Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Вилла семьи Морелло » Гостиная


Гостиная

Сообщений 61 страница 81 из 81

61

Цоколь
Резкий дневной свет, которым был залит весь первым этаж, несколько хмурый, но тем не менее яркий, резанул по глазам, и Тони зажмурился, направляясь по светлому коридору в гостиную комнату. Джулс все еще ждал его там. И хорошо. А то бы было не слишком удобно, если бы тот уехал по своим делам, оставив лишь сообщение, мол, не ждать до обеда.
- Джулс. - Антонио остановился в дверном проходе и облокотился плечом о косяк, задумчиво глядя куда-то в паркет. - К двум часам поедим выкупать Арриго в церквушку на востоке. Святого Иосифа. Может, знаешь. Короче говоря, нужна охрана, но человека три, не больше. Они не будут тратить свинец, чтобы лишить себя возможности получить награду. Улочки там узкие, брусчатые... в общем, подумай, собери людей.
Оттолкнувшись от косяка, дон прошел вглубь гостиной, оглядывай шкафы с книгами, которые час назад он инспектировал с целью найти фотографии родителей Паоло. Один альбом так и остался лежать на столе, его-то Тони и взял, продолжая рассматривать черно-белые карточки. На некоторых из них он был совсем маленьким, около 15 лет, а где-то его еще и в помине не было, а дед был еще жив. Свободной рукой нащупав у себя в кармане мобильный телефон, Антонио все-таки решил позвонить Санторио. Чтобы рассказать. И чтобы тот по возможности был с ним рядом.
Как только гудки закончились, он первым начал диалог.
- Санто?
- Да, Тони. Слушаю.
- Санто. - пауза. Антонио пытается понять с чего бы ему начать. -  Арриго в заложниках у Канторини. Хочет точки на улицах, разумеется, кроме наших районов и мест. И я их ему отдам.
Хотелось сказать что-то вроде извиняющейся фразы, мол, мне жаль, что так выходит, либо объяснить всю ситуацию в деталях, но сейчас было не до этого: нужно было все срочно решить по делу, чтобы беспрепятственно вернуть Сабатини. От собеседника сейчас требовалось только согласие, а сказать другое он и не имел права.
Продолжительное молчание на том конце трубки, через которое был слышен гул работающего двигателя автомобиля, завершилось фразой, произнесенной все тем же спокойным, не дрогнувшим, не изменившимся голосом:
- Я понял. Хорошо. Когда и где состоится передача заложника?
- В церки святого Иосифа, в два часа дня. Поприсутствуешь?
- Я приеду.
Вопреки ожиданиям, голос не был рассерженным или напряженным. В нем даже сквозило некоторое облегчение. Впрочем, в этом и был Абруцци.
- Давай, без пятнадцати два на улице дель Веспро. Оттуда церковь - в двух шагах.
И, не дожидаясь прощальных слов, Антонио нажал кнопку сброса и почти сразу же заговорил с Эрмете.
- Откуда у тебя документы Арриго? Кто их принес?
Ситуация до абсурда смешная. Словно бы все это было подстроенно. Специально. Случайности не случайны?

62

Дон вернулся в комнату, прислонился к дверному косяку и кратко обрисовал дальнейшие действия. Стало как-то легче, когда спала пелена неизвестности. Команданте встал с дивана и отошел в окну, видимо это подсознательная привычка контролировать пространство.
- Примерно представляю. Посмотрю по карте. - Джулио кивнул, он уже мысленно прикидывал организацию этого дела.
- Не помните, там есть черный ход? Пока дон искал среди книг семейные альбомы, позвонил своим ребятам, потребовал подробные карты этого района Палермо, назвал три фамии, ребят которые будут к качестве охраны. Сейчас хотелось действовать. Несколько человек стоило рассредоточить по району, чтобы подстраховали. Улочки там узкие, так что заранее нужно было обозначить маршруты отступлений.
Джулс уже фактически стоял на пороге, но вопрос боса остановил его. Команданте вернулся в гостиную, решил что так даже лучше. Теперь не было недомолвок, не пришлось таскать еще и этот груз на душе.
- Полицейский- спокойно ответил молодой мужчина. - Легар. - усмешка коснулась губ - Видимо и до меня добрался. В свете последних событий, я рискнул и согласился на эту встречу, в конторе юриста.
- снова пауза, Джулио вспоминал встречу с полицейским.
- Дело на Арриго вроде как он не завел. А вообще полиция винит во всем исключительно Корону, полагая что перешли границы разумного. - последняя фраза была сказана неохотно. Немного помолчав- И мне было полезно узнать, кто под меня землю роет.

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-03-22 14:30:39)

63

- Да, там должен быть вход со дворов. - Антонио вложил обратно фотографию в альбом и спрятал тот в шкафу, аккуратно закрыв стекляную дверцу.
Пока Джулс обзванивал ребят, которые должны были поехать вместе с ними, Тони поднялся наверх, чтобы принять несколько таблеток обезболивающего, умыться и надеть на себя пиджак. Переодеваться не стал: в конце концов не на светский раут едет. И чем быстрее они разберуться с этим делом, тем будет лучше.
- Выезжаем раньше, с Санторио надо встретиться. - наконец объявил об итоге переговоров с Абруцци дон, спускаясь обратно в гостиную. Похлопав себя по карманам и нащупав там мобильный телефон, он на какой-то момент замер, что-то решая про себя, и решил вдовесок прихватить ноутбук - вдруг понадобится какая-то информация по пути или уже на месте.
- Легар, Легар... что же он нос свой везде сует? Конкретно под нас капает... - сложив в сумку для ноутбука вещи Арриго, чтобы сразу их отдать на месте, и захватив свежую рубашку для него из своего гардероба, которую Антонио все это время держал у себя на плече, он еще раз огляделся по сторонам, словно бы что-то мог забыть. Было ощущение, будто бы они куда-то уезжали, и нужно было спешно собрать вещички до выхода. - Что мы ему так приелись-то? Обидели, может, чем. - Тони усмехнулся, вспоминая, чем мог бы обидеть сеньора полицейского.
В очередной раз исчезнув из гостиной, он спуститлся в подвал, теперь уже за оружием. Быстро оглядев ящик с пистолетами, была выбрана банальная "беретта". Не одевая наплечной кабуры, а просто засунув оружие за пояс брюк, Тони снова вернулся в гостиную, что-то бурча себе под нос.
- Он и не мог завести дело на Арриго просто так. Тем более, у него дел и так по горло, а тут еще и незнакомым мужиком заниматься. - дон вдруг замолк, словно мыслительно врезался в непреодолимую стенку. - Погоди-ка. А откуда он знает, что Сабатини - наш? Он ведь к тебе пришел? - мужчина поднял свой взгляд на Джулио, пытаясь восполнить пробелы в своей памяти. Легар появился в городе неделю назад, но Арриго не присутствовал на том празднике не вилле, соответственно, и познакомиться они тогда не могли. Неужели, он так быстро скоординировался в преступном мире? Ему стоило только позавидовать.
- Ладно, потом разберемся, пойдем. - Взяв сумку с ноутбуком, Антонио направился через холл к неприметной двери, ведущей к гаражу. - Ты и еще один - со мной. Остальные два - в след. Возьмем старую Ауди А8. А они пусть на своей.

Церковь святого Иосифа

64

Джулио тоже в свою очередь занялся сборами, хотя действовал без излишней суеты, это заняло совсем немного времени. Лишь раз едва не столкнулся с доном в гостиной.
- Как скажите. - молча кивнул, встреча с Санторио будет уже на месте. День был какой-то беспокойный.
Джлс успел подняться в свою комнату за кпк, заодно на него скинули план церкви, и карты восточной части города. По пути прихватил дополнительные обоймы к пистолетам. Хорошо бы, если пули тратить не пришлось. Один пистолет был при себе в кобуре, другой сунул за пояс. Затем снова спустился в гостиную.
Вообще Джулио был рад, что история с советником фактически завершилась, и возможно даже вполне благополучно. Постепенно улаживались последствия вчерашнего прожитого дня. Уже не было ощущения снежного кома, когда все к одному, как назло.
А на то оно и колесо событий, если уступили в чем-то сейчас, несомненно, со временем будет ответный реванш. Главное что обошлось не дороже денег. Джулс усмехнулся своим мыслям и ответил на вопрос босса.
Хм видимо дон тоже знаком с этим полицейским.
- Полагаю совать нос не в свое дело-это его работа. - промежду прочим заметил молодой мужчина, впрочем, без всякого интереса. - Да, Легар сам вышел на меня. Не знаю на счет Сабатини, не в курсе. Предполагаю, что где-то утечка информации. Хотя жизнь длинная, мало ли где засветились - команданте говорил не только о советнике, но и о себе. - Действительно, потом. - согласился с первоочередностью дел.
Джулио прошел вслед за Антонио, неприметная дверь очень удобно вела в гараж. Остальным двоим, передал приказ дона, чтобы ехали за ними на другой машине. И взяли ауди аналогичной расцветки, от себя добавил.

Церковь Св. Иосифа.

