Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Закрытые » Квартира Дамиано


Квартира Дамиано

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Поистине крошечная квартира в одном из не самых загаженных, но и не лучших переулков. Одна комната, кухня, да ванная с осыпающимся от древности кафелем. Одним словом гадюшник.
Краны в кухне постоянно капают, но в квартире сухо и особой плесени и паутины нигде нет. Обои местами слезают, свисая со стен хлопьями, однако хозяина квартиры это явление мало беспокоит. Вокруг царит атмосфера полного упадка.
Из мебели в спальне упругий новенький матрас (он же кровать) застеленный всегда чистым бельем - всегда египетским льном темных оттенков. В шкафу скромный гардероб, но большая часть вещей стоит в картонной коробке рядом. В кухне - стол и табуретка, газовая плита, крошечный холодильник и широкий подоконник, на котором Дамиано сидит чаще всего, игнорируя табурет. Еще есть парочка шкафчиков, забитых растворимым кофе в пакетиках, неисчислимыми пачками разнообразного чая, консервами и всякими мелочами вроде приправ и посуды.
В ванной комнате из личных вещей только одно полотенце, на полочке мыльница с куском душистого мыла, флакон духов, бутылка шампуня, зубная щетка в стакане и баллон зубной пасты. Бритвенные приборы не нужны и бесполезны - итогом общения с одним из очень близких знакомых для Сицилийского Льва стала лазерная депилляция и удаление почти всех волос с лица, в том числе. Ванна довольно вместительная, на медных львиных лапах. Унитаз с трещинкой.
Окна в квартире, если Дамиано дома, никогда не закрываются, но задернуты как минимум серебристо-серым тюлем с невнятным узором - чтоб квартира не просматривалась. Плотные занавески есть только в спальне - тяжелые, шоколадно-кофейного цвета, из неприлично дорогой (по сравнению со всем остальным) ткани.
Квартира находится на последнем, пятом этаже.

2

[открывающий пост]

Завтрак был достаточно для него стандартным. Дамиано, достаточно ленивый для того, чтобы не готовить по утрам ничего, кроме кофе, заказал из ресторана пасту с овощами. Ел, пролистывая одной рукой новостную ленту на ноуте.
Настроение было ленивым, истинно летним - вызванное погодой и ярким солнцем, от которого хотелось спрятаться в куда более прохладное место, нежели душная квартира, выходившая окнами как раз на солнечную сторону улицы, а не во внутренний дворик, залитый тенью и прохладный. Хотелось пойти к морю или в бассейн, или просидеть весь оставшийся день в зале какой-нибудь кафешки, где, задыхаясь от жары снаружи, шпарили холодом кондиционеры.
Кое-как справившись с едой, блондин избавился от разовой посуды, потратив еще какое-то время на то, чтобы собрать в квартире весь мусор и сложить в один пакет.
Переодевшись и зашнуровав ботинки, парень побросал в рюкзак стандартный свой предметный набор - кошелек с наличкой, мобильник, плеер с наушниками, блокнот, карандаш, пластыри, моток бинта, спиртовые салфетки, иголку с катушкой шелковых ниток. Недолго раздумывая, отправил туда же упаковку презервативов и тонкие кожаные перчатки - мало ли. Маска, завернутая в тонкую мягкую ткань, всегда лежала в рюкзаке, почти оттуда не извлекаемая.
Зашнурованы были браслеты и надеты перчатки. Дамиано подхватил с пола рюкзак, набрасывая шлейку на плечо. Вышел в коридор, закрывая за собой двери на замок. И, забрав из почтового ящика корреспонденцию, отправился прямиком в тот бар, который считал на сегодняшний день наиболее актуальным.

Бордель "Ciao" » Бар

Девушка неспешно поднялась на пятый этаж, слегка покачиваясь под весом средних размеров спортивной сумки. Правое плечо начинало возмущённо ныть, но делать передышку смысла уже не было никакого. Изабо выцепила из нагрудного кармана рубашки маленький бумажный квадратик, сверилась с адресом. Похоже, всё верно - можно брать в осаду. Девушка с облегчением опустила сумку на пол, ничуть не заботясь его чистотой, и взялась изучать нужную дверь. Осмотрела. Поскреблась. Приложила ухо и минутку не дышала, прислушиваясь. Отстранилась, от души пнула ногой в чёрном ботинке системы "говнодав". Прислушалась ещё раз. Вздохнула и с видом крайней человеческой безысходности опустилась на сумку, подпёрла дверь спиной.
Единственный позитив от заранее оговорённого приезда - тебя ждут и никуда-никуда не уйдут, когда ты должен явиться. Но с издержками вроде неизмеримо долгого ожидания можно смириться во имя грядущего эффекта от сюрприза. Изабо обворожительно улыбнулась - самой себе, к чему зрители? Поёрзала на сумке, достала из второго рубашечного кармана пачку сигарет, едва початую. Огляделась, пепельницу или какой-либо её адекватный заменитель не углядела, насупилась. Задумалась.
Не прошло и минуты, как Изабо выудила из своей объёмистой сумки чёрную туфельку на неизменной "шпильке", бутылку бельгийского "Бланш", поставила всё это счастье перед собой на пол, с чувством выполненного долга закурила. Из не до конца застёгнутой сумки остался торчать другой какой-то металлический каблук с непонятного происхождения бурыми пятнами по всей поверхности.
Потягивая пиво, девушка рисовала в голове картины из детства, моделировала их с Дами встречу, которая, как она надеялась, должна была скоро - скоро! - состояться.

Бордель "Ciao" » Бар

Что заставило его развернуть машину на полпути к дому Морелло - он не был до конца уверен. Вполне вероятно, что он забыл что-то, а что, уже не помнил к тому моменту, когда автомобиль уже подъезжал к повороту на его улицу. Вполне вероятно, он просто хотел бросить письмо Анжело на дно той самой коробки, чтобы не таскать его, как фетишь, весь оставшийся день и не соблазняться желанием распечатать конверт. Вполне вероятно, у него хватило бы денег только на оплату такси до виллы Морелло, а обратно он шел бы домой пешком. Каждая из этих причин была по-своему ключевой, но какая именно из них была основной для заезда домой - он толком не знал.
И прыгая через ступеньку, чтобы не задерживать такси, ища ключи в карманах и то и дело подхватывая рюкзак, Дамиано, естественно, и думать не думал о том, что под дверями его квартиры может сидеть нежданный посетитель. И именно поэтому, взлетев на лестничную площадку, чуть не свалился на Изабэль, невовремя затормозив и впечатываясь ладонью в двери, чтоб не рухнуть на девушку.
- Твою!.. - Не сдержал ругательства (в конце концов, он был не тем человеком, который не скажет "блядь!", споткнувшись в темноте о кошку), ухнув рукой об дверь, оттолкнувшись и сделав шаг назад, блондин сощурился, продолжая возмущенную тираду в том же ключе, - Если вы кого-то ждете, то какого под моей дверью?.. - Узнавание пришло очень постепенно, но сомнения все равно остались - последний раз он видел Изабель лет, наверное, семь или восемь назад. И тогда она совершенно не походила на вызывающе-яркую блондинку с сигаретой в руке. - Изи?.. - С обвиняющим удивлением уточнил Дамиано. - Какого?.. В смысле... Что ты здесь делаешь?..

