлёстко встали пеленой тени, заведя свой танец-коло. Что-то происходило... Что-то Ге упустил. И это было важнее этой площади, этого дня, этого голубя, жука, жизни. Внутри скручивалась пружина, которая при малейшей неловкости была способна разнести всё. Снова - всё. Что-то готовилось...
Закрыв глаза, Легар лишь с усталым ощущением мысленно оглядел всё произошедшее в Палермо.
-Не хочу ничего доказывать. Это будет неубедительно выглядеть. А - доверие... Лучиа, если тебя выловят мафиози и позвонят мне, чтобы я слил информацию или уничтожил улики, то, что ты думаешь, я сделаю?   
Простой вопрос.
Божья коровка расправила крылышки и улетела с лёгостью божьего создания. И всё тоже - много проще.
-Хочешь - верь. Хочешь - проверяй всё время. Мне всё равно. Я буду делать то же самое.   
Кивнул, открыто глянув, поселив оттенок усталости в глаза, надеясь, что черноты теней и их холода - во взгляде нет. Надеясь. Потому что сердце чуть сбоило. Предчувствие.
- Догадался, что не Эрмете. Видел я того Жирарде. Полупьяного.

51

Смысл разговора сошел на "нет". Габриэль постарался выразить то, что у него творилось на душе, а получил сходу в лоб. Причем, совершенно неоправданно. Да, подозревал. Да, не уверен. Но не такой реакции ждал. Меня отделил от всех... Не отделял. Принимал. Шеф, мы же на одной стороне, верно?.. - Делай, что хочешь, мне все равно. Впрочем, доказывать и говорить что-то друг другу действительно становилось бессмысленным: похоже, на любое слово у шефа своя, личная реакция, которую не просчитать.
- Не знаю, - простой ответ на простой вопрос.
Эмоции - вглубь. Чувства - к черту. И плевать на то, что где-то внутри растет раздражение. Сковать, запереть... Не получается. Все равно льется наружу головной болью, молчанием, тяжелым взглядом, отразившимся чем-то новым в глазах Легара. Тягучее чувство безысходности, и отступать некуда. Серое небо обесцветило и город. Только кровь гоняло в висках, отдавая красным в глаза. Фразы Ге отражались эхом где-то внутри головы, как вдруг - будто быстрый наезд камерой и шелест подгоняемых внезапно налетевшим ветром слов: видел Gerardo...
- В таком случае, Вы проходите по делу как свидетель. Будете в участке, заходите, потолкуем, - на этой "мажорной" ноте Лучиа встал, кинул скомканные деньги в принесенную официантом папку, забрал свою и, не оборачиваясь, ушел прочь.

>> Monte Pellegrino

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-03-26 22:23:37)

52

Пока Ретро разговаривал с этой молодой и, надо признаться, симпатичной девушкой время неумолимо поднимало солнце все выше. Время начинало душить Марко и он посекундно посматривал на часы: все-таки незавершенные дела, тем более обставленные особым образом, тем более имеющие временные рамки, не давали Ретро наслаждаться присутствием столь приятной(хотя это качество и не выставлялось напоказ, но что-то чувствовалось за радужной оболочкой этих глаз...) особы.
В это время какой-то хамоватый, наглый и явно не местный тип(да он и сам признался в этом минутой ранее) сделал как минимум две странные вещи: облил синьору Луччи и не извинился, как сделал бы практически любой человек, сделавший это случайно и рассмеялся в ответ на пощечину, которую вполне справедливо выдала Бьянка. Это насторожило Марко. Он закурил и стал прислушиваться к их разговору...
Его подослали? Уж больно развязно он ведет себя и явно завязывает разговор...Что ему нужно? Думаю, что я его еще увижу, если он здесь не случайно...А сейчас - сейчас дело!
Кандиано не лез в чужой разговор, хотя несколько волн раздражительности прошло под кожей у рэкетира, несколько раз хотелось высказать этому наглецу несколько "ласковых", но Марко не хотелось терять время, не хотелось ввязываться в стычку с соперником, которого он не знает и не хотелось так выставить себя перед Бьянкой.
Но уходить, не оставив себе надежду на следующую  встречу с этой колкой и нестандартной итальянкой Ретро позволить себе не мог, поэтому, когда она повернулась к нему, он легко тронул синьору Луччи за плечо и сказал спокойно:
- К сожалению, утреннее кофе мы с вами пропустили из-за...-он глянул поверх ее головы на незнакомца - некоторых обстоятельств...А сейчас меня ждет дневная работа - Марко сделал акцент на слове "дневная" и улыбнулся - Но я буду очень рад, если вы со мной, скажем, поужинаете... Скажем, в семь, в кафе "Ubrigada". Я не спрашиваю вашего согласия, ибо это было бы  я просто буду ждать вас там...
И Ретро развернулся, отправил окурок в урну и довольно быстрым шагом двинулся в сторону Офисного Центра Палермо...
Лишь бы не подумала ничего лишнего, взмолился он про себя...