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-03-23 00:15:34)

65

Новая квартира Сергио Саччи

Сергио прошел в гостиную, тяжело опустился в кресло, зевнув в ладонь, попросил у подоспевшей Чолиты чашку кофе и покрепче. Синьор Морелло должен был подойти с минуты на минуту, и это время звонко било по нервам. О чем пойдет разговор Саччи даже не догадывался. Да, юридическое сопровождение предвыборной компании - дело хлопотное и кропотливое, но что-то подсказывало, что говорить сегодня будут не только о делах.
Глаза предательски закрывались. А еще... Еще Сергио вспомнил, что Паоло тоже обитает здесь, и было бы очень неплохо передать ему забытые вещи...и увидеть, признайся себе, признайся...
Кофе немного освежил мысли. Сергио улыбнулся, устроив папку на коленях поудобнее, просто ждал аудиенции.

Отредактировано Сергио Саччи (2009-06-10 21:23:27)

66

Утро давно прокралось в хозяйскую спальню, выглядывая яркими лучами из-за тяжелых занавесок. Вот что бывает, когда вечером забудешь как следует задернуть шторы. А спросоня вставать и задергивать всегда лень, поэтому приходится мучаться и искать какие-нибудь пути отступления. Например, под подушкой или, что еще хуже, под одеялом, где нестерпимо жарко.
Антонио проснулся от того, как свежий морской ветерок шевельнул легкий тюль и огладил торчащую из-под одеяла голую пятку. Было приятно, но при этом ободряюще. Спрятав пятку обратно, дон дотянулся до тумбочки и, щуря глаза, посмотрел на время - пора вставать. Правда, был еще запас в несколько минут, чтобы полениться, побалдеть, насладиться теплой пастелью и открывающимся видом на синий горизонт моря, блестящий меж занавесей.
Аппетитно зевнув, Тони все-таки поднялся. Проигнорировав спальные тапки, он сразу направился к ванную комнату, ступая по холодному кафелю. Для начала надо было принять душ, чтобы освежиться, а уж потом почистить зубы, умыться и обязательно побриться. Щетина была уже приличная, и выглядел он с ней не самым лучшим образом. К тому же, было совершенно очевидно, что она его старит и совершенно не облагораживает.
Завернувшись в полотенце, мужчина подошел к зеркалу. Подвинув к себе бритву и вынув ее из "гнезда", Тони щелкнул кнопку и стал бриться. Бриться приходилось долго. Во-первых, нужно было аккуратно обойти баки, чтобы оставить их в прежнем состоянии, во-вторых, нужно не забыть подбрить под подбородком и немного на шее. Сильная растительность - штука неудобная.
В конце концов, закончив с утренним туалетом и одевшись, Антонио щелкнул на левой руке застежкой от часов и посмотрел на циферблат - опаздывает на пять минут. Ну, да тут нет ничего страшного. В конце концов, он у себя в доме, а Саччи вполне может потерпеть.
Встретив по дороге кого-то из обслуги, дон поинтересовался, пришел ли Саччи, на что получил утвердительный кивок и направление в гостиную.
Лучше бы в кухню... поесть сейчас было бы самым милым делом, но сначала надо было разобраться с делами, раз уж они сами пришли к тебе.
В гостиной, действительно, сидел Сергио. Дон прошел к дивану и сел на него, в очередной раз зевая.
- Привет, Сергио. - Перед парнем стояла чашка кофе, соблазняя своим ароматом, и Тони все-таки не устоял. - Чолита! - крикнул он, оборачиваясь в сторону кухни. - Принеси и мне кофе!
Услышав что-то положительное на свой запрос, он снова повернулся к Сергио.
- Ну, что там? Я так посмотрел, вроде бы все документы сданы и готовы. Уже есть нужное количество избирателей, и я могу быть допущен дальше.

67

Сергио неспеша попивал свой кофе, размышляя о проблемах насущных, когда в гостиной появился дон. Адвокат приподнялся, кивнув, протянул руку для привествия и снова сел в кресло, потеребив ручку чашки.
- Доброе утро, дон.
Усталось и сонливость пропала разом, стоило синьору Морелло зевнуть. Расклеиваться с утра обоим просто непозволительная роскошь, а учитывая, что Антонио был выше по рангу, ему и такие привелегии в руки. К тому стоило заговорить о делах, как на сознание надевалась шкурка собранности и серьезности. Период предстоял нелегкий и достаточно суетливый - предвыборная компания и связанная с этим вся работа, юристов, PR-менеджеров, финансистов и прочего персонала.
Сергио достал бумаги из папки, кое-что быстро пробежал глазами, удовлетворенно кивнув самому себе.
- Да. Первый этап прошел успешно. Сейчас я начал собирать документы, чтобы зарегестрировать наш, так называемый, избирательный штаб. Если проблем никаких не будет, до конца недели управимся. Плюс ко всему, хотелось бы переговорить с нашими финансистами, поскольку пакет договоров, касающихся их отчетности, также необходимо сдавать на проверку органам власти.
Саччи протянул бумаги дону, другой рукой ища ручку в папке и лист бумаги - новый блокнот он так и не решился завести.

68

» Агентство "Премьер"
Такси притормозило у ворот и из машины выпрыгнул стройный молодой человек. Движения его были ловкие и свободные. В одной руке он держал черную кожаную папку, другой быстро поправил сбившийся галстук и одернул пиджак. Не долго постояв, уверенным шагом направился к  посту охраны. Охранник , здоровый парень, повыше не маленького для итальянца Тьеполо, не успел рта раскрыть.
- Я Энрико Тьеполо, у меня назначена встреча с синьором Морелло. – под конец своей фразы молодой человек одарил охранника фирменной улыбкой Энрико, сверкнув ровным рядом белых зубов.
Пока парень что-то искал в своих записях, Тьеполо оглянулся, осматривая виллу. Точнее то, что пока мог увидеть. Но даже это понравилось молодому менеджеру. Вилла настолько гармонировала с окружающей ее природой, что казалось продолжением этой самой природы острова. Даже домик охраны чуть утонувший в обильной растительности так и напрашивался в объектив фотокамеры.
Вежливо мотнув головой, Тьеполо пропустили дальше, чем заслужили еще одну улыбку. Чем ближе Энрико подходил к основному зданию, куда ему любезно указал охранник, тем больше он убеждался в том, что дом обязательно должен быть на обложке журнала об архитектуре и ландшафтном дизайне. Каждый уголок, каждый закуток дышал своим согласием и уютом. Словно виртуозный мастер продумал каждый штрих, и даже то как вьюнок обвивает старую потрескавшуюся амфору стоящую у лестницы, как журчит вода льющаяся из старинного фонтана, что стоит перед входом в дом. Неужели это всего лишь творение талантливого человека, поистине талантливого от бога? Или же это скопление совпадений в течении времени, в которое вдохнули жизнь хозяева дома?
Вздохнув полный ароматов воздух во всю грудь, Энрико обернулся и заметил женщину стоявшую у дверей. Наверное, он засмотрелся на фонтан и не заметил, что его ждут. Взбежав по лестнице, парень виновато улыбнулся и поздоровался. Редкая женщина могла уйти от его радушия и обаяния. Он был прощен веселыми глазами и добрым голосом попросившим его последовать за ним.
Внутри вилла ничем не уступала внешней обстановке. Тьеполо не стесняясь вертел головой, как на экскурсии, осматривая помещения, что они проходили. Для Энрико это не было обычным любопытством, в его голове уже зрели некоторые мысли, и обстановка как нельзя лучше подходила к ним.
Войдя в гостиную синие глаза устремились к главному – к человеку, ради которого он здесь. Они были представлены друг другу ранее, но Тьеполо было интересно увидеть синьора Морелло в домашней обстановке. К сожалению, его ожидания не увенчались успехом. Мужчина как и в первый день их знакомства был официально одет, официально собран. Видно пока не дозволено утолить Энрико свое любопытство, какими они бывают «большие люди», защеные родными стенами, расслабленные, более дружелюбными. Хоть и все внимание некоторое время было приковано к его клиенту, он не смог не заметить еще одного человека рядом с Антонио Морелло. Первое, что бросилось в глаза – цвет волос. Такой цвет довольно редок, если только натуральный, а не крашеный. Смутила прическа – видок, как у рок-звезды, или…такую делали одной из моделей его бывшего агентства. Но то были съемки…Для деловой встречи это несколько экстраординарно. Может быть встреча и не  деловая? Может это родственник синьора Морелло? Но верится с трудом
Энрико приблизился к мужчинам с бодрой улыбкой, на ходу протягивая руку Антонио Морелло.
- Рад встрече, синьор Морелло – Открытый взгляд, крепкое  и быстрое рукопожатие. Молодой человек повернулся к рыжеволосому, так же протягивая руку и представляясь сам, не утруждая этим своего клиента:
- Энрико Тьеполо, агентство «Премьер». Буду работать личным PR-менеджером синьора Морелло.
Энрико говорил, уверенный, что человек находившийся в гостях синьора Морелло  не нуждается в дополнительных объяснениях, зачем тому понадобилась помощь агентства.

