Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Ули


Квартира Ули

Сообщений 61 страница 90 из 118

61

- Мммм... Мне так удобно и уютно. На твоих коленях... - Фаусто намертво вцепился в любовника, продолжая обвивать его шею руками и никуда не собираясь уходить. Наклонившись к уху немца, он тихонько мурлыкнул, обдавая его теплым дыханием и прижался теснее.
- Я не посылал. Я обиделся на твои заявки, словно тебя оскорбляет связь с мужчиной... - Итальянец оставил легкий поцелуй за ухом любовника. - Мррр, Ули, а я думал поменяться с тобой ролями. Хотя бы разочек для разнообразия... Но, раз ты по жееенщинам решил... - Выдохнул в самое ухо Фаусто, прежде чем отстраниться.

62

Немец изменился в лице, возмущенно подавившись воздухом и одним мощным толчком свалив Фаусто на пол.
- Иди на хрен, Вико. - Рявкнул, поднимаясь, тут же шарахнувшись в сторону, чуть не свернув стул на пол.
Мало того, что итальянец танком проехался по его честолюбию, так еще и издевался. Прямо таки глумился. Кровь вскипала, и ариец порвисто развернулся, направляясь куда-то в спальню, намереваясь по привычке там зепереться и отсидеть свое время. Это был едва ли не ритуал защиты от лишних отверстий в мозге, проклевываемых любовниками. Так было всегда, и сейчас он менять совершенно ничего не собирался.

63

- Именно это я тебе и предложил. - Буркнул Фаусто, поднимаясь с пола и потирая ушибленный зад. Хорошо хоть голову не разбил о край стойки, так нежно сброшенный любовником в порыве страсти. Бросив немцу вслед какую-то заковыристую фразу на итальянском, явно не цензурного происхождения, Вико собрался уже было устроить ушибленную точку на стуле, как до него дошло, каково дальнейшее развитие событий. Сорвавшись с места, он почти бегом догнал арийца уже в спальне, в последний момент подставляя ногу и плечо в проем двери, чтобы тот не успел захлопнуть. И тут же толкнул напарника вглубь спальни, подальше от двери, захлопывая её за собой.

64

- Свали в кухню. - Прошипел немец, который чуть не загрохотал на пол, когда Костантино толкнул его внутрь комнаты и едва удержал равновесие, попятившись и комично взмахнув руками. Все солнечное настроение безвозвратно выветрилось, оставив за собой только раздражение и злобу. А нахальство и самоуверенность Вико только науськивали сильнее. - Я хочу побыть один. Так что уйди, пожалуйста, куда-нибудь, где меня нет. - Ули почему-то догадывался, что никуда Костантино не уйдет, и что сейчас что-то точно будет, и что ничем хорошим это не закончится. И стоял на своем. Потому что так привык.

- Не веди себя, как истерик, Ули. Я все-таки о тебе намного более высокого мнения. По крайней мере раньше ты всегда был очень взвешенным человеком. - Костантино конечно же никуда не собирался, он еще и спиной к двери прислонился, чтобы напарник сам не свалил еще куда-нибудь. - В чем проблема? Ты заводишься с полоборота на мелочах. Тебе со мной так плохо? - Вико оборвал себя на полуслове, остановив уже родившуюся в голове тираду. Ничего хорошего из этого не вышло бы. Он бы снова задел немца за какую-нибудь чувствительную мозоль и снова начались бы психи.

- Мне с тобой вторые сутки. И пока еще никак. Пожалуйста. Выйди и дай мне выдохнуть. - Чем дольше итальянец оставался с ним в одной комнате, тем сильнее и стремительней закипала злость. Немец скрипнул зубами, отходя к прикроватной тумбочке, найдя там не распечатанную пачку сигарет и спички. И открыв окно, закурил, отвернувшись от Вико, так чтоб вообще его не видеть. Кулаки ныли - так хотелось по чему-нибудь врезать, но Ульрих пока успокаивал сорвавшееся с цепи дыхание и загонял обратно совершенно не к месту проснувшиеся гормоны.

