Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Остров Сицилия » Загородная трасса


Загородная трасса

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Загородная трасса. Дорога со всеми ее поворотами, заносами, ремонтными работами, и небольшими заправочными станциями. Прекрасные сицилийские пейзажи могут порадовать туристов, а для местных жителей давно стали привычным фоном.

2

<---- Дом Олега Журавлева
12 июля. Раннее утро
Утро не особенно радовало Оттавио, сейчас больше сосредоточенного на собственных мыслях. Вокал Паскуале Амато, доносившийся из динамиков  тоже звучал лишь фоном, не доставляя Аутодафе никакого удовольствия. Мысли крутились только вокруг встречи с инспектором, и постепенно собирались в некое подобие плана. Довольно рискованного, но если...
Загадывать Оттавио не любил. Но сейчас, искренний католик, исправно посещающий богослужения, он был склонен положиться на это ускользающее «если», нежели на милость бога.
Если.. все выгорит...
Если не будет лишних свидетелей...
Если этот ублюдок поддастся на уговор и сразу приведет Феличе...
Если...
Если шеф не вернется на виллу...
Аутодафе внимательно следил за дорогой,  в своей привычной сосредоточенной готовности к чему угодно – будь то истеричная-кошка-самоубийца, или дедок, страдающий синдромом Альцгеймера, которому приспичило перейти дорогу, поскольку нужник находится только на другой стороне шоссе... Мало ли, какие жизнь порой подбрасывает сюрпризы.

3

Спальня дона, "Dolce vita" ---------->
(раннее утро 12 июля)

Короткий, но информативный звонок охранника превратил утро Журавлева в кошмар.
Черный Мазерати рыкнул, на бешеной скорости выпрыгивая с гравия проселочной дороги на асфальт шоссе, и мужчина, едва выровняв машину, тут же вдавил педаль газа до упора.
"Не видели, куда свернул.. потеряли машину из вида.. *лять, олухи! ну что за олухи?!"
Олег велел выслать машину по направлению к городу, куда скорее всего рванул вор, и под страхом смерти запретил охране соваться в кабинет, он собирался сам проверить, где именно покопался Оттавио и что утащил с собой.
"Паркер.. твою мать… что ты на самом деле прихватил, сукин сын?... и для кого?" - Журавлева почти трясло от бешенства – обмануться в человеке для коньсильери было недопустимым, просто преступным промахом. Но этот ублюдок так усердно и с полной самоотдачей втирался в доверие все эти годы...
"*лять! Кто еще?!"
Отогнать параноидальную мысль о том, что среди его персонала может быть еще много таких "двойных агентов", не получалось. Возникало желание немедленно устроить чистку и пустить кровь, чтобы мелкие сошки, которым дают кров и работу, даже мысли не допускали о том, что им может сойти с рук подобное предательство.

Редкие облака на востоке еще только начинали розоветь, но самый черный час перед рассветом прошел, и видимость на шоссе была неплохая.  Журавлев сразу заметил несущийся навстречу автомобиль и по мере приближения начинал понимать, кому он принадлежит.
"Почему не в город?!"
Всего каких-то секунд пять, при условии, что обе машины несутся на пределе скорости.
Олег огромным усилием воли остановил себя от первого, что пришло в голову, - перегородить своей машиной узкое двухполосное шоссе. Развернуться в один прием на таком пространстве да еще и на такой скорости фактически невозможно, Журавлев ударил по тормозам, и автомобиль с отчаянным визгом заскользил по влажному от утренней росы асфальту. Секундой спустя Оттавио пронесся мимо.
Задний ход, нейтралка, ручник, руль влево.. Мазерати со страшным скрежетом задевает крылом дорожное ограждение. Время теряется, но выравнивая машину после полицейского разворота и снова набирая скорость, Олег еще видел удаляющийся автомобиль Оттавио. Спортивному Мазерати с почти пятилитровым двигателем и четырьмя сотнями лошадок не составило труда нагнать не слишком новый автомобиль предателя, и многозначительно моргнув дальним светом, Журавлев пошел на обгон, намереваясь прижать Оттавио к самому краю, а то и вовсе столкнуть в кювет.

Отредактировано Олег Журавлев (2009-02-28 21:46:49)

4

Черный Мазерати, подобно вырывшемуся из преисподней зверю, ищущему добычи, мчался по пустынной трассе. Оттавио невозмутимо кивнул шефу, не считая нужным ни останавливаться, ни прибавлять скорости. На заднем плане сознания мелькнуло усталое удивление столь раннему возвращению Журавлева на виллу, но тревога затопила мысли только когда черный демон, круто развернувшись, понесся следом, быстро сокращая расстояние. Хотелось бы думать, что Олегу просто приспичило увидеть своего помощника, чтобы поделиться последними новостями, но Оттавио был далеко не наивен. Да и о какой наивности может идти речь,  когда скромную «Audi»  теснит к обочине ревущая зверюга, сверкающая в рассветных лучах солнца черной эмалью.
Итальянец резко затормозил,  подавшись назад,  выкручивая руль и поминая матушку Журавлева недобрым словом, обвиняющим славную женщину в несуществующих интимных связях с самим Честе. Машину развернуло  градусов на 30 по отношению к обочине,  но устраивать показательные маневры и дрифт-шоу было не в характере Аутодафе, потому, он и остановился. Иронично прищурившись, мужчина не спеша закурил, наблюдая за действиями консильери.   Указательный палец мягко коснулся кнопки, опускающей стекло,  мгновение спустя, после того как была включена блокировка дверей.
Мужчина откинулся на спинку кресла,  и вальяжным движением руки, отняв от губ сигарету, стряхнул через открытое окно невесомый пепел, тут же рассеявшийся в порыве легкого ветерка, который обычно бывает в рассветные часы.
Как говорится, того, кто намерен что-то сказать, нужно выслушать, а размахивать пушкой без малейших на то оснований у консильери повода не было. Ну а слишком громкая музыка, была не самым удачным фоном для беседы, и именно потому  Честе  дотянулся рукой до регулятора громкости проигрывателя,  следя за действиями консильери, и храня на лице привычную нейтрально-равнодушную маску.

