Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Остров Сицилия » Шоссе SS8, река Тибр. Воскресенье, 6 июля 2008г - МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ


Шоссе SS8, река Тибр. Воскресенье, 6 июля 2008г - МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://i029.radikal.ru/0812/2d/e955aea9c286t.jpg http://i055.radikal.ru/0812/ed/b77cc8d880c1t.jpg

Они поменялись местами еще в Риме - Дамиано сел за руль, а Иззи, нагруженная его рюкзаком и термосом с холодной водой, устроилась рядом, на переднем сидении. Еще в кафе блондин долго изучал карту дорог, подперев голову рукой и дымя сигаретой. Не хотелось делать лишнюю петлю, не хотелось дольше тащить в машине чемодан, рискуя быть остановленными на дороге полицией. Как в бородатом анекдоте - "Кто осторожней всего водит автомобиль? Тот, кто пьян, или забыл дома права". Он не был пьян, его права лежали в кошельке, но в багажнике его БМВ лежала бомба куда крупнее, чем возможный уровень алкоголя в крови или склероза в мозгах.
От Рима они отъехали едва ли с десяток километров, когда Дамиано свернул с дороги вправо, выгадав момент, когда вокруг не было автомобилей. Вывел машину на едва заметную дорогу - наезженую автомобильными шинами и совершенно не выглядящую цивилизованной. И по этой дороге въехал в тенистый пролесок, который вскоре распахнулся перед ними, открывая берег Тибра. Где-то слева были поля и даже слышно было, как рокочет техника - может быть, трактор, или оросители. Оставив БМВ под прикрытием кустов и деревьев, Дамиано заглушил мотор.

2

Рим » Квартира сеньоры Каталани
Откинулся на спинку сидения, отстегнув ремень и потерев ладонями лицо. Было жарко, в салоне спасал только кондиционер, а на улице наверняка настоящее пекло. Взяв у Изабель термос, он плеснул в стаканчик прохладной воды с лимоном, залпом выпил, возвращая все девушке и жестом показав, что, пусть закрутит все сама.
- Курить в пепельницу в машине, из салона не высовываться. - Констатировал, прямо на коленях племяшки расстегнув свой рюкзак и доставая бондану. Перевязал волосы, сложив косу петлей и подобрав ее тоже под узел, чтоб не вываливалась. Выбравшись из автомобиля, хлопнув дверцей, открыл заднюю, доставая с сидения бокс для напитков, где уже заранее был химический лед. Выбрал кусты погуще, чтоб из машины было невозможно что-то рассмотреть. И закрыв дверцу, отнес бокс на выбранную точку. Вернулся, открыв багажник, где рядышком лежали два чемодана - один, совсем небольшой, где лежали их с Иззи вещи, и второй - "лыжный", в котором найдет свое последнее пристанище Беатриче, если ей не повезет, и полиция не будет достаточно напористой для того, чтобы обыскать весь Тибр. Надел медицинские перчатки, чтоб не оставить лишних отпечатков, и только тогда извлекая из багажника чемодан.
- А вы... не пушинка... сеньора... - Пробормотал себе под нос, волоча тяжесть в кусты, обеими руками удерживая за ручку навесу - не особо по траве повозишь на колесиках.
Вернулся еще раз, взяв из багажника единственный необходимый инструмент - пилку, купленную на барахолке точно так же, как и бокс для напитков. Подхватил забившийся в угол сверток полиэтилена, ранее бывший чехлом платья, которое они купили для Иззи в магазине.
Пройдя в кусты, где уже ждал чемодан, сицилиец первым делом закрыл колени пленкой, стянув через голову стрейчевую безрукавку и отбросив подальше, чтоб не запачкалась - о ней он подумал в последний момент. Расстегнул молнию, откидывая крышку и с омерзением взвыл, отвернувшись - запах ударил в нос моментально, и это, пожалуй, было единственным, чего он по-настоящему не любил в убийствах. Он всегда старался заканчивать возню, пока тело было еще теплым, не дожидаясь, пока оно начнет освобождаться от ужина, обеда или завтрака. Мочу еще как-то можно было пережить - в большей части случаев это было неизбежно. Но вот все остальное...
- Вот же... срань Господня... - Вздохнул глухо, покусывая уголок губы. - Хрен бы с ним... - Еще один слабый недовольный стон, и блондин принялся возиться с телом. Приподнял за плечи, вытянув немного из чемодана, теперь со слабым любопытством рассматривая женщину, бывшую некогда женой его хозяина. Стянул, повозившись, перепачканное чем только можно полотенце, бросив на свободный конец пленки - достаточно для этого длинной. Пробежался пальцами по обманчиво мягкой еще плоти, беспардонно разглядывая. Покачал головой. - Перевод продуктов, ей богу... - Пробормотал под нос. Интересно, кто кого не удержал - он ее, или она его?.. Женщина была красивой, можно даже сказать, изысканной. Он мог бы поспорить на что угодно, что она кружила головы многим мужчинам. Недовольно прошипев, Дами вспомнил, что шпилька так и осталась в кармане - доставать ее теперь, в перчатках, было бессмысленно. Волосы будут мешать...

