Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Ули


Квартира Ули

Сообщений 31 страница 60 из 118

31

Молча выслушав отповедь, Вико чуть прохладно улыбнулся, расслабляя руки и давай немцу почти полную свободу. Теперь его ладони расслабленно лежали на талии любовника. Подавшись чуть вперед, он неожиданно чмокнул Ульриха в кончик носа.
- Убери колючки, не будь ежом. И конечно же я не Бог... Я только учусь. - И снова эта наглая улыбка, так привычно поселившаяся на лице итальянца. - И вообще, ты не айсберг, а я не Титаник, чтобы разбиться об твою ледяную неприступность. Внутри ты теплый, мягкий и нежный. - Последняя фраза прозвучала несколько двусмысленно для самого Фаусто. Он едва сдержал ухмылку, ограничившись тем, что подался вперед и едва коснулся губами губ.

32

Ули, собиравшийся выдать еще какую-нибудь вкусную и дерзкую тираду насчет последнего комментария, посчитал, что более достойной местью будет поцелуй - так Фаусто хоть какое-то время будет молчать. И вообще, удерживая итальянца за волосы и не давая отстраниться, Ульрих подумал о том, что кляп был не такой плохой идеей. Отстранившись, насытившись наконец упрямыми настойчивыми губами, ариец размашисто лизнул Вико по нижней, пробормотав:
- Давай мы тебе язык отрежем?.. Будешь такой послушный зайчик, будешь молчать, и я буду очень рад... Мрррм?.. - Он так и обнимал любовника одной рукой, из другой не выпуская мобильного.

33

Поцелуй в ответ оказался неожиданно-настойчивым. Задохнувшись от такой наглости, от руки, сжимающей его волосы, от резкой смены ролей, Вико не сразу нашелся чем откомментировать. Ну и конечно же тут же получил очередную шпильку от напарника. В ответ на замечание Фаусто издал утробное мурлыканье и скользнул одной рукой по плечу немца, вниз по предплечью, обхватил кисть выдергивая мобильник, чтобы отложить его на стол и тут же переплести пальцы с освободившейся рукой любовника.
- Разве мое очарование не в моих речах, ммм? Буду ли я таким же, если буду молчать? Скажи мне... - Голос Костантино упал вновь до мурлыкающего шепота, тягучего и обволакивающего. - Скажи, я понравлюсь тебе без здоровой порции яда? - Дыхание в губы и язык, облизнувший собственные губы, мелькнувший кончик, задевший чужие легким мазком.

34

- Я не люблю твой яд. Он не вкусный. Он глаза ест. Давай мы сделаем так, чтоб ты молчал, мррррм?.. - Ульрих тоже замурлыкал, подхватив игру, заигрываясь и ласкаясь к Вико, едва сдерживая улыбку в полушаге от того, чтоб сорваться в смех. - Давай ты будешь говорить, как человек, а не как мстительная ядовитая кобра?.. Мне не нравится. Подари мне такой подарок, ммм?.. - Он тут же отпустил талию итальянца, подтолкнув его вбок и подхватив трубку другой рукой. Сдавать позиции больше не хотелось, тем более при учете того, что это могло вылиться в недурственное по уровню веселья развлечение. Ули перехватил губы Вико отрывистым поцелуем, прижмурив искрящиеся весельем глаза.

35

Вико перехватил инициативу, плавно притягивая любовника ближе и углубляя поцелуй. Рука, сжавшая мобильник, тут же была перехвачена рукой итальянца. Игра в поддавки, кто кого. Разорвав поцелуй, Костантино склонил голову к плечу, с той же усмешкой отвечая на колкость.
- Ты просто его не распробовал. Точнее распробовал, но пока сам перед собой не сознался в этом. Тебя будет его нехватать. - Губы порхнули по щеке немца, оставляя хрупкие поцелуи. - Я буду сама вежливость и ласковость, когда ты научишься не втыкать ледяные колючки каждым словом. - Шепот на ухо и поцелуй прямо под мочкой. - Отдай. Выпусти. Ты позвонишь вечером. - Вико сомкнул зубы на мочке уха, небольно, лишь слегка сжав её и тут же отпуская, чтобы вернуться к губам. Его рука осторожно перехватила телефон, вытягивая его из цепких пальцев арийца.