Отредактировано Оттавио Честе (2009-02-18 19:03:45)

5

Оттавио его удивил.
Журавлев был уверен, что его – теперь уже бывший – помощник кинется убегать, а он вдруг взял и вдарил по тормозам, да так неожиданно, что сам Олег едва успел среагировать и, тоже затормозив, крутануть руль, чтобы увести от удара заднее крыло. Мазерати немного занесло, и полностью остановиться удалось только метров через пятьдесят, правда большую часть этого расстояния следовало списать скорее на замедленную реакцию водителя, чем на тормозной путь в чистом виде.
Консильери выглянул из окна, переключил передачу и неспешно двинулся задним ходом к замершей в ожидании Ауди, подруливая так, чтобы встать немного наискосок, загораживая ей дальнейший путь по шоссе.
Потом мужчина выудил из валявшейся на переднем сидении кобуры свой пистолет, проверил заряд и, отправив его за пояс, покинул автомобиль.
Это был один из немногих совершенно прямых участков трассы, и он хорошо просматривался в утренних сумерках, так что не следовало беспокоиться о случайных зрителях того, что здесь сейчас произойдет. Что бы ни произошло. Возможный свидетель будет замечен издалека, и у Олега будет достаточно времени, чтобы как-то замести следы.
Мужчина обошел Мазерати сзади и приблизился к водительской двери Ауди, с интересом поглядывая на невозмутимо покуривающего Оттавио.
- Ты сегодня рано поднялся… дела загородом?
«Какой нахал, мать твою…»
Застегнутый на одну пуговицу пиджак отлично скрывал пистолет, но рука, как бы небрежно покоившаяся в кармане брюк, в любой момент была готова выхватить его.

6

Дым щекотал небо, просачивался вместе с дыханием в легкие, но его вкуса Оттавио не чувствовал совершенно. Курение – мерные однообразные движения – отнять сигарету от губ, выпуская светлое серую размытую струйку дыма,  снова коснуться губами фильтра сигареты, втягивая новый глоток, напоенного никотином и запахом табака, воздуха – помогали сосредоточиться.
Краем восприятия, Аутодафе иронично отметил, что машины в своем расположении друг относительно друга образовали латинскую V – знак Victory – победы, или же, если вспомнить о масонских традициях – символ причастности к темным орденам, далеких от идей служения богу.
В критические моменты мысли порой приоьбретают странную направленность, словно мозгу необходим некий ассоциативный ряд, для того чтобы, выстраивая логические комбинации вариантов идей, найти то единственное верное  решение, которое позволит вернуть катящуюся под гору жизнь в прежнее русло.
- Доброе утро, синьор, - слова скользнули с губ, раздвинувшихся в привычной нейтрально-безличной улыбке, - как вижу, вам тоже не спится в столь ранний час, - Аутодафе выбросил сигарету на асфальт и кивнул в сторону перегораживавшей трассу, Мазерати, поинтересовавшись, - решили проверить, на что способна ваша красавица? Впечатляет...
Выросший в Палермо, в духе итальянских традиций, Оттавио не изменял этой характерной своей нации нелюбви переходить сразу к делу, без привычного обмена вопросами о здоровье всех родных и домочадцев, и интереса к ходу дел собеседника.
Карие глаза лукаво блеснули,  и Аутодафе со странным смешком,  полюбопытствовал:
- Вы так резко развернулись на трассе, синьор, что я подумал, будто что-то произошло, - взгляд стал вопросительным, - но вы могли бы просто позвонить, или...
Ровная черная бровь чуть изогнулась,  когда мужчина сунул руку в карман за сотовым, резковато, так словно намеревался достать оружие, хотя консильери был прекрасно осведомлен в том, что его помощник даже летом носил ветровки и свободную одежду именно потому, что оружие держал в наплечной кобуре. Но кто знает, как выпадут кости, бросаемые рукой судьбы... кто знает?
Достав аппарат, Аутодафе спокойно отметил.
- Я подумал было, что он разряжен, и вы не дозвонились. Но все в порядке. Так все-же... – цепкий взгляд пробежался по фигуре Олега, отмечая каждую мелочь – позу, положение стоп, руку, неестественно задержавшуюся в кармане брюк,  и в этом жесте, естественным образом приподнявшую полу пиджака, - чем моя скромная персона обязана тому, что консильери Ogni cosa ha un limite решил изменить намеченному маршруту?
Минуты таяли в вечности, а в небесной выси разыгрывалась вечная битва тьмы и света, в которой по закону утра, побеждает свет.

Отредактировано Оттавио Честе (2009-02-19 21:00:13)

7

Выслушивая пустую болтовню своего (пока еще) помощника Журавлев медленно закипал, но заметить это можно было разве что только по тому, как все плотнее сжимались его губы. Слишком много лишних слов, которые с трудом списывались на учтивость.
Мужчина, конечно же вздрогнул, когда Оттавио потянулся за пазуху, но заставил себя усилием воли успокоиться, хотя брови все равно уже сдвинулись к переносице и играть в игрушки дальше он явно был не намерен. Очень хотелось сунуть в салон руку и за грудки выволочь этого сукиного сына прямо через окно, но
Оттавио держался слишком уверенно для человека, который только что обокрал консильери, и Олег решил немного повременить с выводами. В конце концов, охраннику могло примерещиться – сейчас им вообще много что может мерещиться, после вчерашних-то событий, так что они не побоятся перестраховаться. И, кстати, в свете вчерашних же событий, без суда и следствия отстреливать такого полезного человека как Честе было бы слишком расточительно.
В конце концов, совпадения тоже имею место быть. Правда, похоже, не в этом случае.
- Выходи из машины. Есть разговор.
Журавлев сделал полшага назад, чтобы Оттавио не задел его дверью, когда полезет наружу, и уперся левой рукой в крышу своего автомобиля, внимательно наблюдая за каждым движением, каждым взглядом, каждым вздохом сидевшего в Ауди итальянца.
«Только сунься еще раз за мобилой, засранец… я не уверен, что тебе так же повезет еще раз…»

8

Русский отчего-то перестраховывался, отойдя за несколько метров к своей машине, словно Оттавио мог вытащить из кармана FAV-2, это было бы забавно, если бы у Честе было время забавляться нюансами ситуации. «Поговорить?  Философские рассуждения, патетические высказывания, манипулятивные игры словами?» - Аутодафе криво ухмыльнулся, мгновенно сняв блокировку двери, и широко распахнув дверь Audi.
- Трасса – не самое подходящее место для разговоров, синьор, - обронил он с усмешкой, выйдя из машины - а утро – не самое хорошее для них время.
Карие глаза смотрели на напряженного мужчину напротив с легким интересом.
- Ну раз есть разговор, так извольте, синьор, я внимательнейшим образом вас выслушаю.