65

Вико пожал плечами, лениво сложил руки на груди, наблюдая за метаниями любовника. Было смешно. И противно. А еще очень грустно. Все было, как всегда - Вико шутил, Ули психовал. Дав напарнику время отойти и углубиться в свои угрюмые мысли, Фаусто с каким-то слишком ленивым видом оторвался от двери, "подплыл" к немцу сзади и обнял, прижимаясь всем телом к нему. Губы скользнули по шее, оставляя на ней едва-ощутимое касание.
- Жаль... - Шепот на ухо.  Каждое прикосновение Фаусто дышало нежностью и трепетностью, но... Он отстранился и беззвучно отошел, развернувшись, чтобы выйти из комнаты, как и просил ариец.

66

Немец как раз этого и ждал. Услышав, как закрылась дверь, развернулся, пройдя через комнату и щелкнув замком. Последовательность. И никакого вобуждения в затуманенном злостью сознании и взбудораженном совсем другим теле.
Он проторчал в спальне в общем и целом около двух часов - успокоившись, валялся в постели и просто читал, не заморачиваясь угрызениями совести или дискомфортом, который мог бы возникнуть в любого другого человека в подобной ситуации. Он привык жить так. И никто, и ничто было не в силах изменить сложившуюся привычку.
Из комнаты Ули вышел только к обеду, проголодавшись. Прошлепал босыми ступнями к холодильнику, принявшись рыться внутри и стараясь сообразить, что хочет приготовить.

67

Стоило замку щелкнуть за спиной Фаусто и он передернул плечами, с трудом подавив желание громко хлопнуть дверью и уйти. Устроившись на кухне с оставшейся со вчерашнего дня бутылкой виски, Вико решил нагнать то что было утеряно и оправдать перед лицом немца свой статус алкаша. К моменту возвращения Ульриха в "большой" мир Костантино был, если не совсем уж пьян, то сильно навеселе. Его теперь уже мало волновали ментально-половые трудности любовника и янтарная жидкость пополам со льдом в стакане, был куда важнее и приятнее, чем кислое лицо арийца.

68

Как ни странно, лицо у Ульриха было совершенно не кислым. Однако, когда он увидел, что Вико надирается, у него даже бровь приподнялась.
- Что, страдаешь над неудавшейся жизнью? - Едко поинтересовался, вывалив на сковородку мороженые овощи, намереваясь готовить овощное рагу. Включив плиту, поставил на нее сковороду, накрыв крышкой. Дотянулся до сигарет, достав одну и закурив. Он приканчивал за эти сутки вот уже вторую пачку. Даже горло перестало продирать от каждой затяжки. Правда было тяжело дышать временами, будто каждый вдох был через силу и диафрагма просто не хотела подниматься.

69

Фаусто окинул напарника изучающим взглядом и  затянулся сигаретой.
- Почему неудавшейся? Моя жизнь прекрасна и замечательна. Разве ты не видишь? - Голос у Вико был на удивление трезвым и язык почти не заплетался, отчего непонятно было пьян он или только что приложился к стакану, не успев даже захмелеть как следует. Он заинтересованно посмотрел на сковороду, потянул носом и скривился, всем своим видом показывая, как он относится к еде в виде овощей.

70

Ульрих хмыкнул, потеряв интерес к Костантино и взявшись за приготовление еды. Поставил вариться рис, включил кофеварку, лениво дымя сигаретой и не отвлекаясь особенно. Натер сыр; по мере того, как отходили овощи, постепенно начав зажариваться, долил масла, поперчив и посолив. Отошел к стойке, затушив сигарету и прямо из стакана Вико сделал небольшой глоток виски.
- Нажрешься - будешь на диване спать. - Заявил нейтрально-спокойным тоном, возвращаясь к плите и подхватывая из сковороды распарившийся стручок молодой фасоли, бросив в рот и с удовольствием жуя. Достав из холодильника ветчину, нарезал ломтиками, разложив на тарелке.

71

На этот раз Фаусто оказался странно-молчаливым, даже не ответил едким выпадом на угрозу немца, только впился покрепче в стакан и залпом допил оставшееся. До "Нажрешься" ему было еще очень далеко, учитывая опыт и закалку, а вот утопить в алкоголе злость получалось. По крайней мере ему уже не хотелось так остро хлопнуть дверью с истинно-итальянской горячностью, или изнасиловать любовника на столе в отместку за его мороженый характер. Аромат жарящихся овощей привлекал Вико ровно настолько же, насколько он мог бы привлечь внимание  хищника - т.е. вообще никак. Плеснув в стакан новую порцию горячительного напитка, Костантино, привычный уже к замашкам арийца, перехватил стакан покрепче и отставил бутылку подальше  от него и поближе к себе, чтобы успеть перехватить, если вдруг в белобрысую немецкую голову взбредет отобрать её.

