Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Район Ogni cosa ha un limite » Автомастерская Дьябло Корса (Страстный Дьявол)/Гараж


Автомастерская Дьябло Корса (Страстный Дьявол)/Гараж

Сообщений 31 страница 58 из 58

31

Раз два три четыре мыши дернули за гири, вдруг поднялся страшный звон мыши кинулися вон…
Как и предполагалось непревзойденным мастером кунгу-фу в области мозгоебания, великим и ужасным Бруно Пирелли, грохот стула возымел своё дело. Гости заметно занервничали, забились в негостеприимное жилище и пытались сообразить, что делать. Гонщику же соображать нужно не было, все за него «любезно» делали люди с пистолетами… Коих в гараже, судя по звукам прибавлялось и прибавлялось… Но вот беда, механик никак не мог разглядеть, кто же к нему там ещё вдруг да пожаловал, помимо синьора Журавлева конечно… Ждать долго не пришлось, потому как тот что был «поглавнее» или «поумнее» или что-нибудь ещё с приставкой по, непременно обозначающей превосходную или на крайний случай высшую степень, с диванчика сдернул, за футболку потянул как нашкодившего щенка, да и попросил о вежливости…
Конечно мамочка… какие могут быть вопросы…
Губы дернулись в истеричной усмешке, которая впрочем, как и все выражения сделанные губами, так заботливо заклеенными зубоскалом, не получилась… Раз два, и вот он Бруно явил себя миру и обитателям гаража – вуаля, почти как в цирке. Арена, прожекторы и он в центре внимания. А до этого тренировки и команды, команды, команды… Ему бы сейчас как собачке полаять и помахать хвостом, или как тюлень, благодарящий за рыбку похлопать ластами – руками, да вот беда рот заклеен, руки связаны, потому только жеманно стоять и молчать как невеста на выданье, можно конечно покраснеть ради приличия. Но когда это Пирелли был приличным?
Дальше развернутое действо, развивалось более чем интересно. Зубоскал затаился...Или может казалось... Чёрт его знает, сами то побудьте связанным да под двумя пистолетами, с нервной передряги и не такое может случиться… Гонщик не видел, и очень сожалел об этом. По крайней мере, было любопытно. Истерия на лицо. Но только Бруно была уготована другая, более важная миссия – он изображал щит. И почему то мысли не возникло, что его оставят в живых. Пристрелят как пить дать. ..
После начавшейся светской беседы из-за плеча, с наставленным в затылок дулом, что неприятно холодил кожу, заставляя мурашки бегать по спине, а волосы вставать дыбом, Бруно и вовсе потерялся…
Ничего что я к вам спиной?
Пирелли все пытался посмотреть назад, но максимум что видел край лестницы, дверь и кусок гаража. Слушал беседу о некой сделке, думал о том, должен ли был об этом услышать и знать вообще. Хотя слухи и сплетни всегда полонили мир, когда-нибудь и он узнал. И вынес очень полезную для себя вещь, а именно узнал, как зовут его сурового «кукловода»
Санторио… Санта… Йолло Пукки… Что ж приятно, приятно весьма…
И тут бы возрадоваться и ликовать, что время подарков, но бедняга Бруно снова пришел в уныние. Он был плохим мальчиком, был плохим давно, и подарки сейчас получал самые, что ни на есть по поведению. Эмоции хлестали через край, то хотелось плакать, то смеяться, иногда удавалось держать себя в руках. Но всё отражалось лишь в бездонных карих глазах, а кому снизу то было видно, чего там в них сейчас бушует море страсти, или волна паники?
Тем не менее, Бруно обводил взглядом присутствующих. Но не прошло и года, как в двери снова начали ломиться. А до этого слух обласкал приятный рокот «танкового» мотора… Пирелли совсем забыл подумать о том, что привело всех этих людей именно сегодня именно к нему в гараж, именно в таком количестве… На просьбу открыть он только мысленно усмехнулся…
Да дома я дома… проходите, открыто…
И через некоторое время в гараже появился ещё один человек, и снова из тех, кто держится в тени. Уж кто то, а эти ребята обычно предупреждали о своем приходе, чтобы тачку починить. Да и авто у них особого разлива, вкусное такое… Был бы свободен рот, Пирелли при причмокнул со смаком. Но проклятый скотч лишил его и это радости жизни. Но пока трое человек, стояли и пялились на него, как на живую мишень или просто кусок мяса, и на дядюшку Санторио, да, да теперь он знал как его зовут, никому в ум видимо не пришло, что представление лишь для того, чтобы отвлечь вновь прибывших, от оставшегося невидимым "второго гостя"
Их же двое, черт возьми!!! ДВОЕ…
И все тоже отчаянное желание прибить чернявого зубоскала, что на время таилось в подсознании, снова выперлось наружу… Пирелли мотнул головой и промычал сквозь скотч, стараясь отвлечь людей от их светской беседы, их вежливых приветствий, и прочей поебени, что начинала его раздражать. Все свободны, все с пистолетами, один он не при параде! И привлечь внимание к более важному аспекту, а именно к тому, что один из его все ещё находиться в гараже в его комнате. Логика была проста – даже если сейчас он получит пулю в башку, его как щит использовать и таскать за собой, более чем неприятно будет… Ну хотя бы одного, этого Санта Клауса поймают. И до второго, как он надеялся, доберутся позже…

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-04-02 23:01:10)

32

Взаимная вежливость. Разумеется. На чем еще могут строиться подобные переговоры? Здесь нельзя делать слишком резких и неожиданных ходов. Все напряжены. И никто не поручится, что у кого-то не дрогнет рука. Но вот опущенное оружие Журавлева, надежно прикрытого спиной телохранителя (?) дало ложную информацию о том, что он хочет мира. Работа - есть работа. И каждый вздох, каждый поворот головы здесь четко выверены, продуманы и верить ничему нельзя.
- Надеюсь, Санторио, ты не остался в накладе?
Когда у вас спрашивают "Как дела?", что нужно ответить? Верно. Поинтересоваться в ответ делами собеседника, пусть даже вам нет до них совершенно никакого дела, даже если вы зеваете ото всего того, что вам будут говорить последующие минут пять. Но вы все равно обязаны это спросить. Не так ли?
- Нет, разумеется. У всего есть своя выгода, - ведь даже шаг назад может подсказать иной путь для развития, направления своей деятельности, может дать больший обзор ситуации с новой позиции, открывая взору чуть больше. Если смотреть на картину, едва ли не ткнувшись в нее носом - то мало что можно в ней разобрать. Но если немного отойти, то станет отчетливо виден сюжет и задумка автора. Можно будет различить мазки, контуры, силуэты, движение или же застывшую фигуру.
И все же шутник, консильери. Не упустил возможности кольнуть такой поверхностной фразой. И в самом деле, какого ему, Абруцци, понадобилось здесь? Но ведь случайности не случайны. И это превосходно знают все, здесь собравшиеся.
В поле зрения появляется еще один человек. Похоже, что вечеринка удалась. Гости все прибывают и прибывают. Что ж. Приехавший, как показалось, тоже не торопится позволить заглянуть Канэ в дуло своего пистолета. И вежливо здоровается.
- Доброго вечера и вам, сеньор...
Взгляд спокойно перескакивает с одного на другого. Громила неподвижен. И, кажется, прирос к полу. Он действительно готов к любым действиям и настроен серьезно. Вот только, успеет ли его пуля пролететь по ювелирной траектории, не задев при том тела механика? Вряд ли.
Крепче сжав пальцы на горловине одежды Бруно, чтобы перестал дергаться и мычать, а так же чтобы и далее ощущать в натяжении одежды движение мускул его тела, постараться предугадать, если попытается что-то выкинуть, как то: рвануть вперед, в сторону или толкнуть назад. Любое незапланированное движение может привести к ненужным последствиям. Ведь все же, оружие оружием, а в первую очередь, большинство собравшихся, мастера дипломатии, оказавшиеся кто-то во вполне привычной для себя ситуации, а кто-то в не совсем обычной.
Аншлаг на дебютном представлении. Интересно, кто еще пожалует сюда, пока остались места на галерке?

33

Санто его откинул в сторону и Дино едва сдержался, чтобы не ругнуться. Зачем? Да просто так. Ситуация выходила из-под контроля. В гараже появились новые лица.
Тут что, вечеринка была назначена? Эк они подгадали с приездом.
Абруцци начал переговоры, Дино пытался сосредоточиться на двух вещах – слушать то, что говорит Санто, при этом не упуская ответы и соображать, как им теперь уходить.
Стул. Окно. Взгляд устремляется на бледный квадрат вечернего неба за стеклом.
Окно открывается.
Дино неслышно приближается к Санто, трогает его за плечо и кивает на окно. Абруцци поймет, что он задумал.
Да, это способ. Тихо пересек комнату, взял стул и приставил его к с стене, осторожно открыл окно, не выпуская из рук берету, подтянулся на руках и выглянул. Под окном никого. Гараж выходил на какие-то задворки. Деревья, трава, асфальт и никого. Остается перекинуть ноги и выпрыгнуть. И потому что нельзя было обнаруживать себя, а Санто вышел на лестницу Дино не смог подойти к нему и взять ключи от Ауди.
Приземлившись на траву, Дино встал, оглянулся на окно и по сторонам. Одно из зданий, то что справа, приходилось впритык к гаражу, а слева был узкий проход.
Интересно вообще как позволили сюда воткнуть гараж? А если случится пожар, то пожарные попросту не доберутся до зданий возле гаража. Впрочем, у лимитовцев видно не было в чести заботиться о тех, кто тут обитал, раз такое позволили. Дино неслышным шагом, благо ничего под ботинками не хрустело и не шумело, прошел до края гаража и свернул налево. В узком темном проходе на мгновение задержался, приготовил пушку и стараясь не дышать дошел до конца прохода. Замер в паре метров, прислушался. Рядом с запасным входом чьи-то голоса.
«Опачки. Кого еще принесло?» Дино выглянул на долю секунды. Этого хватило. Картина следующая. У запасного вхожа чей-то старый джип и в нем водитель. Еще один человек маячит недалеко у запасного входа.
Как вариант надо быстро подойти к машине. Расстояние небольшое, так что есть возможность застать врасплох. О том, чтобы добраться до Ауди и открыть ее, разбив окно, а затем проводами закоротить и завести ее уже не могло быть и речи.
Оставалось одно – забрать тачку неизвестных, тусующих у запасного входа.
Стоило чуть подождать и выбрать момент.