9

- У русских есть поговорка - "Утра вечера мудренее", так вот это как раз тот случай, - Журавлев все это время не отрывал от Оттавио пристального взгляда, силясь заметить хоть что-нибудь, что могло выдать в мужчина волнение - неловкие движения, бегающий взгляд... дрожащая рука на худой конец. Ничего!
"Либо охрана ошиблась, либо ты нагл как черт, либо ты полный псих..."
Теперь надо было либо осторожно поймать его на слове, задавая наводящие вопросы, либо сразу пороть правду матку - "я подозреваю, что ты меня обокрал, засранец!" Но ходить вокруг да около раздраженному таким ранним и нервным пробуждением косильери не хотелось совершенно.
Олег медленно вынул руку из кармана, медленно расстегнул пуговицу пиджака и достал из-за пояса пистолет, на глазах Оттавио передергивая затвор. Потом склонил голову и посмотрел мужчине в глаза:
- Что ты украл из моего кабинета, Честе?.. Кроме Паркера. Есть одна попытка ответить так, чтобы я не пристрелил тебя на месте и подумал, как тебе теперь помочь.
"Купишься?... Ваша чертова Омерта совсем лишает надежды выжить в такой ситуации. В Питере бы прокатило."

10

Игра Ва-Банк. С места в карьер.
Честе, не шевельнувшись перевел взгляд с лица русского на дуло пистолета, нацеленного на него самого. Темная бровь чуть выгнулась, а уголок рта легонько дернулся, словно мужчина сдерживал широкую улыбку. Списать откровенность Журавлева на мифическую открытость русской души хотелось больше, чем смириться с тактической ригидностью консильери.
- Вам вы в дипломаты, синьор - с такой то прямотой в заявлениях, - негромко произнес он, - ну теперь вам осталось только обыскать меня в традициях фараонов, да?
Только идиот бы попытался  двигаться, или доставать оружие, когда на него нацелена пушка. Оттавио бывал порой спонтанен в делах, которые задевали его близких, но к нелепому героизму под дулом пистолета тяги не питал.
- Никогда бы не подумал, что «паркер» стоит так дорого, чтобы устраивать из-за него гонки по трассе. Может конечно, это особенный паркер? Там есть монограммы?
Насколько помнил Оттавио, ничего кроме фирменного значка на пере ручки не было.

11

У Журавлева дрогнула рука - от внезапного осознания собственной правоты, от злости, что подозрения подтвердились, и человек, которому он полностью доверял все эти годы оказался... крысой...
"Грош тебе цена... консильери, *ля... Проглядел..."
Как быстро - минуту назад он еще готов был поверить в фантастические совпадения. А теперь его выворачивало от мысли, сколько информации этот ублюдок мог прямо из-под его носа слить... кому, интересно? копам? Морелло?
Олег сплюнул и смерил Оттавио ненавидящим взглядом:
- В традициях фараонов ты сейчас изображаешь мне "руки за голову, мордой в крышу, ноги на ширине плеч," - мужчина сделал шаг по направлению к своему - теперь уж точно бывшему - помощнику и приглашающе махнул пушкой. - И в процессе рассказываешь, что и для кого ты вынес из моего кабинета. Не Паркер же для сестренки, *лять. Мне нужно уточнять, что ты не жилец в любом случае, и сейчас вопрос только в том, насколько быстро и легко ты будешь умирать?

12

- Задержанных, - придирчиво поправил Честе русского, списав сбивчивость фразы про фараонов на то что, как нередко бывает у иностранцев в кризисные моменты уверенность в знании языка его немного подвела, - в традициях задержанных...
Под тенью ресниц скользнула тоска. Предсказуемо. Следующие часы его жизни были одинаково предсказуемы  в любом направлении – подчинись он консильери, или убей того. Время, которого и так не было таяло в пустых разговорах. 
- Легкоо, синьор Журавлев, очень легко, - Оттавио, доселе не шевелившийся, обманчиво спокойный теперь, как рассудительный хищник, отметил, что мужчина шагнул вперед и с плавной грацией одного продуманного движения скользнул навстречу мужчине, выкинутой вперед рукой, накрывая кисть правой руки консильери, и пригибая ту так, что через какую-то долю секунды дуло пистолета уперлось аккуратно между пятым и шестым ребрами с левой стороны грудной клетки Аутодафе.
Приговоренная птица в клетке из ребер тревожно дрогнула, метнувшись в гулком ударе. Странное злое веселье мелькнуло в темных почти непроницаемых глазах итальянца, когда  теплые сухие пальцы, скользнули по указательному пальцу Олега, надавливая на тот,  Много не требовалось,  Журавлев и так был готов выстрелить в любую минуту.
Выстрел прозвучал глухо, пуля, пройдя сквозь плоть, легко прошила тело насквозь, с коротким фонтанчиком крови выйдя из спины. Сердечная мышца, вернее ее ошметки, трепыхнулась в глупом инстинкте жизни прежде чем замереть. Сознание угасало чуть дольше. В прошлом, Аутодафе, думая о моменте своей смерти, нередко размышлял,  есть ли там обещанные библией ангелы, или бесы из геенны для грешников. А сейчас вдруг осознал, что тут за этой гранью нет ничего, кроме истины. И истина эта была куда проще и выше всех законов, заповедей и проблем суетного забавного человеческого мира.
Безжизненное тело медленно и тяжело осело, а в темных зрачках, распахнутых глаз замерло отражение светлеющего неба.

13

- *лять!!! - Журавлев взревел как бешеный. Еще даже язычок курка не успел вернуться в исходное положение, а этот ублюдок, этого гребанный, проклятый крот уже валялся у него под ногами с дыркой в сердце, которую сам себе только что сделал.
- *лять, *лять, *лять!!! - теперь досталось полированной крыше Мазерати. Мужчина размахнулся и запустил гребанный пистолет в песок обочины, оперся руками о капот и заставил себя сделать несколько глубоких вдохов.
Проклятая крыса снова его сделала. «Снова, *лять!» Да что с ним такое сегодня?!
Сердце колотилось сразу везде - в груди, в желудке, в горле, в ушах.
Этот гребанный Честе ничего не сказал, а значит это снова чистка, методичная и тщательная. А что если он уже много чего слил своему неведомому («твою ж мать!!») заказчику?! Что именно слил?! Что пытался слить сейчас?!
Журавлев присел рядом с трупом на корточки и на всякий случай пощупал пульс.
«На что я надеюсь?»
С тяжелым вздохом достал из кобуры Оттавио пистолет и выложил на капот Ауди. Пошарил по карманам куртки, нашел в кармане свой Паркер, поморщился и пристроил рядом с пушкой, потом обошел тело и сел на водительское сидение чужой машины, включая аварийку и извлекая из кармана коммуникатор.
Франческо трубку не снял. Секунду помедлив, консильери снова набрал его номер, надеясь, что мужчина уснул и не слышал первого звонка, но и второй вызов остался без ответа.
«Так. Что за бред?»
Журавлев выдохнул и набрал зам.начальника охраны.
- Джорджио, пришли пару ре… Едут?.. Путь разворачиваются - километра три от Дольче Виты, но от города. Где дон?.. – голос ледяной, как и обычно. Ни тени недавних эмоций. Вряд ли кто-то когда-то видел Добермана взбешенным , да еще и из-за такой мелочи, как украденный Паркер. Но новости сегодня, кажется, стремились переплюнуть одна другую, и Олег сам готов был поспорить с кем-нибудь о том, сколько он еще сможет сохранять свое фирменное хладнокровие. А Джорджио все рассказывал, какие у них там на вилле приключения. – Ясно. Скажи ему, что с Честе вопрос решен, скоро приеду.
Получив ответ, что все понято и будет сделано, мужчина отключился и начал осмотр машины. Документы должны были быть где-то здесь, и к счастью, Оттавио не вздумал пихать их под чехлы сидений – Журавлев, даже удивившись такому очевидному решению, обнаружил папку в бардачке.
Это были всего лишь копии. Рабочие копии, которые Олег обычно не убирал в сейф, полагаясь на двойное дно в ящике стола, но Честе, похоже, успел углядеть, куда консильери их сложил. Ничего существенного для суда, но очень полезно для полиции – для зацепки. Бумаги касались оформления досрочных освобождений и взяток в полицейское управление, с такой информацией очень легко было бы накрыть их при следующей передаче денег.
«Можно было бы догадаться…» Если бы, конечно, у него было время спокойно подумать.
В конце концов, что еще мог так уверенно искать Оттавио, как не бумаги, к которым имеет непосредственное отношение? Знал, что там, и подсмотрел куда убрано. Другое дело – с чего вдруг? Столько лет плодотворной работы – и вдруг идет такой риск. И почему именно сейчас – решил продаться копам под шумок, пока кланы накинулись друг на дружку? Маловероятно.
И Морелло тут был не при чем. Скорее всего.
Но все равно все нужно проверить.

