Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Район Ogni cosa ha un limite » Автомастерская Дьябло Корса (Страстный Дьявол)/Гараж


Автомастерская Дьябло Корса (Страстный Дьявол)/Гараж

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

С виду не особо приметное здание, где-то в закоулках города. Не мрачных и не имеющих дурной славы. Но и не особо приветливых. Здание чуть выше одноэтажного. Внутри есть переход наверх, где находиться небольшой офис, в котором днюет и ночует Бруно. В тот момент, когда гараж занят делами мафии? он закрыт для посторонних. Не имеет яркой и кричащей рекламы, но знающие люди знают куда идти, если им нужно качественно, быстро и без лишних нулей при оплате. Самого Бруно можно найти в гараже, при работе и в масле. Он непременно вытрет руки засаленной тряпкой, прежде чем поздороваться с большим босом. В целом штат небольшой, люди талантливые, так или иначе? знакомы с делами мафии, не болтающие налево и направо, мастера своей работы. На виду всегда несколько машин, с которыми работают в данный момент - официально. Нужной и важной информации владелец в гараже не держит. Для этого есть отдельное место, известное только ему. Помещение внутри слегка мрачноватое, стены разрисованы собственноручно баллонами и аэрографом в качестве тренировки и рекламы как таковой - чтобы посмотреть, что умеют делать в этой мастерской. Тем не менее, оборудование качественное и новое. Инструменты, установки, компьютеры для диагностики. Просто все по минимуму без широко размаха. Сбоку небольшая пристройка для любимого Ducati, наверху небольшой диван и мини бар. Пару окон выходящих на начинающийся загородный пейзаж. Небольшая вывеска, с перечнем услуг и часами работы на дверях. Чистая, и лично разрисованная, с плящущим в огне дьяволнеком в правом углу.

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-03-23 16:45:24)

2

Как обычно, вечер превратился в глухую ночь, а Бруно не отрывался от работы, копаясь в «кишках» лежа под одной из пригнанных Тойот. Времени для сбыва машин было много, но так как тратить его впустую мужчина не любил, поэтому ковырялся в свое удовольствие. У последней были проблемы с тормозами, и Пирелли только диву давался, как эта железка вообще доехала через пол света, да ещё и не угробила никого из водителей. Было тихо, входные двери закрыты, рабочие разбежались ещё пару часов назад. Ну да дело не срочное, когда без отрыва от производства ломишь несколько суток подряд без перерыва на сон еду, заказы бывают разные. А свою крышу и подавно слушаться приходилось. Шестеркой он не был, но и по шее получать не сильно хотел, и не только по шее. Поэтому чем быстреё избавлялись от «балласта» тем проще и легче дышалось в дальнейшем и можно насвистывать и ехидно скалится прямо в полицейские морды, что, запыхавшись прибегают – опоздав суток но двое – трое. Механизм работал как часы и все винтики сейчас были на месте, работали отлично и слаженно, поэтому и бог миловал, хоть и к мастерской давно присматривались…
Изрядно поматерившись, испачкавшись в тормозной жидкости, и оторвав к черту надоевшие провода, Бруно плюнул на гиблое дело и выкатился из-под машины на спец лежанке. Взгляд карих глаз устремился на табло электронных часов у потолка, с ярко зелеными цифрами на циферблате, которые осведомили хозяина гаража, что время давно перевалило за полночь.
- Ладно детка, поколдую с тобой завтра, сегодня ты мне осточертела…
Грубая ткань, накрыла машину, сильные руки подхватили первую попавшуюся тряпку и начали оттирать пальцы от смазки, бензина масла и тормозухи. Пах Бруно специфически: и потом и всеми прелестями машинных компонентов, а каким то дорогим одеколоном, название которого он уже и не помнил. Как обычно подарок от какой-нибудь леди «на пару встреч» - вдул и забыл. А дальше сами разбирайтесь – занятый он человек. Тащиться в душ не было никакого желания, как и что-нибудь перекусить или завалиться спать. Сильная ладонь огладила металлический красный бок любимого «зверя», но и мотоцикл Пирелли решил оставить сегодня в покое. Давно он не ходил прогуляться пешком, куда-нибудь подальше, подышать свежим воздухом… Закончив оттирать руки, использовав пару растворителей чтобы свести пятна на нет, он ополоснул их водой, пригладил взъерошенные черные волосы, скинул куртку с майкой и джинсами прочь, надел темную футболку, без каких либо кричащих рисунков и лейблов, просто приятную к телу и относительно чистые классические джинсы, обулся все в те же удобные ботинки и поставив гараж на спец сигнализацию, сигнал от которой поступал отнюдь не в охранное бюро, запер дверь и мерным спокойным шагом, отправился бороздить просторы города, в сторону пляжа, не надеясь встретить, кого либо, может искупаться разок, другой. Вообще мыслей как таковых не было, гонщик шел куда глаза глядели... Нюхал запахи, что приносил ветер…

Порт. Дикия пляж

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-03-02 03:56:18)

3

Порт. Дикий Пляж

Обратно Бруно возвращался неспешно, медленно, подставляя спину ещё холодный утренним солнечным лучам, что жадно лизали кожу… Шумные ночные клубы закрывались, охрана бесцеремонно выпихивала задержавшихся посетителей, некоторые из которых уже не стояли на ногах, но их доблестно поддерживали ярко раскрашенные дамы, толи легкого, толи сродни с этим, поведения, уговаривая нерадивых синьоров расплатиться по счету – который благодаря этим же дамам и возрастал до заоблачных небес… В противовес всему этому, открывались уютные летние кафе, официанты расставляли стулья на террасах, подметали мусор с площадок, опавшие листья, цветы и приветливо улыбались прохожим. В принципе можно было завернуть в одно из таких уютных местечек и выпить чашечку другую ароматного кофе со свежей выпечкой. Но мужчину голод не мучил, ему откровенно хотелось спать. Благо за все время, ночной прогулки, его мобильный не разразился ни одной трелью, оповещающей о невзначай срочном заказе… Была правда какая то смс, ещё днём от как то там дамы, вопрошающей о том, где он сладкий, куда запропастился…
Но вот только Пирелли как не пытался вспомнить не имени ни лица, ни голоса, ни событий, связывающих его с этой дамой, сделать этого не мог. Отвечать несусветной глупостью  - вроде – простите, я запамятовал, с кем имею честь общаться, мужчина не стал, решив, что проще и эффективней не отвечать вообще.
Поприветствовав пару знакомых официантов, дежурной улыбкой, Бруно завернул на улицу, где дислоцировался его гараж прибежище, открыл двери, отключил сигналку и запер на простой замок, от которого у рабочих были ключи… Оглядев машины в гараже, он с каким то благоговением вспомнил машину незнакомца и покачал головой. Такие в автомастерской были редкость, ибо это мог быть только единичный заказ, так как тиражом таких машин не гнали и не продавали – слишком приметные…
А я бы тебя пообкатывал…
Гонщик ухмыльнулся своим мыслям, которые были обращены сейчас толи к машине, толи к её хозяину, поднимаясь по металлической лестнице наверх, в жилое помещение, которое, так же как и гараж пропах многими продуктами бытовой и автохимии. Бруно скинул обувь, растянулся на видавшем виды диване, закинул руки за голову и ещё некоторое время рассматривал потолок, чувствуя как ноги гудят после столь долгой пешей прогулки, как чуть подергиваются мышцы, столь долгое время находившиеся в движении, в целом приятное ощущение, мужчина расслабился, прикрыв глаза, и не заметил как Морфей уволок его в свои объятья, укутывая крепким здоровым сном…
Довелось Бруно отдохнуть пару часов, потому как из уютных сновидений ни о чем, его выдернул мобильный. Отключать его как минимум себе же рыть могилу – так что со временем Пирелли заработал условный рефлекс – просыпаться по звуку и резко. К сожалению это снова была смс от мадам, что его как минимум огорчило, а как максимум начало раздражать, пальцы, пробежавшись по кнопкам, набрали весьма четкое: «Пошла к черту» а дальше дело за малым сообщение отправлено, ещё замутненные дремотой глаза ищут кофеварку, чтобы сварить себе крепкого напитка и вернуться к «разбору полетов». Спустя полчаса Бруно снова лежал под Тойотой, соединяя пальцами патрубки, пачкаясь, вспоминая всех предков дьявола до седьмого колена, но с настойчивым желанием, наконец-то закончить возню с этой чертовой тачкой… Прошло каких то сорок минут, Пирелли вылез из под днища, снял диск с переднего правого колеса, и нажимая рукой на педаль тормоза, наблюдал за раскрытие тормозных колодок… Увиденное его весьма порадовало, оттерев тормозуху, мужчина заправил бензобак и выкатил машину на все ещё не людные улицы города. Теория теорией а практика практикой, сейчас никто ему не мешал проверить действие на ходу. За свою жизнь он отвечал сам, за свои дела тоже. Сдохнут тормоза – сдохнет он, не сдохнут – получит хорошую прибыль с продажи… Гараж закрыт, ключ в замке зажигания, рука на рычаге переключения скоростей, вторая ласково сжимает обод руля пальцами, газ… тихое мягкое рычание мотора, почти не слышное на холостых оборотах, и постепенно возрастающий рев, при перещелкивании передач. И вот Пирелли уже летит по мощенным улочкам, иногда специально подтормаживая, слушая звук, чувствуя как откликается машина…

Загородная Трасса

4

Загородная Трасса

Возвращался Бруно не с таким гордым видом, и не так резво. Первые рабочие уже подошли, и оставалось только посигналить, чтобы ворота гаража открыли пошире, и въехать внутрь таща за собой раздолбанный Фиат под изумленные лица работников мастерской. По улицам Палермо они проехали с особым «шиком» впрочем, черт бы с этим. Видимо сказывалась погода – облачно ветрено, не так жарко и достаточно сонно. Потому и народа было не так много, и полицейские не попались. Но вот в голову закралась одна очень занятная мысль, если среди рабочих, кто стучит наверх, и если так как скоро будет известно соклановцам, что Бруно раздолбал не свою машину, да и не на своем авто… Пирелли был далеко не из боязливых, по лишние разборки ему не были нужны. Несколько минут он все так же смотрел прямо перед собой, барабаня пальцами по рулю, пытаясь составить примерный план действий. Но отчаянно хотелось заорать, разломать пару стоек с инструментами и пойти обнимать свой краснобокий Дукати…
Лицо казалось практически скорбным, сдвинутые брови, поджатые губы, резко очерченные скулы и жевалки, которые ходили ходуном…
- Так все, вылезай…
На этот раз с ремнем безопасности Бруно расправился в две секунду, хлопнув дверцей так, что глухой отзвук ещё некоторое время гулял по стенам отскакивая от них, пока совсем не заглох. У кого то из рабочих вытянулись лица, но Пирелли взял себя в руки и начал отдавать приказания..
- Фиат отцепить на первую эстакаду, Тойоту на вторую. Обе закрыть. Телефоны и адреса любых дилеров Фиата, и тех мастерских кто занимается ремонтом и машинами. Морду Тойоте исправить в ближайшие пару суток… - он помолчал, усмехнувшись – с тормозами все в порядке…
Сплюнув куда в сторону, он обошел машину, распахнув дверцу, не очень гостеприимным способом, наклонившись и смотря на мужчину, исподлобья…
- Тебе, кажется, нужен был телефон и одежда? Милости прошу в мою скромную обитель…
Бруно отошел от машины, снова болезненно поморщившись, от ощущений начинала кружиться голова, но чем быстрей он разберется с незваным гостем, тем будет лучше. Потом можно будет подумать и о себе… Развернувшись он пошел к металлической лестнице, прихрамывая, надеясь что черноволосый все же пойдет за ним, а рабочие сделаю вид  что «не заметили» ни гостя, ни его внешнего вида, ни машины. И как хорошо, что мобильный до сих пор молчал, по той простой причине, что хотелось на чем-нибудь сорвать свой гнев. Дурость молодости. В принципе радовало другое, что никто не подбегал с «неважными» новостями и мастерская выглядела так же, как и до того момента, как Пирелли решил прокатиться. Гонщик не знал, кого проклинать за это, толи себя, толи судьбу, толи кого-нибудь ещё… Хотелось пару кубиков морфия для обезболивания и успокоения…