На протяжении всей этой бурной сцены Изабо, которая даже бровью не повела на стремительное вторжение в её маленькую уютную осаду, была в основном занята тем, что спасала от опрокидывания туфельку, уже превратившуюся в "ёжик" из бычков. Когда буря унялась и перешла в стадию "я, конечно, нашумел и вообще некоторым успокоительное не помешает, но ты почему здесь?!", девушка потушила сигарету и подняла на Дамиано огромные честные глаза, подёрнутые тонкой паутинкой усталости и легкой пленочкой надежды. Она намеренно не вставала, позволив "братцу" остаться в нависающем положении.
- Я нечаянно... В туалет пустишь? - доверительно спросила она и моргнула. Губы очень неуверенно шевельнулись в полуулыбку, лицо как будто бы солнышком осветилось. Нет ничего лучше разрыва шаблонов...

У Дамиано на лице мгновенно отразилась гамма совершенно несовместимых чувств, но почему-то последним было именно пытливое подозрение.
- Нечаянно?.. То есть... - Блондин поднял бровь, скрестив руки на груди и теперь отчасти чувствуя себя менее растерянно и более уверено за счет того, что превосходил в росте и смотрел сверху вниз. Укоряюще, собственно, как когда-то, в недалеком детстве Изабо. - Ты хочешь сказать, что просто так приехала из поместья в Багерии, страшно хотела в туалет, зашла в первый попавшийся дом и нечаяянно попала именно под двери моей квартиры? - Скепсис лился реками разливанными. - Не валяй дурака. Номер не прошел. Кто дал тебе адрес? - Блондин изучающе и с неприкрытым интересом рассматривал "сестренку".
"Эк вымахала... А глазюки все такие же... Большие, невинные и синие. Ангел во плоти, ну да..." Губы тронула слабая улыбка - которая тоже, кстати, никуда не пряталась и не выдавалась за что-то. "Киса с острыми коготками... Ох..." Почему-то уверенность в том, что Изи так легко никуда не уйдет, была железо-бетонной.

- Нет, ну что ты, - Изи улыбнулась еще солнечнее, сложила аккуратные ладони на коленках. - Из поместья в Багерии я съездила кой-куда в гости, потом встретила кой-кого и съездила ему кой-куда, после чего... - девушка аккуратно задвинула покрытый пятнами каблук в таинственные недры сумки. - После чего думала, съездить ли мне на какие-нибудь острова или в детский лагерь, но в лагерь меня не взяли, а на островах сейчас сезон дождей, поэтому приехала зайти к тебе в гости - а то обидно, сумку-то уже спаковала, а я очень люблю собирать вещи, но ненавижу их разбирать, - кажется, она даже почти не дышала, хоть и излагала не тараторя, живенько, но без фанатизма. Дав себе секундочку на вдохнуть, Изабо пружиной поднялась на ноги, даже не зацепив нависающего Дамиано, вписалась под его руку перед лицом и звучно, не целясь, чмокнула его в уголок губ. - Я так и знала, что ты обрадуешься!..
Кажется, по лестничной клетке даже забегали солнечные зайчики. Может, конечно, и нет, но светлее стало точно.

Дамиано посозерцал потолок, едва сдерживая набегающую на губы улыбку. "Вот же восхитительная зараза..." Опустив наконец голову, блондин изучающе посмотрел на "сестрицу".
- Эк вымахала... почти с меня ростом... - Почему-то узнавать подробности получения информации в исполнении Изабель ему не хотелось. Тяжело вздохнув, парень поднял руку, запустив пальцы в густые светлые завитки, чуть сжав пряди в ладони. - И что мне теперь с тобой делать?.. У меня один матрас и в холодильнике повесилась мышь. - Отпустив и сдвинув девушку чуть в сторону, Дамиано подхватил с пола ее сумку, открывая замок своими ключами. Турнуть Изабель домой у него не было никаких физических и моральных сил. Кроме того, он действительно втайне был рад появлению племянницы - та разбавила бы однотонность будней своими извечными проказами. "Ну да, и превратила бы мою жизнь в мини кошмар, если она все та же штучка, какой в детстве была..." - пройдя в коридор, блондин носком ботинка сдвинул в сторону мусорный пакет, который еще вчера должен был выкинуть, но совершенно забыл это сделать. - Забирай следы своего здесь пребывания с собой. Можно не разуваться, все равно бардак. Только босиком не ходи... Здесь всегда песка полно...
Сумка была поставлена на тусклый паркет у шкафа. Пяткой под шкаф был незаметно задвинут пистолет, который иногда там валялся.
- Извини, я не ждал таких высокопоставленных гостей... - Дамиано улыбнулся.

Изи впорхнула в квартиру, мгновенно заинтересовавшись всем, сразу, одновременно, искренне.
- Я никогда не спала на матрасе!..
Девушка проследила взглядом за перемещением мусорного пакета, придирчиво принюхалась, не прекращая улыбаться.
- А что в шкафу?
Изабель резко вертела головой из стороны в сторону так, что кудряшки хлестали ее по плечам.
- А почему много песка?.. Тут кто-то убирает?..
- А где туалет? Нет, я правда туда хочу!
- Пойдем сейчас за покупками? Нет, в смысле, не прямо сейчас, после туалета!
- Дами, я так соскучилась!..

"Chatterbox..." Дамиано улыбнулся.
- В шкафу часть моих вещей. Я освобожу пару тремпелей, но нужно будет докупить еще... Я часто хожу к морю и редко снимаю в квартире обувь. Убираю только под настроение. - Изящным и совершенно незаметным движением ботинка под шкаф была отправлена упаковка презервативов. Блондин широко и невинно улыбался. Они с Изи друг друга явно стоили. - Туалет - направо от входной двери. Ты мимо него прошла. За покупками сходишь сама, я оставлю тебе деньги. Душа моя, я тоже соскучился, но не части так, я не многозадачная машина. Я за твоей скоростью не успеваю. - Дамиано коротко рассмеялся, опуская голову. Скорей всего имело смысл отпустить машину и потом поймать попутку. За каждую минуту простоя капали деньги. - Дуй давай, я пока закончу пару дел - быстренько. А потом у меня будет время на кофе и небольшой разговор. Меня не то чтобы ждут, но мне лучше не опаздывать. - Парень кивнул.

На просьбу не частить совершенно экзальтированная и восторженная Изабель довольно зажмурилась, широко улыбнулась и на секундочку опустила голову, так, чтобы волосы скрыли лицо. Детская шалость, конечно, но тяжело удержаться и не показать, как она это умеет.
"Сестренка" подняла на Дами всё такие же большие и честные, но уже совершенно спокойные глаза. Тепло ненавязчиво улыбнулась.
- Не волнуйся, я тебя не задержу. Я быстро, - и, не дожидаясь реакции, одновременно степенно и без лишних задержек Изи проследовала к санузлу так, как некоторые обычно восходят на собственный трон.
Изабо было приятно от того, что при Дами можно не носить маски. Она совершенно точно знала, что и в первом, и во втором случае это была она, естественная, просто разная.