Центр - Офисный Центр

Отредактировано Марко Кандиано (2009-03-26 21:55:51)

53

Спросил стакан воды и запил таблетки от боли.
Ускользнувшему с тесно засевшей обидой в жестах Лучиано он прописал бы тоже пару порошков от боли. Душевной. Тени Легара зацепили парня ощущением, он вызверился и ушёл, решив коротко и с досадой, что его предали, отодвинув. Ничего, так даже лучше. Не стоит напрочно поселяться со всеми своими заморочками в моей душе. Не надо. Она не для этого. 
Чувствуя себя не совсем живым, Легар пытащил сз кармана мобилу и набрал смс содержания, что участие в допросе Сергио Саччи, что лежит в больнице на данный момент, было бы - обязательным. Потому что это дело теперь в ведомстве старлея Сильвано. Кому смс и было отослано. С заботливой такой улыбкой.
Подхрамывая и потирая переносицу, Ге дошёл до автомобиля, вклинился в сидение и замер статуей. Проходившему наряду полиции на внимательные и тербовательные взгляды показал удостоверение через стекло и закрыл глаза. Неосознанно пробегая чуть ласково по обшивке Зверя пальцами, следователь внутренне рычал, оценивая ситуацию, что сворачивалась вокруг него. То там, то здесь открывались провалы до бездны, обламывая корку существования и обещая при потере осторожности - долгий полёт вниз и бессилие крошевом раздробленных падением костей. Излишне подставился. Нужен был противовес. И это Ге найдёт, он не сомневался. Как не сомневался, что жизнь советника ему дорога. Внезапно. Что же, придётся жить и с этим. Зверь, давай хороший, поехали до больницы. Работать надо.   

---Полицейский участок

Отредактировано Ренат-Ге Легар (2009-03-31 19:02:05)

54

Итак, женщина ему помочь не смогла. Мало того что она скорее всего ненавидела его сейчас, так и сама оказалась неместной. А её спутник, спешно распрощавшись, вскоре удалился – хотя закрадывалась мысль, что вот как раз он-то и был местным и вполне мог помочь! Но помогать не стал.. Странное поведение, ведь Альфредо явно помешал их разговору. И мужчина мог бы просто дельно и толково пояснить, куда незнакомцу стоит пройти.. Но тот предпочёл удалиться, и оставалось лишь пожать плечами.
Жаль, Альфредо рассчитывал, что ему хотя бы укажут приблизительное направление.
Ещё раз оглядевшись и не увидев поблизости подходящих кандидатур для допросов, он вновь перевёл взгляд на женщину, которая уже заметно успокоилась. Или очень хорошо держала себя в руках, что в принципе тоже было неплохо, ибо новой ссоры не хотелось.
- Похоже, я испортил ваш утренний кофе, - без тени сожаления в голосе ненавязчиво подытожил мужчина, всё ещё не спеша удаляться, хотя и получил к этому явное пожелание. Перспектива идти наугад и вновь плутать по улицам прельщала его ещё меньше, чем задержаться немного на этом самом месте.
Проследив взгляд женщины, Альфредо тоже уставился на подсыхающие газеты. Похоже, их немного заляпало пролитым кофе, но тёплая погода делала своё дело, и вскоре от влаги не останется и следа, разве что желтоватый кофейный развод. Не долго думая, мужчина без зазрений совести плюхнулся на скамью рядом, тут же укладывая руку поверх газетной стопки, уже даже не спрашивая, а скорее оповещая:
- Знаете, в газетах часто пишут объявления о гостиницах или жилье. Думаю, вас не затруднит, если я ненадолго позаимствую вашу прессу? Уверяю вас, читаю я быстро!
Сдёрнув первую из газет, Альфредо тут же развернул её, чуть нахмуривая брови и пробегаясь сосредоточенным взглядом по размытым строчкам.
- Как занятно, – себе под нос хмыкнул он, перелистывая страницу, очевидно слегка забывая о том, зачем вообще взял в руки газету, но тут же мотнул головой, уже серьёзнее пролистывая страницы. – Обычно в середине. Или ближе к концу? А, вот, похоже то самое, что я ищу..
И он смолк, только глаза забегали, считывая информацию. Покупать газеты только ради пары строчек о жилье ему не хотелось, а раз уж женщина пока не уходила, разве было зазорным воспользоваться бесплатным источником информации? Тем более что у неё было слишком много газет – обычно прекрасным синьорам не престало так сильно напрягать свой мозг, а значит ей точно нужна была помощь дабы осилить всю эту макулатуру.
«Если ты мне поможешь, мы закончим гораздо быстрее», - так и подмывало его ляпнуть вслух, но каким-то чудом Альфредо сумел себя сдержать, надеясь как можно скорее управиться и в одиночку.