Отредактировано Дино Морелло (2009-04-02 19:42:57)

34

Олег с трудом удержался от того, чтобы не дернуться, услышав сначала крики и стук в дверь ("Голос знакомый..."), а потом и шаги за своей спиной.. Впрочем, с характерным звуком никто оружие не взводил, и очень скоро в поле зрения показался Пабло.
"А ты еще откуда?"
Появление одного из Ликвидаторов автоматическо означало, что по меньшей мере двое находятся где-то рядом. Что им понадобилось в этой чертовой мастерской, ставшей этим вечером просто центром криминального Палермо, Журавлев не имел понятия, но похоже было на то, что они приехали не ради ремонта.
Консильери перевел взгляд обратно на Абруции и выдохнул, собираясь с мыслями. Идиотизм ситуации угнетал, и в принципе, можно было с уверенностью сказать, что (при должной внимательности и толерантности с каждой стороны) через пару минут все опустят оружие и разойдутся по-хорошему.
Пирелли вел себя беспокойно - что-то хотел сказать или показать. Попытка похвальная, но Канэ от этого, похоже, еще больше нервничал, и это было не слишком хорошо.
- Санторио, я, признаться, несколько удивлен нашей встрече, - забавно озвучивать взаимные ощущения. - Но, думаю, ее внезапность - совершенно не повод махать пушками, - как можно медленнее, глядя Санто в глаза, мужчина начал поднимать руку с оружием. - Я убираю пистолет, и мы поговорим, ладно?
Медленно, очень медленно, как во сне или в плохой пародии на Матрицу, пистолет и правда отправился в кобуру под пиджаком - что было продемонстрировано Санто. Само собой, оставался Эстакадо в боевой стойке, но хотелось верить, что телохранитель просто так стрелять не начнет.
Журавлев так же медленно опустил руку - на плечо Натаниэля, понадеявшись, что тот поймет его намерения, и сделал шаг из-за испанца:
- Отпусти Бруно, и я даю слово, что ты... и твои спутники, если они есть, ("А ты ведь не один, да? Один ты бы не стал так извращаться с заложниками") уйдете отсюда с миром.

35

Договоримся? Договориться, оно, конечно, было бы замечательно. Вот только не здесь и не сейчас. Договариваться можно за столом переговоров. А в данной ситуации, что сложилась в этом необычном по своим свойствам гараже, как магнитом притягивающим к себе людей в определенное время определенного числа - никаких договоренностей быть не может. Олег начал медленно передвигаться, демонстративно убирая оружие в кобуру. Не менее медленно, чтобы у громилы не возникло желания изрешетить самого Абруцци или его достаточно удобный щит, итальянец перевел прицел кольта с затылка Бруно в сторону консильери. Всего лишь предосторожность, чтобы не последовало каких-нибудь фокусов за этим мнимым примирением. Смысла стрелять в механика не было никакого. Зато можно было поранить кого-то еще из присутствующих, чтобы отвлечь внимание. Дино за спиной уже не было. И Канэ это заметил, воспользовавшись моментом, чтобы обернуться.
Отпустить? Позволят уйти? Благородство. Больше похоже на подачку. Кость, брошенную безродному псу, с мольбою во взгляде поджимающему лапы у порога чьего-нибудь теплого, уютного дома, желающего оказаться в эту промозглую погоду не на опустевшей улице, а там где накормят и напоят. Вот уж нет. Не принимается.
- Стой, где стоишь, Олег.

36

Чтобы заслужить кусок мяса «побольше и послаще», нужно было выслужиться. Так было в любой армии, и так было в мафии, которая, по мнению Натана, от военных сил страны мало отличалась.
Судя по тому, что Абруцци не скакал вперед, весь благоухая добрыми намереньями и желанием помочь всему миру, за пять лет «здесь» мало что изменилось, и предавать Святоша своих по-прежнему не торопился.
Такое завидное постоянство с одной стороны  вызывало у Идальго уважение, но с другой, руки чесались принести свежеотрубленную голову «короновца» своему Дону. Увы, от подобного подвига останавливал тот факт, что живой «щит» Натан в лицо знать не знал, а с этого голубка вполне могло статься оказаться большой шишкой, и прощай тогда премия, если не голова.
Обстановка, несмотря на всю свою оригинальность, постепенно начинала надоедать. Просто стоять на одном месте Эстакадо очень не любил, в особенности когда Журавлев то и дело намеревался проявить геройство, а напротив стоял вооруженный человек и прикидывал, кого бы тут выгоднее пристрелить. На месте Святоши, Идальго бы выстрелил в голову консильери, а потом спрятался от пуль за второго «лимитовца», убив тем самым двух зайцев. До двери ему прыгать было не далеко, а там отстреливайся, пока патроны не кончатся, или люк какой найди.
Отвлекшись грешным делом на гипотетическую ситуацию «а если бы я был на его месте», испанец едва не пропустил благородный жест своего подопечного, за который он сам был готов пристрелить «русича», ну, или на худой конец выпороть.
Ничего умнее Олег не придумал, как предложить дуэльный кодекс для загнанной в угол крысы, но это было еще пол беды. Ладно бы пистолет спрятал, глупая «душа на распашку», так советник Дона еще ж и в сторону отошел, просто намазывая себе на лбу жирным слоем красной губной помады «стрелять сюда».
Пообещав себе устроить «перетерке» на вилле, если уж оба живыми вернутся, Нат даже не дрогнул от положенной на плечо руки, но даже сквозь триклятый пиджак чувствовалось что все мышцы буквально окаменели от напряжения, готовые в любое мгновение сорваться как пружина спускового крючка.
И Абруцци, не  будь дураком, поспешил воспользоваться моментом, удерживая одного заложника рукой, а второго выводя на прицел.
Почувствовав как от вскинувшейся с пистолетом руки внутри клокочет ярость, Идальго что было силы толкнул левой рукой забывшегося консильери обратно себе за спину, не особо при этом жалея ребра бедолаги.

37

Человечество придумало множество глупых и никому не нужных законов. И речь сейчас вовсе не о тех законопроектах, которые охраняют честь и здоровье нации, а о других, делающих выводы из повседневной жизни, как то  про бутерброд, падающий всегда маслом вниз, и ему подобных. Так и сейчас можно было воочию наблюдать еще один из ряда этих... вечнодействующих: все всегда происходит невовремя. Невовремя они пришли в этот гараж, невовремя сюда нагрянул консильери, невовремя приехали еще какие-то нежданные и неизвестные гости... невовремя телохранитель пожелал заступиться за своего работодателя.
Ничего личного, Олег. Всего лишь бизнес.
В попытке догнать, опередить пространственно-временной континиум, совершить невозможное, все же задеть, хоть немного, хоть чуть-чуть, вывести из состояния равновесия, отвлечь внимание от себя, выпусив отвлекающего белого кролика, за которым и бросятся все борзые в надежде схватить, Канэ столь же быстро, как и двигался на первый взгляд показавшийся достаточно неуклюжим в этом явно для него неудобном костюме громила, сместил дуло кольта в сторону, учитывая направление движения Журавлева и спустил курок. Изначально целью было плечо. Легкой на первый взгляд раны хватило бы более чем, чтобы воспользоваться паузой и быстро сориентироваться, двинув отсюда. В гостях, как говорится хорошо, но пора бы делать ноги.
Но не всегда все складывается так, как мы то планируем. Госпожа Удача и господин Случай чаще все расставляют в угоду своим капризам, не считаясь с желаниями и планами столь никчемных на их взгляд существ, как люди. Наверное, и правы. Ведь следуй они в точности всем наши прихотям, было бы совсем не интересно жить.
Вылетевшая из ствола пуля рассекла воздух, прочерчивая предписанную ей траекторию, но вместо плеча попала много выше в момент, когда голова консильери, наклонившегося под влиянием толчка оказалась ниже, чем расчитывал Абруцци. Чиркнув по виску, стальная пчела, нисколько не изменив курса, с тихим жужжанием рассекла обшивку сиденья стоящего позади советника мотоцикла, да там и затихла.
Перегнул палку. Черт...

Отредактировано Санто Абруцци (2009-04-06 15:59:11)

38

Происходящее все сильнее напоминало бред сумасшедшего - Олег, делая шаг вперед под дулом пистолета Санторио, еще раз убедился в этом. Абруцци никогда не был истериком, и пускай сейчас положение у него было не самое завидное, Журавлев был уверен, что итальянцу хватит ума принять предложение и разойтись по-хорошему. Если бы Коза Лимите собиралась начать истребление советников Морелло, она бы начала с Сабатини, и пускай реакция Канэ на внезапную встречу была не слишком этичной, консильери дал слово и рассчитывал, что с ним будут считаться.
Переоценил.
"Себя? или Санто?"
Он не успел толком понять, что произошло: Натаниэль вдруг как-то слишком сильно толкнул его назад, одновременно раздался выстрел, и сразу по виску будто стукнули раскаленным молотом. Доберман отшатнулся, неловко царапнув пальцами по спине телохранителя, и еще секунду оставался в сознании, чувствуя как немеют и подкашиваются ноги и разгорается болью висок. Он протянул было руку, чтобы его коснуться, но в этот момент сознание отключилось, и тело мужчины мягко осело на пол.