Дамиано, как реактивный веник - как только закрылась дверь ванной комнаты - достал из-под шкафа ствол, кое-как выудил оттуда презервативы, которые от легкого пинка улетели куда-то под стенку, и на ходу вынимая из пистолета обойму, спустился вниз. Чтобы не пугать таксиста, спрятал "глок" во внутренний карман куртки, еле туда его запихнув, и рассчитался с водителем, отпустив машину. И, как кенгуру, попрыгал через одну-две ступени обратно, в квартиру.
Куда спрятать обойму - гадал долго. Все равно мелкая, при большом желании ее найдет. А уж найти пистолет для нее уже не составит труда. И разбирать оружие ему не хотелось - оно могло понадобиться в любой момент в нормальном состоянии. В результате, обойма была в одном углу на крышке шкафа, пистолет - в другом. С высоты своего роста Дами мог бы легко их забрать, а Изабо пришлось бы взгромоздиться на табурет. Который был пугающе шатким и неустойчивым. Да и не пришло бы ей в голову по шкафу лазить.
Бросив упаковку с презервативами в рюкзак, блондин ушел на кухню, делать кофе.

Изи, разрешив все свои физиологические потребности, с трудом удержалась от того, чтобы не принять душ не отходя от кассы. Шалость была бы очаровательна, особенно учитывая, что ни полотенца, ни сменной одежды она у Дами не попросила. Оставалось бы только завернуться в его собственное полотенце и так выписывать по квартире, выпрашивая какую-нибудь растянутую майку.
Но настойчивое желание поставить драгоценного родственника в слегка неловкое положение проиграло в сражении с остатками совести.
С трудом отказав себе в удовольствии, а вернее, отложив его на потом, Изи сполоснула руки и выпорхнула из санузла на запах кофе.
- Кофе-кофе-кофе!.. - напевала девушка, красиво дефилируя в кухню. Ее приводил в восторг скрип песчинок на полу под "говнодавами", запах кофе, лицо Дами, погода за окном и вся та бездна интересных вещей, в которые обещала превратиться ее новая жизнь. Кажется, она даже подмигнула серпантину обоев где-то под потолком.

- Кофе, кофе. - Согласился Дамиано, протягивая племяшке чашку с кипятком, банку растворимого кофе и ложку. - Я не знаю, насколько крепкий ты пьешь. Молока нет. Есть нечего. Сахар на столе. - Блондин устроился на подоконнике, достав сигарету и закуривая, наблюдая за девушкой. Изабель выросла в настоящую красавицу. Да такую и в жены взять не грех. Уголок рта у парня дернулся, приподнявшись в едва заметной ухмылочке. - И как же ты ради Палермо бросила всех нянек и теток, которые тебя обхаживали? Я же тебе простыни раз в день менять не смогу, да и машины стиральной с телевизором на пару у меня нет. Как будешь жить в такой дыре, с таким раздолбаем, как я? Или это было частью плана и мне скоро привезут дополнительную мебель? - Блондин пододвинул к себе пустую кофейную банку, стряхивая в нее пепел. Теперь можно было с уверенностью сказать, что, если Изи останется, то со спокойной жизнью можно будет попрощаться.

Изи, сосредоточенно высунув кончик языка, скурпулезно отмерила себе полторы ложки кофе, делая это настолько медленно и демонстративно, чтобы Дами даже при большом старании не забыл дозировку на будущее. Щедро всыпала три ложки сахара.
- Не привезут, - очень медленно и довольно протянула блондинка, зажмуриваясь от наслаждения над чашкой с кофе. - Я никому адрес не оставила.
Ей самую малость прищемило хвост то, что дядюшка на лету перехватил ее только что зародившуюся идею улучшить и дополнить антураж квартиры парой-тройкой необходимых предметов. С другой стороны, их почти телепатическое общение сделает эту игру во много крат интереснее. Значит, ей просто надо начать думать еще хаотичнее...
- А мамки с няньками мне уже вооот до куда дотянулись, - девушка выразительно приставила ребро ладони к верхней части горла. - С простынями я что-нибудь придумаю. Может быть, даже вымою полы, - ангельски улыбаясь, Изабо красноречиво постучала длинными нарощенными ноготками с безупречным маникюром по столешнице. Сначала одним ноготком, потом другим... Время вокруг замедлилось и стало сладостно-тягучим. Так всегда происходило, когда она получала от чего-то искреннее наслаждение. Изи спокойно и с осознанием гармонии во вселенной наблюдала за Дами.

- Детка, это бесполезно. - Почему-то женщины всегда оказывали на него такое воздействие. Он становился уязвимым, карамельно-сладким, растекался широкой обольстительной улыбкой и начинал флиртовать. И это было абсолютно недопустимо в этом случае. "Чертов инстинкт продолжения рода..." - Я шатаюсь по пляжам почти каждый день. А подошвы моих ботинок почти такие же, как у тебя. Тракторные. И расшнуровывать их на входе я не люблю. - Дамиано качнул ногой в ботинке с высокой шнуровкой. Женский вариант подобной обуви предполагал на боку молнию. Но слава Богу, он не был девочкой. - Так что, единственное, чем ты можешь улучшить жизнь пола в этой квартире - так это покупкой пылесоса и проходом с ним по стратегически важным путям моего прошествия по квартире. клянусь, возле постели я разуваюсь. - Блондин поднял руки, изобразив выражение на лице, как у сущего ангела.

Изабо не позволила своей ангельской мимике изменить изгибы выверенных линий и ямочек хотя бы на миллиметр.
"Когда ты сказал про пляжи и ботинки, я подумала о пылесосе. Но ты упомянул его следующей репликой, вырывая у меня козырь, спрятанный в рукаве... Н-да, вместе с рукавом. Да-да, я люблю тебя, по-моему, большего удовольствия от игры мозга я не получала никогда... ни-ко-гда".
- Надеюсь, в постели песка не будет? - Изи капельку изогнула бровь, чтобы двусмысленность фразы стала слегка ощутимее. - А то, знаешь ли, не хотелось бы потом добывать его из каких-нибудь нежных участков организма...
Девушка сделала аккуратный пробный глоток еще очень горячего кофе.
- Кстати, ты носишь семейные трусы или какие-то другие? - без перехода осведомилась Изабель, временно оставив изгиб брови в том же виде.

Дамиано сначала улыбнулся - уголки губ поползли вверх, губы изогнулись, показались края жемчужных зубов. Потом рассмеялся, опустив голову и тряхнув волосами.
- Мда. - Следующее движение - вновь вскинуть голову, выпрямив спину, глядя на девушку в упор. - Нежных участков организма... Если там и есть песок - да, иногда я купаюсь и валяюсь на песке, как простой человек - то я не представляю, как нужно тереться о постель, чтоб этот песок был в самых нежных участках организма. И я не ношу белья. Почти не ношу. Если хочешь одолжить что-то совсем безразмерное - там в шкафу все стираное. И большую часть времени лежит бесхозным. - Блондин прищелкнул языком. - Не знал, что твой фетиш - мужское белье... "Сестренка"... - Глядя на нее, он каждый раз напоминал себе, что когда он уезжал, эта уже сложившаяся девушка была шпингалеткой, которая едва доставала ему до груди. А сейчас это та еще штучка, вымахавшая почти с него ростом. И такая же острая на язык.