55

Первый день в новом городе выходил за все рамки планов и представлений журналистки. Если первая встреча почти нисколько не подвинула ее распорядок дня, то этот сумасшедший мужчина, который явно не хотел от нее отставать, разбил все надежды на утренний или хотя бы дневной кофе в пух и прах. Фели уже не злилась, она даже не удивлялась. В Италии всегда можно было ожидать от людей чего угодно, темперамент нации не зря прославился по всей Европе. Поэтому Кастаньето не выдала даже и тихого вздоха разочарования, когда поняла, что утро улетело в тартарары.
Серьезное выражение так и не исчезло с лица женщины, даже не смотря на легкое прикосновение руки к плечу. Такую фамильярность Фели не любила, но стерпела. В этой стране с местным менталитетом приходилось терпеть слишком многое. Да и последовавшие за прикосновением слова синьора Кандиано несколько удивили журналистку, пусть она опять и не подала вида. Странно, но ее довольно-таки резкое поведение нового знакомого не оттолкнуло. Вместо того, чтобы извиниться, что опаздывает, и уйти, не горя желанием продолжить общение, он пригласил Осу на ужин.
Любопытство? Вряд ли. Фели видела только одно объяснение этому приглашению: синьор Кандиано падок на общение с противоположным полом. К такой реакции со стороны мужчин у Осы давно выработалось хорошее правило - "если из этого можно будет извлечь какую-нибудь пользу, то почему бы и не порадовать человека своим присутствием"? В данном случае, ужин мог стать неплохой заменой утреннему кофе, а также эквивалентом утреннего сбора информации.
Легко кивнув уже вслед уходящему мужчине, Фели поймала себя на мысли, что на ужин действительно стоит сходить. Кроме упоминавшейся ранее, у синьора Кандиано была еще и дневная работа, так что вряд ли он занимался обычным бизнесом. Что бы это ни было, но стоило об этом разузнать, да и само знакомство могло выйти полезным.
"Но приглашать меня на ужин в кафе, а не в ресторан...Хех, или у него нет мозгов, или денег. Что, в прочем, неважно".
До семи вечера еще было достаточно времени, чтобы привести свой внешний вид да и мысли в порядок и поразмыслить над личностью синьора Кандиано. Перед этим надо было решить более близкие проблемы. Кстати, надо заметить, что эти проблемы никуда уходить по собственному желанию не собирались. Вместо этого, тип, у которого с манерами и головой явно было не все в порядке, решительно вламывался в ее личное пространство и пытался экспроприировать ее же личные вещи. Будь это мобильный телефон или сигареты, Фели отреагировала бы не так, но мужчина явно решил задеть ее за живое, раз взялся листать газеты, которые она уже давно хотела прочесть, но так и не смогла выделить время. Из-за всяческих непредвиденных обстоятельств.
Кастаньето сдалась. Спорить с этим хамом смысла явно не было, отбирать газеты тоже. Если переступить через себя и помочь ему в поиске нужных объявлений, то она убьет еще несколько часов на этом отрезке главной улицы. А сейчас Фели больше всего хотелось переодеться, выпить кофе и выкурить несколько сигарет в нормальной обстановке. Поэтому она подошла к рассевшемуся на скамейке мужчине, сложила руки перед грудью и, глянув на него сверху вниз, недовольно заговорила:
- Послушайте, синьор, у меня нет столько свободного времени, чтобы тратить его на вас и объявления. Поэтому предлагаю показать вам то место, где живу я. Возможно, даже если в том доме не окажется свободных комнат, то хозяин сможет посоветовать вам что-нибудь подходящее, - "Надеюсь, что это подходящее будет как можно дальше от моего места проживания". - А вы, в свою очередь, купите мне по пути кофе. Согласитесь, что это обойдется вам намного дешевле, чем если бы я выставила вам счет за свой костюм.
Подняв со скамейки оставшиеся там газеты, Фели быстро вырвала из рук мужчины и ту, что он сейчас пролистывал.
- Что бы вы там не решили, но я в любом случае отсюда ухожу. Вместе с газетами.
И не дожидаясь, пока изо рта мужчины польется очередной поток бестактной речи, Осы быстро зашагала в сторону жилого квартала.