69

Сергио выглядел как-то особенно сонно. Наверное, там добрая старушка, о которой рассказывали парни, все-таки не давала адвокату спокойной жизни. Живя здесь, исключительно только на вилле, дон был далек от всех этих историй про бабушек "из квартиры напротив", которые вечно все подслушивают и ругаются благим матом на любой шум из-за стены, поэтому больше склонялся к тому, что Саччи сам виноват. Впрочем, и его понять можно было. Парень молодой, симпатичный, небось, девок к себе тащит только так. Возможно, прошедшая ночь тоже была проведена в компании одной из.
Взяв бумаги из рук рыжего, до некоторое время завис в них, внимательно (как ему казалось) просматривая каждый листок, каждый документ. Несмотря на то, что он сам когда-то получал юридическое образование, он успел привыкнуть к тому, что все за него делают другие адвокаты. Так что, уже лет десять как нуждался в их посильной помощи.
- Угу... сегодня заеду в избирком, а потом в муниципалитет. - получив всю информацию, Тони закрыл папку и кинул ее на стол. Заложив ладони под голову, он еще раз зевнул и чуть повернулся в бок, чтобы посмотреть на то, как Чолита аккуратно несет чашечку кофе. - Спасибо. - кивнул мужчина, но не торопился приступать к напитку. - С финансистами сам договорись, ладно? Сегодня должен приехать пиар-менеджер, мне его рекомендовали, так что, надеюсь, что он оправдает мои надежды.
Устав гипнотизировать чашку кофе, Антонио все-таки потянулся к ней и осторожно отпил - горячо.
- А то мы с ним пересеклись так, ради знакомства, и больше ничего. Посмотрим, что за тип. - неожиданно громко хлюпнув, дон почувствовал, как обжег кончик языка. Было неприятно, но более того - было бы некультурно высовывать его и остужать. Справившись с такой проблемой простым способом - прижав к зубам - Тони вдруг внимательно посмотрел на Сергио. - Кстати, что у вас там с Паоло? Или мне показалось. Странные вы какие-то, темните все...
Предварительно подув на пенную корочку, чтобы остудить треклятый кофе, мужчина сделал очередную попытку аккуратно отпить этот кипяток. Во второй раз все получилось куда успешнее.
Прежде, чем Сергио успел ответить, раздался телефонный звонок, и Тони потянулся к стационару. Быстро обменявшись краткими фразами с начальником охранны виллы, он сбросил звонок.
- Вот, кстати и он... менеджер. Не помню, как зовут.
Из кухни вышла Чолита, чтобы пойти встретить гостя, и дон снова проводил ее взглядом.
Спустя какое-то время в холл, а затем и в гостиную вошел преусловутый менеджер. Был он так же в костюме, как и в прошлый раз, вот только галстук был иного цвета. Короче говоря, выглядил представительно, хоть в бантик оборачивай и дари себе на День Рождения.
Дон привстал с дивана, чтобы пожать руку гостю, заодно и навострил уши, чтобы услышать имя еще раз.
Энрике.. Энрике Тьеполо. Для запоминания имя было простое, так что уж во второй раз Тони его точно запомнил.
- Сергио Саччи. Адвокат. Занимается кое-какими делами в избирательной кампании. Как раз принес хорошие известия, что нас пропускают ко второму кругу.
Так как момент знакомства прошел, то дон кивнул Энрике на диван и кресло, куда бы тот захотел присесть, и любезно предложил чашку кофе. Вообще, было трудно свыкаться с той мыслью, что этот человек полностью наемный, и если ему что-нибудь не понравится, то он просто уволится. И вариант с "пулей в лоб" и "преданностью Омерте" тут не пройдет. Поэтому, Тони из-за всех сил старался быть обычным порядочным человеком. Впрочем, он таким и был же.

70

Сергио спокойно ждал, пока дон просмотрит документы, после выпрямил спину и, поправив прядь волос, постоянно сползающую на глаза, кивнул:
- Я сегодня с ними свяжусь. Посмотрим, что они мне там нафинансировали в договорах. Пиар-менеджер? - Саччи повел бровью и кивнул чему-то своему, мысленно обрисовывая план дальнейших действий, сделав пару пометок в планах на близжайшую неделю. Вопрос о Паоло все-таки застал в расплох. Сергио поднял глаза на дона.
- У нас? - легкое пожатие плечами. Хотел бы я знать. Кто бы мне сказал... - Жалко ребенка. Он же примчался с температурой, так на кухне и рухнул. Знать бы где он подхватил это все, уходил, кроме как на легкую головную боль не жаловался, а спустя шесть часов такое... Хороший ребенок.
Сергио не заметил, как мягко улыбнулся, вспомнив о Конти, в душе разлилась какая-то нежность, необъяснимая, не подпадающая под законы логики. А совесть толкала сказать правду, хотя о ней не спрашивали.
Он хотел было еще что-то добавить, но в комнате появился высокий и довольно-таки симпатичный парень. Парочка любопытных взглядов удовлетворила первое любопытство адвоката и он улыбнулся.
А вот и моя "головная боль" на весь предвыборный период и вплоть до победы.
Выхода другого здесь не было, никто не имел права на ошибку. А значит, дел предстоит много и очень-очень кропотливых.
Антонио сам представил Сергио, на что ему оставалось лишь пожать руку пиарщику и улыбнуться, кивнув.
- Я так понимаю Вашу деятельность я отслеживать буду? - в руках снова оказались лист бумаги и ручка. Адвокат собирался записывать вопросы, которые он по ходу задаст Энрико, а так же оставить для себя пометки.

Отредактировано Сергио Саччи (2009-06-11 20:49:45)

71

Энрико улыбнулся и склонил голову, благодаря за предложенное место. Он сел в кресло, туда где удобно было видеть обоих мужчин. Только адвокатов нам не хватало – Тьеполо тепло улыбнулся рыжеволосому.
Устраивая свою папку на коленях, он вдруг вскинул удивленные глаза на Сергио.
- Простите, что? – и не сдержался тихо засмеялся, прикрыв тонкой кистью рот. Смешок вышел приятный и короткий.
- Отслеживать мою деятельность? – Энрико попытался превратить  ухмылку в вежливую улыбку. Вышло на ура. Молодой человек поставил локти на папку, лежащую на коленях, и соединил ладони, чуть растопырив пальцы. Он подался чуть вперед и обратился сначала к адвокату.
- Синьор Саччи,  я кое-что вам объясню касательно моей работы. Ваша задача защищать интересы и права синьора Морелло, это вы прекрасно знаете и без меня. И пока я не нарушаю рамок договора, который мы заключили с синьором Морелло, вы не имеете права вмешиваться в мою работу. Тем более отслеживать. Если у вас возникнет какое-то недовольство по поводу моей деятельности – вы вправе высказать свое мнение синьору Морелло. А он уже выскажет, если пожелает, свое недовольство мне. Я не частное лицо, я представитель организации. На синьора Морелло работает целая группа людей, вам не уследить за деятельностью всей группы, а вмешательство может только усугубить положение. Если же мы нарушаем один из пунктов договора, вы ставите в известность синьора Морелло. Связи между мной и вами, синьор Саччи, никакой нет. В договоре указан только один клиент – это Антонио Морелло и никаких представителей его воли не было учтено. Значит мы в ответе только перед сеньором Морелло.  Но… - интонация голоса все время была вежливой и Энрико говорил с такой же вежливой улыбкой. На последней фразе он улыбнулся чуть шире, выпрямился, обернулся к дону Антонио – я теперь знаю, кому отправлять документы на юридическое заверение. Это замечательно.
Менеджер чуть хлопнул в ладоши и уже обратился к обоим мужчинам.
- А теперь, я грубо, но понятно объясню, чем я буду заниматься в последующее время вплоть до выборов. Моя деятельность заключается в том, что бы продать товар, который предлагает клиент.  И, простите, синьор Морелло, за такую грубую ассоциацию, но на данный момент  товар, который мне предложили продать народу – Вы, синьор Морелло. – Улыбка сошла, словно и не было. Синие глаза загорелись. – И я сделаю все возможное и не возможное, что бы вас избрали, синьор Морелло. Поверте, нам это удастся.
Момент, и лицо снова озарила улыбка. Прижав руки, скрепленные в замок, к груди, Тьеполо поглядывал то на одного, то на другого собеседника. Правда, говорил пока только он.
- Эм, есть вопросы или я могу продолжать?