- А у меня все участки организма - самые нежные, - вздохнула Изи, склонив красивую головку набок. - А в шкафу я еще пороюсь, ты даже не сомневайся, я первым делом именно этим и займусь, как только ты за порог ступишь. Вдруг там что-то интересное, какие-нибудь маленькие грязные тайны... Что же касается фетишей - нет, что ты - небольшая привычка, выработанная годами - когда я дома у мужчины, а он куда-то ушел, я хожу по квартире, одев на голову его семейные трусы - мне кажется, это помогает мне лучше понять мужскую психологию, - очень серьезно объяснила Изабо. - Но прекрати думать все те гадости обо мне, которые ты уже думаешь - я девственница! Я просто иногда остаюсь в квартирах некоторых людей - так, для разнообразия...
"Дами, Дами, какой же ты красавец, почти такой же красивый, как я сама. Мне и в детстве казалось, что других таких мужчин просто еще не народилось... Или они уже умерли, что тоже актуально. А вообще хорошо, что единственный секс, который меня интересует - это секс в мозг. Иначе мне пришлось бы видеть все эти дурацкие сны, засыпая рядом с тобой..."

Дамиано расхохотался, хлопнув себя ладонью по колену. Мотнул головой, стараясь успокоиться. Стер ладонью невольно проступившую слезу в уголке глаза.
- Да... с трусами - это не мысль... это идея... Нужно будет найти трусы шефа... надеть и походить... может до меня дойдет, как он мыслит... - Блондин фыркнул, потерев ладонью лицо, словно старался стереть с лица улыбку. - Мда. Что это со мной?.. - Он ухмыльнулся. "Это будет очень весело... Воздержание, дрочка, или секс в дерьмовых отелях. Да, детка, да!.. И небось мне с этой штучкой в одной постели спать... Здравствуй, чертова пижама..." Затушив окурок в импровизированной пепельнице окурок, парень потянулся к своему кофе, делая небольшой глоток. В отличие от собственной сестренки, он был куда более распущенным и нуждался в сексе примерно так же, как в сигаретах - мог не курить какое-то время, но потом начинал нервничать без положенной дозы некотина. Без этого можно было бы, пожалуй, жить, но менее комфортно, чем если бы... - Так юная сеньорита к нам на лето, или она не будет продолжать учиться?.. - Дамиано оборвал плавное течение мыслей вокруг крутой линии бедра племянницы, напомнив себе о том, что от Анжело она мало чем отличается.

В ответ на заразительный смех красавца-"брата", Изи и себе захихикала - негромко так, мелодично, со смыслом.
- Ну мне все всегда говорили, что вы думаете тем, что в трусах, поэтому я трусы и... как самый близкий к очагу мышления предмет... - блондинка сделала над собой легкое привычное усилие и на щеках проступил очаровательный румянец, именно там, где надо - по скулам, по краю щеки...
- А юная сеньорита уже сдала следующий год экстерном, так что ближе к осени посмотрим... Если будешь себя хорошо вести, я останусь! - пообещала Изабо, сделала глоток кофе, заурчала, поставила чашку на стол и закурила.

- Экстерном? - Не переставая улыбаться, Дамиано наклонил голову к плечу. - Да ты у меня умненькая не по годам. - Сигарета в девичьих пальцах его удивила. Но какое ему должно быть дело до выбора самой Изабель. Но все равно, несколько горько было - его малышка пьет кофе, и курит, и говорит так, и росточком... А когда он уезжал, она была совсем крохой. - Он отогнал совершенно неуместные ностальгические мысли, вернувшись к основному. - А отец твой в курсе, что ты здесь?.. - "Братишка меня как Тузик грелку порвет... Вот черт..." Дами несколько напряженно теребил в руках зажигалку. Да, он был уже не маленьким мальчиком, но провоцировать очередной, и на этот раз более основательный семейный скандал у него не было ни на грамм желания.

- Экстерном, - сытым котом улыбнулась Изи. - Мы, девственницы, все такие зануды... Всё за книжками да за книжками...
Изабо было немного жаль, что походов за ягодами не вернуть. И дурацкой детской непосредственности не вернуть. И не сделать голову чистой, пустой и беззаботной, как когда-то. Дами, даже развалившийся на подоконнике, дурашливый и ехидный - все равно уже не тот мальчишка, что таскал ее на руках, и на шее, и помогал ей ломать собственных кукол. Вот она, потеря невинности, и никакого отношения к физиологии это понятие в сущности не имеет. Они теперь опасные - оба. Сломаем еще пару кукол, Дами?..
- Отец в курсе, что я отдыхаю и занимаюсь вольным исследованием, - невинно пожала плечами Изи. - А мои люди позаботятся о том, чтобы его люди ему это подтвердили, вздумай он что-то проверять. Хотя, если вздумает - я на выходные к нему смотаюсь и покажу, насколько я обижена недоверием к единственной дочурке... - девушка сложила губки трубочкой и выпустила тонкую струйку дыма.

- О... - Дамиано качнул головой, состроив на лице гримассу, что бывает у людей, когда они говорят "Ну да, я так и думал". - Просто... - Блондин поджал на момент губы. - Я не хочу показаться трусом и все дела... Но твой папа будет не в восторге, если узнает, что ты общаешься со мной. А у меня и так скользкое положение в семье. Тебе вроде Абеле должен был бы объяснить, что я не дружу с хорошими ребятами и не работаю в банке. Не знаю, насколько там обожествлял мой светлый образ Анжело, но ничего хорошего в том, чтобы со мной жить нет. Недельку - все ок, но не больше. - Парень потянулся за еще одной сигаретой, не удержавшись, наблюдая, как курит племяшка. С первой затяжки прикурил, выпустив облако дыма. "Но ты же должна понимать, что я хочу, как лучше?.. Ты же - не Он?.." Дамиано на момент ощутил напряжение между ними, словно на тонкую нить опустилась тяжесть чужой руки. Нитка не порвется, но эта тяжесть ощущалась очень хорошо.

- Дами, не напрягайся, хорошо? Когда люди напрягаются, у них портится цвет лица и формула крови, - Изи прислонилась к стене возле подоконника, прикрыла глаза. - Я сейчас на таких островах, какие папа с лупой на большой карте мира не найдет. Постоянно переезжаю с одного на другой. У меня антропологическое и психологическое исследование в свое удовольствие. Когда я ему сказала, что, возможно, подам потом это исследование на международный конкурс, - если у меня будет на это настроение, - он прослезился и открыл бутылку вина своего года рождения. Морщился, но пил и улыбался. Дами, мои люди все при деле, и за те деньги, которые они получают, каждый сможет тоже купить себе по островку. Для антропологических исследований. А псалмов имени Анджело мне для составления своего мнения и не надо - я тебя и так люблю, - хитро прищурилась на конец своей тирады Изи.
Глоток кофе. Затяжка. Небрежно потушить окурок...

3

- О... - Теперь это прозвучало страдальчески и на выдохе. Дамиано потер ладонью лицо, зажмурился на момент. - Псалмы имени Анжело... Ну да... - Блондин встряхнулся, совсем как кот. Разве что мех не взметнулся волной над лопатками и на загривке - только коса с плеча на грудь съехала. - Какая у меня умненькая "сестренка"... Вся в дедушку... - Потянулся, с ухмылкой потрепал за щеку, как когда-то в детстве. - Ты глянь, ямочки совсем отцовские... - Он откинулся спиной на стекло, затянулся, глядя куда-то в потолок. - Как там?.. Дома?.. - В голосе зазвучало что-то новое и совершенно несвойственное тому Дами, который таскал Изабо на руках, и вымывал лицо от ежевики в ведре воды на автомойке. И что-то новое было в синих глазах. Тоска. Странно было представить себе такого Сицилийского Льва. Но он тоже был человеком. И иногда даже больше, чем ему хотелось бы.