56

И всё-таки он ждал, пока она сорвётся. Как-то выдаст свою усталость или раздражение. Она не могла на него не злиться, и не могла не устать от надоедливой компании.
Женщина оказалась чуточку предсказуемой. И в то же время – нет. Альфредо ожидал, что она не станет дожидаться, пока он осилит газетные строки, но никак не ждал, что она вдруг согласится отвести его. Да ещё куда! В тот же дом, в котором она снимала жильё (с её же слов).
«А это уже становится интересным..» - усмехнувшись себе под нос, мужчина послушно разжал пальцы, позволяя даме вырвать из его рук газету. Думается ему, она берегла и ценила свою макулатуру, а стоило ему сжать пальцы чуть сильнее или заупрямиться и не выпустить газету из рук, она бы просто выдрала клок бумаги – а это несомненно опечалило (читай: раздражило) её ещё больше.
Понимая, что пока не стоит задирать спутницу больше чем есть, Альфредо с самым покорным видом, на который только был способен, поднялся со скамьи. Не забывая прихватить свою дорожную сумку, кротко кивнул:
- Да, синьора. Я обязательно куплю вам кофе в знак своей благодарности за ту услугу, что вы мне оказываете.
Когда нужно, он умел быть вежливым и даже тактичным. Однако несмотря на то, что сейчас он являл собой образец приличия, глаза не покидала насмешливая искра. На самом деле ему было даже интересно, к чему может привести это неожиданное знакомство.. Хотя и знакомством в сущности данный эксцесс называть было нельзя, однако факт имел место быть, и похоже даже развивался себе. Только пока неясно в какую сторону.
«А вот это нам и предстоит выяснить.»
Поспешив следом за уходящей женщиной, мужчина пристроился сбоку, равняясь под её шаг – и идя на удивление тихо, не пытаясь завязать разговор или как-то ещё достать свою спутницу. Вообще-то он был не против поболтать, разузнать о местном контингенте или ещё кучу разных подробностей, но на данном отрезке времени предпочёл попридержать свои порывы.
Стреляя глазами в разные стороны и пристально осматриваясь, словно стараясь запомнить окружающие пейзажи, вскоре Альфредо подал голос, но умудрился сделать это даже в тему:
- Вон там кофейный лоток, - предпочтёте задержаться тут, или выберете место сами, синьора...?
Он запнулся, давая понять, что не знает её имени. В принципе, ему было удобно и так, а потому если женщина решит не представляться, Альфредо будет чувствовать себя отлично и при таком раскладе. Однако элементарные правила обязывали хотя бы попытаться завести знакомство с попутчицей.