Иззи сидела в машине и очень медленно курила. Она наслаждалась погодой и плавностью, медитативностью своих мыслей. Пока Дами возился вокруг машины со своими сборами, она не отказала себе в удовольствии коситься в окно. Отметила, в какие кусты он нацелился по своему святому делу. Сумка... Лыжная сумка. Пилка. Нетрудно догадаться, для чего она ему понадобится... Полиэтилен. Кажется, тот самый, что от ее нового платья. Нет, Изабо никогда еще не убивала, но, проводив Дами противоречивым взглядом, она не смогла отказать себе в удовольствии подумать, что бы она сейчас делала на его месте.
Увы, не хватало познаний. И, пожалуй, отсутствие...гм...практики сильно вредит теории. Наверное, она сделала бы тело неузнаваемым невооруженным глазом. Что если полиция окажется в этот раз оперативной? Изуродовать лицо, да. Тем или иным способом. Избавиться от отпечатков пальцев... ну или от пальцев оптом - по желанию. Если есть приметные родимые пятна - можно еще вырезать и их - как вырезают червоточины из картошки. Иззи и с картошкой-то дела не имела, но когда-то видела, как на кухне управляются другие.
А вообще, что там мелочиться? Изабо постаралась бы спустить всю кровь, измельчить тело и скормить его какой-нибудь крупной местной фауне. Причем если понадобилось бы, собственноручно запихивала бы каждый кусок, скажем, в глотку сопротивляющегося аллигатора. Интересно, здесь вообще хищники водятся?
Или, может быть, применила бы для измельчения что-то вроде лопастей ГЭС. В общем, чем мельче и разрозненнее то, что нужно спрятать - тем тяжелее его искать, не так ли?
Поймала себя Изабель на том, что ее свободная от сигареты рука легла на ручку двери и ее теребит. Нет-нет-нет, Дами попросил никуда не высовываться, а данная ситуация не способствует излишнему непослушанию. Но всё-таки как интересно было бы увидеть брата в этой новой для ее восприятия испостаси, что уж говорить... Не пугала даже перспектива увидеть мертвое тело воочию, а не только в своих детективных фантазиях. Нет-нет-нет... А ведь, кстати, он был прав: у него очень тонкая, скрупулезная работа, несовместимая с неожиданностями и помехами. Дами, Дами...
Изабо поймала свой взгляд в зеркале и какое-то время они  с отражением играли в гляделки. Изи странно улыбнулась самой себе и ладонь с дверной ручки переместилась на колени. Кулачок сжался.