- Умненькая, да, - фыркнула Изи. - Если ты не заметил, в нашем поколении все такие. И ты, и Анж, и я, конечно, я в первую очередь, - девушка постучала ногтями на сей раз по чашке. - Дома всё так же. Ни на грамм иначе. Всего в меру, всё как в лучших домах. Немножко драм, скандалов и битья посуды - кстати, радуйся, тот бесценный сервиз, который мы не добили в детстве, наконец-то кончился. В страшных муках. В меру идиллий и семейных посиделок. Много будней - опять что-то купили, кого-то подстрелили и кого-то где-то чем-то как-то... Скучно, - Изабо прищелкнула языком. - А еще нашей ежевики больше нет. И того края леса нет. Вот. Там будет еще какой-то ипподром под молодняк. Мама захотела новую породку, сицилийская мережка на пяльцах и книги о тайнах Да Винчи ее больше не развлекают.
Пауза.
- Анж постригся. Немного. И носит линзы в кружочек. Но только дома. По-моему, у него тоже период поиска себя. Немножко.

- У него вся жизнь - сплошной поиск себя. - Блондин фыркнул. - Он очень хорошо подобрал профессию. Плохой мальчик работает дизайнером, а хороший мальчик... - Дамиано запнулся на полуслоге, оборвав сам себя. "Интересно, она в курсе?" Короткий взгляд на племянницу - вмеру любопытствующий и задумчивый. - Мда. - Это междометие явно выбор вечера на сегодня. Парень двумя пальцами снял со своего плеча невидимую для Изабо ностальгию и швырнул куда-то в сторону мусорника. - Я стал старше, из меня сыпется песок и я страдаю мерзопакостной сентиментальностью. Совсем, как твой папа. - Блондин ухмыльнулся. - Сколько денежки тебе оставить на магазин? Или умненькая сеньорита уже заработала на карманные расходы и носит в кошельке свой личный "мастеркард"?

- Денежку можешь не оставлять, у меня есть немножко мелочи из студенческой стипендии, - пропела Изи, хитро щурясь. - Но я не знаю, где тут магазины. Что тебе купить? Кстати, тут ходить не опасно? А то я такая беззащитная... - длинные ресницы окончательно спрятали смеющиеся глаза.
"Главное, чтобы все нужные мне шопы оказались под рукой. Мне критично лениво кататься на такси по полям и весям, но если и так, то чего только не сделаешь из гадского характера?.. Ах, папа, зря ты не шлепал меня в детстве... Хотя, хм, это могло бы привлечь к увлечению еще и физическим садизмом. Надо будет подумать об этом на досуге. Хм... "

- Ох, какие мы ладные. Как мой дом найти - так это мы можем. А как магазины, так - проведите нас пожалуйста. - Дамиано коротко рассмеялся. - Нет уж, детка. Это все сама. Район большой. Относительно спокойный. Вот и осваивайся, если уж так настойчиво решила жить со мной. Кстати, нам нужно сразу составить список - что можно, что нельзя, кто когда мыться ходит утром, кто по каким дням готовит, стирает и все такое. - Блондин сразу же вознамерился свалить на малышку половину домашних дел, надеясь, что Изи не заметит подвоха и воспримет это, как естественное явление природы. За все в этой жизни нужно платить, в особенности за то, чтобы каждый день видеть улыбку Дамиано Корсо Росетти, а в особенности за то, что Дамиано Корсо Росетти будет спать в пижаме в собственной кровати. Еще и подвинувшись.

- Если бы поиски твоего дома были самой большой проблемой в моей жизни... - ехидно протянула Изи, слизывая капельку кофе из уголка губ. - Ну хорошо, я всё найду сама. Я взрослая девочка. Но ты так и не сказал, что тебе купить? Пиццу? Улиток в маринаде? Курицу по-японски в карамельном соусе? А список ты прямо сейчас собрался составлять? Ты же вроде куда-то спешил? - личико красотки становилось с каждым словом всё солнечнее и солнечнее. Впору было бы застрадать клинической паранойей и с визгом убежать. - И - ты хорошо готовишь, мм?..

- Я готовлю отвратно, детка. - Улыбка Дамиано была настолько же солнечной, будто он одолжил ее у Изабель. - Я беру полуфабрикаты. У меня тут тостер, бутербродница, микроволновка и пара ресторанчиков с быстрой доставкой. - Конечно, он врал. Он умел готовить, но большего лентяя, чем он сам, он в жизни не видел. Его редко накрывало тем благостным настроением, с которым хотелось взять сковороду и два часа простоять на кухне, готовя ризотто, или что-нибудь еще по-круче. Еда в его понимании в больше части случаев сводилась к двум понятиям - "легко" и "очень быстро". Дамиано не любил заморачиваться на еде, и мог даже поголодать, если было лень тащиться в кафе, или греть что-то. Ему было однозначно хорошо, если очередной случайный любовник утром, сдобрив все фразой "это было клево, детка", сделает ему кофе и пару тостов.

- Ну, я думаю, даже готовя отвратно, ты сможешь хотя бы научить меня резать хлеб и варить яйца... Ведь правда? - детская надежда на совершенно просветленном лице Изи красиво оттенялась неприкрытым ехидством в самых краешках глаз и губ. - А пока у тебя не будет на это времени, я обязательно что-нибудь придумаю.
Изабо совершенно искренне не умела готовить. Куда уж там, при армии нянек и кухарок. А потом она была занята поиском себя, ковырянием в своих и чужих извилинах... В общем, минуточки для развития кулинарных талантов никак не находилось.
- Кстати, мне понадобится свой ключ... Ну, на те случаи, когда я в твое отстуствие буду ходить за покупками или там в парикмахерскую... - девушка опять закурила, сжав на фильтре губы, вопреки всем усилиям желающие расползтись в улыбку.

"Вот она - семейная жизнь..." - подумал Дамиано, кивнув с легкой полуулыбкой. "Она приехала в твой дом, будет рыться в твоих вещах, ее одежда будет в твоем шкафу, а на полочке в ванной появится еще одна зубная щетка и куча дамской косметики. В тазике для стирки будут лежать кружевные трусики, а у входа будут лежать голубые шлепки с бахромой. Женщина в доме... Которая и убирать, наверняка, толком не умеет..." Он не сдержал тяжелого вздоха, но улыбнулся.
- И вот что мне с тобой теперь делать? Копию ключа я сделаю до вечера - уж прости, не раньше. Меня может дома не быть сутками. У меня работа. И все такое... - Он пожал плечами, затушив окурок. Допил кофе, между ладонями покачивая чашку. На языке был один вопрос, но Дами пока не рисковал задавать его, впрочем, слабо сомневаясь, что Изи не читает сейчас его мысли и не знает, какой именно вопрос он хочет задать.

- Сюда может кто-то прийти, когда тебя нет? Или...когда ты есть? - поинтересовалась Изи, изучая пейзаж за окном. - В смысле, мне сильно дергаться, если в дверь постучат? А кем, кстати, ты работаешь? - как всегда, без перехода.
Изабо мучительно хотелось узнать о нынешней жизни дяди побольше, поскорее, и побольше деталей. Но она отдавала себе отчет, что клещи - не наш выбор. Раскаленный утюг и тупая терка для яиц тоже едва ли помогут делу. Оставалось надеяться на старый добрый метод "сам всё расскажет". Ну, с незначительной незаметной помощью, разумеется.