В зеркале заднего вида замаячил черный BMW, Журавлев вышел из машины и махнул рукой, привлекая к себе внимание. Вспомнил про свой пистолет.
- Достаньте пулю и избавьтесь от тела.
Один из молодчиков попытался что-то вякнуть об охране, и Олег едва не расстрелял его из пушки, которую как раз отряхивал от придорожного песка. Но раз приказ дона – черт с ним.
- Один тогда со мной.
Оставив двоих охранников доделывать дела, консильери велел третьему забрать кобуру и оружие Честе и сесть на пассажирское сидение Мазерати. Паркер прихватил сам, отправляя в нагрудный карман пиджака, развернулся в два приема («Все-таки узкая дорога, мать ее… жалко крыло…») и двинулся обратно на виллу.

---> "Dolce vita", Комнаты Альваро. Северный корпус

Отредактировано Олег Журавлев (2009-03-06 22:50:56)

14

Клуб "de l'Ombre"

На утренней трассе безлюдно, мотор старого авто исправно урчит, Дино не разгоняется и едет на неторопливых семидесяти километрах. Он никогда не разгоняется в таком состоянии. В глотке першит от долгого разговора, сухого воздуха и сигаретного дыма, веки тяжелые, в глаза словно песку насыпали. Рассвет еще не окрасил в золото пейзаж. Все предутреннего светло-синего цвета. Рука пытается нащупать бутылку с водой, не находит и Дино отвлекается, бросая взгляд на сидение рядом с собой.
Пара глотков и становится лучше. Телефон лежит в нагрудном кармане футболки и благословенно молчит. Снова разрядилась батарея, у Тони накануне так и не пришлось толком ни поужинать, ни зарядить.
Как только подумал про еду сразу почувствовал дикий голод, но больше всего хотелось просто вымыться и лечь спать. Дино снова засомневался. Стоит ли ехать на виллу? Стоит. Хотелось побыть немного с теми, кто был дорог, убедиться, что со всеми все в порядке.
И снова в голову полезли ненужные сейчас мысли. Как выполнить обещанное Макдейсту? Потом, потом, все потом.
Зеленые деревья вдоль трассы, повороты, безлюдная дорога. Днем здесь будет оживленно, а сейчас чертовски приятно ехать в полном одиночестве. Об опасностях уже надоело переживать. В конце концов к черту их. Что может случиться раннем утром тихой субботы. Еще один поворот и Дино вывернет на дорогу, ведущую к вилле Антонио Морелло.

15

Автомастерская Дьябло Корса/ Гараж

Серебристая, обыкновенная, не новая, но на отличном ходу. Ближний свет фар, где-то шумом далекое море, никого на трассе, и с переключением на 4-ю передачу, до первой сотни, выброс адреналина в кровь. Не мог Бруно без этого жить, поэтому готов был слиться с машиной, выжимая газ до пола, наслаждаясь урчанием мотора, дорога была почти той, что нужно, и если в Палермо он ещё старался не лихачить, то здесь отрывался на полную. Деревья мелькали за окном, проносясь сплошной зеленой завесой, лишь дорога оставалась главным, петляющей змеей перед носом авто. Поворот влево вправо, руль мягкий, подвеска отличная, Тойота хорошо отзывается на управление, немного сбросить газ и снова набрать. Хотя машина не идеальна, на маленьких скоростях непослушная, на больших амортизаторы начинаю халтурить. Себе такую бы не в жизнь, но не себе же… Стрелка спидометра движется к ста пятидесяти, новый поворот, почти скрытый за деревьями…
Опа – на…
Только и успело пронестись в голове Бруно, как его подручная вмазывается, не успев сгладить траекторию поворота, в показавшийся, словно неоткуда старенький Фиат… Столкновение не было лобовым, но от этого далеко не легче, воткнувшись почти всем «носом» в капот с левой стороны, сминая фару, бампер и радиальную решетку, со стороны водителя, Пирелли чувствовал что скорости у них явно не на одном уровне, гонщик тормозит, но не до упора, выворачивая руль к автомобилю, чтобы не смять его капот ещё и своим задом, а как следствие приведение чужого двигателя в негодность, и не только двигателя, но и пассажира стоило оставить в целостности… Произошло все это за считанные секунды, дорога пронеслась перед глазами, машину оппонента развернуло почти на девяносто градусов, перпендикулярно дороге, чужой капот с левым крылом смят, дверца раздолбана подчистую, но ещё держится и фаре пришел конец. Машину Бруно проносит ещё пару метров вперед до полной остановки и вот уже в зеркало заднего вида он может наблюдать исцарапанный и покореженный левы бок Фиата свой салон стал как будто уже, но так вовремя пристегнутый ремень сдавил ребра, почти до опасного момента, чтобы их переломать, может даже пару и переломалось. Сердце отчаянно долбиться в грудной клетке и кровь стоит в ушах. А на губах лишь злорадная усмешка – весело ли, на угнанной машине, провезенной через ни одну страну, без документов, сбить машину с явно сицилийскими номерами, да ещё и испортить товар, предназначенный на продажу… Какая в жопу полиция в такой ситуации?!!
Да Бруно ты попал… нет, ты не попал… и даже не влип… тебе пришел полный пиздец…
У встречной машины стекла тонированы, поэтому сидящего за рулем рассмотреть – нет никакой возможности, и драпануть бы с места аварии от греха подальше, да какое то шестое чувство подсказывает, что это не все беды, которые сегодня свалились на голову механика-обдолбыща Пирелли, вот сейчас бы самое то дозу героина, и там уже хоть трава не расти…
Гонщик выжидал рассматривая автомобиль с дымящимся капотом в зеркало заднего вида…
- Ну блядь выходи давай уже, не сдох же ты там…
Тихий мат сквозь зубы, вряд ли слышимый для другого автовладельца. Бруно сверлил взглядом машину, не собираясь выходить из своей, даже не отстегивая ремня, рука все так же была на рычаге переключения скоростей, мужчина сам ещё для себя не решил, как быть…