Потратив еще с минуту, чтобы повернуть тело позвоночником вверх, блондин подхватил голову женщины под подбородок, чтоб заметно было место перелома, и, взяв пилку, включив мотор, сделал первый надрез - медленно, неспешно. Края будут неровными там, где пилка цеплялась за смещенные позвонки, но ему было без разницы. Если бы он не свернул ей шею, ему пришлось бы это делать сейчас, чтобы отделить голову от тела.
Конечно, это было бы некорректно, приносить дону голову вместо обещанных зубов, но Дамиано было откровенно лень уходить в область стоматологии и тратить время на то, чтобы извлечь все зубы. Да это было бы и большим измывательством одновременно.
Кровь брызгала, но исключительно из-за движений пилки в плоти - сердце не билось, не перегоняло кровь - иначе она выходила бы пульсирующими толчками, может быть, даже фонтанчиком. А так - лениво текла на дно чемодана, пахнущая уже сладко, резко, почти неприятно. Мертвая кровь. Прохладная, липкая, неживая. Дамиано заканчивал дело только лишь потому, что это нужно было сделать. И привычного фейерверка ощущений не было. Единственным фейерверком было омерзение.
Закончив, Дами подцепил тыльной стороной более чистой руки крышку бокса, открыв замкизаранее, еще до того, как пошел за чемоданом, и погрузил голову в лед, смахивая с лица пряди волос и смазывая лишние брызги крови. Алое еще будет какое-то время течь, но химический лед сделает свое дело. Потом останется лишь протереть теплой салфеткой и сменить лед, чтобы не демонстрировать дону кровавое месиво.
С кистями рук было сложнее - лезвие было острым, пилка работала замечательно, но визжала неимоверно, и процесс продвигался слишком медленно. Мало мышц - много кости. Эти места Дамиано не любил. Ломать их от руки было легко - главное надавить да вывернуть правильно. Но пилить... это было сущей мукой. В результате, уже скрепя зубами от нетерпения, блондин сложил обе кисти в контейнер, беззвучно ругаясь себе под нос - инструмент был приспособлен для совершенно других нужд, и, хоть срез и был чистый, но потраченное время себя не окупало.
Вновь уложив тело в чемодане, приподнявшись, осторожно спустив пленку с коленей и разминая ноги, Дамиано приподнялся пару раз на носках, перекатываясь на пятку. Мелкие, веерные брызги крови были на груди  и на плечах, даже на лице - волосы от этого защитила бондана. Оглядевшись, парень прошел чуть к берегу, подхватив крупный камень, весящий килограмма, наверное, три-четыре. Опустил его в чемодан между коленями и плечами трупа, под согнутые в локтях руки, тем самым увеличив вес, и только потом застегнул молнии. Оставил небольшую щель, чтоб внутрь могли пробраться рыбы. Приподняв край полотенца, вытер ручку, за которую держал чемодан, когда вывозил из дома. Вытер пластиковое дно, где тоже могли остаться какие-то следы.
Разулся - кроссовки, хоть и были легкой обувью, все равно набрали бы в себя воды и отяжелели. И, подхватив чемодан за ручку и за выступ у колес, пошел к воде - как можно быстрее, пока набежавшая кровь не начала капать на песок и камни, просачиваясь через зубчики зиппера. Нес чемодан на весу, пока не зашел в воду по пояс - чтоб вода не прибила набегающую кровь к берегу. Там уже разогнул напряженные и ноющие руки, зайдя по плечи и лишь придерживая чемодан - в воде с ним управляться было куда легче, она хоть немного компенсировала вес. Уже по плечи стоя в воде, блондин несколько раз глубоко вздохнул. Не то, чтобы он боялся глубины, нет - он любил воду, но исключительно морскую, а не мутную речную. В море ему было куда спокойней чем здесь. В море не было водорослей и не встречалась на дне выброшенная кем-то проржавевшая техника, и не было бетонных блоков и металлических прутьев. В море было безопасней. И чище.
Выровняв дыхание и вдохнув порядочно воздуха для нырка, блондин погрузился под воду, стараясь отправить чемодан максимально далеко от берега. Бросать чемодан на дне пришлось три раза - блондин быстро выдыхался, и все равно вынужден был возвращаться раз за разом - ему казалось, что глубина недостаточная. Ныряния завершились метрах в десяти-одиннадцати от берега, когда он устроил чемодан на дне, заклинив его между двумя крупными камнями. Всплыть он не должен был ни в коем случае - Дами проследил, чтоб вода набралась внутрь, да и корпус чемодана был не настолько легким.
Выбравшись на берег, стоя по пояс в воде, Дамиано еще какое-то время стоял, выравнивая дыхание. Стянул перчатки, заткнув их за край кармана на джинсах, умылся, мазнув ладонями по груди и плечам, чтоб точно быть уверенным, что смыл всю кровь. Следов не останется после первого же душа с мылом.
Пройдя в кусты, закрывая замки бокса, где лежала голова и кисти, краем все того же полотенца стер мазок крови, оставленный им случайно на створке. Отнес бокс к автомобилю, поставив в багажник. Прислонившись к теплому пыльному боку темно-синего БМВ, достал сигарету и закурил, развязывая узел на бондане, сбросив косу на плечо. Джинсы были мокрыми насквозь, липли к телу, и от прохлады плотной влажной ткани жара ощущалась не так сильно.