- Могут прийти. Но вобще, не сегодня. И меня обычно предупреждают, прежде чем явиться. Неугодные могут схлопотать. Так что можешь не дергаться особенно. - Дамиано тряхнул головой, смахивая с лица надоедливую челку. - Дай-ка мне свой номер мобильника. Чтоб я тоже был в курсе, когда ты явишься и откуда и в каком состоянии стояния. Вопрос о работе был упущен, как неугодный. Парень ответит, только если он будет задан повторно. Сейчас ответ был бы более чем не в контексте. Еще пара глотков кофе из чашки - уже чуть теплого, горьковатого и сладкого одновременно. Дамиано продолжал изучать взглядом племяшку, пытаясь определить, какова она будет на зуб.

- Записывай, - лучезарно улыбнулась Изи и принялась диктовать номер мобильного. Один из шести, которыми она располагала в данный момент.
"Зарубка номер один в голове: он не ответил, кем работает. Упустил? Случайно ли?..
Зарубка номер два в голове: "сразу" составлять список домашних обязанностей Дами, судя по всему, уже не успеет и не будет.
Зарубка номер три в голове: он так и не ответил, что же он ест, и что ему купить или заказать. Хочет проверить, как я поступлю, исходя из минимума информации?
Зарубка номер четыре: он не настаивал, чтобы я ответила, откуда-таки добыла его адрес. Но я не верю, что он забыл, и не дам ему застать себя врасплох этим вопросом.
Об остальном я подумаю, когда он уйдет".

- А теперь диктуй свой, - не прекращая улыбаться, попросила девушка. Безвариантно так попросила.

- А зачем диктовать? - У Дамиано было стандартная, самая простая черная "хлопалка". Перенабрав надиктованный номер, блондин дождался, пока зазвенит трубка у Изабель и сбросил звонок. - Сохраняй. И если я сбросил - перезванивать не нужно. От этого иногда много чего зависит. Я всегда снимаю трубку, если у меня есть возможность. - Он спрятал мобильник обратно в карман куртки, достал еще одну сигарету, закуривая. - Ну, а теперь рассказывай. Я тебя внимательно слушаю. - Синий взгляд был смешливым и выжидающим одновременно, чуть прищуренным, чтоб не попал в глаза дым.

Изабель медленно и задумчиво продефилировала к своей сумке, не глядя засунула руку в чуть приоткрывшееся отверстие, пошарила там, выудила маленький серебристый телефон и выстучала что-то длинным ногтем по кнопкам. Вернула взгляд к Дамиано.
- А перезванивать не нужно в связи с твоей работой? У тебя что, начальство такое строгое, или работа очень ювелирная и нельзя отвлекаться на раздражители? - с искренним детским любопытством поинтересовалась Изи, с удовольствием игнорируя предложение "рассказать". Что тебе рассказать, свет очей моих? Конкретнее надо быть, конкретнее! С абстракции очень легко соскользнуть. Одно движение ресниц, бедра, извилины - и всё, вот она я...

- В связи с работой, малыш. - Дамиано кивнул, туша свой окурок. Допил несколькими глотками кофе и отодвинул чашку подальше, принявшись играть с почти пустой сигаретной пачкой. - Очень... Очень строгое... - "Странное", - Начальство. - Блондин покивал, ухмыльнувшись своим мыслям. - И очень, страшно ювелирная работа. Звонок мобильника, я теряю концентрацию и напрочь порчу всю работу. Дооо... - Он состроил на физиономии страшно серьезное выражение, едва сдерживая улыбку. - Расскажи мне, где учишься, есть ли мальчик, что делала все эти годы помимо школы и колледжа. Про себя рассказывай. Давай. Я люблю, когда растекаются мыслию по древу. Это куда откровенней сухих фактов. - Дамиано позволил себе слабую улыбку. Ну да, из него даже сухие факты нужно было вытягивать клещами, да еще под пытками.

- Ох, я просто теряюсь в догадках, чем таким точным ты можешь заниматься, - ресницы девушки трепыхнулись, будто в восхищении. Изабель поскребла ногтем что-то на столе. - Когда у тебя будет больше времени, я тоже хочу о тебе всё-всё узнать! Знаешь... Я скучно живу. А твоя жизнь всегда казалась мне чем-то из ряда вон. Не как у всех. Знаешь... Я ведь даже почти завидовала. Раньше еще, давно, то одно краем уха услышу, то другое, сижу себе в четырех золотых стенах, раскачиваюсь из стороны в сторону, и думаю, что а моя-то драгоценная жизнь не удалась, нет её вовсе...
Блондинка оборвала саму себя на полуслове, дёрнула головой.
- Да во Флоренции я учусь, на психологии. Поверишь ли: тоже скучно. Я так надеялась, что там меня научат чему-то новому, что я хоть на несколько лет отвлекусь и займу свою голову чем-то конструктивным. И чем всё закончилось? Экстернат! Просто потому что сил моих человеческих уже нет бултыхаться в темах, понятиях и рамках, которые я давно вычитала, переварила, усвоила и успела отбросить, как отработанные. Вот... Эмм... А так особо и рассказать не о чем. Помимо школы и колледжа... Читала, ездила много - с отцом, потом сама уже, с подружками иногда... Хотя то такие подружки, как... Господи, Дами, я так не могу! Знаешь, что самое сложное? Не видясь с человеком годами, ответить потом на вопрос "Как дела?" - информации накопилось столько, что не знаешь, с чего начать, и в итоге отвечаешь "Нормально..." - и всё! - Изи демонстративно сжала ладонями виски. - Это ведь разговор не на десять минут на бегу. Надо найти время, когда ты не будешь вот-вот убегать по делам, сесть, сравнить, поспрашивать друг друга... У меня просто все те немногие мысли, что были в голове, разбежались и попрятались в уголках черепа...
Изабо знала, что если говорить искренне, много и ни о чем, то собеседник начинает терять концентрацию, его мысли плавно заволакивает погружение в себя, они соскальзывают со слов говорящего и упрямо отправляются заниматься своими делами. Такой вариант ей был бы сейчас кстати. Выиграть себе время на размышления, чтобы сконструировать и устаканить в голове собственную биографию. Чтобы не врать Дами, но и упустить некоторые немаловажные факты своей предыдущей жизни.

Дамиано кивнул, улыбаясь. Он понимал, о чем говорит Изи. Именно за этим он задал вопрос именно так и именно сейчас. И его несколько разочаровало то, что "сестренка" не хочет поделиться потоком мысли. "Значит есть, что скрывать. Моя детка делала людям больно?.." - Блондин ухмыльнулся последней своей мысли. Было бы немного странно узнать, что ангелочек вырос в нечто очень подобное ему.
- Когда-нибудь я обязательно тебе расскажу, кем я работаю и почему моя работа очень ювелирная... - "Ну да," - продолжил мысленно, - "Расчленяю тела и прячу кусочки в разных концах Палермо... Я художник. Да. Стоит ей сказать именно так. Творец, Господи Иисусе..." - Как-нибудь потом мы сыграем в игру "задай правильный вопрос". Думаю, нам обоим было бы это очень интересно и полезно. - "Полагаю, в нашем исполнении игра будет называться, "сверни противнику мозги"... Ухмылка наконец переросла в полноценную улыбку, в синих очах плясали танго бесы.