72

Было несколько слов, сказанных Сергио, которые сразу же прижились в голове, и после еще ни раз дадут о себе знать. Вроде бы слова как слова, но вот только они насторожили хозяина и были спрятаны в архив, чтобы потом можно было их снова оттуда достать. Сергио сказал "хороший ребенок". Возможно, если бы он говорил о Джульетте, или о каком-то друго ребенке, то Тони бы воспринял это нормально, но в отношении взрослого мужчины, хоть и не слишком самостоятельного по данной ситуации, слышать подобные словосочетания было как-то... мерзко. Интересно, Конти в курсе как называет его Саччи? Вряд ли ему понравится. Или же понравится?
Буквально  на секунду дольше, чем нужно было, Антонио задержал свой взгляд на адвокате и скривил свои губы в какой-то улыбке. Пока он размышлял на тему того, что же все-таки случилось, и "был ли мальчик" вообще, Сергио, еще не знавший Энрике, решил задать ему лишний вопрос. Лишний в том плане, что он был несколько бестактичен в обществе людей незнакомых совершенно, более того, этот парень не принадлежал мафии и с ним следовало бы быть более вежливым. Но что страшнее всего - словесный понос. Когда Тони только познакомился с Тьеполо, он его до глубины души поразил подвешенным язык. Мало того, что язык был подвешен как следует, он еще и двигался без остановок, порой создавая лишний фон.
Да, язык у него, верно, натренированный. - дон ухмыльнулся, глядя на то, как Энрике высказывает Сергио все свое "фу", причем в ужасно-официальном виде. Порой, Антонио до чертиков любил весь этот официоз, поэтому ему самому было интересно послушать то, что скажет наемный менеджер. Разумеется, вмешиваться он не спешил, но уже раздумывал над тем, как в будущем придется этого парня затыкать. Иногда и кулаком в репу, чтоб не повадно было. А может, верно говорили, что надо было соглашаться на ту женщину? Конечно, она была не так популярна как работник, но зато хоть языком не чесала направо и налево, и не выказывала своей дотошности к каждой мелочи. Но уже поздно. Впрочем, Тьеполо отличный работник и фанат своего дела, так что ничего страшного, если он порой перегибает палку. Его всегда можно остановить.
Когда же высокопарная речь была закончена, Антонио подумал о том, что теперь нужно было бы остаться с Энрике один на один, ибо они еще никак не затрагивали будущую компанию. И было бы интересно выслушать идеи этого человека, особенно видя как он захвачен своей работой.
- Спасибо за разъяснения, Энрике, но в следующий раз будь более краток. Как это ни странно, люди вокруг меня - понимающие. - дон натянуто улыбнулся и повернул голову к адвокату.
- Сергио, договорись с Чолитой, чтоб она проводила тебя к Паоло. Я хочу, чтоб ты ему объяснил еще раз и доходчиво, как выполняются приказы начальства. И научи его пользоваться телефоном, если он не умеет. - немного раздраженно, но тихо обратился к Саччи Тони, припоминая вчерашний инцидент. Это выглядело до ужаса глупо, но самое нелепое было то, что и сам дон в этом участвовал. Слава Богу хоть не заставили в квартиру подниматься. - Я тебе вечером позвоню, как только вернусь из города.
Сказав и рассказав Сергио все, что хотел, дон выжидающе на него посмотрел, ожидая, что тот все-таки оставит их тет-а-тет.

73

Сергио спокойно, можно даже сказать, безэмоционально выслушал все, что говорил этот "сладкий мальчик". За n-ное количество лет своей юридической практики он научился многому, и такие монологи были не в редкость. Посему, Саччи было что ответить, но дон все разрешил по-своему, мягко и прозрачно, ненавязчиво намекнул, что "пора и честь знать". Да, в этом был плюс, его отправили к Паоло, но в душе снова поднялась волна негодования, серые глаза полыхнули непониманием.
Я адвокат или как?
Странным было то, что в моменты, когда есть что сказать, адвокату такой возможности не давали.
Ну да, на суде будешь говорить... Там твое поле деятельсноти...
Спорить же с синьором Морелло не было никакого смысла, да и не очень хотелось распаляться при чужих. Это потом с глазу на глаз можно, и деликатно...ненавязчиво...
Работы предстояло немерянно, и если каждый, за кем просто обязан проводится юридический мониторинг, будет ставить преграды, ничего хорошего из этого не получится. Но...
Сергио встал, закрыл папку, снова поправил волосы и улыбнулся профессиональной улыбкой, заталкивая свое негодование куда поглубже.
- Хорошо, синьор Морелло. С Вашего разрешения я откланяюсь.
Проходя мимо Энрико, Саччи выудил двумя пальцами визитку и протянул ее парню, чуть повернув голову:
- Я думаю, нам будет о чем поговорить. Позвоните мне, синьор Тьеполо. Всего доброго, - мужчина протянул руку для пожатия, еще раз кивнул дону Морелло и направился на поиски Чолиты.

Комната Паоло Конти

74

Энрико улыбнулся и повинно опустил голову на секунду.
- Простите,  синьор Морелло, постараюсь быть менее болтлив. Просто, много-много говорить – это тоже моя работа. – Он пожал плечами.
Тьеполо с интересом наблюдал, как Морелло разговаривал с адвокатом. Между ними сквозило нечто, что было ощутимо и в тоже время невнимательному человеку сложно уловить. Некий налет угрозы и  беспрекословного подчинения: синьор Морелло совершенно уверен, что Саччи без возражений покинет их, хотя у него есть чем возразить Тьеполо. И ожидания Морелло непреклонно осуществляются. От раздумий Тьеполо отвлек Сергио, поравнявшийся рядом с креслом и обратившийся к нему. Энрико ловко приподнялся с кресла, придерживая одной рукой свою папку, а другую протягивая за предложенной визиткой.
- Да, конечно, я позвоню вам. Обязательно. Всего хорошего, синьор Саччи. –Менеджер радушно улыбнулся и крепко пожал руку. Провожая адвоката глазами, Тьеполо подумал, что визитка при первой же возможности окажется на столе его исполнительного директора – пусть он разбирается с адвокатом. Вот с кем с кем, а с юристами Энрико не дружил. Многое, что приходилось делать в его работе, не входило в рамки законов. Договариваться, обходя эти рамки, собирать информацию, игнорируя закон. Часто случалось так, что сами адвокаты «больших» людей обращались за помощью уладить дела с прессой, прикрывая грешки представителей бомонда.
Энрико опустился в кресло и, смущенно улыбаясь, взглянул на Антонио.
- Наверное, я был несколько бестактен по отношению к синьору Саччи. Надеюсь, он простит меня… - Легкий вздох и снова прямая осанка, горящий целеустремленный взгляд.  Чувствовать по-настоящему какой-то вины за собой, Тьеполо перестал лет пять назад. С его работой если постоянно за что-то стыдиться, то никой совести не хватит, как и собственно его самого.
- Продолжим? Синьор Морелло, я тут набросал первоначальный план нашей предвыборной программы.
Молодой человек раскрыл свою  папку и, вытащив оттуда листки с записями, передал его дону.
-Изначально, нам надо обратить свое внимание на прессу. Завтра я договариваюсь с интервью в  журнале «Новое в Палермо». Этот журнал издавался изначально для туристов на разных языках, но стал очень популярен у жителей Палермо. В нем есть добротная рубрика «Политический обозреватель». С нового номера, эта рубрика будет посвящена выборам. Я договорюсь, что бы там была большая статья с вашим интервью и фотосессией. Журнал «глянцевый», цветной. Когда я приехал сюда,  - Энрико чуть откинулся и с улыбкой оглядел интерьер гостиной – у меня появилась идея: у вас замечательный дом, синьор Морелло. Он, конечно роскошный, но больше он поражает своим уютом, теплом и гармонией. Это видно невооруженным глазом.  И я подумал: а что если организовать фотосессию для журнала у вас на вилле? Если вы, конечно, не против? Было бы идеально, если бы еще в фотосессии участвовала ваша дочка. Это положительно повлияло бы на избирателей - хороший хозяин для своего дома и любящий отец - за такого не хрех отдать свой голос– Менеджер развел руками, как бы предлагая оценить его идею. Она была далеко не новой, но зато проверенной. Такие картинки служили хорошей рекламой для человека, и вызывали огромную симпатию у женской части населения.
- Так же планируется пара крупных статей в местных газетах. В одной скорее всего тоже будет интервью. Как бы это уныло не звучало, но за время проведения предвыборной программы вам не раз придется отвечать на одни и те же вопросы. Но я думаю, для вас это не будет особой проблемой? Давайте постараемся. Можно я сниму пиджак? – Тьеполо быстро поднялся, положив папку на журнальный столик, ловко скинул с плеч пиджак, оставшись в рубашке с коротким рукавом, сложил его и перевесил через спинку кресла. Поправив галстук, вернулся на свое прежнее место.
- Еще через день-два планируется фотосессия в студии для рекламной продукции. Листовки, брошюры, плакаты, значки и так далее. Это обязательно. Не позже чем через два –три дня мы должны иметь ваши фото. Так, следующее: вот здесь…- папка с каждым разом лишалась очередных документов. Тонкие пальцы пронырливо перебирали бумагу из стопки и, выбирая нужное, передавали в руки дона.
-Примерный текст  вашей предвыборной кампании. Я хотел бы, что бы вы ознакомились с ним и либо добавили, либо убрали то, что считаете нужным. Некоторые пункты по желанию, мы можем обсудить. С этим вы будете выступать на пресс-конференции на следующей недели.
За своим монологом, Тьеполо успел подметить что ему принесли кофе, и решил сейчас остановиться, взяв чашку и отпив из нее. Нет, у него не пересохло в горле. Энрико мог говорить часами без перерыва, при этом чувствовать себя замечательно и не уставать. Такое трепло, как Тьеполо, нужно поискать. Он остановился, что бы дать возможность синьору Морелло переварить информацию и  вставить хотя бы один вопрос.