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-03-07 18:54:36)

5

Остров Сицилия - Загородная трасса >>

Ебааааать-копааать. Самый сцуко стремный район Палермо. Да бля, на хуй сюда кто-то его везет? И ели это спланировано? А если это блядь действительно спланировано?
Была бы шерсть на загривке, поднялась бы дыбом.
Дино охренел, когда понял, что его привезли в район Лимите и даже не знал что и сказать. Поглядывал на спутника, слушал как он в какой-то пиздец явно елвой мастерской отдавал приказания и молчал. Молчал, потому что неожиданно. Молчал потому что переваривал событие. Смолчал, потому что выдать себя сейчас нельзя, а если что-то говорить, то надо думать.
Поэтому молча взял предложенную одежду, вылез из Тойоты.
- Или пойдем туда, где никто не маячит, или принеси мне таблетку от тошноты. А впрочем, похуй.Теперь Дино не собирался звонить по телефону. Он натянул на себя предложенную ему футболку, надел старую кепку и  снял кем-то явно забытые старые очки со старого стенда, который на кой-то черт был прикреплен в гараже. От аптечки Дино отказался. Отсюда надо было убираться чем быстрее, тем лучше. А быстрее всего было убраться в район Короны и попасть к примеру на квартиру Санто. А черт. Не позвонить ему. Осюда нельзя, это точно. Придется ехать наудачу. Теперь он оглядывал транспорт, который стоял в автомастерской на профилактике. Можно потребовать кое-что.
- Вот эта прекрасная разъебанная тачка мне подойдет для того, чтобы сэкономить время на такси и добраться до дома. Она на ходу?
Дино указал на приглянувшуюся машину.
- А ты дай мне свой телефон. И я приеду, чтобы забрать Фиат и вернуть эту колымагу. Давай ключи. Ты славный парень. Ты ведь захочешь меня увидеть?
На кой черт это говорил Дино? А на тот черт, что явно хотел понять, кто этот парень и почему работает на Лимите. И на кого именно. И как именно связан.
Ни один человек из тех, кто обитает в районе Лимите, не может не быть с ней связанным.
- И скажи мне свое имя. Я люблю обращаться по имени. Это сексуально, доверительно и чертовки забавно. Как тебя зовут, мой прекрасный, сумасшедший гонщик?
Дино в старой кепке, глаза закрыты темными очками, поэтому только губы выразительно улыбаются, а лицо остается загадочным, пустым и непроницаемым.
- Ты мой, блядь ангел хранитель, сбивший меня. Ты ведь механик? Железо так себе добываешь ранними солнечными утрами?

6

Футболка нашлась рядом, впрочем, как и джинсы, только не факт что того размера. Аптечек было полно – практически в каждой машине. Правда, какие таблетки были от тошноты Пирелли не знал. Приглашения пойти за ним наверх, чернявый не понял, но только Бруно ступил на первый лестничный пролет, как «гостя» понесло. И не на шутку. Что очень хотелось его заткнуть и послать на хуй и пешком из гаража, а ещё лучше прибить прямо здесь… Он развернулся на лестнице наблюдая за скоропостижным маскарадом, тихо про себя радуясь что водитель Фиата не нацепил на себя каску и сварочные очки. Молча сделав знак служащим, чтобы на время покинули помещение. Пока синьор переодевался и приводил себя в порядок, в гараже остались только они двое. Пирелли смотрел на незнакомца в очках и в кепке, ненадолго задержавшись, словно оценив и только хмыкнул. Он силился понять перемену настроения мужчины. Толи тот головой стукнулся, что у него сотрясение, толи не такой простой этот мужик в Фиате, хоть и машина у него хуже некуда… Бруно вздохнул глубоко и так же выдохнул, снова поморщившись от боли сжимающей грудную клетку, облокотившись на железные перила и устало смотря на чернявого  В голове метались мысли от: «не написано ли у меня на лбу – умоляю, трахни меня» до «это называется любовь с первого крушения, или как это называется». Потому что столько предложений за один короткий промежуток времени Пирелли не получал даже ни от одной бабы. Гонщик смотрел на мужика, на его белозубую улыбку, и хотелось бы посмотреть в глаза, но… но просто ждал, когда же кончиться его словесный понос, и лишь ухмылялся предложению дать телефон назвать имя, ибо как оказывается обращаться по имени сексуально…
Да да, а дальше как в немецком порно… я я… натюрлих дасис фантастиш… ну уж нет…
Как ни силился Бруно понять, что же это с незнакомцем произошло, не понимал. Толи лучшая защита нападение, а скорей всего и у чернявого не все так чисто в мыслях и на душе, поэтому с телефонами и именем Пирелли не торопился. Хотя бы знать имя – сказал бы своей, даже не свое – любое, но сказал бы. Может, как и сам механик, тот был личность широко известной, в узких кругах. Вот только в каких кругах – это оставалось вопросом. Хромая Бруно добрался до стола, в котором валялись ключи от машин для «общего пользования». Вот правда восьмидесятая ауди, казавшаяся с виду дышащей на ладан отнюдь таковой не была. Механик лично проебался с ней несколько месяцев, загоняя под капот движок от Феррари и специально не доводя облик авто до совершенства, чтобы внешность казалась обманчивой. Но как было замечательно улетать на этой тачке от «своры собак» что ни разу не ждали от неё такой прыти… Отдавать жалко, но «дорого гостя» стоит уважить. Вдруг да понравиться – и правда ещё раз заедет. Насчет предложения увидеться, подумалось с усмешкой о том, что лучше бы не встречаться было вообще. Бруно вложил ключи в ладонь водилы Фиата, на пару минут задумался и решил все же ответить на несколько последних вопросов, в свойственной манере
- На ходу, бодренько бегает… И механик тоже. Где и как детали беру – не твое дело. Тачка будет готова через пару тройку суток – можешь заехать сам, можешь назначить место встречи. Можешь, конечно, сходить в полицию – но тогда это уже не мои проблемы, ну и раз тебе больше ничего не нужно – можешь валить.
Смотреть на реакцию пользы не было, глаза скрытые за стеклами очков вряд ли что скажут, а нервная улыбка во все тридцать два ему уже осточертела. Одного Бруно было жаль – того что, на всех тачках, которыми он пользовался, были жучки, а на восьмидесятке сука не было. И можно бы попросить шестерок последить за машиной – но лишние подозрения в верхушке, поэтому он предпочел замять инцидент и справиться своими силами – тем более незнакомец уже не внушал доверия, впрочем как и Бруно ему скорей всего. А машинку можно пробить и по номерам и по движку. Даже если сбитый им мужик не хозяин, может вопросов поубавиться а может наоборот будет больше…
- Мне похрену хоть ангел, хоть демон – не доябывайся – свободен…
Он сложил руки на груди и смотрел на черноволосого явно не добрым взглядом желая, чтобы тот поскорее съеб из гаража, раз ничего ему не нужно ни помощи ни телефона, ни прочих мелочей в жизни. Грудь болела сильнее и с этим тоже нужно было что то делать. Картина перед глазами начинала смазываться, голова кружилась, вот только ебнуться в обморок перед зубоскалом не хотелось. Не хотелось этого вообще. Хотелось спокойно жить  делать свое дело и гонять по улицам, когда душа просит…

7

Дино взял ключи, подкинул их на ладони и глянул на предложенный автомобиль. Еще раз подкинул ключ в ладони. Задумчиво покусал губу. Эта тачка вполне хорошая замена. Черт ее знает если ли в ней система слежения или нет. Впрочем от этого парня можно было и всего ожидать и вообще ничего.
- Так и быть. Забираю эту. А Фиат бери вместо него. Нормальный обмен. Починишь, он еще побегает. Будет тебе залог, на случай, если я Ауди не верну.
Еще раз окинул взглядом мастерскую, ее хозяина, отметил, что народ вышел.
- Начальник здесь, значит? Мастерская-то я гляжу подпольная. Что же ты гений экстремального вождения не оформишься официально?
Дино снова оскалился в улыбке. Он видел, как незнакомец раздражается и уже готов психануть. Хотелось бы достать его, да время, место и общее состояние не слишком позволяло.
И что с ним делать вообще? Попробовать копнуть глубже и встретиться еще раз? Предлог есть, но воспользоваться им или нет пока непонятно надо ли.
Поэтому еще один аргумент в пользу посещения Санто. Ему рассудительности хватит на двоих.
-Ты любезен, механик. И страшно загадочен, но признаю, что поступил со мной порядочно. На трассе не бросил, довез сюда, тачку без слов дал и даже мою починить собрался. Я принимаю сей дар и удаляюсь.
Махнул рукой и пошел к дверям.
- Вот только так и не узнал, кому благодарственное письмо прислать. Бывай!
Сев машину, завел мотор, дал чуть прогреться и выехал из гаража.

квартира Санторио Абруцци >>

8

Нихера себе нормальный обмен, новый движок от Феррари и куча убитого времени и твой раздолбанный Фиат – совершенно одинаково..
Бруно только хмыкнул, на предложение о залоге. Уж если так сам весь город исколесит, найдет машину и вломит этому скалозубу уже по челюсти и жалеть не будет. Любопытно оппонента начинало раздражать как минимум… Но так как все плыло перед глазами, времени на злиться не было. И то что чернявый нёс какую то пургу, по поводу нелегального оформления вообще казалось чушью. Все было оформлено – только таких автомастерских во всем Палермо пруд пруди, так что искать по справочнику – можно, но сложно. Пирелли опирался на стену, показав известный американский жест в спину удаляющегося, и только усмехнулся когда тот прогревал мотор. Не заметить разницы в звуке было невозможно, но вряд ли такой «знаток» отличит самокат от велосипеда. Когда в гараже снова стало пусто, Бруно позволил себе выпустить злость, рукой свернув стойку с колесными дисками, которые с громким звоном и бабаханье развалились по полу и покатились по углам, ко всему прочему гараж разразился озлобленным рыком мужчины от боли, хриплым и гортанным. Но позже все смолкло, Хоть и мистер «само любопытсво» не выходил сейчас из головы, ребра начинали болеть ещё сильнее, гонщик поднялся к себе наверх, перерывая ящики с лекарствами в своей «спальне» пытаясь найти морфий…
… кулак сжать разжать, сжать разжать… сжать… разжать…
… вены у запястья и на сгибе… шприц… игла… жгут на предплечье…
…два кубика… боли нет… темнота… кайф…
Бруно отвалился от грешного мира на добрых пол часа, а когда стал ощущать грешную землю под ногами, внизу уже гремели, переговаривались, переругивались – работа, в общем кипела. Все так же хромая, механик добрался до душевой кабинки, скинул вещи на пол рядом с дверью и включил едва теплую воду. Просто так оставлять ребра нельзя, и каждый день колоть анаболики тоже не дело. Мозги все же нужны свежие, пусть и не совсем нормальные…
Сумасшедший гонщик… ангел хранитель… сексуально… загадочен…
В мыслях возникали слова незнакомца, и Пирелли даже ухмыльнулся…
- Вот так, черт подери, на тебя ещё никто не западал…
Он и сам не верил своим словам, так дурака валял чтобы хоть как то себя развлечь, выключил душ, обтерся, морщась от не очень приятных ощущений и натянув плавк,и отправился одеваться. Темный мотокомбинезон, мотоботы, перчатки и шлем – сегодня за руль машины больше садиться не хотелось. Карманы пополнились ещё парой тройкой хрустящих бумажек – поездка к врачу дело важное и нужное да и мало ли лекарства какие нужны будут – да ещё бы и перекусить неплохо, а то сколько времени на ногах, только кофе в пустом желудке болталось… так же в карманы перекочевали ключи и мобильный, нож он оставил на столе.
В полной экипировке спустившись вниз, он подошел к Тойоте, у которой уже крутились рабочие, обошел вокруг, оценивая ущерб. Ну крыло помято, ну дверь и бок оцарапаны. Дело не долгое…
- К вечеру чтобы было готово, и перекрасьте её в белый. Фиат не трогать. Если что телефон знаете…
Бруно подошел к своему краснобокому «зверю», любуясь, нахлобучил шлем на голову, завел, усевшись, покрутив ручку газа, наслаждаясь тихими порыкиваниями, выкатился из гаража и перещелкнув ногой передачу отправился в город, в доктору, прижимаясь грудью к бензобаку Дукати и улыбаясь, и только ветер свистел за стеклом шлема...