Поняв, что фаза разговора "а давай я тебя экспромтом на чем-то поймаю..." с обеих сторон закончилась, Изи подавила желание перейти сразу к следующей, куда более увлекательной части.
"Терпение, девочка, терпение... Время для занятий любовью с мозгами друг друга еще не пришло, но уже скоро. Обещаю тебе, я такие вещи чую... А ведь придется что-то рассказать. Я бы тоже в свою полнейшую ангельскость не поверила бы. Тем более, что Дами не мог не почувствовать, что ход наших мыслей во многом похож. Интересно, как вообще много у нас похожего? Даже я сейчас на это не отвечу. Слишком мало информации..."
- А когда расскажешь, потом как-нибудь сводишь меня к себе на работу? Ну как иногда папы или старшие братья водят маленьких сестренок к себе на завод или в офис... - Изабо сделала нарочито ребячливое выражение мордочки, подмигнула "братцу". - Обещаю сидеть в уголке, молчать, никого не отвлекать и ничего не ломать!
Широко распахнутые глаза девушки планомерно наполнились тем же бесовским азартом, что и глаза Дами.
"Хочешь, я стану твоим зеркалом?.. А я - хочу".

- Ох... а не слишком-то рано для юной сеньорины ездить со мной на мою работу? Может юная сеньорина сначала доучится в университете, вырастет, а потом и такие серьезные прогулки, хм? - Блондин ухмыльнулся. Настроение было как никогда хорошим, но хорошего, как все знают, должно быть вмеру. - Ладно. Сказочки сказочками, но я лучше побегу. Ага?.. - Он достал мобильник, заказав такси до виллы Морелло. Захлопнул створку, постучав трубкой по колену. - У меня еще максимум минут десять. Так что, если у тебя есть еще вопросы или предложения на данном этапе - я тебя слушаю.

- Я думаю, водка учебе не помеха, - хихикнула Изабо, перемещаясь чуть ближе к братцу. Встала перед ним, уперла ноготок указательного пальца ему в грудь, не отрывая взгляда от взгляда. С вызовом, со смехом. - Ну в смысле за университет мой можешь не переживать, я успею помешать тебе работать еще до начала семестра, а там разберусь. По ситуации, - девушка легонько потыкала ноготком. - В магазины я съезжу, закуплюсь на свой вкус, раз ты решил запартизанить свои пожелания. А вопросы на данном этапе... Дами, душа моя, только один вопрос!.. - в голоске зазвенел шкодливый смех, но только после того как...
Стремительным движением лапка с коготком вместе переместилась к бедру "братца", целясь уцепить и оттянуть край джинсов.
- Ты что, ПРАВДА их не носишь?!

- Боже!.. - Дамиано отдернулся, как от огня, чуть не вывалившись в окно. - Ты что, красавица! - Блондин резко выдохнул. - С ума сойти. Меня чуть кандратий не хватил... Тьфу... - Он встряхнулся, отвел руку племяшки, потом подтолкнул девушку в плечо, мол, отойди. Спустился с подоконника и с самым невозмутимым видом принялся расстегивать ремень и пуговицы на джинсах, из-под челки наблюдая за реакцией Изи на подобные действия. Ему было любопытно, на котором этапе его красавица стушуется и скажет "хватит". Впрочем, если она даже это скажет, то это вряд ли его остановит. Расстегнув немного молнию, он молча отогнул пояс джинсов, демонстрируя бедро без какого-либо наличия белья на нем - это было понятно хотя бы по глубине, на которую был сдвинут пояс брюк.

Изи с легкостью дала отстранить себя от "тела императора", стала в двух шагах от него, перенося вес попеременно то на одну ногу, то на другую, и предвкушая цирк.
"Дами, мы же похожи, ты ведь не спустишь мне с рук эту шалость?.. Не спустишь. Как приятно, что я в тебе не ошиблась".
С истинно котеночным любопытством "красавица" пронаблюдала за всеми манипуляциями с джинсами, отмела идею покраснеть как излишнюю. Хватит просто широко распахнутых глаз. Девственницы - они ведь как ни в панику, так в ступор... Ну вот сделаем вид, что я в ступоре от - ой мамочки! - такого небывалого зрелища. А ты, солнышко, сделай вид, что так и поверил...
- Ой-ёй-ёй... - поцокала языком Изи, придирчиво изучая оголенное бедро. - И как... джинсы не натирают?..
С нее можно было бы писать картину "Воплощенная невинность". Даже глаза стали на тон голубее и чище. Наверное.

Дамиано точно так же пощелкал языком, ухмыльнувшись. Застегнул брюки, поправляя пряжку ремня.
- Ткань достаточно мягкая. Это хороший дорогой деним. Хорошо сшитый хорошим дизайнером. А хорошая вещь никогда не натирает. Нигде. - Блондин показал девушке язык, чуть спуская брюки с бедра, потянув за петлицы для ремня - расположив джинсы так, как они сидели до "цирка", которого так хотела Изи. - Только не говори мне, что ты, или твои подружки никогда не покупали "Хастлера" и не рассматривали под лупой на пижамных вечеринках?.. И не говори, что в свои девятнадцать, ты готовишься стать второй Девой Марией и родить от святого духа?.. И еще не говори, что не знаешь, как минимум, что такое петтинг. - Дамиано смотрел Изабель в лицо с нежной улыбкой того змея, который когда-то предложил Еве яблоко. "Ну да, ты невинна - как все святые. В девятнадцать. Учившаяся, небось, не в прицерковном колледже... Да-да. Я весь прямо уверовал..."
- И не нужно мне доказывать, насколько именно ты невинна, да?.. Меня это мало интересует. - Парень прижмурился. - Еще прямые и не совсем корректные вопросы? - "Ах-ха... Спроси меня еще, почему люди отца называют меня Черной Вдовой и Самкой Богомола... Не думаю, что именно эти слухи до тебя не дошли... Хотя слухов обо мне люди отца распустили много..."