75

Наблюдать за двумя молодыми людьми было забавно. Оба горячие и амбициозные, и разумеется, что каждому хочется указать на свое место и на место другого. И даже не смотря на то, что их положения примерно на одном и том же уровне, никто не хочет упустить шанс подколоть соперника. Впрочем, это свойственно всем людям, и не только тем, кто еще молод душой. Антонио же, как только он решил заняться политикой, было странно и непривычно подчиняться другим людям и другим законом. У него было достаточно власти, чтобы делать все так, как он захочет, но теперь кто-то появился сверху, и если у дона была за спиной мафия, он еще мог как-то повлиять на вышестоящих, но не всегда это было блестящей идей. Антикоррупционный и антимафиозный департаменты последнее время совсем взбесились, прижимая к стенке всех, кто пытается выйти за грань дозволенного. Начальство поменялось, и те связи, которые были у семьи Морелло стали медленно растворяться, а заводить новые становилось все сложнее. Впрочем, теперь, войдя в славный мир лжецом и лицемеров, Тони был готов повстречать новых знакомых, таких же нечистых на руку, чтобы организовать свой кружок доверительных отношений.
Но это все лирика, дон просто отвлекся, пока двое молодых людей премило любезничали между собой. Разговаривать им было не о чем, так он думал, поэтому и нужно было договориться, чтоб те никогда не пересекались. Так будет проще всего, нежели потом распутывать запутанные нити отношений, их козни и все в том же духе. Вообще, последнее время Сергио был в ударе. То с Конти, то вот еще и с Тьеполо. И что ему в голову ударило?
После того как адвокат покинул залу, Антонио снова во все внимание воззрился на Рико. Рико - сокращенее звучало привычнее, так как охранника Джульетты звали так же. Ну что ж, пусть будет Рико.
Пока тот с увлечением рассказывал о планах на ближайшее будущее, Тони несколько скучал. Разумеется, ему не было знакомо все это, и он никогда не снимался специально для биллбордов, но его интересовали совершенно другие аспекты выборочной компании.
- Это все ясно, Рико. - Придумав прозвище, дон уже посчитал уместным так его называть, тем более, ведь теперь они будут рука об руку. - С фотосессией - не проблема. Соберемся, сфотографируемся, создадим впечатление милой традиционной семейственности. Еще племянника моего добавим, Дино, симпатичный он. Потом собачку мою... тоже симпатичная.
Антонио ухмыльнулся и полез в карман за сигаретами. Вместе с пачкой в руку попала зажигалка, принадлежащая Арриго. Вернее, первоначально она пренадлежала Антонио, но была отдана когда-то на пользование советнику. Все возвращалось обратно.
- Меня больше интересует другое - слоган. Он должен быть емким и выражающим мою будущую направленность в политике. Мне бы хотелось, чтоб там были озвучены такие мотивы, как социальная защита граждан Палермо и их безопасность, специальные программы для поддержания молодых семей и, как я уже говорил раннее, борьба с наркоторговлей в городе.
Под социальной защитой Антонио подразумевал совсем иное, нежели думали те, с кем он собирался работать. Как только он твердо встанет на властную почву, так развернет свою политику в правое идеологическое направление. Разумеется, все придется делать под максимальным прекрытием и выставлять себя добрым самаритянином, любящим иностранцев, но в то же время как-то бороться с засилием иммигрантов. Затем наркоторговля.. ну, тут уж никто ни в чем его не уличит. Он практически продал свой бизнес, и теперь может начать охоту за теми, кому продал. Причем, на его стороне будут не только клан и союзники, но так же муниципалитет и государство. Ах, как все красиво! И кто ж скажет про такого борца за здоровье и чистоту, что он преступник? Ну, только недоброжелатели.
- Кстати, было бы неплохо упомянуть о том, что я вдвовец, сердобольным женщинам это нравится. Так и вижу заголовки "Тяжелая биография отца-одиночки"... - дон тихо рассмеяся. - Но тут есть свои тонкости. Моя жена погибла при неприятных обстоятельствах. Попросту говоря, ее убили, - При чем, я сам же. - Очевидно, это было кому-то нужно. Убийц или заказчиков так и не нашли, но мне бы все равно не хотелось, чтоб эта информация просочилась в прессу. Можно придумать что-то красивое, вроде рака или муковисцидоза. - Тони вспомнил, что попросту крутит зажигалку в руке, раз за разом очерчивая монограму большим пальцем, но так и не закурил. Отвлекшись, он все-таки поджег сигарету и затянулся. - И еще, хотелось бы выкроить время в теле и радио-эфирах.
Мужчина всегда считал себя человеком, способным интересно и зазывно произнести речь. И если на бумаге это все выглядело как-то сухо, то по радио люди могли бы это увидеть вживую. Так становишься ближе к кандидату и больше его понимаешь.
- И... у меня назрел вопрос личного характера. - Антонио прищурил один глаз, выдыхая едкий дым, и внимательно посмотрел на Энрико. - Ты педик?

76

Для Энрико было несколько необычно слышать свое имя в сокращенной форме из уст клиента. Обычно его так называли только в семье или среди друзей. Но это не было неприятно, скорее даже несколько сближало его с Морелло. Но реакцию свою он предпочел показать чуть приподнявшимися уголками губ.
Слушая Антонио Морелло, Тьеполо незаметно вздохнул и чуть улыбнулся. Создавалось впечатление, что синьора Морелло мало волнуют такие детали. Вообще, Тьеполо, не сильно интересовало, что думает об этом всем его клиент, не для этого он разжевывает ему все в подробностях. Для чего, менеджер поспешил объяснить:
- Синьор Морелло я понимаю, что для вас это несколько чуждо. Все эти интервью, газеты, журналы, телевидение. Но я вам это все рассказываю, что бы вы как-то подстраивали уже свой обычный распорядок дня. И что бы для вас не было неожиданностью мое появление на горизонте. Именно поэтому я хочу расписать наши действия по пунктам, что бы вы смогли подготовиться. Скорее морально, чем физически. Что касается слогана…- Молодой человек вытащил из своей папки маленький блокнот и, чикнув кнопкой авторучки, стал быстро что-то записывать маленьким аккуратным подчерком. Оторвав глаза от блокнота, он мельком глянул на синьора Морелло и улыбнулся – Уже завтра наши копирайтеры займутся слоганами и к четвергу вам будут предложены варианты . Слоганов будет несколько, сеньор Морелло. Основной - под ним будет проходить вся предвыборная программа. Нечто общее, громкое, запоминающееся, что-то вроде «Будущее Палермо в ваших руках» «Или ваш выбор-будущее Палермо». Примерно. И еще несколько будет второстепенных акцентироваться на ваши определенные позиции. Допустим, политическая программа по борьбе с наркоторговлей может проходить под лозунгом «Очистим город для наших детей» и так далее. – Парень стал быстро делать заметки в блокноте, проговаривая вслух скорее для себя, чем для Морелло.
-Тааак, значит в среду у нас студия. Завтра я уточню по поводу журнала и точного времени для среды, отзвонюсь вам. В четверг слоганы…а в пятницу уже макеты для полиграфии.
- Кстати, было бы неплохо упомянуть о том, что я вдовец, сердобольным женщинам это нравится.
Энрико медленно поднял глаза на мужчину, потому что подумал, что ему показалось.  Но нет, та же циничная и жесткая интонация в голосе, когда синьор Моррело заговорил о своей погибшей жене. То же и отразилось и на лице и… и ни капли горечи и страдание по «любимой» супруге. Тьеполо отвел взгляд и медленно выдохнул, уткнувшись глазами в блокнот. Чуть сдвинутые брови, словно обдумывает что-то, и мереное постукивание ручкой по блокноту.
Этот человек пугал. Черные непроницаемые глаза с тяжелым взглядом из-под широких бровей, всегда чуть хмурившихся. Не дрогнувшая рука, подносящая к сигарете зажигалку с зажженным фитилем. Ровная затяжка и выдох. Тихий смех ранее, а ведь говорил о покойной жене.
Как Тьеполо не пытался гнать от себя эти мысли, но Антонио Морелло идеально подходил на роль того, кем его называли за глаза, тихо шепотом, с оглядками и опасками. Было в этом человеке, что-то жестокое и звериное, тяжелое, не по силу каждому вынести. И, конечно опасное. И хоть неприятно признавать, но сейчас Энрике понял, почему так вел себя его начальник, так заискивающе, виляя хвостом как собачонка перед этим человеком.  Ген директор – веселый и добродушный итальянец, трусоват и чуть-чуть с полянкой. Он чертовски испугался, но  отказаться не смог. Толи от страха, толи от перспективы больших денег. Тогда Тьеполо очень не понравилось поведение своего босса. Сейчас же его можно было понять.
Но Энрике готов был любого порвать, за право вести этого мужчину. Ведь с возможностями и деньгами Антонио Морелло, он уверен в победе. И эта победа будет не только кандидата  в синдики, но и личная победа Тьеполо, открывающая ему множество дверей и возможностей.  Поэтому он должен выложиться на сто процентов.
- Синьор Морелло, мы, конечно, будем упоминать о вашей покойной супруге. Но я бы предпочел не акцентировать на этом. Тем более лгать по поводу причин ее смерти. Если в полиции зафиксирован факт о ее гибели, то есть вероятность, что это просочится в прессу. И ни кто не может дать вам гарантии, что это не случится. Поэтому лучше это момент вашей личной жизни не сильно афишировать. И мне бы хотелось, если вдруг будут возникать вопросы о вашей жене, вы отвечали парой фраз: «Это большая трагедия для нас с дочкой. Мне очень тяжело говорить об этом». Где вот так и больше ничего не надо.
- На следующей неделе, помимо пресс-конференции, кстати, она будет не только для прессы но и для радиовещания, еще планируется ваше интервью на местном телеканале. Вы будете как приглашенный гость в политической передаче, поэтому ваше интервью не будет монтироваться. Я договорюсь о предварительном списке вопросов, которые собираются вам задать, что бы согласовать с вами. Еще возможно поступит предложение об участии в дебатах с другими кандидатами. Тут, к сожалению, я имею минимум возможностей и не ручаюсь за актуальность вопросов. Если верите в свои силы, мы можем дать согласие на участие?
Тьеполо отвлекся, помечая что-то в своем блокноте, и не сразу понял следующего вопроса со стороны своего клиента.
- А?- Энрико поднял голову и воззрился на Морелло. Он не сразу нашелся что ответить. Отвел глаза на букет, стоявший на столике, и потом опустил их на свою папку. Вопрос смутил. Парень почесал бровь и открыто взглянул на мужчину.
- Нет, синьор Морелло, я не гей. У меня есть девушка. – Сдержанная улыбка. – Но я лояльно отношусь к ним. Я живу по принципу «Не суди, да не судим будешь».
Ручка аккуратно была положена на блокнот.
- А к чему такой вопрос? Вы негативно относитесь к представителям сексуальных меньшинств?
Такое Энрико вполне мог предположить.  Среди людей власти есть масса гомофобов, скорее это вызвано какими-то своими комплексами, но дело это не меняет. А Тьеполо всегда ухаживает за собой, порой слишком, по мнению окружающих, для мужчины. Что не редко наводит на такие выводы.