Центр. Городская Больница. Кабинет Леона Вельтмана

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-03-18 12:32:01)

9

ООС: спасибо тебе о муза... понеслась...
Мотель Un Minx. Холл

Вечерело, солнце клонилось к горизонту, но ещё было светло, и не тени сумерек, Просто свет стал не таким ярким, чуть красным, сочным и чуть… Он опалял края твердых листьев олив и апельсинов, отражался в витринах и бокалах вина, гранях бриллиантов, что носят прекрасные синьоры, и каплях смолы, на стволах деревьев, что когда-нибудь застынут яркими теплыми каплями… И в лужах, в простых лужах, что сейчас были такими редкими и почти высохшими. Маленькие водоемы, с теплой водой, по которой так приятно шлепать босыми ногами, рассекать на велосипеде, и по случайности, а может на вред, окатывать прохожих водой…
Но случайных прохожих, которых можно было бы окатить из лужи, Бруно не попалось, как не встретились по пути и лужи, по которым, можно было бы проехать, оставляя за собой шлейф брызг, шипение воды, и мокрый след шин, постепенно исчезающий на асфальте. Пирелли не был фанатом, так называемых «железных» задниц, накатался днём по Палермо вдоволь и пятая точка, требовала смены положений, поэтому правил он своего железного «коня» не иначе как  к гаражу, чтобы ощутить ногами землю обетованную. День был длинным и ярким на события, и ой как не хотелось, чтобы и вечер вдруг да и преподнес пару сюрпризов. И может статься, что отнюдь не из разряда «приятных мелочей»…
Гараж так и стоял на месте, такой же малоприметный, не яркий, и люди у него не толпились. Было тихо, ветер шелестел листьями, а дождь так и не начался. Поэтому мечту, о то чтобы вымокнуть под дождем, пришлось задвинуть глубоко в сознании. Узкие переулки наполнились утробным рычанием, уже до боли знакомого всем местным жителям. Бруно порядком злорадствовал, когда его доставала какая-нибудь местная вечеринка, и даже снял глушители, чтобы по ночам напоминать о себе каждый раз, когда собирался прокатиться. Днём это понятное дело позволительно, а вот в тёмное время суток, самое то, ещё и шины пожечь с визгом. Красота, да и только…
Вот и теперь на знакомый звук. Высунулся один рабочий, приветливо помахал и открыл дверь, со стороны въезда на мотоциклетную площадку. Звуки утихли, все стало спокойно. Краснобокий затих в своем «стойле», а Пирелли уже вышагивал по гаражу осматривая работу. Фиат стоит на эстакаде, со снятым крылом, дверью, и передними колесами, видимо ещё и с мостом проблемы. Впрочем половина новых деталей рядом, и ребята, словно муравьи в своем муравейнике копошатся, делая свою работу. Все так же слаженно, как и обычно. Гонщик снова смотрит на электронный циферблат под потолком, что так так же безмолвно, отсчитывает секунды своими ярко желтыми цифрами.
Пора бы распускать всех по домам…
Тойота в покрасочной камере, уже белая, без единой царапинки. Пирелли не придирчив но внимателен, кажется, теперь в ней не достает какой – то изюминки. Впрочем, время ещё есть – разберется. Гонщик все так же молча даёт знак, что все свободно, и постепенно помещение становиться пустым, работа затихает, звуки смолкают. Ни жужжания компрессора, ни звуков ударов по металлу, ни отзвуков голосов. Один парнишка, что помоложе. Тащит свои чертежи. Купил недавно мотоцикл, чертяка. И как Бруно не уговаривал его, чтобы помочь с выбором и вообще с покупкой мотоцикла, новоявленный механик не согласился. Зато вполне себе озаботился о выносливости своего нового, пускай уже и кого-то катавшего «железного коня». Ну а тут Пирелли сам не свой помочь, так что пока остальные рабочие расходятся, они с парнем ещё порядочное время обсуждают углы, материалы, способы жесткости и чем можно заменить непослушную деталь. Но вот все разбрелись, совсем тихо и странный шорох, на который Бруно не может не обратить внимание. Ещё один рабочий, который что-то потерял, или напротив ищет, и не знает что именно. Тяжелый взгляд, внимательный в глаза
- Я кажется всех отпустил? – бегающий взгляд в ответ, молчание, и работник так же покидает автомастерскую вслед за всеми, оставив Бруно с мыслями наедине. Гонщик хмуриться, но не долго. Теперь, пожалуй, можно быть предоставленным, самому себе, и в больнице был, и в «бордель» заехал и новости послушал – всего вдоволь.
Куртка, штаны и боты в беспорядке, свалены почти на полу. Футболка, рабочий комбинезон, ботинки, очки перчатки и респиратор. Новое облачение, для дальнейшего время препровождения. Аэрограф в руках, и вот уже Пирелли с каким то упоением выводит две простые параллельные полосы, чуть ближе к правой стороне капота, через всю крышу и назад. Меняя контейнеры для краски с синего, на красный. Рисунок, часто встречающийся на спортивных машинах, но не ровно по середине, а чуть ассиметричный, стойкий запах краски, и полная погруженность в работу. В свою. Теперь уже никто не мешает.

10

Кажется, все было готово. Впрочем, думать о том, что еще забыли предусмотреть – уже было поздно. Ауди, забранная со стоянки, где какие-то мальчишки, посмеиваясь, показывали на нее пальцем, вела себя вполне прилично. Ровный ход, сбалансированная подвеска, двигателя почти не слышно. Внешний вид машины совсем не соответствовал тому, чем она оказывалась на самом деле. То, что о ней по-настоящему заботились, было очевидно. Мелькнула на какое-то мгновение жалость, что было бы плохо, если бы машину разобрали на запчасти. В начинке она была лучше, чем снаружи.
Узкие улочки сменялись одна за другой. Но все они были слишком похожи в своем архитектурном исполнении. Те же фасады, та же лепнина, такая же облупившаяся краска… даже те же лица прохожих и проживающих в этих домах людей.
Район, куда предстояло приехать, Абруцци неплохо знал, хоть и предпочитал там не появляться без действительно веской причины. Такая, благо, сейчас имелась. Жилые дома стали редеть, чередуясь небольшими садиками, скрытыми от сторонних глаз, да небольшими магазинчиками, рекламирующими в своих скромных по размеру, но аккуратных витринах всевозможные товары на самый взыскательный вкус. Сбавив скорость, прислушиваясь к шороху шин по нагретому за день асфальту, Санто вывернул руль, сворачивая. Лучи заходящего солнца, ярко осветившие лобовое стекло, на миг ослепили. Пришлось дернуться, отклонившись назад, прячась в тени салона.
По правую сторону мимо проплыли не так давно покрытые новым слоем краски фасады двухэтажных домов. Кое-где краска была наложена с большим старанием, потому тот участок казался более темным, чем все остальное. Но это отнюдь не портило общего вида, говоря о ручной работе, старательности проживающих в этом доме людей, да некоторой музейности, старине и античности самого города, в котором еще можно найти подобные постройки. Здесь туристы, толкая  друг друга, наперебой бы щелкали затворами фотокамер, пытаясь отхватить наиболее удачный кадр, чтобы подороже продать его типографиям для печати живописных открыток.
Вскоре взгляд зацепился за почти неприметное здание, без особых опознавательных знаков. Повернувшись к Дино, чтобы убедиться, что они явились именно туда, куда нужно, получив утвердительный ответ, Канэ свернул с дороги на подъездной путь.
Гараж был недружелюбен. Закрытый, мрачноватый, кажущийся совершенно пустым. Но, если Дино упомянул, что там ждали, следовательно, можно было в это поверить и не разворачиваться, сразу же уезжая в обратном направлении, а все же попытаться достучаться до того, кто мог еще находиться внутри.
Заглушив двигатель, Санторио открыл дверцу и, осмотревшись по сторонам, отошел от ауди, приближаясь к воротам гаража. Вокруг все было спокойно. Следовало надеяться, что и в дальнейшем все будет так же тихо и гладко, и вечер не преподнесет сюрпризов.
Рассмотрев любопытную вывеску, изучив расписание мастерской, убедившись, что время сейчас не рабочее, итальянец выждал еще какое-то время, надеясь, что на звук подъехавшей машины кто-нибудь появится. Но, поскольку, никто показываться на глаза не спешил, он постучал в двери, обернувшись на Дино, прислушиваясь к творившемуся внутри гаража.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-03-23 17:37:59)

11

ООС. С Поста Санто начинаются события вечера субботы

Дино не любовался красотами вечернего города, не обращал внимания на людей, не смотрел на дорогу, благо не он сидит за рулем. И пока не достигли нужного района в голове не появилось ни одной мысли, ни одного желания. Странное оцепенение. Не расслабленность, не ожидание. Может быть так чувствует себя фрукт, подвергшийся моментальной заморозке, может быть так ощущает себя человек, по приказу анестезиолога отсчитывающий до десяти. И на счете три мир уходи и проваливается сознание.
Дино понимал, что его интуиция, разум и логика устроили потрясающий калейдоскоп и теперь раз от разу складывают невозможные для восприятия узоры. Он устал от узоров.
Но уже в районе Лимите разум оскалился, рыкнул на интуицию и та, скуля и поджав хвост, убралась в самый темный угол.
- Ты хозяин Фиата, мой шеф-работодатель и не поверил в мою историю об аварии, устроил мне разнос за тачку и желаешь уволить, а я уговорил тебя поехать со мной и лично убедиться, что мой рассказ чистейшая правда. Вот так. Ты - хозяин кафе, а я твой бестолковый помощник. Кстати, в этом прикиде ты похож на владельца второсортного бара.
Гараж он узнал по воротам, на которых один из участков был с облупившейся краской. Именно это воспоминание зацепилось сильнее всего, да по неказистой вывеске, на которой красовалось такое вычурное и претенциозное название.
Внутри может быть ловушка, происшествие утром могло не быть случайностью. Санто мог просто напросто спятить, когда утром согласился поехать с Дино в гараж. И причины его поступка Дино не собирался анализировать, хоть и удивляло. Оказывается, в равнодушном человеке было любопытство.  Все может быть именно так. А могло быть и наоборот. И ничего внутри кроме полуразобранных машин не было, никто их не ждал и авария была банальным капризом Судьбы. Царь, царевич, король, королевич.
- Считалочки, - кивнул, отвечая на взгляд Санторио.
Сапожник, портной, кто ты такой?
- Сейчас поймем, кому водить.
Дино оглядел дверь гаража, прочел вывеску. Рабочий день закончился, но хозяин (а Дино не сомневался, что парень его сбивший был хозяином) еще должен был быть здесь.
- А еще мне вот эта нравится. Познакомьтесь - гость десятый, Это тигр полосатый.
Обещал он не кусаться, На зверюшек не бросаться у лисы на новоселье.
Пустим тигра на веселье?

Сейчас гаражные ворота либо откроются и они войдут на новоселье, ибо останутся закрытыми и они вернутся к машине.