36

Снова порывистое движение, и Ули, наново и теперь удобней перехватив мобильник, увел руку с трубкой себе за спину, чтоб Вико не дотянулся.
- Пока еще я сам решаю, что мне делать и когда. - Он каждого нового прикосновения бежали мурашки по коже и следы от поцелуев разгорались, опаляя и дразня. Немец приглушенно рассмеялся. - Отвлекаешь, да?.. Маневры проводишь?.. - Ерзнул, играясь, дразнясь, даже и не думая пока переводить это веселье во что-то серьезное. Да и настроение было не то. Словно калейдаскоп повернули - сместились цветные стеклышки, изменился мгновенно узор и цвет.

37

- Решаешь конечно, хасяина. - Фаусто тихо фыркнул, прихватывая губами нижнюю губу напарника. - Разве мне, простому смертному, Вам приказывать? Нет, я лишь смиренно прошу великого античного бога, спустившегося с полотен художников в наш мир, чтобы он уделил мне, ничтожному смертному, маленькую толику своего внимания. - Голос Вико и правда был само смирение, даже взгляд стал робким. Он прижался к груди любовника, почему-то снизу вверх глядя ему в глаза, а потом резко завел руку за спину арийцу, ловя запястье его руки. Вторую руку он так и не выпустил, крепко переплетя пальцы с пальцами Ульриха.

38

Немец засмеялся, прогнувшись, невольно почти втиснувшись в тело Вико, прогибаясь и выкручиваясь из его рук.
- Подлый обманщик! Да как ты смеешь гневить... Кстати, откуда во мне античность, врун беспардонный? - Не прекращая смеяться и ерзать, Ульрих толкнул Фаусто к стойке, прижав его спиной к ребру. - Не сметь тянуть руки к моей собственности. Знаю я тебя. Искупаешь мне мобильник в рукомойнике, а я потом собирай контакты с миру по нитке. Ни-ни. Не надо нам такого. Я и без того сколько времени тебе уже подарил - без году неделю. Дай я сделаю этот чертов звонок и договорюсь о встрече. Не обязательно же она прямо сегодня будет. Может я сразу откажусь. Сними этот камень с моей души?.. - Теперь настала очередь арийца жалобным серым взглядом пялиться в лицо Вико. Только вот ниже ростом он при этом стать не потрудился.

39

Охнув от несколько не совсем нежного толчка и удара об стойку, Вико тут же выпустил руку любовника и обвил его руками за талию. Будь его воля, он бы еще и ногами обнял, чтоб не убежал.
- Ну как же, ты в стране античных богов, значит и сам такой. И вообще, чем тебе не нравится? Я его возвел в идолы, а он еще копается и что-то там выбирает. - Фаусто перехватил жалобный взгляд, но остался непоколебим в своем упорстве, продолжая удерживать немца в объятиях.
- Слушай, у меня карма квадратная, ты сейчас позвонишь и этот тип назначит тебе встречу немедленно, я уверен. А я прошу всего лишь подарить мне остатки дня. Хотя... - Костантино вдруг поскучнел, разжимая объятия и отворачиваясь к окну. - Давай, валяй, звони. Беги к нанимателю, а я останусь снова совсем один, никому не нужный. - В голосе итальянца появилась почти вселенская скорбь и он упал до прерывистого шепота. Ну точно нежная ранимая лань, что вот-вот расплачется от несправедливости мира. - А я... Я думал предложить тебе нечто, что ты оценишь... Но, работа она важнее.

40

- Я не люблю двусмысленностей и дурацких намеков. И у меня атрофировано частично чувство юмора. - Ульрих приподнял брови, наблюдая дивную картину выражения на лице Фаусто, и совершенно беспардонно раскрыл хлопалку, перенабирая последний номер в телефонной книжке, все время косясь на итальянца - что он там сейчас выкинет в очередной раз? Нужно было разобраться с заказом. Или отказаться, или договориться о встрече. А раз уж его ловили в полете между "свободен" и "занят" - это уже означало что-то околосрочное. А там, где есть срочность, есть либо хорошие деньги, либо интересный клиент.