У него всегда в голове была бредовая такая, дикая мечта - заняться сексом на капоте машины. Почему-то именно эта мысль проскользнула в голове, пока он курил. И, если бы сеньора Беатриче не лежала в чемодане пару часов, он был бы слегка возбужден. А еще если бы в машине не сидела Иззи, то, пожалуй, он почти наверняка бы здесь наследил. Его заводила мысль о том, какую власть он имеет над человеком, которого убивает. Не сам даже процесс - именно ощущение власти над чужой жизнью. Он ничего не мог с собой сделать - его Попутчик всегда подкидывал в его и без того шебутную голову различные гадости.
Дами читал много и часто. А еще чаще - книги по судебной медицине и психологии. Он мог бы часами раскладывать себя на хирургическом столе, в частности, последней науки, классифицируя собственные действия и поступки. А когда он посмотрел "Молчание ягнят", его даже посетила мысль о том, а не болен ли он, часом, социопатией, как и знаменитый Лектор. Впрочем, все это не могло пойти дальше предположений и гипотез, а блондин не любил себе льстить, да и к психотерапевтам не собирался. Так что, все это сможет разобрать только судебный врач, когда его посадят, если посадят. Он не питал особых надежд на то, что окажется безнаказанным - у любого преступления есть следы. И нет идеальных преступлений - есть только те, где ступила полиция, или где сработали деньги и власть. А ощущение безнаказанности - самое опасное, оно заставляет ошибаться и быть невнимательным. Если думать, что тебя не поймают, можно наоставлять кучу следов. Так что лучше всегда держать в голове ощущение того, что полиция на твое хвосте и найдет тебя с ищейками по запаху. Семья, возможно, и попытается его отмазать, если он оступится слишком сильно, но когда-нибудь даже сил Короны может не хватить для того, чтобы раздавить неоспоримые доказательства его причастия к очередному убийству.
Сделав последнюю затяжку, парень через опущенное стекло с водительской стороны дотянулся до пепельницы, туша окурок и бросив его внутрь емкости, захлопнув крышку.
- Принцесса, достань мне сухие джинсы... я мокрый, как мышь. Сейчас уже заканчиваю, переодеваюсь и едем. - Он выпрямился, направляясь обратно к кустам. Кроссовки остались возле автомобиля, да и не были ему сейчас особо нужны. Отойдя к узкой кромке пляжа между рекой и деревьями, Дамиано набрал в пригоршни сухого песка, отойдя обратно к кустам и засыпая кровь на пленке. Только когда влага вся собралась карминно-золотыми комками, блондин свернул пленку, на этот раз надев кожаные перчатки, которые лежали все это время в боковом кармане свободных его джинсов. Медицинские перчатки в этом смысле, ясное дело, были куда лучше - эластичные, тонкие, они позволяли ощутить тонкость фактуры, детали, температуру, плотность. Кожа была грубее, но привычней, она ощущалась, как более безопасная и родная.
Пленка свернута - в городе, возле контейнера, куда он выбросит ее, он встряхнет прозрачное полотно - песок, влажный и высохший, будет счистить куда проще, чем засохшую кровь, которая привлечет много внимания. Остались мелочи. Вынуть батарейки из пилки - бросить в карман джинсов, не задумываясь. Снять лезвие, вернуться к реке и выполоскать вместе с самой пилкой, пару раз окунув в песок. Пусть инструмент ржавеет. Он больше не нужен, от него можно будет избавиться в порту - точно так же, как и от пленки.
А там - к машине, бросить все в приготовленный пакет, туда же отправить медицинские да и кожаные перчатки. Взять у Изабель джинсы, отправив капризницу обратно в салон автомобиля. Переодеться в сухое, бросив джинсы в тот же пакет, где лежит и все остальное. И вернуться к кустам лишь за безрукавкой, лежащей на зеленой свежей траве. Чтобы заодно проверить - не оставил ли чего, не наследил ли сверх меры. Взбив рыхлую почку носком кроссовки там, где упали случайные капли чужой крови, и натягивая безрукавку, Дамиано обошел крошечный пятачок, где "разделывал" труп сеньоры Каталани. Подобрал полотенце, поморщившись и затолкав его во взятый из багажника пакет. Вроде бы чисто. Он не страдал склерозами, или пониженным вниманием, да и не думал, что на этом месте будет полиция. Если что и осталось - он этого уже не видит.
Вернувшись к автомобилю, Дамиано, бросив в мешок к остальным уликам пакет с изгаженным полотенцем, закрыл багажник и с удовольствием плюхнулся на водительское сидение. Достал еще сигарету, закурив, давая себе короткий отдых. Плечи и руки ныли, немного болело в груди из-за глубоких вдохов при нырянии. Но в целом он был весьма доволен собой. Можно лениво докурить и ехать в порт. Поужинать чем-нибудь в кафе, сесть на паром, и вернуться в Палермо.
В любом случае, дело уже сделано.