Отредактировано Дино Морелло (2009-03-26 17:53:11)

12

Звук подъезжающей машины Бруно различил в момент упоенного разрисовывания левой дверцы черным замысловатым плетением. Чего он так разошелся в художественных изысках, сам не понял. Увлекся видимо. Мотор по звучанию был знакомым, что неимоверно удивило. После того как жужжание компрессора утихло, послышался ещё и стук в дверь…
Не свои… свои бы либо вошли молча либо долбились, если бы было заперто…
А заперто не было, это легко было проверить, достаточно потянуть дверь на себя. Но Бруно из покрасочной камеры не было видно, что твориться у входа, потому  он стянул респиратор и перчатки, а очки, поднял вверх на волосах – в духе «автоматики и кибернетики». Мало того и сам порядком измазал комбинезон и руки в краске, так что выглядел на диво «красавцем». Гонщик пересек практически весь гараж, из самой глубины. Благо места в нём на все работы хватало, прошелся мимо несчастного Фиата, явившим миру часть своего нутра, и вышел на финишную прямую, открывая дверь, и выглядывая на улицу, щурясь от света. Мысли о том, что за дверью кто-нибудь стоит, как-то не возникала у него в голове, и уже давно. Преступный мир итак знал, что лучше сюда не соваться.
Пирелли не удивился, увидев свою машину у гаража, и почти не удивился тому, что увидел утреннего зубоскала. Он был озадачен лишь тем, что чернявый приехал не один. И вид у них обоих был, более чем «веселым»
Для кого маскарад?
Он чуть едва заметно выгнул бровь, выходя наружу и осматривая то одного то другого, пришельцы должны были почувствовать химическое амбре от лакокрасочных материалов, а он в свою очередь все -  таки глотнул свежего вечернего воздуха, принесенного в моря неугомонным ветром. Если с утра в голове бегали веселые мысли, о том, что мужик на него запал. И был такой вариант, пока он ещё не открыл двери. То сейчас отметался в любом случае. Уж не свататься к нему приехали. Правда больше гостей в поле зрения обнаружено не было. Никто не норовил выскочить с автоматом из – за угла. Хоть поведения настораживало, особенно с утра, Пирелли запросто мог списать это на хороший удар головой. То, что приехали сейчас, когда он говорил, не раньше чем через сутки двое сделает машину, все же не давало покоя. Он смотрел внимательно и чуть хмуро, силясь понять, в чем загвоздка и одновременно с этим никак не жаждал быть излишне подозрительным. Вдруг и правда ничего страшного, просто решили проверить как работа, или попросить чего. Ну или может припугнуть полицией и попросить денег. Хотя слугами закона его как минимум пугать не следовало. Себе дороже, да уж и припрет если – знает куда идти и кому «жаловаться»
И зачем вы собственно приехали… дорогие гости…
Интуиция хоть и была отчасти спокойно, но говорила что все таки что – то здесь не чисто. Проводить их наверх и предложить им по чашечке кофе, быть услужливым, улыбаться, сразу послать к чертям. Бруно терялся в догадках…
- Машина не готова. Вас не устраивает то, что я дал в замен?
Вопрос простой и в лоб, зубоскалу. Второй так же в поле зрения. Дверьв  принципе открыта, и если нужно можно зайти внутрь. Хоть приглашения так и не последовало.

13

Не став возражать придуманной адвокатом истории, Санторио уже был готов разыгрывать это комическое шоу, не понятно только для кого. Механик, появившийся из мастерской, перемазанный краской, судя по внешнему виду их совершенно не ждал и вообще не горел желанием видеть. Что ж, если верить Дино, Абруцци сейчас несколько отличался от своего обычного облика. Сыграть злобного работодателя труда, в целом, не составит. Но вот быть иным, не таким, каким привык быть – это обещало даться сложнее.
Повернувшись к владельцу гаража, задавшему вопрос его спутнику, Канэ позволил себе перебить обоих и молвить слово первым, коль уж Морелло по легенде был у него в подчинении.
- Этот оболтус сказал, что угрохал мою тачку, - Санторио заглянул в приоткрытую дверь, словно и впрямь волновался о фиате, желая его немедля узреть и убедиться в правоте слов своего "работника". - Вы знаете, я слишком щепетилен по отношению к тому, что принадлежит мне. – И снова взгляд, обращенный на механика, и речь, не наполненная особым содержанием и смыслом, но кажущаяся вполне уместной для человека, роль которого он играл. – Я доверил ему фиат только по одной простой причине: он должен был на нем доставить важную для меня вещь. Но, заявившись сегодня утром в офис, он мне сообщает, что попал в аварию. Можете себе представить? И это после того, как на прошлой неделе разнес витрину соседского магазина, объяснив это тем, что случайно - случайно, понимаете? – перепутал направления поворота руля. – Недобрый взгляд на адвоката, красноречиво говорящий о том, какого о нем мнения его "работодатель". – Хотя на самом деле едва стоял на ногах от выпитого. И я пообещал, что если что-то подобное еще раз повторится, лишу его премии и заставлю полностью возмещать ущерб за собственный счет. И вот он является ко мне сегодня и говорит, что угрохал мой фиат. Сдается мне, он его всего лишь проиграл в карты. С ним станется, - еще один неприязненный взгляд в сторону Дино. – Потому я хотел бы убедиться, что мой малыш действительно пострадал. И ему, а не этому остолопу нужна профессиональная помощь. – Взмах руки, щедро выдавший подзатыльник "недотепе", даже без оглядки на Морелло, уделяя все свое внимание человеку, в чьих руках оказалась сейчас судьба любимого авто.
Играть Абруцци не умел, но при необходимости мог быть вполне убедителен. Так и сейчас, отбросив весь свой природный мизантропизм, он попытался выглядеть весьма заинтересованным в том, что здесь в этот момент происходило. Сыграть человека, что жаждал увидеть свой потерянный автомобиль, особого труда не составляло. Сложнее было изменить выражение лица, вырисовав мимически совершенное безразличие к этому гаражу, к его владельцу и ко всем, кто за ним стоит. Впрочем, прокола пока не было и все вырисовывалось убедительно. 
А вообще, глупо. Можно было бы явиться в обычном виде и попросить взглянуть на фиат, оценив его повреждения, словно бы представитель той же страховой компании, которого нанял владелец для предъявления иска в суде о получении компенсации за утреннюю неприятность. Но, кто ищет легких путей? Дурацкими клоунами иногда казаться тоже довольно весело.
Нетерпеливо переступив с ноги на ногу и заглянув еще раз в гараж для достоверности своих слов, Абруцци вскинул брови, оглашая немой вопрос о том, можно ли им зайти внутрь.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-03-25 16:30:14)

14

Дино уже подготовил чуть виноватую и обезоруживающую улыбку и готов был сказать, что да, вариант, который предложил механик, не устраивает его «шефа», но Санто выступил. Да как выступил. Матерый изворотливый адвокат, знавший Абруцци всю свою сознательную жизнь, как невозмутимую, всегда равнодушную и угрюмую глыбу льда, был откровенно ошарашен. Оказывается, Санторио умел неплохо играть. Очень неплохо. Изумление уже готово было отразиться на лице Дино, но Санто приготовил последний, весьма изящный актерский жест – выдал ему тяжелый подзатыльник, который надо отметить, пришелся очень ко времени, ибо так и не позволил проявиться изумлению на лице младшего Морелло. С этой секунды он опомнился и подхватил игру, снова явил виноватую улыбку и обратился к «шефу»:
- Вы сможете убедиться, синьор, что я говорю правду. Этот милый человек, который не бросил меня на дороге сейчас сам все вам сможет объяснить.
Повернувшись к механику, продолжил:
- Видишь, как все выходит. Ауди очень неплохая машина, но не устраивает. Позволь показать ему Фиат. И давай поговорим об этом не на пороге гаража.
Из ангара несло краской. Механик явно был занят каким-то заказом.
- Мы не займем много времени.
Сейчас ему и в самом деле хотелось взглянуть на машины, которые стояли внутри гаража. И, кроме того, сейчас он не был в том состоянии, в которым был утром и в подробностях успел разглядеть хозяина гаража. Мрачный, угрюмый недоверчивый человек. Он не рад их визиту. Они мешают, но Дино хотел знать, хотел понять и, возможно, сейчас раз и навсегда избавиться от своих подозрений, что утреннее происшествие было не случайностью. Что было в этом парне, что настораживало? В общем-то ничего, кроме того пустяка, что он работает на Лимите и так некстати оказался на дороге.
Ведь не бросил же. Не воспользовался моментом беспомощности Дино, когда тот едва удерживаясь на краю сознания, вывалился из помятого Фиата.
Интуиция снова заскулила, зацарапалась в глубине сознания. Хотелось верить. И хотелось, чтобы этот визит закончился быстро.
Они увидят машину, просто поговорят, поймут, что в этом эпизоде нет никаких подводных неизученных камней соперничества и войны. И Дино сможет улыбнуться механику и, может быть… если все будет так, как он думает, то надо отблагодарить этого парня за помощь.
- Давай составим небольшой договор, укажешь все повреждения, подтвердишь, что ты их устранишь и с тем мой шеф успокоится. Он ценить свое имущество и привык иметь гарантии. Я буду тебе благодарен за помощь.

15

Бруно переводил взгляд с одного на другого, медленно, слушая, ловил жесты. Ведь речь составляла всего около тридцати процентов информации от общения, большую часть составляли так называемые невербальные знаки. Так Пирелли читал в одной книжке, очень умный. Да и сам он был парень не дурак. И все силился понять, для чего устроен этот бесплатный концерт. В противовес утренним догадкам о надписи на лбу : «умоляю, трахни меня», гонщик терялся в догадках, не успел ли он в порыве страстной раскраски Тойоты вывести любовную надпись у себя на лбу: «Я идиот, навешайте, пожалуйста, мне лапши на уши». Как ни силился, вспомнить не получалось. Решил проверить – провел пальцами по лбу, и ничего там не обнаружил, как пальцы не разглядывал. Потому взгляд уже холодный и цепкий наблюдал за «наказанием нерадивого офисного работника». И подзатыльник, так казавшийся к месту, почти привел его в восторг… Бровь дернулась в удивленный излом…
Головушка не болит уже, разве?
Как и любой нормальный человек, за свою сознательную жизнь общающийся с людьми, и умеющий, так или иначе, различать их по эмоциям поступкам. Потому образ человека который он видел утром, никак не соответствовал тому, что сейчас изображали два «клоуна» перед ним… И если весы доверии и недоверия вначале вышесказанного были вровень, то каждое брошенное слово, маленьким камнем падало на чашу недоверия, и клонило её вниз все больше и больше…
За что кукушка хвалит петуха? За то, что хвалит он кукушку…
Представленный «недотепа» с утра был более чем логичен, самоуверен, нагл и хамлив. И не так быстро ехал по трассе, но в целом достаточно уверенно и так же Слишком прямо говорил о сексуальности, о сумасшествии, отчего то сам расставил все точки над и, в первый момент после аварии, и предпочел найти то, что могло, как то подсказать о нём в будущем. Образ же представленный сейчас был не только серым, но настолько смазанным и неустойчивым, что хотелось сказать презренное фу, встать в партере и покинуть дерьмовое представление. Слабо верилось в то, что на него в тот момент повлияла стрессово-шоковая ситуация и удар. Который, судя по внешнему виду, оказался не столь уж и сильным. И зубоскал сейчас достаточно крепко стоял на ногах, голова была не забинтована, и глаза прятались за стеклами очков. И вряд ли взгляд был заискивающим – перед «деланным боссом»
Пирелли хмурился сильнее, а взгляд становился пристальнее. Слова выхваченные из общего потока, только веселили…
Милый да? С утра ты был более страстен в речах…Машина любимая? Что ж вы за ней сразу не приехали, днём ещё, или до полудня? Или он скрывался весь день от вашего праведного гнева? Хуйня…
То, что зубоскал вякнул о непригодности Ауди, практически могло вывести из себя.
Но Пирелли остался спокойным и каменным как статуя. За все время излияний он не произнес ни слова и заметив заинтересованный взгляд незнакомца что приехал с чернявым, чуть медленно обернулся и посмотрел за плечо, надеясь обнаружить там минимум что-нибудь сверх естественное. Но увидел только гараж в том состоянии, в котором он был до сего момента. Ни тебе чудовищ, не инопланетян, ни неуправляемых роботов со смертельным оружием. Ничего такого от чего бы можно было заорать и забиться в истеричном испуге… Усмешка, поворот в исходное положение, волчий взгляд в глаза «хозяина фиата». Дураку понятно, что эти двое хотят зайти в гараж – вопрос зачем. Почему не сказать прямо, не прибегая к идиотским уловкам, не вызывая лишнее подозрение, или они правда оба настолько дебилы, что сами верят в свою сказку, придуманную наспех? Время застывает, теплым воздухом, тягучим словно патока. Ветере играет с волосами лаская смуглую кожу. Решений много, но интуиция уже бьет тревогу и бьет давно. Бруно собственной шкурой чувствует опасность, исхоящую от гостей. Так кого же он все-таки успел сбить с утра на трассе?
Да неужели?...
Меньше всего Бруно любил слушать то, что ему нужно делать и как ему нужно это делать, в текущий момент. Особенно от таких вот гостей. Желание пускать их внутрь отпало…
- У меня не благотворительная организация, кроме Ауди ничего предложить не могу – взгляд уже совсем не добрый, на новоявленного «автовладельца»
- Документы на машину и документы подтверждающие владение…
Бесспорно, что в бардачке Фиата есть тех талон и ПТС и доверенность, и староховой полис. Возможно… Должны быть… А есть ли? Но вот договор владения, или купли продажи это вряд ли. Как собственно паспорта владельца или хотя бы его прав там нет.
Хотелось бы завязать со всем этим, и понять за каким чертом приперлись эти двое, к вечеру, когда никого нет и с такой липовой историей что лопается по швам и сочиться излишками клея, в местах неаккуратной склейки…