16

Только и успел разглядеть, что машина, внезапно выскочившая из-за поворота, была серебристого цвета. А через секунду обрушился удар. Плечо и грудь вывернуло болью, затем бровь и висок.
Затормозить не успел, машину развернуло, скрежещущий звук, звон разбитой фары и Дино откидывает назад. Всем хорош Фиат, но в стареньком, бодром автомобиле в 1985 году, когда он впервые заурчал мотором, не было предусмотрено такой защиты.
Всем был хорош темно-зеленый Фиат. Теперь со смятым боком, подбитым глазом скорбно замерший на трассе, развернутый поперек дороги.
В течение трех минут Дино был без сознания, затем перед глазами поплыло марево, что-то липкое не позволяло открыть левый глаз, нестерпимо болела грудь, кашель – сухой и жесткий перекрыл доступ воздуху.
Дино медленно стер густую кровь, текущую из разбитой брови, попытался нащупать ручку двери. Не вышло. Тогда выдавил стеклянное крошево на месте левого окна. Оно держалось только благодаря чуду, а теперь рассыпалось мелкими стекляшками по асфальту, словно бусы с нитки, рука пачкая смятый бок машины кровью нащупала ручку снаружи, потянула ее, но дверца не подалась. Тогда Дино локтем и плечом навалился и выпал из автомобиля на асфальтовую, остывшую за ночь пыль, пачкая ею уже перепачканные кровью джинсы, окрашенную алым футболку. Рука по инерции выставленная вбок смягчила удар, пальцы оцарапали асфальт, Дино еще раз провел ею по лицу, смешивая кровь с придорожной грязью и пытаясь подняться на ноги. Страшен он был в это момент. Черно-красная маска разбитого лица, грязная залитая кровью одежда.
- Ах ты, сссука, - едва слышное ругательство, обращенное непонятно к кому.
Перед глазами плыло. Казалось ли или слева действительно был автомобиль Дино понять не мог. Просто стоял покачиваясь рядом с искалеченным Фиатом и смотрел на зеленый придорожный лес, стараясь совладать со стремительным кружением предметов.

17

Пирелли наблюдал с водительского места молча, пальцами чуть заторможено, пытаясь найти держатель ремня. О каких подушках безопасности и системы электронного контроля удара можно было говорить в такой машине, пусть летами и помоложе, чем раздолбанный Фиат рядом, но все же далеко до степени совершенства. Бруно долго пытался для себя решить, видя, словно в замедленной съемке как из машины выбирается человек, как раскрашивается стекло и бриллиантовые осколки, обагренные кровью, летят на асфальт. Параллельно с этим, толи благодаря не одному году работы с машинами, толи тому, что разум холодный и расчетливый, мужчина прикидывает где взять такое стекло, и во сколько ему выльется вообще этот хренов ремонт…
Мудак ты Бруно… ещё какой мудак…
И дальше, толи как в триллере, или того хуже в классике американских ужасов, подойти тупо спросить оглядывая «жертву»: «А с вами все в порядке?» и потом вот этот окровавленный сдохнет, и как пить дать будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь в виде духа, или являться ночными кошмарами. Гонщик только усмехнулся своим не ко времени идиотским мыслям, расправился с ремнем, с трудом вздохнув, чувствуя как грудную клетку пронзает боль, но все-таки вылез из машины, не без усилий и пошел к человеку, который едва стоял на ногах, опираясь на машину и смотрел куда в лес…
Стоишь… не факт что хорошо… Сука да? Да несомненно сука…
Сколько аварий было на счету Бруно. Считать пальцев не хватит, но больше все же с мотоциклами, бывало, просто унесет с трассы, и все конец гонки – а здесь все гораздо «веселее». Не раз он видал таких живых молодцов, что в состоянии шока, вскакивали на ноги, говоря, что с ними все в порядке, отгоняя врачей, а потом бац и пяти минут не хватило, чтобы спасти беднягу. Чуть прихрамывая, хрустя стеклянной крошкой разбросанной по асфальту, Бруно приблизился к незнакомцу, без слов подхватывая его за плечи, давая облокотиться на себя, и повел к серебристой Тойоте. Врачом Пирелли не был, и даже если мог почувствовать, где у него что болит, вряд ли мог даже на глаз определить, степень повреждения попавшего благодаря гонщику в аварию мужчине, поэтому вел он его как можно медленней, но в целом стоило бы поторопиться. Солнце нещадно поднималось выше и времени оставалось все меньше, а бросить даже сбитую машину посреди дороги и смотаться – нажить себе ещё неприятностей – хотя куда уже дальше… Дверь со стороны пассажира спокойно открылась, он усадил окровавленного практически с головы до ног мужчину на сиденье, успев пробежаться цепким взглядом по его лицу…
- Вам нужен врач…
Тебе Пирелли тоже бы не помешал, но лучше съябывай с места преступления, там решишь…
Времени чтобы думать о том, красивый или страшный его пассажир вообще не было, поэтому, прикинув для себя, что синьора видит он в первый раз, Бруно снова вернулся к машине пострадавшего, при беглом осмотре обнаружилась бутылка с водой. А ещё очень нужен был трос для буксира, ибо в Тойоте его не было, и быть не могло, оставалось надеяться на предусмотрительность хозяина Фиата, рука выдернула ключи из замка зажигания, автомеханик отправился к багажнику, в котором и обнаружилось искомое. Ну а что теперь, для полного счастья поволочет за собой почти через пол города раздолбанную машину под пристальные взгляды людей и не только людей. И насрать абсолютно, что весь салон машины для обкатки теперь будет заляпан чужой кровью. Вообще абсолютно на все положить – сам останется жив после передряги уже хорошо. А буду ли его драть в хвост и гриву – это время покажет. Сейчас вот придет в себя водитель Фиата и заложит ему трехэтажный… Бруно усмехнулся, поковыряв ногой стеклянное крошево, неплохо было бы и его убрать с дороги, но не руками же собирать осколки, да и уборщиком он извините не нанимался…
Черт со всем этим, все к праотцам…
Пирелии закрыл дверь держащуюся на честном слове, запер багажник, прихватив ключи с собой и забрав буксировочный трос пошел к своей машине, чтобы развернуться подцепить машину и уже ехать отсюда в гараж…
- Ебаное утро, спасибо тебе… надо спать больше… спать и не лихачить
Бруно по обыкновению плюхнулся на кресло и стиснув зубы чуть не завыл от боли… протянув бутылку соседу
- Умойте лицо хотя бы…
И попытался улыбнуться, что в данной ситуации выглядело как минимум по идиотски, хамски, и вообще было не в тему…