72

Ульрих покосился на последний маневр с бутылкой с ощутимым сожалением. Он действительно хотел изъять алкоголь у Вико, но вместо этого решил просто выполнить свою угрозу, дополнив ее ужином в спальне.
Возиться с обедом было одно удовольствие, и волновало мало - будет он есть один, или Вико тоже не побрезгует овощами. Впрочем, если итальянец будет выдвигать свои какие-то гастрономические изыски - он вполне мог найти себе в холодильнике что-то более подходящее. И приготовить себе это сам.
Разобравшись с готовкой, вывалив половину в свою тарелку и обильно присыпав сыром, хватанув из нарезанного мяса чуть меньше половины, немец закрыл крышку ноутбука, поставив на него тарелку. Выдернул шнур, подхватив ноут, как поднос, и направился обратно в спальню, что-то мелодично мурлыча себе под нос.

73

Вико проводил любовника хмурым взглядом и отправился к холодильнику на поиски съестного. Выкопав остатки вчерашнего мяса, он разогрел их, добавил туда оставшуюся на тарелке ветчину и, с тяжелым вздохом дополнил все это овощами, залив их острым соусом. Не то чтобы это было ужином мечты, но готовить что-либо Фаусто не хотел, а заказывать пиццу на дом значило спросить у напарника точный адрес. Щаз! Плюхнув в стакан виски и льда, Костантино подхватил тарелку и с самым решительным видом направился к немцу в спальню.

74

Ули расположился на полу под окном, справа поставив пепельницу, напротив - раскрытый и уже в рабочем состоянии ноут. Сидел, подогнув под себя одно колено на одной из подушек, которые были свалены до этого в углу и явно были частью комплекта постели. Держа тарелку навесу и нацепив наушники, Ульрих лениво ел, совершенно определенно наблюдая на мониторе какой-то фильм.
Когда двери спальни приоткрылись, он опустил вилку в тарелку, выдернув джек из гнезда и сбросив наушники на плечи. На экране обросший Вин Дизель гонял по какой-то снежной пустыне от летающей-тарелки-типа-катера. Ульрих подтянул к себе поближе одну из свободных подушек и похлопал молча по ней ладонью, приглашая итальянца сесть рядом.

75

Вико прошествовал к окну, осторожно приземлился на предложенную подушку и поставил стакан рядом с собой. Посмотрел на немца, посмотрел на сигарету, ругнулся и снова встал, оставив тарелку на полу. Пришлось возвращаться на кухню за оставленными сигаретами. Вернувшись, Костантино еще пару минут усаживался, возился и вообще вел себя так, словно вьет тут гнездо. Наконец он утихомирился и поставил тарелку на колени, склонив голову к плечу и рассматривая замершие на экране картинки.
- Что смотрим?

76

- Мммн... Хроники Риддика. - Ули пожал плечами. Для него все фильмы были двух типов - те, которые несли художественную ценность; и те, под которые можно завтракать, обедать, ужинать и засыпать. Последний был именно из второй группы, и снял с фтп был именно затем, чтоб под какой-то не особо напряжный фон вкусно пообедать. - Выключить? - Он нажал на паузу, как только Вико зашел. И теперь колебался - пялиться ли в экран дальше, или ему предложат что-то интересней. Разговор, например. Или еще скандал, высосанный из пальца. Ульрих вспыхивал быстро, и так же быстро остывал, не давая обидам и злости задерживаться надолго в голове. Вероятно, в этом был капитальный его плюс.

77

- Да пускай идет... Лысый накачанный мужик это именно то, чего и не хватает для приятного ужина. Особенно, если это Вин Дизель. - Вико подцепил вилкой кусочек мяса и отправил его в рот, некоторое время молча его жуя. - Это кафе, в котором ты договорился встретиться, оно далеко отсюда? А вообще мда... Тебя пытается нанять дама. Готов поспорить, что все это кончится розовыми соплями и признаниями в любви...