77

Дон кивал, выслушивая Рико. Разумеется, для него это было ново. Как и для его семьи - Морелло - тоже. Никогда, ни дед, ни отец, ни брат не стремились к большей власти, чем у них есть, но сейчас изменились времена, и Корона была посторонена другим кланом, поэтому было логично найти силу в более легальных сферах. А политика - это как раз то, что поможет возыметь власть над всем городом, и у Антонио для этого будут права. Права, данные коммуной.
- Для распорядка дня у меня есть секретарь. Думаю, вам надо с ним организоваться, чтоб мои дела и ваши подготовки не сталкивались нос к носу.
Поймав взгляд Тьеполо, Тони улыбнулся в ответ и крепко затянулся, после чего стряхнул пепел. Подход к делу этого человека ему нравился. Все детально, обдумано, но есть одно НО. Если Энрико попытается сделать что-то против воли дона, даже если это будет во благо кампании, то сразу же встретит упрямую преграду. А может, и увольнение. Конечно, это было бы неудачно менять пиарщика прямо перед выборами, но он должен понять весь серьезный настрой клиента.
- И еще цветовые гаммы разных буклетов, календариков... Может быть, это выглядит слишком устарело и традиционно, но я хотел бы видить там цвета нашего флага. У нас красивый флаг, поэтому считаю необходимым его присутствие. Кстати говоря... - Антонио смял бычок в пепельнице и отставил ее подальше от края стола. - Я хотел бы "современную" кампанию. То есть, возьмем к примеру избирательные кампании в Америке. Знаешь, почему победит Барак Обама? Потому что он не уткнулся как козел в банальщину. Он молод и сам, и он не брезгует молодежным направлением. С его лицом шьют платья именитые дизайнеры, рисуют комиксы, а главное плакаты известные андеграундные художники. А что есть у Маккейна? Несколько тривиальных значков с его старой сморщенной бледной рожей. Итог уже ясен, несмотря на то, что голоса делятся примерно поровну. Поэтому и мне хотелось бы быть ближе именно к молодежи. Все-таки, за ними наше будущее. Разумеется, я не гонюсь за тем, чтоб мое лицо выглядывало с каждой футболки, но ведь ты - мозг - и что-нибудь обязательно придумаешь.
Мужчина словно бы выжидающе улыбнулся и отклонился на спинку кресла. Кофе уже остыло, и можно было беспрепяственно его пить.
Кажется, известия про жену, вернее, не известие, а вообще разговор об оной, Энрико не очень понравилось. Наверное, из-за того, что дон казался не слишком опечален ее кончиной при упоминании, но, с другой стороны, менеджеру до этого не должно быть дела. Пусть думает, что хочет, в конце концов, Антонио может позволить себе некоторые неаккуратности внутри предвыборной кампании, но уже не снаружи.
- Понимаешь, я лучше один раз четко упомяну о ней, нежели потом от разных журналистов буду снова и снова слышать вопрос. Будет просто достаточно дать ссылку на более ранние интервью, где все четко расписано. Вряд ли кому-то из полиции понадобится открывать эту информацию, да и тем более, дело уже закрыто.
Тони уже видел как недоброжелатели, а вернее говоря - враги, будут пытаться что-то разузнать по этой линии. Полетят желтые слухи, которые в итоге будут верны, а люди будут в них верить. Не хотелось бы быть преступником или человеком, который в каком-то проценте мог бы им быть.
На ответ Рико про его гомосексуальность, дон тихо рассмеялся. На самом деле он задал этот вопрос так, чтобы посмотреть как парень выкрутиться. Реакция была хорошей.
- Я отношусь терпимо. Но спросил я к другому. - Антонио задумчиво поскреб пальцами подбородок, думая, как бы правильно выразить свою мысль. - Если проводить кампанию за свободу прав меньшинств, то избирателей у нас появится еще больше. Закон на регистрацию брака в Италии отсутствует, но я и не собираюсь так глубоко под это копать. В первую очередь государство все равно будет советоваться с Папой. В общем, отмена запрета на профессию, и все в том же духе... думаю, это нормальные либеральные меры, которые я смогу предоставить в том случае, если меня изберут. Но наравне с этим же, я хотел бы избежать разговорчиков о том, что могу являться гомосексуалистом, хотя сейчас на это реагируют уже куда мягче. Конечно, у меня есть дочь, и даже была жена, но ведь это ничего не значит, правда? Короче говоря, подумай над этим вопросом.

78

Квартира Сабатини ( трущебы)

Разговор с Савалоро не столько успкоил, сколько добавил проблем со сбежавшим Сашей. Одно дело, искать просто шлюшку-мальчишку, другое, пацана, которого, по весьма смутным мотивам, прикрывает консильери  клана. Не сказать, что Сабатини не поверил Стефано, что тот пытается завербовать агента. Куда как больше смущало другое- чересчур самоуверенный тон бывшего секретаря. Вот дай Бог,  чтобы слова у него не разошлись с делом, и пацан был бы вовремя нетрализован любым способом. В общем-то, ходячих печенок, почек и прочих зап. частей в Палермо хватало и без смазливенького халстера. Шлюх Лимите в переулках и подворотнях, как сайгаков в брачный сезон бегало, только успевай лопушки расставлять. Гиршман в первую очередь был опасен для клана наличием у него  излишней информации. Но Стефано слушать ничего не желал, упорно защищая пацана. Наверное, единственный, кто мог повлиять на него и вправить мозги, был Антонио.
Порш подъехал к воротам виллы,остановился.  Знакомый охранник, заулыбавшись, приветственно махнул рукой, -Яажал кнопку на пульте, открывая ворота.
Шелестя покрышками по гравию, машина подъехала к дому.
В доме, как всегда, было тихо. Свежий, немного охлажденный системой кондиционирования , воздух. Идеальная чистота, которую раньше, почему-то не замечал, воспринимая , как должное. Лишь пожив пару дней с сральнике в хибаре, начал ценить уют, создаваемый Чолитой и  безмолвной обслугой виллы. 
-Эх, мне бы такую Чолиту. Цены ей нет.
Как только женщина успевала все- и убираться в просторных покоях, и готовить так, что язык проглотишь. Кстати, о еде. Время близилось к обеденному и , проходя мимо кухни,  мужчина уловил запах готовящихся лозаньи и гаспачо. Желудок голодно заурчал, напоминая безолаберному хозяину, что кроме стакана виски, принесенного накануне Морелло, он так ничего и не получил со вчерашнего вечера. Конечно, по хорошему, надо было заехать куда-нибуь позавтракать, но , как всегда, поторопился,  опасаясь не застать Антонио дома. А по телефону обсуждать скользкий вопрос не хотелось. Лучше уж лично.
По словам Чолиты,  крестный отец был в гостиной с каким-то посетителем. Охрана же дала более точную информацию- пиар менеджер. Значит подготовка к выборам шла полным ходом. Повздыхав и потоптавшись в коридоре кухни, которая тянула своими запахами, как магнитом, советник прямиком направился к указанной комнате, но чуть замешкался  у дверей, завязывая  расвязавшийся шнурок ботинка. За дверью раздавались приглушенные голоса.
- Нет, синьор Морелло, я не гей. У меня есть девушка. Но я лояльно отношусь к ним. Я живу по принципу «Не суди, да не судим будешь».
-Я хотел бы избежать разговорчиков о том, что могу являться гомосексуалистом, хотя сейчас на это реагируют уже куда мягче.
Епть! Вот лучше бы не слышал! Стадо мелких, мстительных, суетливых, проделистых чертей, проглоченных вместе со стаканом вискаря на голодный желудок, загоготало, с гиканьем и свистом ломанулось в порой дурную бошку, напомнив о пощечине и подбивая на откровенный эпотаж.
Сабитини ухмыльнулся, встал, поправил лацканы пиджака, одел сияющую улыбку на морду лица и  толкнул дверь в гостиную.
-Доброе день, Тони.
Улыбка стала шире, напоминая белозубый   голивудский плакат.
-Синьор.
Приветственный кивок в адрес молодого человека, и мужчина целенаправлено по прямой пересек комнату, устремляясь к крестному отцу.
-Как спалось, дорогой?
Воркуючий, низкий, интимный голос. Советник склонился над креслом, где сидел дон, оперся  рукой о спинку кресла, второй забрался под полу пиджака, обнимая за талию,  и уверенно смял его губы губами в интимном поцелуе. Язык тронул нижнюю губу, провел по ней, настойчиво толкнулся, проникая в приоткрывшийся от удивления ( скорее всего) рот. Резковатый привкус виски смешался с запахом сигареты, когда язык обвился вокруг  языка Антонио,  поглаживая и толкая его. Пальцы, скрытые пиджаком, впились в бок, удерживая Морелло в кресле.Чуть отпустил губы, и с новой силой впился в них, целуя уже жадно и требовательно, ловя моменты, пока хватает дыхания.   Несколько долгих мгновений, прежде чем советник отстранился, все так же склоняясь над крестным отцом и смотря в его глаза нахальными, тускло серыми, смеющимися глазами. Улыбнувшись, провел внешней стороной ладони по щеке крестного отца, чуть задел пальцем уголок губ, вытирая капельку слюны.
- Я подожду тебя в парке.
Тихий, доверительный, насыщенный низкими сексуальными нотками голос,  впрочем отчетливо слышимый Энрико.
Вся сцена, разыгранная как по нотам, при взгляде со стороны,  не оставляла сомнений, что это любовники.
Словно ни  в чем не бывало, Арриго пошел к выходу, снова  сияюще- картинно улыбнувшись пиар -менеджеру.
-Синьор.
Кивок головы, на это раз, прощаясь.
И, прикуривая  на ходу от спички, скрылся в коридоре.  Едва  дверь закрылась, оруженик хохотнул, тряхнул головой, отгоняя расшалившихся чертей,  и торопливо пошел в  парк
-Епть! И что я творю?. Хммм.. мдя. А губы-то  у Тони... ммм...
Безбашенно улыбаясь, прикрыл глаза, вспоминая ощущения,  и едва не врезался в стену, заворачивая за угол коридора.