18

Остаток сознания позволил запомнить как его кто-то взял за плечи и вот он уже сидит в чужой серебристой машине.
Ага, все-таки серебристая. Приторная тошнотворная боль вскоре отступила и Дино почувствовал что весь покрылся противным липким потом, отчего тело захолодило. Когда тошнота прошла, рассеялся красный туман перед глазами и перестало шуметь в ушах мир снова оказался четким и ясным. Наблюдая как незнакомец, выйдя из машины, по-хозяйски копается в салоне Фиата, Дино навскидку пытался оценить свой собственный ущерб. Голова как пустой орех и тупо болит бровь. Липкое месиво это однозначно кровь из рассеченной кожи. Под козырьком водительского сидения должно быть зеркало.
Дино откинул его и обнаружил. Вытащил из креплений и поднес к лицу.
- Мне нужен Бог, а не врач. Что это он меня оставил так надолго? – пробормотал и взяв бутылку с водой из рук вернувшегося парня открыл дверцу, спустил ноги наружу, нагнулся и полил воду на руки. Умыл лицо. Кровь потекла сильнее. Не обращая на нее внимания Дино как следует умылся, стянул превратившуюся в тряпку футболку, отер лицо, потом подумал и снова наклонившись вылил остатки воды на голову. Полегчало.
Стерев влагу с лица, приложил футболку к брови, прижал, покосился на свое правое плечо. Из-под пластыря, удерживающего марлевую салфетку текла кровь. Значит швы разошлись. Ничего. Это можно исправить. Теперь добраться бы до дома.
Нужно было решать ситуацию.
Мозги лениво и неповоротливо пытались встать на место.
Это не покушение. Иначе сбивший его парень просто бы добил, а не возился.
Это незнакомый парень. Значит есть шанс остаться для него таким же незнакомцем. Ну а если поинтересуется именем можно назвать любое в голову пришедшее.
Нужен транспорт.
Тачку бросить здесь. Черт с ней. Кому она уже нужна?
Так.
- Ты герой не мельтеши. Сядь в машину и помолчи. Дай мне сообразить. - голос Дино окончательно превратился в хрип за эти долгие мучительные для всех сутки.
Этого парня сейчас нужно взять в оборот самым решительным образом и выжать из него всю выгоду какую только можно. Судя по всему переживает. Пускай переживает. Везти себя на серебристой японке. Японке? Тьфу, черт конечно японке. Правый руль и пластиковый дешевенький салон.
Дино откинулся на спинку кресла, убрал с лица тряпку-футболку, перестал шевелиться и издавать какие-либо звуки, не обращая внимания на то, что сейчас его явно разглядывают.
На виллу в таком виде он не поедет. Ему требуется такси и мало-мальски приличная одежда. Значит, это все должен предоставить герой-гонщик, любитель раскатывать по пустым утренним трассам и не глядеть на дорогу.
И надо найти телефон. Симка и сохранившиеся номера в памяти телефона не должны попадать в чужие руки. Не открывая глаз Дино помял футболку, не обнаружил в никакого намека на маленький аппаратик. Значит выронил.
Дино выбрался из машины, все так же держа в руке комок футболки, поглядел под ноги, потом пошел к своему искалеченному Фиату, заглянул в салон. И здесь нет.
присел на корточки, почувствовал, что штаны прилипли к бедру с правой стороны, значит и на ноге рана закровила, но пока на это не стал обращать внимания, наклонился и нашел телефон под машиной, подобрал его, отер от пыли и запихнул в задний карман джинсов. Вернувшись к Тойоте, это оказался ничем не примечательный Чайзер, Дино поглядел на водителя.
- Ну? Кто ты такой? Какого хера сбиваешь порядочных людей ни свет ни заря? - сел в салон и закрыл дверцу.
- Отцепляй трос. Черт с ней с тачкой. Далеко живешь? Мне нужна одежда и телефон. надеюсь твоя колымага заведется. Поехали.

Отредактировано Дино Морелло (2009-03-07 16:21:56)