16

И теперь не было нужды притворяться. Дино выслушал ответ механика, оглянулся на Санто. «Хватит болтовни. Время теряем», темный взгляд Дино был однозначен. Время действовать.
Левой рукой прямой удар в челюсть. Рука как выброшенная пружина. В ту силу, которой обладает. Не сокрушающую кости и посылающую в емкий и содержательный нокаут, но с возможностью отбросить назад не ожидающего удара механика. Пальцы взорвались болью, приложившись к подбородку механика, на мгновение, потому что сила удара «увела» череп механика назад и оба посетителя смогли получить возможность войти внутрь. Правой рукой, которую Дино берег после ранения, открыл створку пошире и вынул берету из-за пояса брюк, освободил спусковой механизм и наставил ее на хозяина гаража.
Боковым зрением увидел полуразобранный Фиат на стропилах. 
- Обещал он не кусаться, на зверюшек не бросаться у лисы на новоселье.
Пустим тигра на веселье?

Теперь не было смысла скрываться, но Дино хотел, очень хотел, чтобы все прошло без ненужной возни и шумихи.
- Я до последнего пытался все выяснить мирно и улыбчиво. У меня действительно мало времени и мы оба заняты.
Под прицелом береты владельцу гаража теперь предстояло ответить на вопросы.
- Кто тебя послал на трассу, красавчик? В тачке ничего нет. В ней можешь не искать. Кто приказал разыграть этот спектакль с аварией? Макдейст?
Где-то рядом Санторио. Вечерний приглушенный луч света, легший из приоткрытой двери гаража исчез. Абруцци, скорее всего плотно прикроет дверь и окажется  рядом через мгновенье. В этом Дино не сомневался, но других действий Абруцци предугадать не мог, просто потому, что ему могло прийти в голову что угодно. От вежливого и ласкового похлопывания упрямого автогонщика кольтом по плечу до короткого выстрела ему в лоб. Благо у входа в гараж не было ни балонов с краской, газом и не хранился бензин.
Имя механика теперь не интересовало Дино. Не интересовало и то, как он выглядел, как смотрел, сколько подозрительности и плохо скрываемой злобы во взгляде хозяина гаража. Это несущественные мелочи. Когда Дино нужны были ответы, он открывал книгу, не разглядывая ее обложку и готов был с корнем выдрать нужную страницу, если времени читать не было. Сейчас проще всего быстро допросить механика, решить, что с ним делать и уйти. Но в воняющем краской ангаре говорить было просто невозможно. А в комнате наверху, в которую механик звал утром, могли найтись какие-нибудь интересные вещи, проясняющие ситуацию. В век электроники и информационных технологий любой ответ мог найтись быстро. А если не найдется, можно приьегнуть к иным способам. Этого асса-гонщика стоило копнуть.

Отредактировано Дино Морелло (2009-03-26 08:57:12)

17

Быстро прикрыв гаражную дверь, как только оказались внутри, Санторио обыскал механика, похлопав его по ребрам и ногам на предмет наличия с собой оружия. Того не оказалось, и механик был чист. Дино, определенно, поспешил, перейдя настолько быстро к наступлению. Но, возможно, это впоследствии окажется лишь на руку.
Вынув из-за пояса брюк кольт, пройдя по первому этажу гаража, осмотревшись на предмет того, есть ли здесь кто-либо еще, заглянув наверх, вдоль лестницы, Санто вернулся обратно к угрожающему оружием адвокату. Заданные им вопросы были достаточно прямолинейны, так что он наверняка ждал услышать столь же прямые ответы без долгих вступлений. Вот только терзали смутные сомнения, что парниша, будь он действительно причастен к чему-то серьезному, так легко расколется. Да и если это ловушка, то, наверняка, следует в скором времени ждать гостей, если они уже не были где-то тут.
Заперев гараж изнутри, чтобы никто случайным образом не помешал их маленькому рандеву, Абруцци дернул механика за плечо, разворачивая и приставляя темный глазок оружия к голове.
- К лестнице, - толчок в спину, держа проворного владельца гаража на достаточном расстоянии, на случай, если тому вздумается взбрыкнуть. Кивок головы, подтверждающий направление. – Иди. – Резкая смена разговора и поведения. Раз уж дела обстоят так, а не иначе, иного выхода не остается.
- Поговорим наверху. Не хочу, чтобы случайный прохожий мог подслушать наши интимные секреты. – Усмешка, искривившая рот, но не тронувшая весельем глаза.
Итальянец снял оружие с предохранителя, показывая всю серьезность своих намерений по отношению к встреченному человеку. Нет, он не стал бы, как Дино, распускать руки. Действительно проще было спустить курок и ждать последствий, которые обязательно проявят себя. Это всего лишь бизнес. И не более того. Ничего личного, как говорится.
За стенами было тихо, лишь редкие автомобили проезжали мимо по улице. Чудесный район. Пожалуй, не найти места лучше, если хочешь начать свой бизнес, при том так, чтобы никто не мешал. Маленький уголок, словно бы отделенный от остальной вселенной. Уютный и тихий.
Однако почему-то верилось и в иную сторону дела после увиденного у гаража и неосведомленность механика. Совпадения, порой, имеют место быть.
Как бы то ни было, назад пленки уже не отмотать. И гости проявили себя не с лучшей стороны по отношению к почти что гостеприимному владельцу. И теперь пути назад не было. Только вперед. А чем закончится эта история – решит все тот же случай.
Поднявшись по лестнице следом за незнакомцем, которого видел впервые, Канэ осмотрелся в кабинете, не сводя прицела с намеченной цели.
- Садись, - короткие, вполне понятные фразы и кивок в сторону дивана. Далее допрос пусть продолжает Морелло. А Абруцци тем временем занялся изучением стола и всего на/в нем находящегося. Интересного ничего не было, кроме каких-то черно-белых набросков, которые Санто неспешно перекладывал с места на место.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-03-26 15:17:47)

18

Вечер субботы

Ловко, почти автоматически петляя на Мазерати по узким улочкам Палермо, мыслями Журавлев был достаточно далеко от красот вечернего города. В кресле рядом молчаливо громоздился новоявленный телохранитель, и Доберман, иногда косивший в его сторону (оправдывая это, в общем-то, необходимостью заглянуть в правое зеркало), все больше убеждался в том, что креативности Франческо не занимать. Вот же выдумал – телохранителя ему! Да еще и свежачок с зоны. И сам он тоже хорош - надо же было согласиться! Будто бы не было у него других забот сейчас, кроме как строить озверевшего детину, и будто бы не было ему плевать на то, что подравшись с Фестером Эcтакадо получит от дона по башке. «Да нет, не плевать.» Дисциплину в клане нужно было поддерживать, а если Натаниэль будет крутиться среди ребят, беспорядки обеспечены.
Другое дело, что можно было, наверное, придумать другой повод и способ изоляции ненадежного в плане дисциплины элемента, да не успел Журавлев об этом достаточно подумать, и пришлось вызвать огонь на себя.
«Временно,» - успокоил себя мужчина. - «Сейчас только закончу с насущными делами - и сразу займусь.»
Осложнялась ситуауия еще и тем, что вопреки мафиозным традициям, когда за более менее значимо персоной таскается выводок секретарей, водителей и охранников, консильери привык действовать один и сейчас раздражался даже просто от того, что рядом кто-то сидит. Не говоря уже о взаимных теплых чувствах с этой машиной убийства.
- Едем в автомастерскую, - уже подъезжая к месту назначения, наконец прокомментировал он. Отчитываться перед Эстакадо было бы глупо, но поставить в известность все-таки стоило.
Если Бруно не отремонтирует крыло по-быстрому, придется вызывать машину с виллы… впрочем, насколько помнил Журавлев, в «Дьябло Корсо» было где присесть и выпить кофейку в ожидании транспорта.
Мастерская выглядела закрытой, но можно было отдать руку на отсечение, что неуемный фанат своего дела до сих пор возится внутри, поэтому остановившись у ворот, Олег даже не стал глушить двигатель.
- Жди здесь, - бросил коротко уже вылезая из машины, едва не забыв сориентировать секьюрити.
«Нет, просто невозможно привыкнуть.»
Дверь на удивление оказалась заперта, так что Доберман, собиравшийся не останавливаясь проследовать внутрь, едва успел избежать конфуза и спастись от удара лбом в эту самую дверь.
- Бруно! – мужчина подергал ручку, постучал и прислушался к тому, что происходит внутри. С Пирелли станется не услышать его за работой, хотя в гараже вроде все было тихо.
«Неужели и тут повезло?»
Олег ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, упираясь рукой в косяк.

Отредактировано Олег Журавлев (2009-03-27 23:04:04)

19

________ Вилла

Не самым удачным решением было назначать недавно откинувшегося с зоны бугайка телохранителем консильери.  И дело тут было даже не в том, что Натан после утреннего капания в грядках имел на советника Дона пребольшущий зуб, просто, сидя в машине упакованный в костюм как куриный бройлер в полиэтилен, Натан чувствовал себя не просто дибилом, а последним дибилом.
В своей жизни некое подобие строгого костюма испанец последний раз одевал лет десять, если не больше того назад, когда одна из теток благополучно преставилась. И тогда еще боевичок не был столь масштабен во всех местах, а  тут...
Шея безбожно чесалась под белым воротничком, костюм то и дело на спине натягивался, создавая ощущение плохо сшитой раны, края которой расходятся в стороны и тянут нитки.
И это бы ничего, но под всей чертовой массой тряпок, пистолет с кабурой казался мяском устрицы в толстенной бронированной раковине - зубы обломаешь, пока выковыряешь его из-под пиджака.
Ворчать и злиться можно было до бесконечности, но тут весь выбор Ната заключался в том, что он мог слушать Олега Журавлева, или не слушать его, тупо выполняя свои обязанности телохранителя, коими его сам Дон привязал к этой маленькой заносчивой с*чке.
Может, в другое время Идальго и проникся бы к советнику полагающимся уважением, но четыре часа сна, грядки и первая встреча с медведезаводчиком сделали свое черное дело -  из памяти Эстакадо начисто стерлись и без того слабо доступные понятия о должности консильери, а вот воспоминания о его заду наоборот благополучно всплыли.
И очень неудачно весь этот "коктейль молотова" в крови сработал, включая природное упрямство Идальго. Когда машина остановилась и Олежка, виляя (как показалось самому Нату) аппетитными полушариями, вышел, велев псу охранять "будку на четырех колесах", как-будто в мозгу своя программа запустилась.
Хмыкнув в ответ на подобное заявление, как дог, которому вручили заботу о хозяйском непослушном ребенке, испанец неспешно выбрался из машины следом за "большим начальником", наконец, с удовольствием распрямляя плечи, и лениво огляделся, как-то уж очень быстро для такого туповатого детины сживаясь с новоиспеченной ролью.
Выданный в качестве амуниции костюм даже делал его небритую физиономию несколько поприличнее... даже похожей на человеческую, жаль только уголовного налета это не снимало, так что создавалось впечатление что Журавлева охранял не человек, а обряженная в "смокинг" горилла.