Сад

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-06-18 17:12:36)

79

Услышав о секретаре, Энрико поджал губы. Плачевный опыт работы с секретарями не очень воодушевляли Тьеполо.  Эти люди, так ревностно относящиеся к своему начальству, всегда воспринимают менеджера в штыки. И что бы потом их начальство поставило  закорючку на разрешении или согласии, приходилось пробиваться буквально с боем, придумывая всякие хитрости, выкручиваясь как уж на сковородке. Они почему-то считают  сие дело как пиар делом второстепенным и откладывали его до последнего. Отсюда - скандалы, опоздание и недовольство начальства. На кого? Конечно на менеджера? Считая его некомпетентным, нерасторопным и несерьезно относящимся к работе. А на оправдание «Я звонил вашему секретарю» обычно получал «Меня никто не предупреждал…». А всего лишь очень занятый делами, секретарь забыл упомянуть об этой незначительной информации. Но против клиента не попрешь, и подавив тяжкий вздох, Тьеполо улыбнулся:
- Хорошо, синьор Морелло, позже я свяжусь с вашим секретарем и мы уже точно составим план наших действий.
Менеджер взял ручку и быстро написал в своем блокноте «Купить пистолет для запугивания секретаря синьора Морелло». Писал он довольно мелко, блокнот был маленьким, да и сидел Рико далеко от хозяина дома, поэтому не боялся, что тот разберет написанное. Затем записал пожелания Морелло на счет цветов для полиграфии и pos-материалов.
- Я обязательно учту ваши пожелания и передам их дизайнерам. И я считаю задействовать цвета нашего флага замечательной идеей. Это очень патриотично. А люди любят патриотов...
Молодой человек отложил ручку и с воодушевлением слушал идеи синьора. Его приятно удивило, что сеньор Морелло не приверженец устаревших и износивших себя методов рекламы. Он, оказалось, готов для нечто нового и умеет нестандартно мыслить. Тьеполо не смог сдержаться и пару раз хлопнул в ладоши, радостно улыбаясь.
- Синьор Морелло, я поражен. Честно признаться, я никогда бы не подумал, что вы открыты и готовы к новым решениям. Но меня это дико радует. У меня даже в голове созрела мысль: а что если создать символ нашей предвыборной кампании? Логотип. Или можно стилизовать ваш портрет как, допустим, портрет Че Гевары. И сделать из этого бренд. Майки, рубашки, банданы, пряжки ремней, брелки для телефонов. Стильно, красиво, модно.  Можно сделать огромные баннеры и пригласить молодых талантливых людей нарисовать рекламные плакаты. Можно даже в стиле граффити. Конечно, не все плакаты будут в такие. Но этой идеей тоже можно воспользоваться, ведь так? Над этим будем думать.
Ручка, черкавшая с энтузиазмом печатной машинки замерла. Едва заметный вздох. Энрико серьезно посмотрел на Антонио Морелло. Он думал, что тема покойной жены закончена, но упертости мужчины можно позавидовать. О, а что дальше будет?
- Синьор Морелло, да если мы озвучим о вашей супруге раз, два или три во всеуслышание – это не значит, что больше никто не будет задавать вопросов. Журналисты - народ беспринципный, не деликатный, наглый и бесцеремонный. И ссылками его не убедишь, они не отстанут. - Энрико говорил тихо, спокойно, но с убеждением. Даже с некоторым нажимом. Его иногда поражал этот человек. Вроде столько прошел, если верить слухам, а иногда такую наивность говорит.
- Синьор Морелло, когда на горизонте маячат деньги, хорошие деньги – можно отдать любую информацию. Давайте на чистоту…
Менеджер сложил руки на коленях, резко выдохнул, открыто и смело посмотрел на хозяина дома.
- Для других кандидатов, и не только, вы сейчас представляете жирный кусок мяса для голодных собак. И они готовы порвать вас на куски. И вы прекрасно знаете почему. Они готовы отдать любые деньги, что бы сравнять вас с землей и не пустить туда, куда вы хотите. Поверьте, синьор Морелло, вам не заткнуть рот каждому. Это политика.
Поскольку Тьеполо был все-таки итальянцем, спокойно усидеть ему удалось недолго и через минуту он начал интенсивно жестикулировать. Жесты сильно не бросались в глаза, были даже грациозными и плавными.
- Поэтому, сейчас вы должны быть ИДЕАЛЬНЫ. Как ангел, как сестра милосердия, как святой отец. Вы благородны, добродушны, справедливы. И, конечно, безгрешны. Вы любите детей, вы уважаете женщин и стариков, вы цените мнение, как молодых, так и людей среднего возраста. На вас не должно быть ни одного темного пятна. Вас должны полюбить от младенца до старичка.
Синьор Морелло, я вам настоятельно советую. Покажите как вам больно от потери вашей супруги. Как вам тяжело и горько за дочь, потерявшую мать. Покажите страдание и уйдите от фактов и причин ее гибели. И тогда люди, будут осуждать тех, кто задает эти неуместные, грубые вопросы, а к вам будут проявлять сострадание и симпатию. А затем и уважение, что вы сумели жить с этим, что вы не впали в отчаяние, и хотите сделать наш город лучше. А вам даст право эти вопросы просто игнорировать и не отвечать на них. Я, думаю, вы справитесь.
Парень легким движением потянул немного узел галстука, ослабляя удавку из куска материи. Конечно, он сильно утрировал на счет идеальности и безгрешности. Но он был уверен, что его проповедь должна возыметь на синьора Морелло хоть какой-то эффект. Этот упрямый мужчина, хотя бы чуть-чуть должен прислушаться к менеджеру.
Рико заметил еще одну черту в своем кандидате, которую следует чуть притушить. Это грубость и жесткость. Тут следует быть помягче, что бы не распугать избирателей. Хотя возможно, синьор Морелло такой только среди своих подчиненных. На счет себя Тьеполо особо не волновался. Пусть хоть побьет, но сделает так, как хочет Энрико. Правда, может уволить, вот это уже хуже. Этого нельзя допустить никак.
-…Но наравне с этим же, я хотел бы избежать разговорчиков о том, что могу являться гомосексуалистом, хотя сейчас на это реагируют уже куда мягче. Конечно, у меня есть дочь, и даже была жена, но ведь это ничего не значит, правда? Короче говоря, подумай над этим вопросом.
- я подумаю, как и куда это добавить, что бы о вас не вышло ошибочного мнения. Довольно смелый ход с вашей стороны, синьор Морелло. Не уверен, что кто-то из кандидатов осмелится на такое.
Боковым зрением, Энрико заметил какое-то движение и повернулся в ту сторону: через просторную комнату шел высокий мужчина, радушно, даже слишком, улыбаясь. Конечно не модельное лицо, но такие мужчины нравились Энрико. В них ощущалось мужество и сила. Тьеполо всегда хотелось походить вот на таких мужчин. 
Как этот человек поздоровался с синьором Морелло, Тьеполо сделал вывод, что мужчины самое меньшее, в приятельских отношениях.
Менеджер не смог не ответить на улыбку улыбкой:
- Здравствуйте.Парень мотнул в подтверждение  приветствия, наблюдая за мужчиной. За дальнейшими действиями гостя, Энрико смотрел во все глаза, чуть приоткрыв рот. Наверное, в такие моменты подразумевается «Челюсть отпала и со стуком покатилась по полу». Ему хотелось отвернуться и зажмуриться, ему хотелось убежать, спрятаться, раствориться, но он не мог. Просто потому, что был в шоке. Да, он многое повидал работая и менеджером и моделью…  Нет, такого он не видал. Что бы здоровый взрослый мужик в засос целовал здорово взрослого мужика? Такого не довелось видеть даже по телевизору. Самая извращенная порнушка не вызывала у него такой шок, как то что видел сейчас своими глазами, в реальности, присутствуя при этом. Его словно парализовало и он, не отводя глаз, впитывал каждое движение, каждый вдох и выдох, а сам казалось, вообще не дышал. Было очень неловко, стыдно, в этой ситуации он чувствовал себя полным идиотом.
Когда это все закончилось, и гость так же спокойно, как и появился, ушел, Тьеполо проводил его ошарашенными глазами. Он опустил голову и коснулся рукой лба, проверяя, нет ли на нем испарины. Лицо горело. Я, наверное, сейчас красный до ушей.
Прикрыв глаза, Энрико быстро сумел справиться с собой. В конце концов это не его дело, его работа заключается в другом. И, кстати, что бы вот такие вот выходки не попали на глаза общественности.  Такое что бы замять, надо будет попыхтеть. Глубоко вздохнув, менеджер выпрямился, но взглянуть на своего клиента оказалось не так-то просто.
-Синьор Морелло, у меня к вам еще одно дело, но я могу отложить его на завтра… Если вас ждут – молодой человек прокашлялся. Пауза и он решился осторожно добавить, снизив голос почти до шепота.
-Я, надеюсь, что вы будете поаккуратней в дальнейшем. Ведь на моем месте мог быть и журналист.