19

Пока Бруно «бегал» туда сюда, мужчина на пассажирском сидении попытался привести себя в порядок, стащил футболку чем и обнажил пару своих закрытых ран…
Ну епт… ты по частям не развалишься по дороге?
По крайней мере теперь было не так страшно смотреть на его лицо, Пирелли смотрел куда то прямо перед собой, и тоже думал, параллельно незнакомцу, который ещё изволил пошутить, излив на него сарказм по поводу геройства…
Ну а хули, тебе то незнакомо чувство скорости, копаешься наверняка в каких-нибудь бумажках…
Гонщик усмехнулся, чуть качнув головой, когда «еле дышащий пассажир» взял да и сам вышел из машины, прогулялся до своей машины, явно в поисках какой то особенно нужное ему вещицы. Судя по всему мобильного. Ну, да и не работал Пирелли хреновым разведчиком, чтобы хватать всё, что плохо лежит и тащить к себе… Глаз с незнакомца он не спускал…
Твоей одежде теперь никакая химчистка не поможет…
Вернулся чернявый и начал командовать, да ещё и допрос устроил.. А механик все так же смотрел перед собой, уже чуть нахмурившись, но губы расползались в ехидную ухмылку, а сам он продолжал сохранять молчание…
Порядочный? Ну да, я тоже сама невинность…
Пассажир сел, и закрыл дверь. И тем лучше…
- Конь в пальто… в кожаном…
«Колымага» завелась с пол оборота, и проехала ровно столько, сколько было нужно, для того чтобы подцепить Фиат «на буксир»
- Людей сбиваю развлечения ради – до сих пор ещё не попался…
Пирелли злорадствовал, и непонятно было, откуда вдруг появилось такое настроение, он просто молча выслушивал реплики пассажира, думая о чем-то своём…
- Одежда и телефон тебе будет, как и первая медицинская помощь и все остальное и прочее.. Но, если тебе пофигу на свою тачку, то мне лишние проблемы не нужны, и так как ты в качестве пассажира, то делаем, как скажу я. Умник…
Он повернулся к нему смотря в глаза, словно прожигая насквозь…
Скажи спасибо что я тебя на дороге не бросил, и что машина не такая приметная, и что гонял я не на своем Дукати, а то бы мне её богу было насрать, чтобы с тобой случилось…
После нескольких секунд казалось бы молчания, Бруно повел бровью, вышел из машины, закрепил трос у машин, скрутив его в несколько раз, чтобы сцепка была жеской и расстояние не больше четырех метров, ибо в данной ситуации поступить иначе было нельзя. Вернувшись посоветовал пристегнуться. По правилам буксировка всегда осуществлялась на небольших скоростях. Гоняться под двести смысла нет, но и ползать сейчас как черепаха, все же не стоит…
«Паровоз» тронулась, оставляя на асфальте кроваво мокрое пятно и стеклянное крошево...
вода высохнет, а кровь ну и хуй бы с ней, может собаку сбили… хотя следы шин…
- Машину починю, будьте уверены…
Дальше молчание, слившийся в машиной водитель, молча перещелкивающий передачи с первой до третьей, но не выше, мягко управляющий машиной, практически одной рукой, и наблюдающий за улицами, цепким взглядом вычленяя из уличного пейзажа те детали, которые казались ему особенно важными на этот момент. По дороге больше никто не попался, и на том спасибо. Обходный пути к гаражу он непременно знал, а тем полицейским, что тусовались рядом, можно запросто наплести про починку, да и не такое уж это и вранье, за некоторыми исключениями. Злость была из-за боли, но за рулем, Бруно забывал об этом, забывал о людях, сам становился частью механизма, и может выглядел совсем не как человек, и даже выдавал себя профессиональными навыками, но когда он мирился с правилами, особенно с правилами жизни…

ООС: Оба персонажа уже вне локации, синьор уехал со мной, поэтому его поста здесь не будет
Автомастерская Дьябло Корса / Гараж

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-03-07 17:58:53)

20

Кафе "Astro nascente"

Команданте откинулся на спинку сиденья, прикрыл глаза, наблюдая за дорогой. Серый асфальт извивался змеей в дали, но удивительно легко ложился под тихий ход машины. Синьор Герардо осторожничал, казалось, алкоголь лишь усилил его страхи.  А город  сменяли сельские пейзажи, дома постепенно редели и вовсе исчезли из виду.
Ехали в полном молчании. Под нежным, усыпляющим теплом солнца Палермо все казалось таким далеким.
А действия слишком холодные даже для команданте.
Когда он успел стать таким? Между туманным Альбионом, ритмичными цветными вспышками освещения клубов под ошеломляющую рок-музыку. Вечная сырость неба потеками на щеках, звонки в телефонной будке, когда он просил вернуться в родной и понятный Палермо. Или молча слушал голос отца.
А потом смирился под тянущие сердце звуки блюза, даже научился завязывать галстуки модным узлом по утрам. Небо там всегда светлело тяжелым свинцом или нежным перламутром.
И в спокойных прогулках уже легко дышалось туманом, почти до невозврата.
Отныне в Палермо ждала лишь Семья.
Или удушливой пыли Мексики? Ее дороги уводили все дальше, а наркотический порошок был распылен в воздухе хранилищ. Губы натянуто улыбались, и желание стряхнуть с плеча тяжелую руку наркобарона, когда тот "дружески" тряс его, расписывая радужные перспективы. Пачки долларов в открытом чемодане на полу.
Воду пить невозможно даже в бутылках, а сок красных апельсинов лип к губам. Прохладная текила выбивала разумное, но оставляла рациональное. А ночами грел ром.
Дешевые мотели в бессоннице которых, начинал сходить с ума на четвертый день. И все же были предпочтительнее пошлой роскоши вилл наркобаронов.
О да, ему было веееесьма весело.
А пару лет спустя была Колумбия...хотя она уже не воспринималась от слова совсем. Приехал, как охрана сопровождения, посмотрел, уехал. Ноль впечатлений, ни следа воспоминаний.
Джулс резко вздрогнул, выходя из этого состояния, когда его спутник включил музыку. Провел по волосам, убирая их от лица и перегнулся, чтобы взять с заднего сиденья аптечку. - Съезжай потихоньку к обочине. - ровный голос, словно ничего не происходило, не предвещало опасности. Но у синьора мелко дрожали руки.
Команданте открыл аптечку, взял пару бумажных салфеток и ничего теперь не касался.
Раскрыл один из бумажных пакетиков с белым порошком. Разбил ампулу с гармалином, само по себе весьма неплохое снотворное. А в сочетании с DMT получался нужный эффект.
Набрал в шприц, прежде чем синьор Герардо успел рыпнуться, игла впилась в его сонную артерию на шее. Последний взгляд в зеленые глаза команданте. Препарат пошел по крови, зрачки спутника расширились, не смотря на яркий свет. Пол часа феерия всех ощущений этого мира, и препарат распадался в крови.
Джулс не оставил следов ни на шприце, ни на ампуле. А наркотик распадался не только в крови, но просто от дневного света.
Тихий голос на ухо, словно того самого демона за плечом или внутреннго голоса, можно называть как угодно, когда стоишь на краю жизни. И вроде от тебя зависел ее исход, хотелось обернуться, а так послушно...на встречу смерти.
Голос команданте уводил сознание - Посмотрите сколько света... - его спутник мелко дрожал, он застыл в своем кресле. - Вы ведь это чувствуете. Эйфорию. Вы так долго работали, чтобы стать счастливым...и вот оно, заслужили ...- хриплый приятный голос Джулио - Чтобы вы видите? - пересохшие губы синьоры шевельнулись.
- Рай... там столько света. Лунная дорога из него.- и в ответ - Так езжайте же, пока она не растаяла. Там будет все что вы хотели.... - вкрадчивый шепот. - Ни мучений, ни страхов, ни тревог...
- команданте забрал из бардачка второй пистолет, стер отпечатки с бардачка и вышел из машины. Только после этого скомкал салфетки и скорее по привычке сунул их в карман.
Команданте обошел автомобиль и склонился в окошку. - Поспешите -Двигатель они не глушили, привыкший исполнять приказы, а даже в этой вкрадчивой мягкости был приказ, синьор вдавил в пол педаль газа, разгоняя авто.
Джулс смотрел как разгонялся автомобиль, вильнул, выскочил на встречную полосу, зацепил грузовик и был отброшен к обочине. Не пристегнутый водитель вылетел через лобовое стекло и разбился. Сломанное как манекен тело.
Один из карманов френча отягощал пистолет, холодная рукоять охлаждала пальцы, успокаивала.
Утро и стресс отдавались острой болью в груди. Команданте медленно пошел вдоль дороги, но боль стала невыносимой и он присел на низкий бордюр. Склонил голову, расслаблено опираясь руками на колени, и старался дышать ровно.
Через пол часа подъехал помощник, - передумал, возвращаемся в город. Может и рановато было паниковать по поводу советника...Мало где того носило.
С другой стороны... потянуло очередными неприятностями.
вилла Морелло