Отредактировано Натаниэль Эстакадо (2009-03-28 10:00:55)

20

И вот теперь началось самое интересное. Что в музыке является финальной кодой, а в пьесе зовется развязкой. Представление кончилось резко, и совсем не поклонами и аплодисментами. Бруно получил в челюсть и хорошо так получил, отшатнувшись назад, с отчаянной мыслью не вмазаться затылком в железный косяк двери, не раскроить себе череп и вообще не потерять к чертям сознание. В глазах пару секунд все же было темно, а челюсть ныла от боли…
Ну сука…
Порция адреналина моментально выбросилась в кровь, а та была горячей и тут же вскипела, по телу прошел неприятный озноб, от которого волосы на затылке становятся дыбом. Злость моментально охватила разум, до такой степени, что ублюдка захотелось разорвать на части, но прежде долго ебашить зубоскала башкой об железную стену вбивая нос в черепную коробку и превращая его морду в одно кровавое месиво. Пальцы самопроизвольно сжались в кулак, взгляд стал стальным и холодным, только мечтам не суждено было сбыться, по крайней мере на данный момент. Зияющее чернотой дуло береты устремленное аккурат промеж глаз заставило остановиться и очень резко убавить свой гонор. А этого вряд ли понравилось бы любому человеку. Хотя как отклик, тело окатило новой неприятной прохладной волной. Секундный страх. Но убивать его по крайней мере сейчас не собирался никто. Его просто бесцеремонно затолкали внутрь, запирая небольшую дверь у главного входа, обыскали на предмет оружия или чего другого, а у него только и были руки да голова. Даже мобильный остался брошенным в куртке, где то у покрасочной камеры. Дергаться смысла Бруно не видел, но ему ой как не хотелось… Но даже сейчас было абсолютно плевать на то, что кто – то там что то собирался выяснить улыбчиво и вежливо. Он и сам был предельно прям, без ужимок и лести. Вот только сообразить не мог, на черта господа оружием размахивают.
Простые бы не сунулись, значит… А вот и не фига и не значит…
Пирелли свои мысли предпочел не озвучивать, потому что если догадки верны и его убьют – то просто так все это не закончиться. Если не убьют, то он сам этого не оставит. 
Дальше все было гораздо интересней. И святая обязанность знать всех в семье в лица, оказалось была полезной… Зубоскал спросил про владельца клуба. И снова промашка, ни разу гонщику не делали таких заказов – заметка на будущее…
Толи ещё будет Бруно? А ты думал в сказку попал, ну как же, щасссс…
Вопрос требовал ответа, и ответ последовал, несмотря на то, что зубоскал прибавил к нему изрядную порцию сарказма назвав красавчиком. Такое обращение в барах определенной направленности в поисках приключений на пятую точку, но уж никак не здесь и сейчас. Язык бы вырвал. Наплевать что под двумя пистолетами.
- Рот закрой. Макдейст вообще не знает, что я тебя сбил. Случайно. И не узнал бы никто, если бы не ты.
Только проблем себе лишних нажил, но нет Бруно ты же добрая душа, надо было притащить его к себе. За что боролись, на то и напоролись…
Усмешка, и по барабану, что теперь ждать. Пирелли спокойно позволил осмотреть на предмет наличия здесь ещё кого-нибудь, себя затолкать наверх без дерганий и без истерик, сел спокойно на диван, только взгляд был далеко не добрым и неприветливым. И достаточно трудно сдержать себя сейчас, чтобы не лезть под пули в момент отчаянного порыва прибить белозубую сволочь.
Искать в гараже было нечего, кроме документов на личный транспорт и ключей к ним. Ни тебе книг бухучета, ни ведомостей, ни прочей важной и нужной документации. А те рисунки чертежи, что на столе, так каждый балуется художеством. Отчего бы и не развивать в себе чувство прекрасного. А ещё он с замиранием просто в сердце, ждал, когда же начнется все более интересный, глубокий и интимный мать его дери разговор. Так и не дождался, услышав, что к гаражу подъехала ещё одна машина, и тоже судя по всему не чужая. Чем и подтвердил голос синьора Журавлева, зовущего его по имени, снаружи гаража. Слышно было прекрасно, даже как ветер завывал в трубах.
Блядство…
Нужно было что-нибудь предпринять, либо сообщить чтобы отсюда убрались на всякий случай, либо чтобы помогли. Ну если он только выберется из этой передряги… В помещении повисла тишина, иногда нарушаемая шелестом перебираемых листов. Что подумают «гости»? Наверняка о подставе – а логика где, когда было предложено забрать машину гораздо позже сегодняшнего срока. Но ведь доказывать бесполезно… Взгляда Пирелли не отпускал, смотрел на белозубого внимательно, словно изучая. Или хотел прибить тем самым взглядом и жалел что не получалось, как ни старался.

21

Говорить с механиком действительно было удобнее наверху. Он не сопротивлялся. Разумное поведение. Абруцци оперативно обыскал гараж и по его лицу Дино смог понять, что в помещение никого нет кроме хозяина гаража. Краской воняет неимоверно. Наверху в маленькой комнатушке, где с трудом размещался диван, к удивлению Дино нашелся еще и мини-бар.
Искать здесь было нечего, но Санто все же бдительности для, счел нужным все как следует рассмотреть.
Под пушкой Санто механик вряд ли дернется. Поэтому Дино выдрал шнур телефона из розетки и аппарата, затем подошел к механику, завел его руки за спину и скрутил их телефонным шнуром в запястьях, продернул в локтевых сгибах и притянул их как можно ближе друг к другу, начисто лишив механика возможности двигать руками и, вероятнее всего, причинив немалое неудобство и боль. Все так же стоя за спиной механика, наклонился к его лицу, обращенному в профиль.
- Тебе придется с нами немного пообщаться, милашка…
С какой спрашивается стати, Дино испытал облегчение, когда узнал, что Макдейст совершенно не при чем было непонятно. Хотя… Слово, данное кем-то для достижения обоюдной выгоды… Может быть, этим объясняется.
Дино едва успел начать фразу, как снизу послышался шум. Кто-то стучал в дверь гаража, затем послышался голос.
Адвокат устремил взгляд на Абруцци.
- Знакомый голос.
Голос действительно был знакомым, но слышно было плохо. Толком Дино не разобрал, прислушался. В ответ тишина. Надо полагать визитер, окликнувший хозяина гаража по имени (Дино только теперь узнал, как зовут причину утренних неприятностей и своей обострившейся подозрительности) теперь молчал, ожидая отклика.
- Бруно, милашка… - без улыбки разглядывая профиль механика Дино мягко обратился к связанному, -  Кстати, хорошее имя. Мне очень жаль, я рассчитывал на беседу, но теперь придется тебе немного помолчать, пока мы разберемся с твоими визитерами, головокружительный ты наш.
Ладный, короткий удар рукояткой по голове, чуть выше опасной области основания черепа, но не менее восприимчивый, чтобы не вырубить, но заставить потерять ориентацию в пространстве и желание заорать. Ну и благодарность за ответ насчет Макдейста. Затем адвокат распрямился и, взяв широкий канцелярский скотч, оторвал кусок, ловко и достаточно быстро залепил механику рот. Терять время а допрос кто приехал, нельзя. Брыкливый механик лишь воздух испортит невежливыми словами, поэтому с заклеенным ртом, сейчас выглядел намного привлекательнее, чем с открытым.
Ободряюще потрепав Бруно по щеке, Дино обернулся к Абруцци.
- Ты голос узнал? Черт меня забери, если это не кто-то из близкого окружения их босса.

Отредактировано Дино Морелло (2009-03-29 14:46:41)

22

Абруцци только поднял со стола какой-то листок с чертежом, как с ним же в руке и замер, услышав раздавшийся снизу стук. Кто бы это мог быть? Все варианты смело ураганной волной, стоило услышать голос. Вот так-так. Сам сеньор консильери собственной персоной.
Не слишком ли мы часто с вами стали видеться, товарищ Журавлев?
Заметив своевременно заклеенный скотчем рот механика и предшествующий ему удар, Санто вышел из-за стола. Что-то адвокат разгорячился. Слишком много распускает руки. Волнуется что ли? Надо было думать раньше, что, наверняка,  у него было на самом деле не так уж много подобных ситуаций. Он же книжный червь. Все с бумагами, законами, документами, исками, источниками информации, налоговиками и прочими, прочими. Но никак не привык оказываться в таких обстоятельствах.
Зря все же поехали сюда.
Приложив палец к губам, символично прося тишины, Санторио подошел к лестнице, ведущей на первый этаж, и прислушался, будут ли еще какие-то звуки, попытки открыть дверь или же что-то еще. Пока никаких действий больше не предпринимали.
- Это Журавлев. Советник Канторини, - не оборачиваясь назад, но очень тихим голосом развеял все домыслы Дино Канэ. - Подождем. Может, уйдет.
Оглянувшись назад, осмотрев отлично выполненную работу по скручиванию и связыванию механика, итальянец усмехнулся. Похоже, этот адвокат читал не только скучную юридическую литературу, но и кое-что дополнительное из разряда "на дом не задавали".
К запаху краски Санто привык довольно быстро. Все же прошлое оставило свой след. И сейчас, те ароматы, что заставили бы кружиться голову и испытывать легкую эйфорию, оставались подобны обычному воздуху, не оказывая никакого эффекта.
Спустившись вниз на несколько ступеней, Абруцци еще раз внимательно осмотрел помещение первого этажа гаража. Ворота, разрисованные стены, автомобили, инструменты, компьютерные системы… Ничего особенного. Но если Олег не сможет открыть дверь, то шанс у него попасть внутрь все же будет – дверь черного входа. Отсюда было не различить, заперта она или нет. Но идти и проверять – не было времени, поскольку стоящий за воротами мог услышать шум и что-то заподозрить. Оставалось только надеяться, что консильери, решивший, что в гараже никого нет, не станет и пытаться в него попасть. Но читать чужие задумки – дело неблагодарное. Предусмотреть все нужно было раньше. Но ведь всего не увидишь. Чай, не Господь Бог.
Так же тихо вернувшись наверх, зажимая в правой руке оружие, Санторио снял кольт с предохранителя, все еще поглядывая вниз, не отходя далеко от верхней ступени, ожидая дальнейших действий совершенно нежданных гостей. Ведь если Журавлев войдет в гараж, тихо уйти вряд ли удастся. Но всегда есть возможность договориться. Никто еще пока не пострадал. А эти маленькие вспышки гнева у Морелло можно легко объяснить: он новичок в таких делах. Так что сеньор Бруно, чье имя стало только что известно, вполне сможет принять от него искренние извинения и все разойдутся тихо-мирно, не потеряв в этом гараже не единой гильзы. В общем-то, стрелять тут было совсем не безопасно. Один неверный выстрел, один рикошет и район будет напоминать праздник на фабрике фейерверков.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-03-28 18:18:24)