41

А Фаусто на этот раз решил побыть паинькой, послушно прислонившись спиной к стойке и несколько обиженным взглядом впиваясь в лицо любовника. Видимо решил своим молчаливым согласием пробудить его совесть. Ну по крайней мере он молчал, что вообще было странно для его обычного поведения.
На телефон Вико смотрел, как на врага народа, разве что ядом в него не плевался, но больше не пытался отобрать или отвлечь внимание немца, ожидая "приговора" с той стороны.
О чем он думал и думал ли вообще хоть о чем-то, по его светлым, всегда каким-то пустым, глазам сказать было очень сложно.

42

Сначала в трубке шли гудки, и Ули уже, было, надумал сбросить звонок, когда наконец что-то щелкнуло и послышалось "Алло?" женским голосом.
- День добрый, это Ульрих фон Людгер. Вы оставили этот номер на эхе моего агенства. Представтесь, будьте добры. - Не смотря на то, что тон был холодным и сдержанным, немец улыбнулся, подшагнув к Вико и приобнимая мужчину за талию.
- Добрый. Патриция Бланжи. Я хотела нанять кого-либо в личные бодигарды, и мне посоветовали вас.Сказали, что вы свободны.
- Мм... Да, допустим. Сроки и причины? - Ульрих, не раздумывая, опустил голову на плечо итальянца, так, что мобильник оказался как раз между ними, и услышать женский голос не составляло проблем.
- Предположительно на месяц. Может, дольше. Причина банальна - угроза моей безопасности со стороны недоброжелателей.
- Эти доброжелатели имеют отношение к криминальным структурам Италии или Сицилии?.. - Особенно волнующий его вопрос. Впрочем, это детали, которые он будет выяснять с гипотетической заказчицей при встрече - если она будет.
- Это так важно?
- Если бы это было маловажно, я бы не спросил, вы не считаете?..
- Мм, этот недоброжелатель возможно связан с криминалом...Но не могу утверждать...Увы, я в этом плохо разбираюсь. Одно знаю точно - он жутко ревнив.
- А вы? Связаны? - Не пустое любопытство. Ни в коем разе. Просто Ули очень нужно было знать это заранее. Чтоб потом не оказаться на линии перекрестного огня сразу нескольких кланов - упаси Боже.
- Нет. Я вообще в Палермо недавно.
- Допустим. Ладно... Думаю, нам стоит переговорить тет-а-тет. Завтра, например?
- Мне не хотелось бы тянуть с этим делом. Сегодня в три в кафе "Acqua"? - Ариец поднял брови. Действительно спешно. Но он сам себе обещал, и поэтому...
- Завтра. - Настойчиво и безкомпромиссно. Ждали - подождут еще. Срочно - пусть берут другого.
- Хорошо.
- Вот и отлично. В три, в "Acqua". - И как только он закончил фразу, мгновенно пошли гудки. Ульрих улыбнулся. Разозлил девушку. Бедняжка наверняка его сейчас кроет неприличными словами по матушке...
Хлопнув крышкой телефона, предварительно вообще выключив мобильник, немец звонко поцеловал Фаусто в щеку.

43

Все время разговора Вико был на удивление покладистым и тихим, что совсем не походило на него обычного. В какой-то момент он сделал движение, чтобы пристать к любовнику, испортить ему серьезный разговор с заказчиком. Очень хотелось сомкнуть зубы на ухе или шее и посмотреть, как этот хладнокровный тип сохранит спокойствие в разговоре. Но, шутки шутками, а работа, тем не менее, даже для такого, как Фаусто, была чем-то святым. Поэтому он просто в наглую смотрел напарнику в глаза, ловя каждое слово разговора и периодически мученически возводил глаза к потолку, мол "Я же говорил... Что за бред?.."
Стоило только немцу закончить разговор и уделить ему внимание, как Фаусто тут же вновь заключил его в объятия, сияющими глазами глядя на мужчину.
- Ули, ты мой герой! Так отшить дамочку, так холодно и непреклонно. И все ради меня. Ах, я в восторге. - Костантино фыркнул. сдерживая смех и оставил на губах арийца жаркий, но мимолетный поцелуй.