39

За что боролись, на тои  напоролись. В попытке защитить Журавлева, испанец потерпел некоторое фиаско, ибо оказался не так расторопен, как должен был бы. Выстрел прозвучал мгновенно, говоря Идальго о том, что дурак он, и должен был изначально Олега запихать в багажник и возить только в оцинкованном сейфе, выпуская погулять на травку только по крайней нужде. Как магнит, русский притянул к себе пулю, но оглядываться на бедолагу Нат не стал – уж если снесло черепушку, то тут он не поможет, а если задело только, то тут две секунды погоды не сделают.
Вскинув руку, мужчина в ответ выстрелил по ногам «короновского пса», явно желая беглеца слегка обездвижить, а уж поквитаться за труп, или просто за ранение «начальника», это он потом завсегда успеет.
Увы, на дороге очень неудачно отказался живой щит, но тут уже было не до безопасности его яиц.
Без глушителя звуки выстрелов прозвучали в гараже как гром, разряжая наконец-то накопившееся напряжение.
Не убедившись в том что попал, Нат зло, не слыша собственных интонаций крикнул боевику:
- Он твой!!! – Явно имея в виду врага, а сам присел на корточки рядом с консильери, где-то втайне искренне надеясь что не увидит картину - «пораскинул мозгами».
По всей видимости святые сегодня были в хорошем настроении, ибо развалившийся в красивой позе советник дышал, мозги держал в черепушке, и разве что кровью намеревался пол раскрасить, но это было не столь критично, чтобы можно было не успеть довезти до виллы.
Ухмыльнувшись мыслям о том, что за одни сутки он уже двоих потащит от забора до кровати в состоянии «нестояния», Идальго оттянул раненого к стене, все так же упорно прикрывая своей спиной, вложил еще теплый пистолет в кабуру, и поднял Олега на руки.
К удивлению боевика, его «питомец» был как-то легче, чем можно было предположить по его габаритам, однако времени на более детальное «ощупывание» банально не хватало – надо было дотащить консильери до машины, не посчитав его пробитой головой косяк, и вернуться на подмогу тому боевику, на совести которого остался раненный Пес.

40

Жопой чуял бронижилет нельзя было снимать... Пабло не успевал следить за ситуацией разворачивавшейся как в плохо состряпанном трагокомическом фарсе. Хорошо подготовленный боевик пришедший проповедывать "love & peace" вдруг очутился на линии беспорядочного огня. Ну знаете...слово за слово и в итоге приходится соскребать чье-нибудь внутреннее содержимое с пола ,стен и прочих окрестностей. Пабло как хороший телохран, вместо того, что делают нормальные люди при пальбе, пытаясь слиться с полом, защищая самое ценное что есть - голову...так вот, вместо этого он попытался как-то остановить набирающий оброты конфликт- поднял руки и замахал ими и попробовал хотя бы собой предотвратить трагедию, рванув к лестнице. Ну, разумеется, ни х*я у него не вышло, ибо бравые молодцы успели разрядить свои пистолеты куда раньше. Конечно..кто видит бедного Пабло? Кому интересно, что он забыл в этом треклятом месте...
На самосожаление остались сотые секунды. Упавший на пол консильери с ранением в голову был большей проблемой, нежели Абруцци с Пирелли. Если он отправится к праотцам и станет известно, что произошло это при наличии одного из ликвидаторов, то можно самому закапываться в свежевырытую могилку...аккурат у ног Журавлева...
Между тем стрелять в Абруцци= убить Пирелли, больно хорошо он, падла, им прикрывается. А гаражных дел мастер, успел заходайствовать себя с лучшей стороны. Послужной список превешивает в сторону: держать руку на весу и не рыпаться. Спокойствие, только спокойствие.
-Отпусти его. И иди. Если получится...
...А тем временем прохлаждающиеся в праздном ожидании двое других наемников, услышав раздавшиеся выстрелы, сродни оглушительным раскатам грома на ясном небе, моментально рванули к запасному выходу, куда ушел их напарник.

41

Отщелкать пальцами ритм, взять аккорд басами и шикарно отыграть партию… Но когда в рок группе осел, козел, мартышка да косолапый мишка, хорошего концерта не выйдет… У Пирелли как у главного слушателя уши завяли давно, разговоры настойчиво раздражали и натягивали без того напряженные нервы. О, если бы был, хоть кто-то, что как Паганини на одной струне, наперекор всем злодеям… Сорвав бурю аплодисментов на последней ноте… Но нет, не сейчас. Своя же футболка сдавила горло, сминаемая чужой грубой рукой и кадык нервно дернулся на шее, когда гонщик сглотнул, пытаясь привыкнуть к неприятному ощущению и ещё бы глотнуть воздуха. Но дышать только носом и шумно… Взгляд в потолок, на тусклую лампу, что в пыли болтается, где то у самой крыши, покрасневшие белки глаз от усталости и нервов, губы словно шепчут молитву, о том, чтобы быстрей все это кончилось, и потереть бы виски пальцами, да запястья связаны и ноют, натертые жестким шнуром, заботливо затянутым незваными гостями… Теперь он знает - окна в комнате открыты, их выдает сквозняк, что теперь гуляет по гаражу от двери запасного входа, до дверного проема его уютной норы…
Идите все к чертовой матери…
Усмешка, кривая, осточертевший кусок липучки стягивает губы…Движения и без того ограничены и скованы… Немного ноги шире, чтобы устойчивее, и чувствовать прохладный вечерний ветер, что ласкает разгоряченную кожу и треплет едва заметно волосы, оставляя прохладное прикосновение, заставляя тянуться за потоком свежего воздуха… шумный выдох и вдох… отвратительное ощущение от въедающихся в затылок чужих глаз, без жалости и тени улыбок… Красноречивые и не очень взгляды снизу, целых три пары, явно пытающие решить стрелять через него, или все-таки не стрелять…
Быть или не быть, вот в чем вопрос…
Никчемная просьба отпустить, да кто же его отпустит, разговоры разговорами дела делами… мухи отдельно – котлеты отдельно? Не говорить не двигаться, молчать, слушать… Хватит только слушать… Последняя увиденная картина, перед тем как закрыть глаза - один из бравых парней пытаясь сгладить напряжение, вышедший из-за спины «шкафа» консильери…
Бросьте… не выпустит… как всегда ничего личного, только дела…
Фразы из спокойных становятся едкими и угрожающими… И на тебе, осточертевшее дуло исчезает с затылка, явно переносясь куда то в бок…
Соло?
Выстрел рядом с ухом оглушает, заставляя непроизвольно дернуться, ответный второй, что огненным языком облизывает правую ногу с внутренней стороны и шальная идёт куда то дальше…зубы стиснутые от внезапной боли и снова широко распахнутые глаза, взгляд, что пытается сфокусироваться в одной точке…звук с особым смаком шмякнувшегося об стену тела… Устоять, ни  в коем не случае не падать, чтобы не задушить себя своей же одеждой, не схлопотать пулю в висок… Что там дальше, куда попали?... кровь, Журавлев на полу, совсем недалеко от мотоцикла, но прикрытый грузным телом… Чтобы не добить? Жив, нет? Не ясно, хотя был бы мертв, сам давно в решето, ведь тот все же выше по лестнице, нужнее, главнее… Значит жив наверное… Голова думать отказывается… Пули где? Одна вроде в мотоцикле, ответная в «кукловоде». Минутная ярость, глаза налитые злобой…
Ну скот я до тебя доберусь…
Свой «зверь» порой гораздо важнее, чем другие люди… Топот ног и теперь вся троица боевиков в гараже…
Славно… просто невъебенно славно…
И сука хочется орать во всю глотку, о том, что какого хера эти ебаные джентльмены, парламентеры, дипломаты, стреляют рядом. Но хрип застыл, где то сдавленный в горле, страх вязкими щупальцами до самого сердца, и адреналин, частыми порциями в кровь, доводя пульс до ста, холодный пот и осознание ещё настоящей собственной жизни… Оказывается умирать ой как не хочется, кончились шутки… кончились…
Блядь, да отпусти ты меня, пидарас ебаный… отпусти…
И рваться бы вперед, да только скуля подсознательно держаться, не дергаясь, и сверлить всех злыми глазами…
Убью суку, доберусь и убью, сам…

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-04-07 02:19:05)

42

Когда события начитают разворачиваться стремительно, как в черно-белом старом синематографе, где не двадцать четыре современных кадра, а на сколько-то там больше и чувствуешь, что не успеваешь, что движения медлительные и ватные, что продираешься сквозь время, а на душе тоска, тяжелой давящей ношей. И злость и сожаление. И негодование. Так иногда бывает во сне. Сейчас все наяву.
Время.
Вреемя летит и стоит на месте одновременно.
Выстрел.
Его звук опаляет сознание, взрывает душу, рвет в клочки все чувства одновременно.
Еще один выстрел и чей-то крик.
Дино еще держал в руке приготовленную беретту и видел как тот, который сидел в незнакомом джипе, поспешно покинул машину и рванул в гараж. Самому хотелось оказаться там внутри, узнать что случилось. "Санто! Черт! Не вздумай там подохнуть. Эх, подписал я тебя на эту страшенную свистопляску. Случайность. Все было и есть случайность. Бедный механик Бруно. Прости уж. Банальная игра судьбы. А мы лишь пешки на ее шахматной доске".
Дино выглянул из-за угла. Осторожно и на мгновение. Но хватило, чтобы увидеть, что возле гаража никого нет. Хоть в этом везет. Выстрелы отвелкли незнакомцев и заставили поспешить в гараж. Сейчас Абруцци, если жив...
"Черт! Черт! Черт! Дьявол милосердный, ангелы жестокие! Жив он, жив. Не забирайте его, ладно?"
Сейчас Абруцци один против пятерых. И Бруно, хозяин гаража, слабая его защита и гарантия.
Стремительные движения, ускользающие от собственного сознания. И вот он уже около незнакомой машины. Мозг реанимирован и работает на всю мощность, разве что пока не кипит, но до этого недалеко. Ой, как недалеко. А пока четко осознаем, что ключей от Ауди нет, ибо они у Абруцци, "Мазератти" Журавлев закрыл, ибо настороженно мигает глазок сигналки на панели внутри машины, а старый джип приветливо распахнул двери и в замке зажигания приглашающе покачиваются, улыбаются метеллическим отблеском брелка, подмигивают ключи, дескать, бери меня, седлай, пришпорь и помчимся.
"Да уж помчимся..." - уныло думал Дино, уже сидя в салоне. Когда оказываешься в экстремальной ситуации скрытые механизмы сознания включаются на всю мощность. Взгляд и разум отметил самое необходимое. А именно, что бензина хватит, чтобы едва унести отсюда ноги, и что максимальная скорость их не обрадует. Старый, старый аристократический  светский лев итальянского автомобилестроения. Неторопливый, когда-то роскошный, сейчас просто внушительный. Надежный, окутывающий безопасностью бронированных боков, но абсолютно бесполезный , если на хвосте погоня. Если мазератти не сядет на хвост, если Санто там жив.
""Жив, жив". Мозг отмахнулся от ненужных мыслей, поворот ключа, ручник долой, рычаг скоростей мягкий и обворожительно послушный, а педаль газа послушно уходит в пол. Четкий выверенный разворот, уркнул мотор и джип стремительно взял старт вдоль улицы. Дино глядит на соседнее здание. За ним перекресток.
Поворот направо, здание другой стороной выходит на какие-то дворы. Можно проехать.
Еще один поворот направо и джип, как кузнечик проскочил через двор.
Тело оставило только зрение, отключило остальные органы чувств.
Узнать гараж с иннанки не составило труда. Знакомое окно.
Джип подъезжает прямо под него.
Дино сигналист.
Сейчас. Сейчас в окне должна появиться вечно небритая морда Санто.
Еще сигнал и свист. Нетерпеливый взгляд карих глаз, устремленных на окно, распахнутая дверца со стороны пассажиского сиденья рядом с водителем.
"Давай же Санто. Где твоя морда? Покажись в окошке, моя ненаглядная Рапунцель. Принц ждет тебя"