57

Смотреть, идет навязавшийся знакомый за ней или нет, Фели не стала. Она быстрым шагом двигалась по улице, сжимая в руках газеты. Настроение не становилось лучше, как бы она того не хотела. Стоило только бросить взгляд на газету, в которой не хватало части заглавной страницы, как вроде бы начинающий появляться зародыш спокойствия тут же исчезал за раздражением.
Как вообще можно было так обращаться с прессой? Фели этого не понимала. Наверное, в этом она была несколько странной личностью, но со своим поведением в отношении печатных изданий и трепетом перед новостными колонками Оса ничего не могла поделать.
Шаги, звук которых чуть отличался от постукивания каблуков журналистки по асфальту, говорил о том, что этот тип все еще следовал за ней. Фели не требовалось бросать взгляд в ту сторону, чтобы понять, что мысли о том, что ей внезапно улыбнулась удача и рядом идет кто-то другой, глупы.. Это было просто невозможно. Навязчивые типы на то и зовутся навязчивыми, чтобы не отставать от вас до самого конца, до тех пор, пока они не добьются желаемого. Черт побери, как это бесило! Даже внезапные глупые задания от редакции со времен работы в La Republica не утомляли настолько, как такие вот личности. Только журналисту по долгу службы приходится общаться и не с такими личностями. Так что свою раздражительность Фели предпочитала держать внутри, только чуть сильнее сжимая газеты в руках.
Она не собиралась завязывать беседу. Этот человек был абсолютно ей неинтересен, поэтому смысла в разговорах она не видела. Оса доведет хама до нужного места, а дальше наконец-то поднимется к себе в комнату, переоденется и прочитает интересующие ее статьи из местной прессы.
Но даже эти мысли не особо подняли настроения журналистки, так что на вопрос странного типа она ответила несколько более сухим голосом, чем обычно.
- Espresso Grange, - говорить что-нибудь еще Фели посчитала излишним, одного беглого взгляда на место хватило, чтобы понять, что кофе там продают не лучший, но и не такой, что придется давиться странной жижей. Женщина даже не стала останавливаться. Догонит.
Тем более, что они были уже буквально у того самого дома, где Фели снимала жилье. Синьор Бино, хозяин дома (хоть в чем-то удача была на стороне Кастаньето!) стоял, облокотившись на стену возле дверного проема и курил. Кивнув, в знак приветствия, Фели остановилась.
- Добрый день, синьор. Этот молодой человек, - еще один кивок, на этот раз назад. Фели даже не потрудилась посмотреть, подоспел ли нахал за ней или нет. - Ищет комнату для съема. Я сказала ему, что вы можете что-нибудь посоветовать. И, синьор, - легкая улыбка скользнула по губам. - У него в руках будет стаканчик с кофе, проследите, чтобы он никуда не ушел с ним. Я спущусь за кофе через пять минут.
Так и не посмотрев ни разу назад, журналистка начала подниматься по лестнице к своей комнате, в которую уже так долго мечтала попасть.

----> Жилой район ---->Комната Фели

58

Квартира Дениеле>>>>

Мы едем в машине по дороге.
Дениеле нечего особого не ответил. Лишь чуть уложил волосы рукой. Мысли его были все заняты работой. Возможно, если бы сейчас кто-то их прочел бы, то услышал бы: Сегодня надо попробовать через торгоша узнать как там обстоят дела в сфере наркобизнеса.
Наконец он обратил внимание на напарницу. Что новенького? Самому бы быстрее узнать.
- Нечего определенного сказать тебе не могу. Что-то крупное назревает. Но надо узнать поподробнее на месте. Сейчас направимся в нейтральные территории. А от туда я один. Тебя больно хорошо все знают!
Он достал телефон и стал набирать смс кому-то. Что же могло такое случиться, что все так встревожены...

Отредактировано Дениеле Кардиано (2009-04-05 21:58:14)

59

Рита мельком приметила, что Дэн находится в своих размышлениях, но не стала гадать что могло отвлекать так напарника от разговора. Конечно же работа. сделала вывод она, понимая что сейчас сама ни о чём не хочет думать.
Что-то крупное, да? Удивил... это крупное всегда было да где-то рядом.
Последнее выражение Дэниела, прозвучало для неё самым как ни есть настоящим оскорблением. Рита злобно вцепилась в руль, не замечая как постепенно набираться скорость машины.
- Это что ты имеешь в виду?! - Скандально произнесла она, вцепившись взглядом в него, требуя обьяснений.

Отредактировано Рита Корстье (2009-04-05 22:38:04)

60

Дени не обратил внимания на ее поведения. Он стал всматриваться в дорогу, чтобы не пропустить остановку.
- Успокойся. У тебя просто большая слава полицейского, - как можно аккуратней попытался он разрядить обстановку.
К кому же пойти? Я точно знаю одного торговца на улицах Лимите, но если меня поймают, то могут найти значек. Он вытащил его из кармана брюк и убрал во внутренний карман куртки. Наконец они подъехали куда надо.
- Останови здесь.
Машина остановилась. Дениеле вышел из нее и заглянул обратно в салон.
- Сейчас езжай в участок. Узнай, может что там известно. За мной не иди. Ты же знаешь зачем я иду.
Он сделал акцент на слове "зачем", напоминая Рите, что не просто так он идет гулять.

>>>>Нейтральная территория


Вы здесь » Сицилийская мафия » Центр » Главная улица