Поучаствовав посильно в переодевании мокрого "братца", Иззи сделала очень умильное лицо и пустила пробный шар:
- Если хочешь, я могу сходить туда, - короткий небрежный жест в сторону тех самых кустов, - и глянуть свежим взглядом, ничего ли не осталось... Можно?
Тому, кто никогда не переживал этого исходящего из глубин интереса, Изабо просто не смогла бы объяснить своего желания. Слишком много было в нем. Девушке казалось, что просто побывав в том месте, где "работал" Дамиано, она сможет почувствовать что-то новое. Прикоснуться к... С одной стороны, действительно оценит первозданность окружающей природы, попробует поставить себя на место человека, который что-то там ищет. С другой стороны, была какая-то мрачноватая прелесть, карнавальность во всем происходящем. Иззи никогда не утруждала себя излишней этикой - чаще всего, именно этика приводила к краху самые замечательные планы. Так зачем ломать собственные замыслы? Если ей не нравится чашка - она разбивает чашку. Так почему, если кому-то не нравится человек, нельзя разбить человека, как чашку?..
- Ну так можно?.. - блондинка пытливо уставилась на родственничка из-под челки. Задержала дыхание и постаралась не моргать.

Дамиано приподнял брови, глядя на девушку сквозь дым очередной затяжки. Подумал пару минут, постукивая пальцами по рулю. Стряхнул пепел.
- Иди. - Пожал плечами. - Руки держи в карманах и сама не наследи. Если здесь будет полиция и найдет здесь что-то твое - похер что, волос ли, волокно с одежды, еще чего поинтересней - сама знаешь, мы вляпаемся в каку оба. - Он не понимал этого рвения Изабель, хотя и видел, как она вся поджалась и напряглась, как ее терзает любопытство и Бог весть что еще. С одной стороны пускать ее туда было довольно рискованно, с другой же она действительно могла увидеть что-то, что не увидел он.
Подняв стекло в автомобиле, блондин включил кондиционер, расслабив ноющие от перетаскивания тяжестей руки и продолжая дымить сигаретой, только со смутным интересом проследив за своей спутницей, когда она выскользнула из автомобиля и зачастила к тем самым кустам, где он только что заканчивал свою работу. И почему-то автоматически принялся в голове проматывать свои действия, пытаясь понять, все ли сделал правильно, и действительно ли там все так чисто, как ему хотелось бы.