80

И все-таки Энрико настаивал на том, чтобы не упоминать жену, но кажется понял все немного не так, как видел все это сам Морелло.
- Ты меня несколько неправильно понял.. Но ладно, опустим эту тему и оговорим ее позже и по пунктам. Сыграть добросовестного и честного гражданина, любящего свой город у меня выйдет без проблем. Кроме того, в городе меня знают и уважают, чем мы и воспользуемся. Я активно участвую в благотворительных акциях и стараюсь всячески помочь родному краю. Патриотизм у меня в крови, поэтому для меня нормально оказывать посильное участие в жизни города. И об этом знают многие люди. Но насчет Че Гевары... это ты перегнул. - мужчина тихо рассмеялся, - Не хочу быть революционером. Революционеры живут короткую жизнь и их не любят власти, но, согласен, молодежи это нравится. Но все-таки стоит выбрать несколько другой образ.
И только Рико высказал свое мнение насчет гомосексуальной направленности кампании, как в комнату вошел Арриго. Никто не удосужился позвонить с ворот и предупредить о его приходе, да и в его приходе вряд ли кто-то видел что-то странное, ведь советник прожил на вилле как барин целый месяц, поэтому его появление было чем-то логичным и обычным. Антонио уже успел бросить неодобрительный взгляд на Гамбита и собирался попросить его выйти, пока он сам лично его не пригласит, но планы резко изменились.
Тони замолк, так и не успев сказать и слова, после того как Арриго, поздоровавшись с гостем, подозрительно близко подошел к дону и низко склонился. И низкий, совершенно другой голос, нежели он привык слышать, коснулся левого уха как бархат. "Как спалось, дорогой?". Глаза дона в миг округлились, впиваясь в лицо советника прямо перед собой. Он был бы и рад на это что-то ответить, но ничего в голову не успело прийти, да и что может прийти в голову на вопрос подобного толка, когда человек, говорящий его - не является тебе любовников. Или партнером. В общем, ничего личного, кроме деловых отношений.
Прошла буквально секунда, но до того резиновая, что Антонио как раскадровку наблюдал за действиями Гамбита. Лицо оказалось еще ближе, даже непростительно близко, когда чужая теплая рука забралась под полу пиджака, обнимая, а затем губы, тяжело пахнующие виски, коснулись собственных губ. Сердце от такого адреналина тот час же подпрыгнуло, и Тони хотел было резко оттолкнуть советника, заодно вмазав и по морде, но мысли в такой ситуации вились в ускоренном темпе и он передумал. Пусть лучше Энрико думает, что они - два гомика, и у них любовь, полное взаимопонимание, романтика... все, что угодно, только бы не видел сцену убийства или избиения! Иначе - пиши, пропало.
Язык меж тем толкнулся глубже, настырно, слишком интимно, и дон весь напрягся, пытаясь как-то справиться с этой ситуации. Наверное, стоит подыграть, а уже потом, после окончания разговора с Тьеполо, он поговорит с Арриго о случившемся. До чего же стыдно и не удобно, но все равно приходится прикрывать глаза в показном удовольствии и, поднимая руку навстречу, скользить ладонью по ягодице советника, утянутой в cкользящую брючную ткань. Еще один поцелуй, и еще. Когда же это кончится? Несмотря на то, что Антонио практически смирился быть откровенным гомосеком в глазах Энрико, все равно было как-то неудобно перед гостем. Все-таки, это слишком личное.
Поцелуй закончился, влажные губы отстранились, и рука Гамбита провела по щеке. Глаза в глаза. Дождавшись этой паузы, выгодав до того, как мужчина отстраниться, дон придержал его руку и с оттягом провел кончиком языка между сложенными безымянным и средним пальцами.
- Я скоро буду... тигренок. - едва заметный оскал, который бы не смог разглядеть Рико со своего места.
И, проводив советника неприсыщенным влюбленным взглядом, Антонио облизал влажные губы, вытер их ладонью и снова воззрился на пиарщика.
- Сегодня ночью он так громко кричал "Еще, еще" и "Глубже", что я кажется немного оглох. Так о чем мы говорили? - не постеснявшись рассказать такие подробности "прошедшей ночи", Тони надежно спрятал злобную улыбку за привычным деловым выражением лица, и как ни в чем не бывало закурил. Мысль медленно мелькнула в голове, вспоминая последний диалог, а менеджер тем временем засобирался. Все-таки ухватив эту мысль за хвост, Антонио улыбнулся парню.
- Если уж ты будешь следовать за мной неотступно все то время, за которое я тебе заплачу, то тебе придется свыкнуться с некоторыми вещами. Но, обещаю, это будет в последний раз... - А потом снова найдут чье-то мертвое тело на дне залива. Дон, снова прокрутив получившуюся картинку у себя в голове, решил все-таки извиниться: за то, что Тьеполо видел и слышал. - Прости, наверное, это слишком интимное.
Отложив прикуренную сигарету на пепельницу, дон поднялся, давая понять своему гостю, что ему действительно пора.
- Да, давай договоримся на завтра. Я как раз обдумаю все, что ты мне предложил, и мы обсудим это еще раз. Заодно запишем.
Стыд о прошедшем прошел как-то быстро. Но Антонио все равно боялся того, что этот Энрико - сболтнет. И, может у пиарщиков есть свое "правило Гиппократа", но это не отменяет денег со стороны.
- Я позвоню позже вечером, и мы договоримся. - дон протянул руку на пожатие.

Сад

81

- Если уж ты будешь следовать за мной неотступно все то время, за которое я тебе заплачу, то тебе придется свыкнуться с некоторыми вещами. Но, обещаю, это будет в последний раз...
Надеюсь, что мне не придется в этом участвовать. А остальное как-нибудь переживу. По правде Рико уже видел, как целуются парни. Но то по сравнению с тем, что он видел сейчас, детские забавы, наивные глупости.
Менеджер стал складывать свои вещи в папку. Надо было уехать. Это прекрасно понимали и гость и хозяин. Главное Тьеполо рассказал синьору Морелло, а остальное может и подождать. Проблемы надо решать по мере их поступления.
- Прости, наверное, это слишком интимное.
Парень вскинул голову на встающего мужчину. Быстро застегнув папку, Энрико поднялся навстречу своему клиенту и улыбнулся немного заторможено, смущенно, но тепло.
- Ничего страшного. Это я повел себя некорректно с последней фразой. Вы у себя дома, вы хозяин. А я гость… -  Молодой человек повернулся к креслу, что бы забрать пиджак.
- Ну, я думаю, до завтра?
- Да, давай договоримся на завтра. Я как раз обдумаю все, что ты мне предложил, и мы обсудим это еще раз. Заодно запишем. Я позвоню позже вечером, и мы договоримся.
-Хорошо, синьор Морелло. Я буду ждать звонка. Звоните лучше на сотовый, я могу уехать в редакцию журнала или на студию. Мои координаты у вас есть – пожал руку синьора Морелло и улыбнулся.
- Всего доброго, синьор Морелло.
Тьеполо еще раз улыбнулся на прощание и направился к выходу. Стараясь не спешить, четко чеканя шаг, как учили в модельном агентстве, пока не исчез с поля зрения хозяина дома. Походки он не изменил пока не вышел за ворота виллы. Пристроившись спиной к белой стене, предварительно опробовав ее рукой, не пачкается ли, запрокинул голову назад и закрыл глаза. Во я попал. Мало того что еще мафиози, собравшийся в правительство, так еще и гомик. Зато его заявления по поводу гомосеков, вдруг стали ясны и элементарны до смешного.  Тьеполо усмехнулся и стянул с себя галстук, побрел вдоль дороги, пока не поймал машину и не уехал.

» Рекламное агентство "Премьер"»

Отредактировано Энрико Тьеполо (2009-06-18 00:48:22)


Вы здесь » Сицилийская мафия » Вилла семьи Морелло » Гостиная