ООс. на счет ключей в замке зажигания джипа не напутал и не придумал. есть договоренность, Ликвидаторы в курсе, пост поправят.

Отредактировано Дино Морелло (2009-04-08 02:30:28)

43

За выстрелом следует шаг назад, попытка уйти, прикрыться удерживаемым надежно за ворот человеком, прекрасным живым щитом, потому что разум давно и настойчиво трезвонит о недостаточной защищенности, о явной открытости. Ведь кто есть этот Бруно? Не исключено, что он тайный брат Канторини, которого не посмеют убить, а, следовательно, стоящий за ним Абруцци в безопасности. Но что, если он почти никто? Что, если его легко пустят в расход? Как долго он сам продержится за изрешеченным телом, пока до него не доберутся смертоносные пули? Сколько минут?
Оправдывая ожидания, ногу пронзает боль. По началу она едва ощутима, но адреналина в крови не достаточно, чтобы заглушить ее всю. Через мгновение боль ярким цветком расцветает на кончиках нервов, являя на виске вздувшуюся вену, пульсирующую подобно живущиму своей жизнью организму. Абруцци сжимает зубы и все же шагает назад, пока еще может это сделать, перенося вес на здоровую ногу и теперь уже не столько удерживая оказавшегося между косяков Бруно, оперевшегося на один из них, а самому держась за него, чтобы не упасть, не потерять чертова равновесия, что может стоить ему жизни.
Один из гостей, ринувшийся было к лестнице, делает шаг назад. В гараже появляются еще двое. Прекрасно. Четверо против одного. Дуло кольта снова упирается в затылок Бруно, сообщая о своих серьезных намереньях. Теперь Санторио легче попасть по стоящим внизу, нежели им по нему. Хороший вид. Кровь медленно сочится на светлые брюки, обагряя их алым, стекает по ноге, неприятно холодя и щекотя кожу, затекает в ботинок, что тут же начинает липнуть к ступне. Отвратительно.
Громила пытается понять, что стало с его боссом. А то, что Журавлева он был преставлен охранять, уже очевидно. Не справился. Промашка вышла. Если Олег выживет, вероятно, стоит встретиться позже на нейтральной территории. Умение признавать ошибки - не самое легкодоступное, но самое необходимое качество.
Итальянец оглядывается на окно. Если он сейчас выпрыгнет, каковы его шансы уйти? Тем более, куда? Он не знает этого района дальше главной улицы. Что позади гаража? Не попадет ли он в тупик?
Но Дино ушел. И прошло достаточно времени. Оставалось надеяться, что его не поймали, что он сумел выбраться. Главное, чтобы выжил Морелло. Это первоочередная задача. Иначе бы на кой черт Канэ сунулся в этот гараж, когда адвокату приспичило сюда съездить? Да видал он это все в одном месте. Хотелось верить, что собственное здоровье (а может и жизнь) не будут напрасно возложены на этот жертвенный алтарь. Впрочем, баловать себя напрасными надеждами - для наивных маленьких детей. Взрослые дяди уже не верят в это. В жизни справедливости не было и нет. И все нужно делать своими собственными руками: прокладывать дорогу в светлое будущее или же рыть могилу.
Внезапный звук клаксона с улицы. Кто еще мог бы это оказаться? Мы снова ждем гостей? Или же это... Твою мать, Морелло. Не может быть. Геройствующий. Вернулся, чтобы забрать. Благородный поступок.
По всей видимости, эти звуки слышал не только он один. Глянув на собравшихся внизу, медленно убрав оружие с затылка механика, наступив на простреленную ногу, тут же отдавшуюся гаммой малоприятных ощущений по всему телу, убедившись, что только ради того, чтобы вытащить свою шкуру живой из этого очаровательного местечка, он все же сумеет вытерпеть пару полноценных шагов, Санторио отпустил руку с изрядно помявшейся горловины футболки и, пока остальные ждали его дальнейших действий или же его ошибок, чтобы суметь ими воспользоваться, оттолкнулся левой ногой от пола, за несколько шагов оказавшись у окна. Хватило секунды, чтобы сориентироваться, оценить расстояние до крыши машины и выпрыгнуть, приземлившись на пока еще целую ногу, все же приложившись и раненой о металлическую крышу. В глазах потемнело, а к горлу подступила тошнота.
Времени на разговоры нет. Все потом.
Прояснившийся взгляд вверх. Зря на это потраченное время. Еще один рывок, преодолевая "не могу". Пальцы цепляются за край, подтягивая Абруцци к нему. Скольжение вниз, удерживая вес тела на одних руках, упирающихся уже в крышу и открытую дверцу машины. И теперь достаточно качнуться, чтобы упасть в салон, забросить в него ногу, подтащив к ней раненую...

44

Вопреки предположению Натана, боевик не кинулся на Санторио как голодный пес на сочную кость. Даже наоборот, разыграв из себя миротворца, он поскакал вперед, добровольно решив то ли голову сложить, то ли отпустить врага.
От злости Идальго даже забыл зачем, собственно, убрал пистолет и поднял на руки тело. Сейчас было бы самым подходящим подойти, и дать зарвавшемуся боевику пинка, чтобы он понял, куда ему следует бежать и в чью глотку вцепляться мертвой хваткой, но этому явно мешало висящее на руках тело, и сей факт вымогал Идальго до скрежета зубов. Поудобнее перехватив Олега, так чтобы не обтесать его многострадальную голову об косяк, Натан поморщился, чувствуя как через пиджак медленно просачивается кровавое пятно, и пошел вперед, намереваясь картинно, пинком открыть дверь.
Но опять случилась незадача. Мимо пронеслось нечто, сначала в одну сторону потом в другую, вынуждая Эстакадо, несколько заторможенного тушей Олега, чувствовать себя черепахой в блошиной куче. Еще бы, будь у него «развязаны руки», Нат бы первым полез смотреть какие еще дополнительные неприятности устроил наверху Абруцци.
Отступив к стене, чтобы не мешать очередному боевику вылететь из гаража как пушечное ядро, испанец молча про себя чертыхнулся.
Единственное, что могло во время перестрелки напрягать, так это было затишье. А сейчас в гараже, несмотря на общую массу народа, повисла неприятная пауза, в процессе которой могло произойти все что угодно. На месте Санторио было бы неплохо наверху что-нибудь поджечь и скинуть вниз на лестницу, но даже коктейли Молотова на головы боевиков не лители, а они продолжали упорно ждать.
С интересом ленивого хозяйского пса, рассматривающего дворовую свору травящую в угол кота, Идальго стоял в слабоосвещенном участке, все решая, вываливаться ему на «свет божий» сейчас, или же все-таки повременить, но тут события сдвинулись с мертвой точки и отряд ломанулся вверх, попутно освобождая недавнего заложника.
К приятному удивлению Натана, бедолага оказался жив и даже почти цел, ну, а легкая хоромота… так она ему даже шла:
- Не дрейфь, выживет. Дай-ка мне бинты, перемотаю его, а то пока довезу он всю машину насмерть уделает, а мне потом оттирать… – шутка может и была не совсем тактичной, в особенности в присутствии обморочного тела, но запах погони сделал телохранителя консильери возбужденным, веселым и чертовски злым.