Изабо, не вынимая рук из карманов, аккуратно скользнула через кусты на "разделочную" поляну Дамиано. Насильственно сосредоточенное зрение медленно, пошагово скользило по месту действия. Ничего не лежит, ничего не потеряно, не забыто... Изи, напружиненная, как взявшая след собака, прсела на корточки и изучила поляну в ракурсе макроплана, едва не зарываясь в нее носом. Крылья которого, кстати, трепетали - то ли от охотничьего возбуждения, то ли просто девушка принюхивалась. Не найдя, к чему придраться, она так же осторожно пропутешествовала по маршруту Дами к реке, тщательно оглядываясь, не выпал ли из ее золотых кудрей какой волосок.
"В следующий раз я тоже завяжу волосы. На всякий случай. Я не хочу видеть, во что ты превращаешь тело, но мне нравится искать твои ошибки. Я хочу остаться единственным человеком, который идет по твоему следу. Поэтому я никому ничего не оставлю".
Почему-то сомнений в том, что "следующий раз" будет, в прелестной головке Изабель даже не возникало.
Если Изабо казалось, что какое-то пятно на песке похоже на кровоточинку, она самым носком обуви взрыхляла предательскую почку. Нечего тут... Тайны чужие выдавать. Нет, ничего.
"Ты почти совершенство, мой дорогой?"
Вернулась уже почти к самой машине - изрядно погасив азарт, сохранив на лице только сосредоточенное, целеустремленное выражение придирчивого поиска. Улыбнулась Дами. И одним плавным движением опустилась на корточки на том месте, где он снимал бандану. Ну конечно, две волосинки - их еще заметить надо, но чем черт не шутит, чем бог не брезгует?
С просветленным лицом и торжествующим видом Изабо подцепила их двумя коготками, ради такого дела высунув руку из кармана, и протянула под нос Дами.
- Дарю! А так - чисто, молодец, красиво работаешь, - как можно легкомысленнее похвалила она "брата". - Я сейчас сяду в машину и задам тебе еще несколько дурацких вопросов.

- Оо... волосня... - Ругнулся блондин, заталкивая неугодные ломкие завитушки в пепельницу и сжигая тут же. - Ненавижу это. Вечно они лезут, как у кошки... - Поморщился, раздавливая в пепельнице окурок. - Какие еще вопросы? - Поинтересовался, глянув на девушку, когда та села на соседнее сидение. Дотянулся до термоса - во рту после купания в речке стоял мерзкий привкус, да и пить сильно хотелось. - Мы можем ехать и ты меня расспросишь по пути, или это обязательно делать здесь? - Блондин налил себе в стакан воды, залпом выпил, налил еще, протянув Изабель. И завозился с рюкзаком, невозмутимо выудив оттуда бутерброды - себе и Иззи. Развернул тонкую бумагу, принимаясь за еду. Стоило бы ехать, иначе из-за вонючего полотенца провоняется весь багажник. Да еще и на жаре. Кроме того, он терпеть не мог промедлений, и еще очень хотел домой - в свою квартиру и на свой матрас, а не на кровать в гостиничном номере, с хрустящими простынями и запахом пыли и затхлости.