44

Ульрих коротко рассмеялся, отодвигая трубку подальше от края стола, и беспардонно обнял Фаусто за шею.
- А что мне за это будет? - Промурлыкал, слизывая поцелуй с губ и улыбаясь. Хихиньки-хаханьки, а он был таким, как обычно в общении с клиентами. Особенно - с еще не совсем состоявшимися. Не верилось, что Вико это наблюдает в первый раз. Иначе восторги были бы, наверное, не такими буйными. Впрочем, мысли шли своим чередом и больше интересовало, что такого может предложить любовник, за то что он не сорвался в низком старте и не поскакал, сломя голову, куда-то в город - общаться с заказчицей.

45

- Ммм?.. - Вико податливо прижался к любовнику, стоило тому обнять его и потерся щекой о плечо. - А что тебе за это хочется? Какой ты все-таки меркантильный. Неужели одной только моей компании тебе недостаточно для полного счастья? - Подняв голову, итальянец заглянул в глаза Ульриху, сверкая искрящимся от смеха взглядом, но при этом выглядя, как сама наивность. Освободив одну руку, он коснулся кончиком пальца подбородка немца, медленно, словно в задумчивости, ведя им вниз по шее, очертил ключицы и дальше, вниз на грудь. Второй он в той же задумчивости взялся накручивать прядь светлых волос на палец, следя за переливами серебристой прядки на солнце.

46

Ульрих закрыл глаза, затаенно улыбаясь, слушая, как отзывается тело на прикосновение.
- Такой нежный... Я начинаю понимать твоих мальчиков-тряпочек... - Было удивительно стоять так, и просто обнимать, не думая ни о чем. - Я рассчитывал на твою изобретательность... - Немец приподнял плечо - от пальцев, бегущих по груди, стало несколько щекотно и даже смешно. Совершенно человеческая реакция. И давно ли непрошибаемый "Морозильник" стал улыбчивым милым котенком, млеющим под рукой любовника?.. Ули предпочел не задумываться, сколько раз за эти пару дней он уже пошел на уступки, и сколько ему доведется идти за ними еще.

47

- Да что ты? Узнал одну мою сторону и считаешь, что знаешь все? - Вико вздернул бровь, немного задиристо усмехаясь и резко подаваясь вперед, чтобы оставить на шее любовника след укуса. - Ты меня совсем мало знаешь, Ульрих... - Шепот и горячий язык шершаво прошелся по месту укуса. - А за что тебя любили твои персональные тряпочки? - Фаусто снова смотрел в глаза немцу, с каким-то ожиданием, в глазах плясали чертики, будто он был готов вот-вот сорваться с места, броситься с головой в очередную авантюру, или просто в очередной раз мгновенно сменить манеру поведения и направление движения. - Пальцы, мучающие прядь волос, выпутались из серебристого шелка и легли на шею арийца сзади, ощутимо сжимая основание шеи и массируя слегка напряженные мышцы.

48

- Я у своих персональных тряпочек не спрашивал. - Ульрих ткнул итальянца под ребра костяшками согнутых пальцев. - Эй! Я не хочу летом под галстук задраиваться! У меня и так вся шея в фингалах, будто меня стая вампиров всю ночь сосала... - Тонкие губы капризно поджались, но немец откинул голову к массирующей ладони, только вздохнув, словно отпуская многодневную усталость. На самом деле хотелось лечь. Очень. И лежать пластом следующие несколько часов. Или дремать. Или перекусить чем-то вкусным и легким... Или наоборот - потащить Фаусто обедать в дорогущий ресторан, и заказать там каких-то жутких омаров, или еще что-нибудь морское и со щупальцами, и чтоб обязательно во льду.
- Хочу осьминогов маринованых... с оливками... - Пробормотал невнятно, озвучив свои гастрономические желания, но никак не предлагая их тут же выполнять.

49

- Ну так поздно кричать "Караул", раз уж она и так в синяках. - резонно заметил Фаусто, чуть сильнее сжимая массирующие пальцы на основании шеи. Ситуация уже стала казаться немного забавной, уют первого момента пропал вместе с очарованием возникшей романтики. осталась ленность и тепло чужих объятий. Раскис, тряпка... Еще замурлыкай... Да пошел ты! Мур! Вико мысленно послал свое второе Я, возжелавшее его стыдить.
- Хоти. Мне-то что? Я вот тоже много чего хочу... - Костантино положил на плечо любовнику вторую руку, теперь разминая плечи и основание шеи с обеих сторон. - Ты напряжен. Почему?