Отредактировано Натаниэль Эстакадо (2009-04-16 01:12:06)

45

оос: считаем что все ещё на месте, натан и олег уедут чуть позже

После того как Феликс оставил машину открытой и с ключами в замке зажигания, вместе с Джакомо они понеслись в гараж. Первому было ближе, второй ещё преодолел расстояние от главных ворот до запасных. Но в два прыжка рысью. В гараже картина маслом, кровь на полу, взгляд выше, на Журавлева – кровь его… Консильери на руках амбала… не то что страшно, но сердце ухнуло у обоих, почти синхронно вырвавшись из скрежещущих зубов одной фразой
- Пиздец…
Краем глаза замечая что в дверном проеме исчезает Пирелли – связанный? Отсюда не видно. Зато хорошо видно Пабло, который пожалуй мешкает, чтобы не рвануть вперед. Не до любопытства, дело серьезное. Сапер интересуется состоянием Олег, получая удобоваримую информацию о неопасности раны, на пару двигаются к лестнице, по которой Пабло уже поднялся до середины. Толи подсветка в гараже хромает, толи иллюминацию включить позабыли… Детали нихрена не ясные. И тут до бравых молодцев доноситься урчание родного ламборджини…
- Ебать… Феликс!!!? – скорее злой упрек нежели вопрос с констатацией факта…  Хакеру ответить нечего, кроме как развернуться на 180 и мчаться обратно во двор, к месту оставленного авто и не обнаружить его на месте, озираясь в темноте на глухой звук. Через пару секунд это доходит и до Пабло, но его цель Абруции и он не должен его упустить. Таков приказ. Снова звук авто, но уже с другой стороны, механик в дверном проемы, словно застрявший а что за ним не видно… отпустить Бруно уже просили эффекта ноль, напряженный взгляд и рука с пистолетом готовая уловить малейшее движение, но нет. Тем все ещё прикрываются как щитом, а он ещё только на середине лестницы. Гудок свист… рывком вперед и обнаружить лишь окна  да связанного механика. Ну ещё приличное кровавое марево на полу… Хотел было наорать что тот столбом стоит да тот связанный…
Приехали блять по вызову… уж не работает ли этот стукачок и на корону заодно…
Теперь неизвестно кого допрашивать, да и вообще смысле где. Решить: кинуться ли, развязывать механика или в окно палить, да куда там, в темень то. Все таки механика, оторвать ленту с морды, тем что под руку попалось поострее, шнур разрезать…
- Должен будешь, много…
А дальше решить толи тоже в окно, толи к хуям все и на разбор полетов…

Отредактировано Ликвидаторы (2009-04-13 18:56:40)

46

Перестрелка закончилась? Или ждать пулю в висок, как прощальный подарок? Шаги назад, почти как танец. Танец полный боли, чужие пальцы держат ворот, но не для того чтобы перекрыть воздух, теперь скорей чтобы удержаться на ногах… А зажита что? Приоритеты расставлены. Журавлев теперь под защитой, поэтому его спасать никто не торопиться. Просто ведут на мушке. А он же, ещё дышит, ещё живой! И даже может улыбаться и плакать. По разную линию фронта. Ты «синий» они «красные» Ты враг. Больше не стоит объяснений. Только холод проскальзывает в раскаленный злобой разум. Теперь остужая. И, кажется, вот сейчас, все закончиться, наконец. Можно будет закрыть глаза, вздохнуть и жить дальше… Тот, чьи пальцы все ещё цепляются за горловину, хромает. Насколько видит Бруно, на полу приличное количество крови, своей чужой, он уже не знает… Медленно отвратительно медленно. Звук, что похож на чавканье мокрой обуви в дождливую погоду, но вовсе не от воды…
Больно?
Новые лица в гараже... Отчего то слух отказывается воспринимать реальность, весь сосредоточенный на чужом дыхании и хлюпанье в ботинке… Снова холодный ствол в затылок.
Если ангелы твои, оставили меня…
Бруно все же ожидает выстрел в голову, на миг, представив, себя на полу этой комнаты, корчащемся в секундной смертной агонии, и затихающим навсегда. И кровь, пульсирующая от ещё живого сердца насоса растыкающаяся неровным пятном по полу смешивающаяся с чужой… Раз так, может, стоит закрыть глаза. Просто перестать об этом думать. Вспомнить скорость и ветер в лицо, первый мотоцикл, первую победу, первое осознание свободы. Жаль если этого всего больше не будет. Но отсюда выходят только ногами вперед. Такова цена этой свободы… Звук отъезжающей машины и ругань… Кажется пришедший в замешательство преследователь. Лестница запасной вход и люди внизу исчезают из поля зрения. И вот они уже оба в комнате. Санторио отступает к окну, все ещё держа ствол на затылке…  Все тот же знакомый звук двигателя теперь уже под окнами и свист…
Вот сейчас…
Разочарование от тишины? Медленный поворот головы в сторону уже пустого оконного проема, к которому ведет дорожка капель чужой крови. Звезды, подмигивающие уже с темного неба. Занавески, тихо колышущиеся от ветра. С секундным опозданием боевик, заскочивший в комнату и к окну, а что видно сейчас в этой темноте? Габаритные огни отъезжающего авто? Или они там ещё под окнами? Завороженый взгляд по темной алой жидкости, скопившейся в одном месте на полу у дверей. Пока стояли у косяка выжидая. Свобода рта, свобода рук, стандартное движение, когда запястья затекли чтобы их растереть, смотря на красные неровные линии на коже от впившегося шнура. Сухое слово благодарности и недовольный косой взгляд…
Какого хера вам вообще здесь понадобилось? Кто кому ещё должен будет…
И самое время удариться в истерику, сесть на диван, забравшись пальцами в волосы и завыть белугой, потому что шок прошел… Прошел ли? Немного прихрамывая к двери, на корточки, пальцами по крови и медленным движением по щеке, рисуя две кровавые полосы… тень сумасшествия в глазах…
Война…
Теперь только спуститься вниз, найти ключи от Ауди загнать её в гараж, отправить всех домой… холодный злой разум, отчего то слишком быстро пришедший в норму. Простые человеческие желания: пожрать, поссать и поспать. Ах да и замотать ногу… каким-нибудь первым попавшимся бинтом, из первой попавшейся аптечки. И пусть все выметаются. Хромая спуститься вниз, почувствовать, что и ребра теперь болят. Лекарство перестало действовать. Только усмехнуться уже не ломанной, а злой и самой гадкой усмешкой, осмотреть картину «бойни» уже внизу и одарить оставшихся не очень добрым взглядом… хромая дальше вглубь гаража, с одним желанием, закрыть все окна, двери и завалиться в кровать.
А все разборки, завтра, завтра, умоляю… завтра…
Вот он уже роется в ящике стола, где всякие разные ключи валяются, заодно и аптечку захватить и обратно, надеясь, что никто уже сегодня не вернется. Поравнявшись с амбалом, все-таки кивнуть в сторону консильери и так же безразлично спросить
- Как Олег?
Он ему ни отец, ни брат, ни друг. Просто они все по одну сторону, просто бывают совместные дела, а в целом нет абсолютно никакой разницы, сесть на край первой ступени, задрать штанину и начать демонстративно заматывать рану, даже не обработав. К черту все, завтра к доктору, все завтра…
Ведь завтра? Да Господи? Это будет завтра?...

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-04-13 15:31:14)

47

Абруцци свалился на крышу машины грузным кулем, затем, как показалось Дино очень медленно, очень... забрался все же в салон и захлопнул дверцу. Времени на разговоры нет, нога на газ, разворот, сдать назад, снова развернуться и выдрав из земли клуб пыли, рвануть вперед, свет фар выхватывает из темноты очертания здания, двор и, наконец, снова перекресток. Сейчас повернуть налево и по широкой улице вперед, прочь от гаража. Мимолетный взгляд на Санто. Лицо бледное, светлые брюки заляпаны кровью. Ранен.  Их преимущество в том, что машина подоспевших к гаражу парней бронирована, но порядочный недостаток в том, что выжимает эта карета всего лишь сто шестьдесят километров.
Вот он перекресток. В голову автоматически приходит мысль - возможна погоня. Если на Мазератти, то это будет хреново.
Дино тормозит на перкрестке. Свет фар от их машины и сама машина в электрическом свете фонарей как на ладони. Люди, суетящиеся возле гаража, их видят.
Стекло опускается бесшумно, в машину просачиваются звуки улицы. Отдаленные крики. Виден силуэт Мазератти. метров пятьдесят не больше. Есть возможность выстрелить и попытаться пробить бензобак или двигатель.
Машина замерла на перекрестке, дуло беретты поднимается, цель кажется как на ладони. Выстел, второй и третий.
И, черт побери, непонятно достиг он цели или нет, но задерживаться больше нельзя. Поднять стекло и вперед, прочь от этого места. Пистолет падает на пол под ноги, Дино нашаривает кнопку стеклоподъемника и, одновременно давит на газ.

48

12 июля. вечер смеркалось

Куча мала образовавшаяся в гараже и внутреннее негодования на растяпу Феликса побудили телохранителя вырвать тормоза с потрохами и выкинуть к чертьяим собачьим, давая зеленый свет ярости перемежающейся со страхом за свой уж, извините, зад. Пирелли вроде как подыхать не собирался, да и консильери тоже вроде не собирался передавать привет праотцам и Пабло не долго думая рванул обратно, на улицу, выкрикивая какое-то замысловатое ругательство из народного репертуара сицилийцев, своим напарникам. Те засуетились и башковитый хакер, не раз бывавший в гараже по делам Семейным подскочил к Бруно, мешая его попыткам оказать себе первую помощь- до доктора кланового домчат и спасут, а сейчас не упустить Абруцци. Схватив за грудки мужчину он посмотрел в глаза, пытаясь чтоли на ментальном уровне донести свои мысли и соображения на "сей счет. Во всяком случае на большее чем требовательное -Ключи. его явно не хватило бы, челюсть сводило от злобы на себя, а желваки отплясывали свой чудоковатый танец на худосочном лице.
Джакомо оставалось лишь помочь с раненным Журавлевым и выведением его из треклятого гаража.
Пабло бежал к выходу выхватывая глок из кобуры и снимая предохранитель. Хотели как лучше, а вышло как всегда одна хреновина...
Добрую верную старушку ламборджини оседлали какие-то мерзавцы, так еще и имели наглость палить по машине консильери, грозя поднять на воздух с ней и весь гараж. Обратный рефлекс срабатывает условно и сам собой пружиня руку вверх, в собирающегося укатить на ламборге "гнусного похитителя" ...курок до упора.
Пуля, может и дура, но находит своего адресата.

Отредактировано Ликвидаторы (2009-04-13 16:22:32)

49

12 июля, вечер

ООС. остальное доигрывается во флэшбэках

В ответ Дино не получил тишину. Острое жало вонзилось в плечо. Настолько острое, что в первые секунды боль была практически неощутима, а затем полыхнуло в  глазах, к горлу подступила тошнота и несколько секунд были потеряны на то, чтобы просто вспомнить, как нужно дышать и вообще вспомнить о дыхании. А следующие мгновения пустота и единственная мысль - уйти.  Рядом белый, как бумага Санто. Дино его не видел, да и не нужно было оглядываться, чтобы понять что с Абруцци сейчас мало толку. Пальцы правой руки все еще жмут стеклоподъемник и он наконец закрывается, левая рука висит плетью. Оружие... Где беретта? Кажется выронил. Был какой-то звук, падающего предмета, пронеслось мимо сознания, только сейчас вспомнилсь. Поразительно тугая педаль сцепления, что является позором для такой крутой марки, хотя может быть просто слабость и машина тут не при чем, но выжал, рычаг передвинут и нога на педали газа правильно и мягко ныряет вниз. Ну и машина им досталась все таки...
Теперь свет фар, скорость и мгновенно отпустившая боль. Как следствие ушла тошнота, оказалось, что тело сплошь покрыто холодным крупным потом, футболка мерзко прилипла к телу, а волосы к лицу и пот заливает глаза. Слева все скользко, вязко и тепло, ниже плеча рука онемела, пальцы едва удерживают руль, но правая действует и они наконец-то набрав скорость.... черт это сколько же времени нужно, чтобы разогнать сей гроб? Как призраки в обеих сторон возникают и исчезают силуэты зданий.
Улицы и перекрестки. Дино петляет, выбираясь из недружественного района и стремится выбрать трассу, следующую  мимо центральных районов сумеречного Палермо.