- Можем ехать, мои вопросы уже относятся не к месту, а к тому, что осталось в багажнике, - пожала плечами Изи. - О, спасибо! - девушка с готовностью вгрызлась в бутерброд, но, прожевав первый же кусок, проявила недюжинный гуманизм. - Давай поменяемся местами, я поведу машину, а ты посидишь рядом и выдохнешь толком, а?
Дожидаясь братского ответа, блондинка постаралась побыстрее истребить бутерброд, чтобы на всякий случай освободить себе руки для руля.
- Куда бандану-то хоть дел? На ней твоих кудрей не осталось? А то я себе представляю эту находку года в какой-то из мусорок: красный платок с брызгами крови жертвы и волосами убийцы, ммм... А раз лезут, то поменяй шампунь и не снимай бандану на месте преступления, ага? - Изи заглотила остатки бутерброда, отобрала у Дами термос и запила жару вкупе с обедом.

- Принцесса, заметь, пока не было тебя, я все время так катался. Так что переживу и на этот раз, без излишней заботы. - Дамиано повернулся и с довольной мордой показал племяшке язык. Завел мотор, и вывел автомобиль обратно на дорогу, держа руль одной рукой, а бутерброд другой. - На бондане сто процентов остались мои кудри. Она в заднем кармане тех джинсов, которые мокрые насквозь. Я ее потом выну и заберу с собой. Да и хрен найдут эти джинсы. В порту свалок полно - все не обыщешь. И чистят их чаще, потому что там рыбьей требухи да мяса тухлого полно все время. - Сицилиец поморщился. Немного бесило то, что девятнадцатилетняя шкетина берется его учить, как вести себя на месте преступления. Хотя, стоило признаться, замечание было уместным.- И как ты себе представляешь, что я настолько идиот? Чтоб оставить окровавленную мокрую тряпку прямо сверху мусорной кучи, как флаг "всем сюда, здесь улики с места преступления; всем-всем, Дамиано Корсо виновен". Ну я же не идиот. И не первый раз подобное делаю... - Дамиано покосился на Изабель, впрочем, не питая особой обиды, и машинально чуть не выбросил обертку своего бутерброда в окно автомобиля, вовремя одернув самого себя и швырнул бумажный комок в рюкзак. - Налей мне воды, пожалуйста...

Изи выслушала объяснения, равно как и претензии, молча, сосредоточенно собрав губы "в ниточку". Налила Дами воды, стараясь не расплескать.
- Дами, то, что для тебя привычно, логично и буднично, для меня - откровение, - неожиданно мягко начала девушка, для пущего эффекту сложив руки на коленях и медленно перебирая пальцами. - Даже не так. Череда мыслей - череда откровений. Я пытаюсь простроить картину, как бы я вела себя на твоем месте. Я пытаюсь сама понять, на какие вещи надо обращать внимание в первую очередь, а про какие желательно просто не забыть. И, ты не поверишь, мне просто хочется быть полезной, - голосок у красавицы стал почти проникновенным. - Поэтому не обижайся, пожалуйста, на то, что я говорю. Когда я до конца пойму, какие вещи ты учитываешь уже просто по умолчанию, я буду знать, на каких других вещах мне сфокусировать свое внимание. И - я тебя ничему не учу, просто выяснила, что я - параноик и в аналогичных обстоятельствах дочищала бы хвосты под самое основание. Если бы занималась такой работой, конечно, - буднично закончила Изи, с легкой полуулыбкой любуясь просто-таки всем, что проносилось за окном.

Дамиано выхлестал воду из стаканчика, пока Изабель продолжала говорить. Отдал стаканчик, только теперь увеличив скорость. Отвлекся от дороги, пока впереди не было машин - только лишь для того, чтоб протянуть руку и потрепал Изабель по волосам и шутливо ущипнуть за ухо.
- Ты мне еще скажи, что ты теперь везде и всюду со мной, и что пусть я тебя учу анатомии, чтоб ты продолжала быть мне полезной. - Блондин хмыкнул, сменив руки на руле и одной теперь упираясь в дверцу автомобиля, опустив стекло. В салон тут же ворвался горячий воздух с запахом шоссе, пыли, цветов и сохнущей травы. - Малыш, ты здесь по большей части не затем, чтоб учиться или отслеживать ошибки, или - что еще хуже - чтоб помогать. Ты здесь, потому что мне дорого это общение. Мне дорога ты, и то время, что ты рядом. И все. Так что не грузи сильно себя лишними деталями. Потому что все время тебя использовать в качестве алиби мне не понадобится, да и не стоит оно того риска. Понятно? - Еще один короткий взгляд, теплый и улыбающийся, как и губы парня сейчас.