50

- Не надо мне меток больше... Я же задохнусь в узких воротничках, или буду совсем педерастично выглядеть в каком-нибудь шелковом платочке на шее... - Недовольствовал немец, стараясь расслабить деревянные плечи. От попыток размять зажатые мышцы стало немного больно и он заворочался, пытаясь ускользнуть. - Ай, ай, ай... Потому что я стою. Потому что я всегда напряжен. Хватит... неприятно... - Ульрих передернул плечами, цепляясь большими пальцами за петли на поясе брюк итальянца. Приоткрыл глаза, смерив любовника чуть заинтересованным серым взглядом. - Ты затеял что-то?.. - Поинтересовался с напускной подозрительностью.

51

- Мы повяжем тебе вязаный шарф, чтобы ты не смотрелся педеристично. - Фыркнул, сдерживая смех, Фаусто. На вскрик любовника он удивленно замер и отстранился, убирая руки с плечей немца.
- Впервые вижу, чтобы человек был против массажа. Знаешь, Ули, ты полон загадок. Как я могу сравниться с тобой в затеях? Я честен и открыт, как книга... - Да, с потайным отделением для шпионов - Снова подало голос Второе Я. - Я кажусь тебе заговорщиком или любителем сотворить что-то за спиной? Я хотел сделать тебе массаж. - Пожал плечами итальянец.

52

- Мне не очень нравится... и не надо вязаных шарфов. Сейчас лето, Вико. Была бы зима - пожалуйста. Я бы надел водолазку и не мучался. Но я, Вико, белый человек. И не хочу потеть от жары, замотав горло в засосах какой-нибудь синтетической тряпкой. Так что не надо больше меня разукрашивать. Иначе я страшно расстроюсь и буду злостно оборонятся. Кроме того - больно же... Это тебе клево и ржачно, что у меня вся шея в фингалах. "Смотрите, собственность Костантино Вико". Но, между нами, подобным образом проявлять свое чувство собственности - по меньшей мере не культурно. Не знаю я женщин, которые бы так присасывались к мужчинам, чтоб вся шея, как у леопарда, в синяках была. А поэтому - не компрометируй меня. Помимо нас с тобой в этом городе живут еще и глубоко нормальные люди. - Завел волыну немец, с видом лектора глядя в лицо Фаусто и ожидая, когда же тот попросит его заткнуться.

53

- Не нуди, а? - Вико явно заскучал, он даже отстранился, снова опираясь на край стола бедрами и руками.
- Зануден, как английский лорд, хоть и немец. Не вижу ничего плохого в засосах. - Повернувшись к стойке, итальянец отыскал на ней свои сигареты и закурил, принимая прежнюю позу. - Никогда не понимал людей, прячущих такие следы. Да мне по кайфу, что все видят, какой страстный у меня любовник. Вот скажи, тебе не по барабану, что подумают вокруг? Пусть завидуют, что у тебя есть время, силы, желание и тот, на кого все это можно потратить. А впрочем дело твое, мне все равно не понять вашей арийской крови. - Фаусто глубоко затянулся и выпустил в сторону облако сизого дыма.

54

- Вико... Как бы тебе объяснить... - Пальцы пробежались там, где было свежее пятно засоса. - Понимаешь ли, это глубоко мое - такие следы. И делиться с кем-то этим я не намерен. Как и размахивать, как флагом. Это мои отношения. Это наши отношения, в конце концов. И с точки зрения общечеловеческой морали - они глубоко отвратительные и неправильные. Потому что не все такие умные, как ты, и не понимают, что когда один мужчина ложится под другого - он в первую очередь не просто трахается, как кролик, но ищет чего-то больше. А впрочем... - Ульрих махнул рукой. Для него это было больной темой, и зря Фаусто относился к этому настолько ветренно и безрассудно. Тоже потянувшись за сигаретами, немец обошел любовника и сел за стойку, тоже закурив, думая, что лучше промолчит, чем снова пуститься в ничего не стоящие для Вико "занудства".