погоня >>

50

Машина срывается с места, едва хлопает, закрываясь, дверца. Легкое, малоприятное головокружение, что Абруцци списывает на кровопотерю, и за окнами начинают мелькать дома, совсем незнакомые, совершенно неизвестные и невиданные ранее. Двор, улица, проезжая часть... Джип тормозит и Санторио едва успевает упереться ладонью в бардачок, чтобы не клюнуть в него носом. Совершенно дурное состояние. Прикрыв на мгновение глаза, он поворачивает голову в сторону, где громыхают знакомые выстрелы беретты - Дино стреляет в оставшиеся стоять у гаража машины, за чем незамедлительно следует ответ. Ламборджини вздрагивает и следует дальше на достаточной для городских улиц скорости. Судя по поведению адвоката, похоже, его зацепило. Насколько серьезно ранение - Абруцци отсюда не видно. В любом случае, ситуация ныне напоминает старый анекдот: "Посмотрим, сказал слепой, как безногий будет танцевать".
Оружие, несколько секунд назад выскользнувшее из рук Дино, лежит на полу. До него сейчас проблематично дотянуться, но пока и нет необходимости в этом. Развернувшись корпусом и добравшись до ремня безопасности, Санторио с усилием вытянул его, насколько мог, и зафиксировал, надежно закрепляя себя в едином положении. Сколько он еще продержится в сознании? Ответ на сей вопрос - гадание на кофейной гуще. По коже пока еще не пробегает холодок. Но в скором времени это начнется. И не только это.
Как же все таки итальянец не любил все эти побочные эффекты: дрожь, слабость, холод. Состояние, когда привычное самоощущение меняется с точностью да наоборот. Сжав в ладони кольт, решив сосредоточиться на его тяжести, на его шероховатой рукояти, как на единственной нити, связывающей его с реальным миром, Санто глянул в зеркало заднего вида, пока лишь видя пустую труссу.

Флешбэк

51

ООС: 12 июля. Глубокий вечер

Толи Бог был глух, толи слеп, толи его вообще не было. Толи Бруно провинился и сейчас получал «небесную кару» вкупе и полностью начиная с утра, толи синьору Господу Богу никак не нравилось название автомастерской «Страстный Дьявол» поэтому манны небесной её работникам он не сулил. И молитв механика не слышал… Так и теперь – только успев пристроить пятую точку на железную ступень, задрав прилипшую штанину, желая провести себе беглый техосмотр, Бруно чуть язык не прикусил, когда услышал новую порцию выстрелов. Три глухих отзвука, от вспарываемого пулями железа машины… Три неслышных удара сердца. Закрыть глаза и задержать дыхание, видеть жизнь пронесшуюся перед глазами. И злорадно усмехаться, гадая: взорвется не взорвется. И все это за пару секунд…
Не взорвалось… Не взлетела машина на воздух, а вместе с ней и гараж и пол квартал до кучи…
- Вот бляди…
В перевернутом сознании раненые мысли белки, желание взять любой попавшийся под руку топор и искромсать Фиат на стропилах, раскатать катком «незваный гостей», трахнуть их задницы разводным ключом… и хриплый рык рвется наружу, но застревает в глотке, перекошенное злобой лицо и чьи то бешенные глаза смотрящие прямо вглубь своих… Бруно не сразу реагирует на казалось бы стандартную просьбу
Че?
Его потянули наверх схватив за грудки, и кто? Феликс! Каких усилий Бруно стоило не выместить злобу на своих и не заехать по морде хакеру…
Ключи блядь? Чем ты думал, когда из машины съебал придурок? Боевики нахуй, ладно я долбаеб, этого не касаюсь…
Рука спокойно, но с силой оторвала пальцы боевика от своей многострадальной футболки, вторая вложила в ладонь запасной комплект ключей от ауди, с молчаливым наставлением в глаза. Дальше Пирелли просто отошел взять раскрытую аптечку и похромал в сторону «суетившихся» вокруг Журавлева людей. Хотя суетой там и не пахло. Телохранитель был непробиваемым как скала, даже пытался подбодрить, пошутить. Но Пирелли сейчас было абсолютно фиолетово и он, только усмехнувшись, передал просимые бинты. Мысли успокаивались, и приходили в норму, укладываясь по полкам. Охранник и механик друг другу представлены не были но не панибратства улыбок и ужимок. Не то настроение, не то состояние. Просто протянуть руку, просто сказать своё имя, сухо и без интонаций. Проводить всех взглядом и подпирать стену гаража собственными плечами…
Кровь… все уделано в крови…
Выгнутая шея и поворот головы назад, куда то наверх будто пытаясь рассмотреть, сколько её там наверху. Один черт отсюда не видно. Но убирать надо. Рана на ноге саднит и ребра снова говорят о том, что нехер было лихачить утром, что все могло бы обойтись. И ещё, ещё нужно поговорить с работниками, выяснить кто же этот ублюдок, или ублюдки. Почему ему до сих пор не доверяют. Но все это потом, потом, а сейчас просто дать старт бессмысленной гонке, за неизвестный приз, все мысленно, не произнося ни слова. Черно- белый клетчатый флаг.
Старт – Финиш?...

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-04-27 16:35:15)

52

оос: краткость сестра таланта(с).
12 июля. Глубокий вечер

Это уже не смешно, мать вашу! Пабло - то попал, однако засверкавшие бока собственного авто как-то не слишком радужно отразили эту радость. Съэкономив на мстительном желании запустить вслед глок и трехэтажный мат, авось нагонит и раздавит, мужчина спешно огляделся на предмет наличия хоть самоката, хоть велосипеда - колес, в общем. Мазерати консильери отпадал сразу, заведется ли? А что это рядышком невзрачное такое? Пабло дернул Джакомо, суетившегося у Олега и его телохранителя, а тот не будь дураком  уже успел позаимствовать пистолет из кобуры Журавлева, оба спешно направили стопы к другому авто, красному, нагнал их Феликс потрясая аки трезубцем, ключами, при этом бесперебойно, как военное радио вещая о том откуда все это добро и куда его надо захирячить. Со слов Бруно ключи от телеги к которой они и бежали...
Вот оно щастье...
Ключики к замку подошли и не смотря на убитый вид автомобиля, завелся он сразу. Пабло запихнул Феликса "порулить" а сам рядом. Джакомо посадили назад, тот снимая оружие с предохранителя. Отпустил стекла.
Потеряно более нескольких минут. Нагонят ли еще тоже вопросец. А по хрену. Педаль до упора и вперед, смотря в оба. Скрежет шин по асфальту, фары разгоняющие ночь и красные габаритные огни, что осталось видеть только оставшимся у гаража.

Флешбек

Отредактировано Ликвидаторы (2009-04-29 19:37:05)

53

ООС:
не думаю что кто нибудь будет в обиде. Малость ждать задолбало. Синьор Эстакадо перемотал Синьора журавлева аки добрый доктор и увез на виллу на Мазерати.
Отчет за проделанный месяц:
1. Проданы тойоты, полученная прибиль в основе своей осела в клановой кассе, плюс и Бруно перепало прилично
2. Гараж обородуван новой сигнальной системой и парой видеокамер на выходе и внутри
3. Все машины (в том числе и чужой Фиат) получившие повреждения в ходе боевых действий или столкновений или ранее, кроме ауди приведены в порядок
4. Седло на мотоцикле сменено полностью
5. Укреплены стены гаража на случай очередный боевых или подрывных действий
6. Получен разнос за "шоу" в гараже от самого Дона Канторини, впрочем как и похвала за машины. Так что на все остальное азкрыли глаза.
7. Так же выяснены Имена и фамили  нападавших при помощи клана, что привело Пирелли в некое удивление.
8. На данный момент занимаеться модификацией и перекраской ауди, так как её неплохо поцарапали в последней погоне, а руки никак не доходили

Mission complete. Next level - evil Bruno...