- А я и не собиралась напрашиваться на...мм...активную помощь, - расцвела Изи, ластясь к братскому плечу и рискуя автокатастрофой. - Мне правда интересно. Мне интересно общаться с тобой - да хоть о чем угодно, все равно бедлам получается, это же прелестно! Мне нравится, как ты живешь, это настолько благословенно далеко от светских раутов, норм, нянек и прозябания в университете... И - я не могу не думать о деталях, потому что меня всегда интересовало, смогу ли я больше, чем, скажем, специально обучавшийся этому коп, - блондинка откинулась на кресле, зажмурилась, вспоминая цитату. - "В первый раз я убила из любопытства - мне было интересно, поймают ли меня. Меня не поймали..." - где-то так. "Основной инстинкт", кажется. В общем это... мне мозг применять не к чему, - сменила тон с мечтательного на легкомысленно-ребяческий Изи. - Расти не обо что.
- Дами, мы будем возвращаться в парк аттракционов через ту же дыру в заборе? Или ты передумал и мы вообще не будем возвращаться? Ну, в общем, хоть в парке, хоть в кафе, я решительно настаиваю на фисташковом мороженом, - как всегда, сказано это было без перехода.

- Вобще-то, Рим у тебя за спиной. - Засмеялся Дамиано. - Мы едем в порт. Заскочим по пути на стоянку - возьмем тебе мороженого. "Основной инстинкт", говоришь... Ты неплохо смотрелась бы в роли убийственной такой соблазнительницы. - Дами хмыкнул, выстукивая какой-то ритм пальцами по рулю. Он сам очень часто бил именно в эту человеческую слабость людей. Отвлечь внимание на похоть - нет ничего проще и эффективней. Только нужно поймать необходимую волну - у каждого человека свои мнения насчет того, как и чем провоцируется влечение. Кому-то достаточно взгляда, а до кого-то доходит уже в процессе. - Мороженое - явно неплохая идея. Я думал, тебе будет достаточно сладкой ваты, принцесса. Я вот съел бы фруктовый салат со сливками. Такими, густыми, знаешь, как раньше Ческа взбивала. Вот я ни за чем не скучаю из дома, как за ее сливками на тортах. Нигде не находил более тугих. Никакая шоколадница с ней бы не сравнилась. - Дамиано защелкал языком.
Около трех часов езды, и они будут в портовом городишке. Там - избавятся от части улик - пленку, полотенце и обе пары перчаток, вместе с одеждой проще выбросить в контейнер. А лучше в несколько, как он и думал. Самое грязное в те, что у самого рыбного рынка, откуда отбросы вывозят по нескольку раз на день. Одежду можно на свалку - там все равно, в каком виде она валяется. Инструмент проще швырнуть за палубу парома, как только он отойдет достаточно далеко. Пилка - самое опасное и неприятное, что можно придумать. Впрочем, еще опасней - бокс с "подарком" для старшего Морелло. Вот это уж воистину... Но - сколько бы не пользовался Дами паромом, там никогда никого не шерстили. Аэропорт в этом смысле был куда хуже.
А в Палермо останется только подогнать БМВ на стоянку фирмы - пусть отгонят обратно. Нужно будет только с наступлением темноты просмотреть багажник - главное не оставить пятен, а влажная тряпка уберет на кожаной обивке почти все волокна, которые могли остаться от чемодана.
"Так и живем", - подумал с ухмылкой, выуживая из кармана сигарету и закурив. Хорошие выходные.

Район Sakra Korona Unita » Квартира Дамиано


Вы здесь » Сицилийская мафия » Остров Сицилия » Шоссе SS8, река Тибр. Воскресенье, 6 июля 2008г - МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