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-03-23 00:23:53)

21

>> Квартира Эдуардо Вилладжо

Габриэль быстро доехал на место происшествия на патрульной машине, подхваченной где-то в городе. Обочина и часть дороги были огорожены, поэтому с обеих сторон собрались небольшие пробки. Здесь уже стояла пара полицейских машин и скорая, копошились работники. Неподалеку стоял грузовик, а его владелец разговаривал с одним из копов. На обочине - развороченный автомобиль Джулио Эрмете и то, что осталось от водителя вперемешку с осколками стекла. Проблесковые маячки с гипнотическим постоянством озаряли серую трассу и контрастировали с серым небом. Все так ярко... и так серо.
Лучиа вышел из машины, пролез под ленты и направился к одному из копов. Показал удостоверение и стал слушать описание ситуации.
- Вызвали нас двадцать минут назад. Автомобиль на полной скорости вылетел на встречную полосу, задел грузовик, ехавший по ней, и улетел на обочину, врезался в столб ограждения, водитель вылетел через лобовое стекло, погиб на месте. Вон свидетель, - коллега показал на водителя грузовика, который стоял и тихо трясся неподалеку, давая свидетельские показания. Пока что свидетельские.
- Спасибо. Пойдемте, посмотрим машину, - Лучиа подошел к развороченному автомобилю. Хорошо, что топливный бак остался цел, иначе все было бы гораздо неприятнее. Вместо передка - куча скомканного железа с выбитыми из глазниц фарами, вместо лобового стекла - остатки крошки, повисшие на защищающей пленке. Стекло передней левой двери тоже было разворочено. И - след от столкновения с грузовиком с правой стороны. Габриэль подошел к погибшему, которого уже принялись осматривать медики. Всмотрелся в лицо, залитое кровью, и раскуроченную голову... Это действительно не Джулио. Лицо длинноволосого команданте Короны парень помнил со времен первого просмотра файлов в базе данных.
- Мы посмотрели его документы. Синьор Gerardo - владелец финансово-юридической конторы, офис которой находится в офисном центре Палермо.
- Документы на право управления этим автомобилем были?
- Нет, только права, паспорт, пропуск в центр и техпаспорт, но уже другого, его личного автомобиля.
Странно. Зачем ему понадобилась машина Джулио? Или зачем Джулио понадобилось давать ему машину?..
- Эрмете в ближайшем обозрении не видели?
- Нет, синьор.
Мда, конечно, как же.
Один из медиков повернулся к следователю.
- Увозить?
- Да. Результаты дальнейшего осмотра пришлете в участок. Спасибо.
Габриэль вернулся к машине.
- Что с пальцами?
- На бардачке ничего, есть на дверях, ключах, ручке переключения передач и руле, проверим, Вам дадим результаты. Да, в машине нашли шприц и ампулу, тоже без отпечатков.
- Проверьте, что в них было, - следователь открыл дверь и принялся осматривать салон.
На торпеде обнаружился след от пули. Габриэль удивленно поднял бровь: этого тут еще не хватало. Похоже, стреляли со стороны водителя. Надо бы спросить свидетеля самому, что он там видел. Лучиа залез в бардачок: кроме пары дорожных атласов и фонарика там ничего не было. Осмотр сидений... Вроде, все в норме.
Габриэль продолжил осматривать машину. Ремень безопасности висел на своем месте, заклинивший - значит, водитель не был пристегнут. Подушки безопасности не сработали. На заднем сидении и в багажнике ничего криминального не оказалось.
Если этот Gerardo ехал на машине Эрмете, то они по-любому были связаны. Надеюсь, он был не совсем идиотом и не стал бы просто угонять этот автомобиль. Значит - в офисный центр и... разговаривать с Эрмете.
Подъехал эвакуатор.
- Проверьте на неполадки, которые могли привести к аварии.
Предоставив машину эвакуаторщикам, Габриэль подошел к водителю грузовика. Тот продолжал смотреть на все, как баран на новые ворота. Лучиа кивнул и сделал как можно более спокойное и... доброе выражение лица. Даже если свидетель окажется подозреваемым, он сейчас в шоке, надо как-то успокоить.
- Габриэль Лучиа, следователь убойного отдела. Здравствуйте, - как можно более мягко представился парень; водитель вздрогнул и стал тараторить, мол, он выехал, я еле успел увернуться, синьор, сам полицию вызвал, вы посмотрите, я честный, ну разве же я бы вызвал, если бы я нарушал, тут такое дело, насмерть...
Парень молча выслушал эту тираду. Когда водитель остановился, чтобы набрать воздуха и начать по-новой, остановил его, положив руку на плечо.
- Спокойно. Мы Вам верим, но приходится разбираться. Ваши показания уже записали, так что успокойтесь, пожалуйста. Вы далеко живете?
- Нет, синьор, нет, в паре километров отсюда, я деревенский, знаете ли...
Пришлось выслушивать очередную тираду про тяжелую жизнь водителя - до очередного вздоха, в который Лучиа успел вставить просьбу ехать домой и ждать звонка из участка, если он понадобится, и попросил кого-то из коллег довезти его до дома. Ни о каких выстрелах свидетель не сказал. След от столкновения с автобомилем Эрмете уже был сфотографирован, следы от колес грузовика измерены.
- Лучиа, в двухстах метрах отсюда нашли еще следы от шин, уходящие с обочины на проезжую часть.
- Следы от шин? Их мог оставить кто угодно... Ладно, сравните с колесами автомобиля Джулио. На всякий случай, - подозрительность Габриэля иногда играла с ним злую шутку, но...
Следователь потер глаза. Все, вроде, все указания раздал, все посмотрел, результаты осмотров и экспертиз должны скоро прийти. Ситуация странная, но ничего, разберемся. Скорая и эвакуатор уехали, полиция тоже потихоньку сворачивалась, Габриэль позвонил в участок и попросил скинуть ему телефон Эрмете, а протоколом занялся уже в патрульной машине по пути к офисному центру.

>> Офисный центр

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-03-23 00:56:52)


Вы здесь » Сицилийская мафия » Остров Сицилия » Загородная трасса