54

Белая разделительная полоса переходит в короткие штрихи… асфальт краска асфальт краска… короче чаще… удары сердца асфальт краска асфальт краска… свет передних фар выхватывает дорогу из темноты, освещая дорожное полотно неровным светом, асфальт краска асфальт краска, сердце бьется чаще… белые штрихи становятся коротки… быстрее, быстрее ещё быстрее, ветер шумит… мотоцикл летит навстречу ночи разрывая её тишину своим утробным урчанием… асфальт краска, асфальт краска, краска, краска асфальт, асфальт, асфальт… краска, краска, краска, краска… сплошная белая полоса, отсутствующий край ограждений, зияющая пустой дыра, асфальт… управление… не слушается… тормоза, нет… асфальт… свет, темнота, провал… удар… крик…
Бруно вскакивает на постели, проснувшись от кошмара. Грудная клетка ходит ходуном, Тело покрыто холодным потом… За весь месяц он практически ушел в себя, не вылезая из гаража, будто из своей норы. Каждый день обсуждая планы перепланировки, и занимаясь только машинами машинами и ещё раз машинами. С трудом, вспоминая тот вечер, когда он как прачка бегал с тряпкой закрывшись, и оттирал кровь по всему гаражу. В полицию никто не обращался, это дело семьи, разберутся между собой… Месть хороша, когда мстишь не спеша… Вот и теперь руки в темноте нашарили мобильный телефон чтобы посмотреть время. За этот день он устал как собака. И на тебе смс…
Святой: «Приезжай в Соле Неро и будет тебе счастье»… пощелкать по клавишам, посмотреть время отправки. Так и есть, уже почти третий час смс валяется неотвеченной. Набрать и послушать длинные гудки на том конце провода. Толи не взял с собой телефон, толи не слышит из-за музыки…
- Вот и понимай, как хочешь…
Оставалось только усмехнуться и сесть на кровати, ладонью по лицу ,чтобы вроде как проверить все ли на месте стирая остатки ночного кошмара. Где то внутри все равно паршиво и словно кошки скребут на душе своими когтями, долго упорно, медленно и с садистским наслаждением. Очень хочется послать к черту все и завалиться обратно спать, но вроде как и Капореджиме, порядком конечно заебавший своими каждодневными визитами стал немного общительней и вообще. Мало ли синьор Канторини изъявил желание увидеть собственного подчиненного. Сознание боролось со сном, сон боролся с сознанием. Помочь в такой ситуации мог только душ. Очень бодрящий и очень холодный. Пошатываясь Пирелли добрел в полудреме до ванной комнаты и залез под воду прямо в трусах. Все равно переодеваться. Сначала воду он сделал теплую, уперевшись руками в стены и отдавшись ощущению того, как теплые капли стучат по макушке и стекают по волосам вниз, затем руки горячую воду убавили а холодную постепенно добавили. В тот момент, когда челюсть от такого самурайского пробуждения у механика уже сводило, он решил что довольно, кран закрыл мокрые трусы снял и кинул куда то сушиться, побрев обратно в комнату. Морду брить он даже не собирался. Не на светский раут его звали, итак сойдет. В темноте искать одежду занятие конечно более чем дурацкое, но всеет включить лень совершенно, да и глаза резать будет. Поэтому подсвечивая себе экраном мобильного телефона, Бруно сначала копался в белье, выудив оттуда чистые плавки и пару вроде бы одинаковых носков. Как и все мужчины, особенно в такое время, он был более чем ленив… Сидя прямо на полу одевая вышеозначенные предметы Пирелли пытался придумать себе костюм, для такого «охеренно значимого» события в его жизни… Мозг выдавал что то феерическое и дикое то кожу с шипами, то перья и стразы. В конечном итоге послав все нахуй, Бруно  вытащил вроде бы чистые джинсы, и темную футболку в капюшоном, пришлось ещё поискать ремень, чтобы нижняя часть верхней одежды не уползала куда то в низ. Перенервничал, похудел…
Беглый осмотр по карманам и ба, находятся маркеры по металлу, которые он уже пол года искал по всему гаражу…
- ну блядь, ну как можно…
Собственно они тут же засовываются обратно в боковой карман на штанине, чтобы их потом было найти быстро, в задние суются мобильный и деньги, в приличном количестве. Ибо раз позвали в клуб надо обязательно нажратся и надебоширить. И вообще гуляй душа…
Закрыть окна, что разбавляли зной ночи прохладой, оставить включенным кондиционер, на ноги одеть легкие спортивные кеды, обязательно "облить"себя мужским одеколоном, лениво спуститься и в темноте пытаться сообразить, на чем добираться в клуб… 
Соле Неро... Соле Неро
Твердил разум, и из сознания по-тихому всплывали воспоминания и мысли.
Что там о нём говорили… Какими-то прозрачными намеками, но было ясно одно, заведение находиться под присмотром клана Короны…
Да уж счастье… что ты хотел сказать Каро…

Решение о транспорте пришло довольно быстро, но пришлось включить свет, который резанул по глазам… Пару минут и все пришло в норму, Бруно нашел Фиат, тот самый с которого и начался весь бедлам, теперь уже приведенный в божий вид, покрашенный с новыми фарами стеклами крыльями и дверцей. Мало того Бруно ещё и спец техническое обслуживание ему сделал и именно поменял все фильтры да в движке покопался… Бак как и ожидалось, оказался пустым… Ещё десять минут на заправку и двадцать минут на хождение кругами по гаражу в поисках ключей, которые в итоге оказались в бардачке… Прогреть мотор, выгнать машину, выгнать, закрыть все и вся, поставить на сигнализацию и тихо со спокойной душой отправиться в клуб. С чистой машиной без жучков и бомб, только кто этому поверит, все равно разберут на запчасти. Ну и плевать то собственно его дело вернуть, все остальное по барабану…
Пирелли ехал тихо, внимательно всматриваясь в ночь, в огни темного города, в мерцающие в гулкой пустоте безлюдных пространств светофоров… Иногда смотрел на небо, на звезды…
Есть ли ещё в этой вселено на какой-нибудь далекой планете второй такой дурак, или нет…
Машину кому нибудь отдаст скажет фамилию оставит ключи, а там, передадут, передадут обязательно, гонщик был уверен...

Центр Города. Клуб Соле Неро. Вход

55

Клуб "de l'Ombre". 1 этаж. Отдельные кабинеты

Дождь баюкал своим шумом, смывая грязь, не только с улиц, но и с дикой души волка. Ни разу за все время пути не было желании проснуться или кричать во сне. Пожалуй, на сегодня кошмары его оставили, и сон был крепким, но его не хватило. Разбудили как всегда бесцеремонно, были бы не свои руки бы поотрывал. Капли воды все так же барабанили по стеклу, но зная своих рабочих, механик был уверен в том, что они уже внутри. Благо платить за машину было не нужно. Пирелли вышел прямо в дождь, практически наступив в лужу, не ругаясь, скорее затаив улыбку в глубине темных заспанных глаз. Паранойя по части преследования отпустила, минуту он так и стол, подставив лицо струям, не чувствуя что холод пробирает до костей, и кожа покрывается мурашками, потому что в машине было тепло. Через минуту раздумий он открыл заднюю дверцу, наклоняясь, и с улыбкой сообщил, что они добрались, развернулся и пошел к гаражу, дав понять, что в принципе можно и добро пожаловать – только сегодня и совершенно бесплатно маленькая экскурсия по его детищу, над которым он работал не один год. Внутри как муравьи, примерные и упорные работали лучшие. Стукачей он вычислил и выгнал, даже рассчитав по человечески. Лавным для него было доверия, а крутить какие-то мутные дела, за спиной дона, было не в его интересах. Лучше поддержка со стороны главы, нежели его негодование в случае провала левой сделки. За деньгами ради наживы он не гонялся, ему вполне хватало всего того, что он получал, и даже оставалось, для родителей, в приличных количествах. А личная жизнь – так молод и горяч ещё, чтобы семьей обзавестись, а там вполне можно стать официальным дилером какой либо марки и продавать машины до старости… Гараж был огромен, и все попрятали свои машины, и мотоциклы внутрь. И ещё могло до черта поместиться. В те времена, когда не было заказов по основной работе, либо со стороны мафии, они с ребятами копались в своих, модифицируя. Уличные гонщики здесь тоже были.
- Ну вот синьор Легар, здесь я собственно и живу, это и мой ад и мой рай…
Оставляя мокрые следы, на полу, он поплелся к своему краснобокому зверю, чтобы «поприветствовать и обнять», и кажется шептал бред о том, чтобы Дукати простил его за измену, с улыбкой… Чудной он был, не такой как все… Пять минут после он уделил на разговоры с рабочими, выслушав о намечающихся гонках, сроках, уверил что все в се успеют, предупредил об отсутствии в ближайшие сутки двое, выдал пару других поручений по ремонту и покраске, успел внести коррективы в чертежи, что вдруг замелькали перед глазами и попросил сильно не шуметь, потому что собирался поспать, и попросил разбудить, если пришедший с ним мужчина, соберется покинуть гараж без ведома хозяина. С чувством выполненного долга, он вернулся к полицейскому, мотнув головой куда-то верх, в ту часть гаража, где он обитал, мол «нам туда». Поднялся по лестнице, скинул кеды, сел за компьютер, просмотреть ночные съемки камеры, в быстрой перемотке, чтобы снова ничего не обнаружить и с облегчение вздохнуть. Нашел чистое полотенце, вручив его полицейскому…
- Душ там, если нужен… и будьте уверены топить вас, или закатывать в асфальт, точно никто не будет, повод не тот сегодня… за подарками к обеду поедем, сейчас можно и нужно выспаться… Но кровать у меня одна…
Завалиться без зазрения совести прямо на диван в влажной одежде, поставить будильник, зная что проснется часа на пол раньше благодаря хорошим внутренним биологическим часам, буркнуть неразборчиво про то, что хоть и волк но не кусается совсем, отвернуться мордой к стенке и задрыхнуть спокойно зная, что искать в гараже нечего, а то что и полицейские здесь могут пройти обслуживание – так это запросто. Минут через пять он спокойно дрых в своё удовольствие, даже улыбаясь во сне…