55

Вико выслушал любовника, кивнул, молча оторвался от края стойки, чтобы подойти и поцеловать в макушку сидящего немца.
- Я знаю. Но я по-другому смотрю на это. Я не кичюсь своими отношениями, но никогда и не прячу. Есть, значит есть. - Руки итальянца легли на плечи Ульриха, разгладили несуществующие складочки и соскользнули. Он отошел, устраиваясь на своем стуле. - На засосах не написано, что их оставил мужчина. А ты слишком скован, я же слишком безрассуден. Придется найти общий знаменатель.

56

Яркая краска затопила щеки, но Ульрих предпочел все же высказаться, чем проглотить слова и смолчать.
- Знаешь, мне достаточно того, что я сплю с мужчиной, и что я снизу. Или ты считаешь, что теперь я обязан ходить с расстегнутым воротом рубашки - как я и привык ходить - и демонстрировать эти фингалы?.. Кем бы они там не были поставлены?.. Знаешь, есть такое понятие - "аморально". Так вот - аморально, если ты меня на улице за руку возьмешь. А уж про засосы я вообще молчу. Это просто омерзительно. - Ариец мотнул головой, закусывая кончик языка, чтоб его не понесла нелегкая еще дальше в рассуждения, и подперев голову рукой, будто пытаясь отгородиться от Фаусто, остервенело затянулся, закрыв глаза.

57

И очень зря он закрыл глаза. Мгновенно соскользнув со стула, Вико навис над ним, склоняясь. Руки легли на затылок и шею, итальянец разве что не уселся на руки к любовнику.
- Ты говоришь это так, словно тебе не нравится или кто-то тебя неволит, родной. Спал бы с женщинами, раз стыдишься связей с мужчинами. - Прошептал Костантино в губы немцу. - И знаешь, я на улице не только возьму тебя за руку, я тебя страстно поцелую, если посчитаю, что это нам обоим нужно. И плевать на весь мир. Пусть они утрутся своей моралью. - В подтверждение своих слов Фаусто впился поцелуем в губы арийца.

58

Ули распахнул глаза, вздрагивая, и как-то зашиблено глядя на Вико. Пораженно. Напуганно. Почти в священном ужасе. Покраснел так, что ощутил жар прилившей к коже крови - горели даже кончики ушей. И на поцелуй не ответил вообще никак. Дыхание застряло в горле, и он не мог до конца понять, отчего - то ли от возмущения, то ли от слишком глубокой последней затяжки. Выдержав какую-то минуту, пока прошел первый шок, Ульрих уперся ладонью в плечо Фаусто, оттолкнув от себя, отодвинув.
- Знаешь... я в этом участия... принимать не намерен... дальше... - Хрипло выдавил, тяжело, судорожно сглатывая. - Можешь нарушать все... законы и устои... с кем-нибудь еще... Но не со мной...

59

- Ну не будь снобом, а? - Вико отстранил упертую в его плечо руку и неожиданно уселся на колени к любовнику, обвивая обеими руками его за шею.
- Раз ты такой скромник, я буду паинькой и лишнего взгляда на тебя не брошу на людях. Честно-честно. Только не делай такое грозное лицо, а то у меня мороз по коже. - И снова непонятно было, шути Фаусто или говорит совершенно серьезно. По крайней мере лицо его было абсолютно серьезным, только самые уголки губ были чуть приподняты, да в глазах затаилась теплая усмешка.

60

- Отвали, Вико... Ты меня послал к женщинам? Я пойду. Спасибо за напутствие. - Немец уже кипятился, нахмурившись. У него и без шуток любовника было фиговое чувство юмора. А уж рядом с Фаусто он чувствовал себя ну просто таки пнем, который вообще не разбирает - что сказано серьезно, а что шутка. Да что уж говорить. Рядом с Вико, таким раскрепощенным и свободным, он казался себе ущербным и черствым. А в этот конкретный момент - в особенности. Поэтому Ульрих и попытался столкнуть его со своих коленей и подняться, освободиться от этого неприятного ощущения собственной ничтожности и зашоренности. Вся ситуация била по самолюбию, при чем, очень даже ощутимо. Да Костантино его вообще всерьез не воспринимает! Все ему хиханьки да хаханьки.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Ули