78

- Я не знаю где это кафе - завтра по гуглмэпу посмотрю. - Ульрих пожал плечами, вновь запуская фильм и без особого увлечения наблюдая за каскадерскими трюками и кульбитами кораблика в снежном воздухе. - Ты знаешь, жена у меня и так есть, а любовницу я не хочу, еще и ты будешь плакать. Будешь ведь? - Немец поглядел на Костантино чуть насмешливо. - Так что мне как-то побоку, даже если она потом будет утверждать, что у нее от меня ребенок непорочным зачатьем. Не люблю я этого на работе. Им романтика, а мне только напряг лишний. Вот если бы она была не заказчицей, и, к примеру, симпатичной... Тогда я бы подумал. - Ули внимательно наблюдал реакцию, даже на момент забыв о Вине Дизеле.

79

Минуту назад ухмылявшийся Вико, подавился каким-то овощем, который ожесточенно жевал и, закашлявшись, перевел на немца вспыхнувший взгляд.
- Жена?! Вот отсюда поподробнее. Это что-то новенькое. - Он даже тарелку отставил на пол, на случай, если придется сейчас кое-кого экстренно удавить. - Подумал бы ты? - Итальянец стал нехорошо растягивать слова, в глазах зажглось нечто совсем уж непонятное. - Плакать я буду, дорогой друг... Над твоим хладным телом, после того, как удавлю в приступе ревности...

80

Ули спасло сначала то, что он прикрыл рот салфеткой, якобы вытирая губы. Но когда Фаусто закончил свою пламенную речь, да вдвойне, после того, как подавился и отставил тарелку - Ульриха не спасло уже ничего. Он захохотал, хлопнув себя ладонью по колену, вкладывая в этот смех всю душу, едва не покатываясь от веселья. Вико, пытающийся из ревности придавить его, как тот мавр - Дездемону, сразил его наповал и в самое сердце. Нет, немец, конечно, понимал, что вот как раз сейчас терпение Вико сдаст и будет он бит немилосердно, но остановиться уже не мог - все смеялся, зажмурившись, не находя в себе сил прекратить.

81

С первым же приступом смеха у немца, Вико нехорошо сузил глаза и поджал губы, с недовольством глядя на смеющегося любовника. Он изо всех сил старался сдержаться, но... Не сдержавшись, итальянец метнулся вперед, толкая Ульриха на подушки. Едва успев подхватить тарелку, поехавшую с коленей напарника на пол, Костантино толчком отправил её куда-то в сторону, предварительно поставив на пол и тут же навалился на арийца всем телом, впиваясь пальцами в его плечи и придавливая его к подушкам весом собственного тела. Не хватало только картинно впиться пальцами в шею и начать душить с пафосными речами.

82

Ули охнул, сам взмахнув руками, желая поймать ускользающую тарелку, но и тут Вико опередил его. Откинувшись на спину и все еще посмеиваясь, приоткрыл глаза, сквозь мокрые от навернувшихся слез ресницы посмотрев на Вико.
- Ну?.. - Улыбаясь совершенно дурацки улыбаясь, одернул. - Или души, или отпускай, потому что у меня подушка под поясницей... и неудобно... и есть охота... и Вин Дизель там без меня... - Еще серия смешков, и хрупкая улыбка на губах. Похоже, немец не совсем всерьез воспринимал сложившуюся ситуацию.

83

- Подушка значит... Вин Дизель... - Вико склонился совсем низко, волчьим взглядом глядя прямо в глаза любовнику, волосы свесились, волной закрывая с одной стороны лицо итальянца и щекоча щеку его напарника. - Так о какой жене речь, дорогой? - Руки Фаусто соскользнули с плечей, перебираясь на шею арийца и по всем признакам явно собираясь и правда начать душить несчастного шутника, если ответ Костантино не понравится. Они даже чуть сжались, ровно настолько, чтобы дать ощутить, но не оставить следов, из-за которых его друг снова начнет выть. По глазам итальянца сложно было понять шутит он, или предельно серьезен. Холодный взгляд прозрачных глаз, радужка которых напоминает ледяную корку на воде в сумрачный день, сузившиеся от злости до точки зрачки, поджатые губы. То ли Вико пытался сдержать улыбку, то ли и правда не замечал того, что для Ульриха все это не более чем забавная шутка.