56

Клуб de`lOmbre. первый этаж. отдельные кабинеты----\

Окна автомобиля запотевали, давая понять, что дождь снаружи холодный, его явно принесло с севера. Протирая тыльной стороной ладони стекло, Ге смотрел куда вообще едут. Чтобы хоть как-то ориентироваться. Пирелли сладко и по-детски крепко уснул на переднем сидении, водитель молча рулил куда приказали. Никакой нервозности, словно ехали так уже не впервые. Чертовски наивное своё поведение Легар устал оправдывать и решил, что видимо, буддам так угодно...
Дальше делал всё неторопливо, слегка борясь с остатками лёгкой нереальности, в которую ещё срывало временами.
В гараже конечно же внимательно огляделся, запоминая все ходы и выходы, понимая, что такой хорошо и старательно организованный "рай-ад"  даёт немалый доход. Тем более, тут явно делают не только ремонт и не только - легальные процедуры. Однако, на взгляд, всё было чисто. Работники - в курсе происходящего, конечно же. Пирелли активно прошёлся по своему заведению, следить за ним было приятно. Просто рыба в воде, на своём месте явно парень. Тут же наверняка можно было отыскать корни вечных ночных гонок на прибрежных трассах - вечная головная боль дорожной полиции. Один любимец Пирелли чего стоил...
Стряхнув с волос излишки воды, чтобы не чувствовать горячих струек, бегущих за шиворот, Ге поплёлся за владельцем гаража наверх, явно туда, где и обитал всё своё время укротитель железных зврюг. Как достойный дрессировщик - чуть ли ни возле клеток и с мыслями лишь о питомцах. Видно было, что Пирелли от усталости чуть пошатывает. Словно и не на вечеринке был, а на сложнейшем задании.. грязный весь, замучаный. У Легара что-то возникло в подозрениях, он нахмурился, но в общем, какое было ему дело до этого...
Шёл следом, рассматривая следы пыли на джинсах парня. На заявление о том, что никто убивать его не собирается, Ге усмехнулся и повесил выданое полотенце себе на голову. Мысль о душе в общем-то радовала. Тем более, что подсушить одежду всё же не мешало. Он не мог, как Пирелли завалиться во влажном, не хотел, можно было так сказать.
-Спасибо за свободу действий...
Пошутил Ге, раздумывая о душе, горячей воде. Почувствовал, что плечи немилосердно напряжены всё же.. Произошедшее в клубе даром не прошло. Значит - надо. Однако, из любопытства побродил по комнате, рассматривая горизонтальные поверхности и что на них лежало. Выглянул в окно. Нашёл метку от вошедшей в глубь стены пули, усмехнулся.
В душе почему то вспомнил о том, что читал о Люцифере. Любимый ангел бога, по альбигойским системам являлся тем, кто принёс себя в жертву, став противоположный принципом, второй точкой в мироздании, помимо создателя, между которыми и смог осуществить своё движение маятник жизни, висевший до этого в неподвижности. Люцифер заложил себя в основу нашего мира, проявленой реальности, воплотив все физические законы. И не только физические. Смутная вера в то, что существует не только одна данная реальность всегда преследовала Легара. Он слишком часто сам проходил по краю, острию жизни, чтобы знать, ощущать это. Дыхание чего-то ... не называя это никакими терминами, считая, что определение убивает ощущение, столь хрупкое, что оно не выдерживает веса слова. Раздевшись, Ге нырнул в каскад тёплой воды, сделал её погорячее, потому что внутри всё ещё было холодно. Не от слов сероглазого, ни от того, что тот сделал, нет. Просто от того, что Арриго был вынужден это сделать. Значит, что-то с ним творилось, а от помощи он отказался наотрез, показав - до какой степени он разочарован в мире.
Легар закрыл глаза, вновь и вновь вспоминая этот эпизод в клубе. Нет, ответа здесь не было. Придётся ждать. Так долго, сколько понадобится, чтобы пришёл ответ. Чтобы маятник качнулся и ушёл к другому полюсу. Тогда и будет решение. Ждать...
С силой потерев лицо, заставил себя улыбнуться, чтобы заткнулись вновь поднявшие головы тени с точками фонариков вместо глаз. Ладно, ещё день безделия. А завтра надо впрягаться в отчёты, звонить прокурору, просить его об отсрочке закрытия дела Корсо.
Спать.. спать.. не хотелось. Вышел в комнату, накинув мокрое полотенце на плечи, в трусах, совершенно не собираясь залезать в одежду, пока она не высохла. Сменил полотенце на плед, подошёл к спящему хозяину квартирки. Безотчётно засмотрелся на спокойное лицо парня. Тот видел семнадцатый сон и лишь дёргались пальцы правой руки, свесившейся с дивана. Ловить тут было нечего, Легар сел на край кровати, в задумчивости. Привычно подтянул под себя ноги и ушёл в медитацию. Отсеивать влияние на сознание наркотика было забавно, определяя направления, как металась мысль, подхлёстываемая химией. Следовало разобраться в причине - почему принял приглашение на помолвку. Предчувствие или любопытство? И дейстововать тогда исходя из этого.

57

Не раз и не два приходилось Бруно спать за столом, в машине, или в какой-нибудь замысловатой позе, явно не горизонтальной, так что старенький диван ему казался более чем самым удобным местом, чтобы выспаться, вытянувшись и чтобы потом не разминать затекшие мышцы и распрямлять позвоночник, из позы буквой «зю». А то, что движения свои в состоянии глубокого сна никто не контролирует, то это давно изучили и описали всевозможные врачи в разных брошюрах с дивными и подробными описаниями. Вполне могло статься, что чувствуя что-то теплое рядом, Пирелли на это что-то теплое закинут свою ногу, промямлит что-то похожее на: « я люблю тебя мой сладкий» или чего похлеще, а может недовольно буркнет и будет спихивать с кровати. Кто знал, что сейчас в спящем мозгу замкнет и чем закончиться… Гонщик повернулся, ткнув несильно коленом в пояснично-кресцовый отдел, а проще говоря, почти в задницу, медитирующего полицейского. Рука словно по наитию начала ощупывать место рядом, чтобы найти там пустоту…
- Не понял…
Ещё не открывая глаз, но уже изогнув бровь, будто вопрошая, Бруно заставил себя проснуться, как всегда, словно в давнем ритуале растирая заспанное лицо ладонью, видимо так глаза открывать было легче… Мутный постепенно фокусирующийся взгляд наткнулся на спину, в пледе, через пару секунд пришло узнавание…
- Ах, ну да…
Следом послышался тихий смех, в осознании того, что ещё минуту и механик вполне бы облапал главу следственного отдела, так и не проснувшись, а потом не дай бог ему припишут сексуальные домогательства и заведут дело, как на маньяка рецидивиста… Дальше все движения  в чистом автоматизме, найти телефон, убедиться, что пол часа в запасе до намечаемого пробуждения, сползти с дивана, начать рыться в шкафах, в поисках ещё одного полотенца, заметить вещи, сушившиеся на стуле, вдохнуть чистого воздуха, что сквозь открытые окна свободно гуляет по небольшой комнате, заметить что дождь кончился, и солнце вовсю облизывает лучами полуденный Палермо… Любопытным взглядом коснуться полицейского, в пледе. Задуматься над тем, а в трусах ли от, пресечь в себе детское любопытство до стадии сдернуть плед и убедиться воочию, и пойти в душ. Устроить свою медитацию, упираясь руками в стену, и отдаться  массажу тяжелых струй, что с силой давят на плечи, раскладывая мысли по полкам. Понять, что Ренат чувствует себя практически как дома, будь то даже осиное гнездо. Прикинуть сколько раз они могли встречать заочно в машинах, когда он уводил полицейских за собой, отвлекающим маневром, пока расторопные и не очень гонщики разъезжаются с неофициальных гонок, ликовать, что ни разу не был пойман, и все - таки уцепиться за осознание того, что где то они уже встречались, но вот где… Уже из душевой кабины Пирелли слышал звонок будильника, постепенно делая контраст на холодную воду, затем, как бы ни хотелось, пришлось побриться, и без всяких там рекламируемых бритв типа «Браун – Стайл», среднестатистическим бритвенным станком за годы тренировок, хоть «Хуй войне» на груди можно выбрить, но сейчас пришлось сбрить все…
Жилет и мужчины больше нет…
Усмехнуться перед зеркалом, вычистить зубы, облиться чем - то пахнущим зимой и снегом, натянуть чистые плавки и в таком виде спокойно продефилировать в комнату. Чего взрослым мужикам друг друга стеснять, тем более никто и не голый… Как бы не хотелось напялить комбинезон, и явиться в праведном негодовании, мол сорвали с места работы, Бруно оделся иначе. Брюки цвета хаки, ремень как обязательный атрибут, светлая футболка с длинным рукавом, легкие светлые полуботинки. Мокрые ещё волосы пока зачесаны назад, открывая почти интимную и не всегда заметную с первого взгляда деталь – небольшое серебряно кольцо в верхней части правого уха. 
- Нам пора, с вас цветы, много цветов…
Подарок он давно присмотрел, веселой цветовой расцветки, хорошо, что не трайк какой-нибудь кастом фирмы. Но уверен был, что понравиться, в крайнем случа,е перекрасят и разрисуют. Такси вызвано, путь дорога теперь на виллу. Развеселые приключения начинаются, ведь рядом сидит полицейский, кто знает, что у него на уме…

(Через торговый центр). Dolce vita. Ворота (въезд на виллу)

58

Уже несколько минут чувствовал, что сон парня становится нестабильным. Тот издавал забавные звуки, звал тихонько кого-то. Сам Ге уже вернулся из глубокого состояния и уже просто напоследок сортировал пришедшие на спокойный ум мысли. Тело приятно отдохнуло, шевелиться ещё не хотелось, но его пошевелили, пихнув в средоточие Кундалини. Зевнув, проводил Пирелли взглядом до ванной, пытаясь сообразить - что смешного было тут? Поправил плед, поковырял в носу, пошуршал пальцами по щетине... вид мягко говоря был непрезентабельный. Ронять честь полиции своим таким раздолбайским состоянием было как-то влом. Придётся в парикмахерскую заскочить, освежить физию.
Созерцая стриптиз наоборот в исполнении хозяина гаража, подумал, что почему то ему знакомы движения парня. Улавливается что-то виденное. Но где?
На реплику о цветах кивнул с удовольствием. Это было выходом. Потому что подарков не умел дарить, да и понятия не имел  - что на помолвку дарят.. да и нужны ли подарки от полицеского... А так - просто красота. От такого мало кто откажется - цветы. Влез сам в брюки под странно изучающим взглядом парня, словно тот что-то искал, что нет у него самого...Ну да, свежий шрам от пули на бедре.. это что ли? Футболку надел, решив купить новую в магазине, где остановятся. Уже спасти старую возможности не представлялось - вид как у странствующего писателя, млин, такой же растянутый и мятый.
-В общем, пошли.   
Не мог ни вставить своего коммента, потому что руководимый младшим чувствовал себя неловко. Врочем, тут же забыл, расслабившись на сидении в машине, прикидывая на сколько может позволить себе шикануть с цветами.

----\через торговый центр Ворота Dolce Vita. Въезд на виллу


Вы здесь » Сицилийская мафия » Район Ogni cosa ha un limite » Автомастерская Дьябло Корса (Страстный Дьявол)/Гараж