23

Ожидая отклика Пирелли, Олег нетерпеливо постучал пальцами по двери и обернулся на машину - Эстакадо, мать его за ногу, естественно делал все, что угодно, кроме того, что ему было приказано. Чем было продиктовано это баранье упорство, русский пока не понял - то ли натура у боевика такая, то ли он шел на принцип, причем второй вариант был более вероятным, но на беду боевика - заранее проигрышным. Консильери было чем заняться, кроме как воспитывать подобных типов, так что до тех пор, пока упрямство Натаниэля ничего не портит, пусть себе выпендривается. А вот если начнет мешаться, то разговор будет короткий - в лучшем случае карцер. О худшем думалось без особого удовольствия.
"Так, соберись..."
Отвернувшись от телохранителя, Журавлев снова прислушался, но шевеления никакого в гараже так и не услышал. Вполголоса матернувшись на родном языке, мужчина выудил из кармана коммуникатор и набрал номер Бруно, решив для себя, что в следующий раз нужно созваниваться с этим товарищем заранее - черт знает, где его сейчас носит и как быстро он подъедет, чтобы принять машину.
Гудок. Второй.
Доберман не поверил своим ушам, отвел руку с коммуникатором в сторону и подался ближе к двери.
"Да, точно.."
В глубине гаража звонил телефон, и это скорее всего был мобильник Пирелли. Для верности Олег оборвал звонок, и хмыкнул тихо, когда в ответ на это действие внутри здания снова воцарилась тишина.
"Отлить что ли пошел?"
Идти внутрь, оставляя на улице открытый заведенный Мазерати, - своего рода экстрим. Правда, интересен он будет лишь тем, кто умеет быстро бегать за отъезжающими спортивными автомобилями, а к таким энтузиастам Журавлев причислить себя не мог.
- Натаниэль, заглуши мотор и закрой маши..ну, - на последнем слове, уже отворачиваясь от Эстакадо, Доберман вдруг захватил боковым зрением припаркованную неподалеку красную ауди и замер, обращая на нее взгляд и чувствуя, как маниакальная подозрительность, кое-как усмиренная с утра после предательства Честе, снова дает о себе знать. У Бруно случиться могло все, что угодно, а могло и вовсе ничего не случаться (забыть на рабочем месте мобильный телефон - не такой уж и редкий случай), и если бы не ауди, консильери, наверное, не придал этой нестыковке большого значения.
Мужчина еще раз дернул дверь, убедился в том, что она заперта, и пошел вдоль здания к проезду для мотоциклов, подразумевая, что (прости господи!) телохранителю хватит соображалки не вы*бываться, сделать на этот раз то, что сказано, и пойти следом.
"Ох, доподразумеваюсь я с ним, чует мое сердце..."
С десяток метров вбок - и еще одна дверь, Олег снова набрал номер Пирелли, толкая ее и даже уже не зная, что ожидать. Если Бруно внутри (телефон-то опять играет!), то почему ворота заперты, а если его нет...
"Опачки!"
Если его нет, что какого черта там делает его труба, и почему он не закрыл гараж? При всем своем разгильдяйстве к работе Пирелли всегда относился серьезно, и таких промахов допустить не мог.
И красная ауди.
Что-то определенно не так.
Олег сунул руку за пазуху, расстегнул на всякий случай кобуру и с порога снова позвал механика, осторожно заглядывая внутрь помещения:
- Бруно?
О том, что телохранителя стоит пропустить вперед, подумалось в самый последний момент. Глупо, конечно, ведь в конце концов, автомастерская - это не ресторан перед переговорами с Короной, который надо обшарить на предмет засады. С другой стороны - ситуация внештатная, поэтому Доберман решил не рваться внутрь первым
"Вот и посмотрим заодно, стоишь ли ты моих нервов..."

Отредактировано Олег Журавлев (2009-03-29 12:13:18)

24

На команды Журавлева прослеживалась стабильная реакция –хотелось сделать с точностью наоборот, или просто остаться стоять на месте. Не то чтобы такая реакция была только на команды нахального консильери, вообразившего себя пуленепробиваемым суперменом,  но тут чесалось как-то особенно сильно, словно русский укурок чем-то да смог зацепить и без того упрямого испанца.
Почесав пальцами с очень коротко спиленными ногтями щетинистый подбородок, Нат неодобрительно покачал головой, провожая потрусившего вперед «борзого» задумчивым таким, слишком уж разумны для такой массы взглядом, и пошел закрывать машину. Как бы ни хотелось устроить советнику Дона «сюрпрайз», а машина  тут была не виновата, да и гоняться потом по всему городу за пронырливыми пацанами, решившими «щегольнуть», уж точно не было ни какого желания.
Заглушив мотор, и намеренно ласково прикрыв дверь «верного коня», Идальго на ходу подкинул и поймал ключи, как бы проверяя свою ловкость, и поравнявшись с напряженным как кошка по весне консильери, мягко взял его за плечо, отодвигая за свою спину и входя в помещение первым.
Что бы там ни было, а этого малыша Дон вручил ему, так сказать лично,  а значит следовало защищать как свою любимую, хорошо обглоданную кость.
По крайней мере в одном повезло – на улице уже было не так ярко и светло, как днем, так что в мрачноватом гараже, похожем на классический фильм про терминатора или что-то в этом духе, глазам не пришлось долго привыкать к измененному освещению.
Нервозность советника как-то передалась и Натану, привыкшему доверять инстинктам, потому, вместо того чтобы ввалиться вперед с привычными шумовыми эффектами, мужчина медленно отстегнул кнопку на кабуре, проверяя легко ли сможет достать пистолет, и пошел вперед не в пример осмотрительно, но без лишней «ниндзявской» привычки красться согнув спину горбом.
Доставать оружие Эстакадо не торопился, что тоже как-то было не в его характере, но в самом деле подходило про фразу о игривом волкодаве, который дома готов возиться с детьми, а на волков идет молча.

25

Накаленный воздух, натянутые нервы, молчание. Капли воды из крана, что мерно отстукивают свой ритм, ударяясь о дно душевой кабинки. Закрыть глаза, прислушавшись, и вот уже этот мерный стук раздается внутри черепной коробки, раздражая и без того воспаленно сознание. Чужое дыхание шаги голоса. Незваные гости. Что так смело распоряжаются его временем, жизнью, телом.
Что вы можете без своих пушек?
Взгляд падает на бессовестно растерзываемый телефонный шнур, лишь усмехнувшись. Не хочется разговаривать, да и не о чём. Вместо того чтобы спокойно приехать и забрать свой Фиат через двое суток, отлично сделанный, господа за каким то хером вломились нежданно негаданно, и за каким хуем тоже неизвестно. На других посмотреть -  себя показать? Показали – спору нет. К черту эту подозрительность, к черту все. Чтобы больше никого не подбирать на трассах, будь он даже шикарной красавицей практически с обложки плейбоя. Лишь удивленно поднять брови, чувствуя как твои же руки твоим же телефонным шнуром связывают чужие ловкие пальцы, выше к локтям, заставляя чуть согнутся, и мед,ь оплавленная в пластик впивается в кожу на запястьях, и постепенно затекают пальцы. И взгляд все более остервенелый… Чужой шепот на ухо, безразличный, но с едким оттенком произносимых слов.
Милашка? Когда между нами возникли столь близкие отношения? Когда я позволил тебе такую фамильярность? Не считаешься с чужим мнением? Или что это, показать перед старшим насколько ты умный и взрослый? Что ещё – выкрутасы? Задеть меня лишний раз?
Взгляд все столь же непроницаем, чуть скошен вбок, пытаясь разглядеть неумную наглую морду. И вполне себе одним резким движением головы назад ударить, заставляя собирать свои кровавые сопли. Но сейчас это непозволительная роскошь, поэтому снова отвести взгляд, затаив злобу.
События тем не менее не стоят на месте, и консильери зовет по имени. И к черту, что теперь знают. Видимо знают не только это, судя по разговорам. Лишний раз подтверждая догадки о нежданных визитерах. И вот теперь закрывают рот, но не себе, а ему. А он так ждал разговора, с этим «замечательным» человеком, который уже дважды распустил руки. Второй раз, неласково оприходовав затылок рукоятью береты. И даже нестыдно чуть простонать болезненно едва слышно и губами обозначить кривую усмешку, что стянется складками в клейкой ленте. Отстранится, отвернувшись от чужой руки на щеке, с желанием откусить её и наблюдать за кровавым фонтаном хлестающим из артерий. Куда ему правда сейчас, такими то зубами. Мысли порой бывают более чем сумасшедшие… Трель мобильного телефона, разрывающая тишину снова, полу приглушенные голоса. Знаки движения, заставляющие молчать. Ну да куда теперь со связанными руками и склеенным ртом. Они ждут, определенно ждут, что Журавлев уйдет, и они свалят незамеченными. Прихватят с собой и убьют. И тут решение о своей значимости, насколько «семья» будет на этих людей в обиде, когда они узнают о случившемся, насколько скоро они узнают. Какие то бесполезные мысли. И если притихли, не будут стрелять чтобы себя выдать, а будут когда зачем? Самоубийцы, что точно сейчас на пороховой бочке. Здесь их пистолеты сейчас бесполезны. Вот бы острое что-нибудь, нож под ребро к примеру и вполне сейчас можно убить…
Сколько времени минута две… бесконечность? Телефон смолк, и снова консильери зовет по имени, пытаясь обнаружить хоть признак присутствия…
Да вот он я, здесь, сижу… чего искать… у меня гости… а я все как тоне по хозяйски их принимаю.
Руки и рот, но никто не связывал ноги и воспользовавшись замешательством, пока господа общались меж собой на предмет того, кто же пожаловал в гараж, невзначай толкнуть стул, что с громким грохот и клубами пыли падает на железный пол, явно давая знак о присутствии его здесь… Наглая ухмылка, все так же искривленная куском скотча и холодный взгляд в глаза то одному то другому…
Погеройствовал?
И что теперь прострелят руку или ногу… определенно ещё раз дадут по морде со всей злости…
Нет господа, заварили кашу, расхлебываем все вместе.
Бруно никогда не питал надежд о своей значимости в клане, да долго шел к тому чтобы был свой гараж своя ветка в бизнесе, своя ниша, свое занятие, свои деньги, не те что получают при делах мафии, чистые, честные. Но если его сейчас пристрелят, так тому и быть. К черту все. Глаза закрыты, дыхание спокойное. Пульс чуть частый, грохот ещё гуляет по стенам эхом…
Может быть, я бы и провел с тобой ночь, хотя бы раз, растворился, но ты сам все испортил, и теперь ни красавцы, ни милашки, ни прочая сопливая херня… мне до жопы. А твое имя я узнаю… даже если умру… хоть и потом ничего не смогу сделать… но назло таким как ты до ужаса хочется выжить…
Снова кровь кипит с каждым словом произнесенным самому себе, губы кривятся и рык утробный, что сглажен все той же ненавистной лентой с клейким основанием… Теперь то наплевать…

26

Дино стоял на пороге комнаты, наблюдая за Абруцци, спустившимся на несколько ступеней вниз и настороженно оглядевшего все помещение.
Дино не шевелился, весь обратившись в слух.
Брови поднялись, глаза округлились, губа беззвучно прошептали удивленное: «Журавлев? Опа!»
Санто поднялся обратно в комнату наверху. Дино уже разглядел дверь запасного входа в помещение гаража. Голоса раздавались именно оттуда.
Запищал мобильник. Свой собственный и совершенно бесполезный, ибо так и незаряженный хозяином, Дино забыл на квартире Абруцци. У Санто мобильник молчал. Значит этого Бруно.
Мобильник пищал. Дино молча прислушивался, смотрел на Абруцци и соображал.
Уйти отсюда через дверь можно было, если только сейчас, сию минуту спуститься вниз, преодолеть пространство гаража, отпереть дверь и запрыгнуть в Ауди.
Мобильник наконец заткнулся.
Надо было действовать немедленно и Дино уже хотел было кивнуть на дверь обычного входа в ангар гаража, давая понять Абруцци, что сматываться нужно было именно этим путем, как вдруг дверь запасного входа распахнулась и на пороге появился бритоголовый громила в костюмной паре, гротескно смотревшейся на массивной туше.
«А это что за тролль?»
Одними губами Дино прошептал Абруцци и отрицательно качнул головой: «Не успели!»
За спиной послышался грохот.
Время скакнуло вперед. За доли секунды Дино успел шагнуть от двери назад, почти скрыв себя, но, не потеряв возможности видеть то, что творится внизу, обернуться, разглядеть фигуру механика, пнувшего стул, окно комнатушки и снова обернувшись обратно, поднять согнутую в локте руку, направив ствол Беретты на вошедшего здоровяка и замереть.
Оставался еще один шанс. Дино старался не выпуская здоровяка из поля зрения держать в поле видимости весь гараж, отмечая где находятся газ, краска и бензин. затем просто сосредоточился на фигуре незнакомца, вернее, на бритой голове, в которую целился.