84

- Хватит, родной... - Все еще посмеиваясь, пробормотал немец, подняв одну руку и упираясь следгка Фаусто в плечо. Он спокойно стерпел попытку его "придушить", предполагая себе, что до конца Вико все равно его не удушит - только припугнет или поиграется. А если бы и довел - то и черт бы с ним. Все спокойней. - Я есть хочу. - Давай, слезай с меня. А жена - это такая женщина, которая носит обручальное твое кольцо, спит с тобой в одной кровати, и не только спит, готовит ужин и стирает твои шмотки. Думаю, я связно выразил свою мысль. Давай, пусти меня. А то у меня все остынет и нужно будет греть, потому что я терпеть не могу есть холодное...

85

- Почему я впервые слышу о жене? - Вико вздернул бровь и даже не шелохнулся, словно не слышал требования любовника, еще и колени сжал на его бедрах. - Сейчас ты мне расскажешь все, иначе я за себя не отвечаю. И хватит ржать! - Терпение итальянца снова было на исходе, он метался между желанием придушить и желанием стукнуть. Остановился он на третьем варианте, резким рывком склоняясь ниже и впиваясь грубым поцелуем в губы немца.

86

Ульрих мгновенно вскинул руку, обхватив итальянца ладонью за затылок и удерживая силой. Поцеловал в ответ - жадно и жарко, перехватив инициативу. Взлетел на волне страсти - как поплавок, легко поддавшись на невнятный импульс, восприняв его, как вкусное предложение, которое даже на первый взгляд казалось куда более аппетитным, чем стынущий обед и Вин Дизель. И уж вдвойне вкусней расспросов о гипотетической жене. Куда уж Фаусто понимать, что он хотел бы ребенка, хотел бы даже для себя больше, чем для родителей. И еще неизвестно, когда эта самая жена, и этот ребенок могли появиться. Их может и вообще не быть - Господни пути неисповедимы. И устраивать скандалы по этому поводу для немца было глупостью.

87

Вико отстраняться не стал, позволяя любовнику перехватить инициативу, разжал пальцы на его шее, скользнув руками по плечам немца и сжимая их, правда дальше инициативы в поцелуе Фаусто арийца не пустил, продолжая сжимать его бедра и прижимать к подушкам весом собственного тела. Очередная шутка закончилась недоскандалом и новым витком страсти. В голове итальянца всплыл вопрос: Чем в этот раз закончится сцена?

88

Ули, частично как-то приободренный тем, что его не остановили (а на самом деле просто не заметивший сопротивления - ну и бог с ним), пошел еще дальше. Не обрывая поцелуя, поддел майку Вико, запустив ладони под ткань и скользнув по спине, пробуя на ощупь неровность позвонков и плавные изгибы мышц под кожей. Внезапная сиюминутная податливость итальянца удивила немного и одновременно подстегнула, заставила не останавливаться, а брать все, пока позволяют прикасаться. Руки нетерпеливо выскользнули из-под майки, чтоб пройти по бедрам и подхватить под ягодицы. И вновь - движение вверх, на этот раз чтобы удержать и вдавить вниз, когда Ули одновременно приподнял бедра, втираясь в промежность Фаусто сквозь две пары брюк и белье.

89

От неожиданности Вико дернулся, инстинктивно продолжая движение любовника, теснее сжимая колени на его бедрах и одновременно с этим прихватил его нижнюю губу, несильно укусив. Прикрытые было глаза, распахнулись, следя за напарником, итальянец разорвал поцелуй, отстраняясь и сверху вниз глядя на Ульриха. Мгновение... И он вновь склонился, теперь обеими руками обхватывая его голову, зарываясь пальцами в волосы на висках и впиваясь новым поцелуем, теперь уже настойчивым и властным. Время уступок кончилось.

90

Ули глухо простонал, бросив попытки хоть как-то контролировать собственные действия, забыв обо всем на свете. Поддел пуговицу на джинсах Вико, проскользнув руками между их телами, затеребил, расстегивая, и тут же принялся за молнию. И как только расстегнул все - мгновенно сунул ладонь внутрь, обхватывая, парой резких движений вдоль члена заводя окончательно и не давая пути назад. Какой там ужин!.. Он был куда более заинтересован сейчас в жарком и нетерпеливом, что втиралось в его собственный член, до сих пор спрятанный в брюках. Вторая рука сзади прижалась к пояснице Фаусто, прошла глубже в брюки, обняла и чуть сжала ягодицу, и немец глухо зарычал - полный удовлетворения и как-то не особо заметивший утерю своих прав на тело Костантино.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Ули