27

Ох ты ж, гляньте… Не ошибся. Дверь медленно отворилась и вслед за громилой, которого Абруцци видел впервые, в дверном проеме показалась… Да-да, та самая макушка, что он уже видел сегодня за день.
Журавлев.
Жизнь действительно непредсказуемая штука. Кто бы знал, что придется дважды за день столкнуться в столь разнящихся обстоятельствах. Скорее рефлекторно, чем действительно по необходимости, Канэ шагнул назад, стараясь оставаться невидимым для гостей. Но раздавшийся рядом грохот определенно обязан был привлечь внимание.
Вот и все. Фенита ля комедия. Маски прочь. Карнавал завершился, сеньоры и сеньориты.
Действовать нужно было быстро. Оттолкнув Дино в сторону, Санторио быстро захлопнул дверь кабинета, чертыхнувшись на то, что замка на этой самой непонятно тогда для чего тут болтающейся двери, не было. Взгляд метнулся по кабинету, теперь уже осматривая его с иной целью: не в попытке найти что-то, что могло бы рассказать чуть больше о механике, а с намерением отыскать пути к отступлению.
Диван – Бруно – стол – душевая – стул – окно – Дино.
Пора было отсюда делать ноги. Кивнув в сторону окна и отведя руку с оружием за спину, итальянец выдернул Бруно с его нагретого места, ухватившись за одежду на плече.
- Веди себя прилично, - он улыбнулся механику, хотя эта улыбка была совершенно неуместна, но выглядела искренней. И пока адвокат пробивал путь к свободе, Санторио распахнул дверь и вышел на лестницу, держа Бруно за шкирку на расстоянии вытянутой руки.
- Добрый вечер, Олег, - Канэ напоминал вежливого хозяина, что вышел радушно поприветствовать гостей. Развернувшись так, чтобы быть все же прикрытым спиной гаражных дел мастера, Санторио внимательно осмотрел явившихся, очевидно, так же удивленных ему, как и он им.
- Сеньор, - не менее вежливого кивка головы удостоился и сопровождавший консильери громила. Абруцци поднял руку, в которой удерживал оружие и приставил его к затылку своего вынужденного помощника.
- Никто никуда не уходит и даже не двигается. Все остаемся здесь, на своих местах. В противном случае в моей обойме станет одним патроном меньше, - голос не менял интонаций. Если бы не смысл сказанного, можно было бы предположить, что продолжая этикет приема гостей, Санто предлагает им проследовать к столу, где все вместе смогут отведать восхитительного чая с добавлением заморских сортов свежих фруктов, придающих этому напитку уникальный вкус.
- Сеньор Канторини доволен полуденной сделкой? – словно бы не было между ними механика на мушке, словно бы они находились в каком-нибудь кафе за чашкой крепкого кофе и с прикуренными сигаретами в зубах, ведя беседы на отвлеченные темы. С таким же успехом сейчас речь могла зайти и о погоде, стоящей за стенами этого гаража, однако, карты пали иначе, указуя каждому его собственную, уготованную кем-то свыше судьбу.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-04-03 18:14:10)

28

Натаниэль пошел через мотоциклетный отсек внутрь гаража, и Олег сразу, не медля, двинулся следом. Вроде бы сейчас даже можно себе представить, откуда именно слышалась трель мобильного телефона – из самого дальнего угла, там покрасочный бокс. Но ни в боксе, ни в других углах помещения не наблюдалось никакого шевеления, не слышно было ни шагов, ни разговоров. Для этого часа более чем странно. При том, что гараж еще и открыт.
Внезапный грохот показался чертовски громким в мертвой тишине.
"Что за...?"
Будто что-то уронили. Где-то совсем близко, но где?
Пистолет мгновенно ложится в ладонь, Натаниэль тоже в боевой стойке.
Торопливые шаги, хлопнувшая дверь.
Доберман вскинул оружие, поднимая взгляд на источник звука – вывернув из-за стенки, он теперь отлично видел лестницу, ведущую на второй этаж в комнату Бруно. Кто-то был там и общаться явно не испытывал никакого желания.
Эстакадо тоже не желал давать консильери возможность побеседовать, загораживая его собой, но особого толку в этом Журавлев не видел: в помещении, напичканном всеми возможными взрывоопасными веществами от канистр бензина до баллонов краски, свое черное дело сделает простой неудачный рикошет, и никакая широкая спина от взрыва его все равно не спасет. Даже засевшим на втором этаже будет не уберечься, так что оставалось рассчитывать на их благоразумие и крепкие нервы.
Вопреки ожиданиям, гости Пирелли все-таки явили себя миру. Точнее - гость.
Санторио Абруцци Олег ожидал увидеть в самую последнюю очередь, вероятность была настолько ничтожно мала, что этот вариант русский даже не рассматривал. Он вообще не думал, что это кто-то из Короны, предполагая, что разборки с механиком могут вести владельцы какой-нибудь угнанной тачки, ухитрившиеся отследить ее до гаража.
"Санто? Ему-то что здесь понадобилось?"
Бруно был связан, с заклеенным скотчем ртом. Зрелище просто идиотическое, не вяжущееся никак с общим представлением о Санторио. "Варварство какое-то.. хотя..." Зная Пирелли, можно было легко представить, что он вывел Канэ из себя.
- Добрый вечер, - Журавлев откликнулся так же предельно вежливо, стоя позади телохранителя, и медленно опустил пистолет, обращенный секундой ранее на выходящих из двери мужчин.
Не раз они с Абруцци тихонько беседовали о своем, ожидая пока доны закончат переговоры, общение почти "без галстука", на ты, со взаимным, как казалось, удовольствием. Однако рабочие моменты иногда вынуждают делать шаг назад и снова отгораживаться официозом. Вот как сейчас. Но сейчас, читая на лице Канэ зеркальное удивление, официоза Олегу почему-то особенно не хочется.
Равно как и кровопролития, без которого они точно смогут обойтись.
- Никто никуда не уходит и даже не двигается. Все остаемся здесь, на своих местах. В противном случае в моей обойме станет одним патроном меньше... Сеньор Канторини доволен полуденной сделкой?
- Более чем, - по лицу Добермана, как и по его тону, как всегда нельзя прочитать, что лично он думает на сей счет. Консильери вообще не следует давать прилюдную оценку решений своего дона. - Надеюсь, Санторио, ты не остался в накладе? "Конечно не остался. Антонио должен был об этом позаботиться."
В комнате за спиной Абруцци слышится шум, Олег едва заметно шевельнул пальцами, удобнее перехватывая опущенный в пол пистолет, и поинтересовался:
- Выбиваете скидку? - не на "вы", а во множественном числе. "Давай, покажи, кого ты там еще прячешь за спиной?" - Неужели сервисный центр отказал в ремонте?

Отредактировано Олег Журавлев (2009-04-01 09:46:58)

29

Запах гаража навевал приятные воспоминания, примерно так же, как может хорошая ресторанная еда навевать мысли о маминых пирожках и пропеченной в духовом шкафу упитанной индейке.
Несмотря на некоторую внешнюю туповатость, обеспечивающуюся шириной плеч и часто полируемой лезвием макушкой, у испанца были даже свои собственные маленькие страсти, и, по крайней мере, одна из них сейчас стояла прямо напротив входа, сверкая полированным боком.
Конечно, как и у любого поклонника подобного рода «двухколесных игрушек», у Эстакадо было свое мнение на счет марки, а любил он, сказать по правде японцев, но обсудить ходовые качества здесь было не с кем, а  узнавать о вкусах Журавлева новоиспеченный телохранитель не торопился.
Пройдя пару шагов мимо красного коня, прямо вдоль испачканной то ли краской то ли маслом  стены, мужчина остановился, прикидывая, кого конкретно они здесь ищут, как сверху раздался грохот и на лестнице, как стая вспуганных птиц, кто-то заметался.
В такой момент не сложно было сделать неверный шаг. Инстинкт говорил «схватиться за пушку» и рвануть следом за ускользающей из виду добычей. Так и сделало бы большинство боевиков, обученных как свора гончих, кидаться вперед и «поднимать лису. Нат тоже поначалу поддался великому соблазну, но то, что стенка была не так длинна, как хотелось, а за ней маленькую армию можно было спрятать, испанца остановило, и надо бы сказать очень вовремя. Успев лишь достать пистолет из кабуры и повернуться к лестнице правым плечом, банально, но намеренно уменьшая простреливаемую площадь своего тела, Эстакадо не позабыл позаботиться и о консильери, бесцеремонной отодвигая его левой рукой за себя.
Выходов из ситуации было не много – Советника надо было выпихнуть, в случае перестрелки на улицу, благо выход оставался за спиной, а самому задержать «молодчиков» до того как… на этом «как» здравый смысл нашептывал, что одному здесь много не наворотить, да еще и без броньки, благополучно не влезшей под пиджак и рубашку, но привыкшему полагаться на силу и случай Натаниэлю, стало вдруг крайне «зло и весело».
Грехотуса на верху, по всей видимости скоординировалась, сообразила, что тут не СИСДЕ загуляло проверить мафию на добросовестность, и в свету проема образовался парламентер. 
Узнать «Святошу» не составило труда, благо такую заметную фигуру запомнить было куда как проще, чем «прочих», но в хмуром взгляде Идальго откровенного узнавания или удивления не промелькнуло. Не его, боевиковское, это было дело думать о том, «кто, куда, кого и как» в данной ситуации нагнул, а вот то, что ему доверили, оставалось в приоритете и главное сзади, за спиной, так что, как и «посоветовал» Абруцци, телесами мужчина особо не шевелил, а просто ждал, пока нервы у «противника в неизвестном  числе» сдадут и все понесется.

30

...Старенький и страшненький на вид джип причалил у гаража, дополняя киберпанковские декорации окраины города с этим невзрачным, выплывшем будто из сознания одурманенным хлороформом, сооружении. Бросили якорь, заглушив мотор, но оставив звучать из динамикрв легкий ненавязчивый мотивчик о дальних берегах неродной земли.
Феликс исполнявший сегодня роль водителя, откинулся в сидении, бубня под нос куплеты, и к своему неутештельному умонастроению, проследил за вылезшим с неповторимой грацией престарелого орангутана- неповортливым Джакомо.
Пабло завозился оглядывая ,знакомую до колик в животе, машину консильери Лимите. Капо просил поговорить с хозяином гаража без свидетелей- нет, на этот раз и вправду поговорить, объяснить, что к чему, и почему нельзя таскать к себе в гараж неизвестных личностей с фамилией Морелло. Тут конечно раскроется финт с тем, что на Пирелли регулярно сучат свои же, но это своеобразный этикет, дань уважения и...- "дружба дружбой, но контроль нужен".
Все успели подустать от напряжения минувших дней, а разборки со своими же ничего кроме лишних проблем не принесут. Пабло вздохнул, оправив воротник рубашки, застегнул до середины пуговицы и в несколько шагов догнал озадаченно дергавшего за ручку двери, у главного входа, сапера.
-Он должен быть там. Пабло облокотился о стенку рядом. По последним сведениям, Пирелли остался один распустив своих механиков и прочую челядь на вольные хлеба до утра, да и авто у входа... Не поленившись он идет до мазерати и смазывает рукой по капоту- теплый еще, значит дома кто-то все же есть и не открывают..ай, нехорошо.
Джакомо пожимает плечами и начинает тарабанить в дверь, слышится как жалобно поскрипывают петли.
-Пирелли, открывай гостям! Сапер усмехнулся и размахнувшись долбанул еще раз по металлу.
-Может не слышет?! Голос подал хакер сидевший в машине. Переглянувшись оба наемника, видно что-то порешив разом задирают руки за затылок и тут же выкидывают "камень, ножницы, бумага". Пабло сокрушенно издает протяжное "Оооох" и плетется к запасному выходу.
Рука привычно ложится на глок, тарабаня пальцами по кобуре. Телохранитель заходит внутрь через запаску и застывает в нескольких метрах позади консильери и еще какого-то мужика. Все вооружены и напряжены. Пабло действует как учили не задумываясь, нажимая кнопку рации, что извечно с собой на поясе, чтобы связаться с машиной. Помехи и треск наполняют пространство вокруг. Как представитель капитана, он прочищает горло:
-Добрый вечер, синьоры. Дабы не отвлекать на себя внимание Олега и лысого мужчины и увидеть куда они все так увлеченно смотря, он выходит вперед убирая руку с кобуры. Он пришел, чтобы спокойно поговорить не разрядив свое оружие ни на один патрон, так и сделает, ибо приказ. Вот -те на... Задрав голову Пабло смотрит на предмет всеобщего внимания, силясь понять чем они так обязаны Господу Богу за синьора Абруцци в их районе самолично.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Район Ogni cosa ha un limite » Автомастерская Дьябло Корса (Страстный Дьявол)/Гараж