Изи насупилась, стянула красивые губы в максимально плотную кучку. Оскорбленно хмыкнула.
Лицо разгладилось, хитрые глаза обратились новыми чертями к "братцу", один уголок расслабившихся губ нехорошо пополз вверх.
- Какая же ты стерва, - с обожанием промурлыкала девушка. - Хорошо, что остальные шесть миллиардов людей - законченные идиоты. Они верят во всё, Дами. Стоит мне взмахнуть ресницами, сделать голосок на тон выше и с очаровательной неуклюжестью повести бедром - и у них кровь носом идет. Скучно.
Изабо лениво перетекла из выбранной позиции на шаг ближе к Дамиано, закурила, склонила голову к плечу - но уже не светлым кипишным ангелом, а очень, очень уставшим Престолом.
- Я не знаю, что делали мои "подружки", а пижамных вечеринок я никогда не устраивала. Дами, они все - идиотки, понимаешь? Куры. Все как одна, и чем богаче, тем куринее. Я всё знаю, насмотрелась, наизучалась. Сначала в морге, - выдохнула дым в пол. - Если еще хоть один мужик - или девочка - назовет меня в постели "цыпочкой" или "куколкой" - я стану Черной Вдовой. Авансом, перескакивая через стадию брака. А вообще... Да, я заделалась Девой Марией, и что? - заносчиво выпяченный подбородок. - Только рожать не собираюсь - даже от святого духа. Только - тссс! - не говори папе, он еще надеется на взнос в форме внуков в моем исполнении.
Театрально заломив брови и по-детски закусив нижнюю губу, Изи наконец-то перестала ломать комедию.
- Мне просто нравится думать, что никакого опыта в моей жизни не было. Поэтому я бравирую своей девственностью. Мне так спокойнее - меньше тянет блевать. И не так больно за бесцельно прожитые годы. Потому что я, Дами, чудовище, но мне проще прикидываться девственницей - они хоть и тоже чудовища, но как-то больше импонируют общественному мнению. Проще прикидываться. А в постели, Дами, мне скучно. Мне везде скучно. Если мне хочется обсудить с партнером духовные практики Лойолы или почитать девушке стихи Бодлера - им плохеет. А я не могу перестать думать, понимаешь? Даже во сне. Поэтому мне иногда проще убить человека, чем объяснить, почему его нелепые телодвижения вызывают у меня смех, смертую тоску или желание в процессе поболтать. Спасибо, что не перебивал.
"Спасибо, что смог сделать мне хоть немного больно - так, что я от неожиданности впервые в жизни смогла вылить всё это дерьмо вслух. Выговориться, исповедоваться? Уж лучше так, чем вонючим священникам. Теперь я опять могу наслаждаться тем, что я - чудовище. Теперь об этом знаю не я одна. Чёрт, надо было приехать к тебе гораздо раньше. А теперь я заделаю эту дырку в своем мозгу и ты, любимый мой братец, больше никогда-никогда меня с этой сторонки не поймаешь. Но, чёрт побери, как же мне хорошо..."
Переведя дыхание, Изи очень сосредоточенно плюхнулась на пол, скрестив ноги по-турецки, и, мрачно докуривая, скосила глаза на Дами, снизу вверх, и чуть в сторону. Как ждущий новой шпильки котенок, готовый защищаться. Даже нахохлилась слегка.

- Знаешь, какое ты чудовище? - Дамиано в середине этого монолога скрестил руки на груди - расслабленно и мягко. Просто так было спокойней. Он не любил чужих эмоций. Особенно таких. Давящих. Муторно-тяжелых. То, что он называл словом "откровенность". Болезненная откровенность. То, что он любил прокручивать с собой сам, и то, что он терпеть не мог от остальных. И не понимал он людей, которые могли бы упоенно слушать что-то подобное и говорить: "Да, я тебя понимаю". Нихрена они не понимали. Потому что, как бы им не казалось, что с ними было так же - но нет. С ними так же никогда не было. Разница в двух людях в одной и той же ситуации всегда была разительной. И то, что одних доводило до самоубийства, других лишь смешило.
- Ты чудовище от слова чудо. - Парень качнул головой. - Тебе всего девятнадцать. А ты говоришь, как рассыпающаяся прахом старуха. Что ты могла видеть в свои девятнадцать зеленых лет?.. Почти ничего. Морги видела? Трупы? Гордишься этим, небось. Уверена, что сможешь убить. - Он тихо фыркнул. - Черная вдова, да... Знаешь, как меня называют люди моего и твоего отца? Не знаешь. Готов спорить. "Самкой богомола". Потому что не каждый способен выдержать мою страсть. А о твоей страстности мне вообще нечего сказать. Доступность - в невинности. Невинность - в доступности. Ты повела бедром, и даже у меня встанет. Потому что это - суть всего процесса. Инстинкт размножения. Продления рода. А дурацкость движений, зевота, и продолжение всяческих мыслительных процессов во время секса - это от неумения партнера, а не потому, что ты все знаешь. Просто не было еще - того, кто смог бы сделать с тобой что-то, чтоб ты имя свое забыла. Не настало еще время. Не появился еще тот человек. Так что же, пойдешь в монастырь и будешь уверять, что единственный секс, доставляющий тебе удовольствие - внутрецеребральный?.. - Дамиано приподнял немного ехидно бровь. Он не нависал, не укорял, не даже морали читал. Он просто говорил. Как только что они говорили об образовании Иззи и о том, как она проводила время все эти годы. - Просто не пришло время. Для всего. Ты выросла, пожалуй, слишком рано. А теперь тебе нужно просто догнать свой возраст. Физически. Вот и все. Чудо... - Протянутая рука и мягкое прикосновение - как дуновением ветра - убрать с лица ссыпавшиеся пряди, заложить за ухо, как когда-то было в детстве. Слабое, едва ощутимое прикосновение к щеке - мимолетное и хрупкое, как рассыпающийся золотой песок.

4

Изабо позволила себе осторожненько прянуть за этим успокаивающим прикосновением. Вот теперь всё на своих местах. Теперь иногда можно быть маленькой, и бить посуду, и вытирать ягодный сок о его новенькую рубашку. Мама, я дома!..
"Если бы ты начал жалеть меня, или проводить душещипательные беседы - я собрала бы манатки, и след бы простыл. А теперь я точно знаю, что ничего не изменилось".
- Дами... - Изи приблизила своё лицо к лицу "братца", зашептала еще проникновеннее, загадочно улыбаясь. - Дами, можно я... Разобью чашку? Так хочется - сил нет. Я потом даже уберу осколки. Ну... на первый раз. За встречу. А в монастырь не пойду, хорошо? Там старые монашки в хлопчатобумажных трусах, обрюзглые, немытые, и все поголовно лесбиянки. Одну чашку, хорошо?..

Парень тихо рассмеялся - так привычно и немного хрипло. И когда только у него охрип голос? Последний раз, когда они виделись - Изи могла бы поклясться - этот голос звучал бархатно, и без малейших хрипов. А теперь вот...
- На полке. С отбитой ручкой. Тебя ждала. - Конечно, ничерта не ждала Изи эта кружка. Просто у Дами не поднималась рука ее разбить. Да и поводов не было. Куда удобней разбивать в порыве злости костяшки об стены, а не бить посуду. Уж слишком женским было это действие. Так пусть оно и остается - для женщин только. А он будет смывать кровь и бинтовать руки. - Щетка в ванной. За унитазом. Там же - совок. И ведро вон - за дверцей в шкафчике. Вперед.

Изи не заставила приглашать себя дважды. Молча развернулась на месте, неуловимо-танцевальным движением переместившись поближе к обетованной полке. Сцапала чашку, всмотрелась внутрь, зачем-то поводила пальцем по ободку.
- А вообще это район хороший? Какие люди по улице ходят? Есть куда сходить вечером на отдохнуть? - неожиданно пустилась в расспросы девушка, как будто бы забыв про чашку. Пальцы, кажется, без системы продолжали медленно ползать по приговоренной керамике.

- Район безопасный только для своих. Но вообще, смотря на сколько... Перестрелки могут быть... Наркотой приторговывают на поворотах. - Дамиано пожал плечами, следя за действиями "сестренки". - По клубам будешь ходить только со мной - одна никуда. Коли ты сюда по своей воле приехала, по своей воле будешь меня во всем слушаться. Если скажу "нет", значит это не обсуждается, и все такое. - Он потеребил пальцами края сигаретной пачки и вернулся к подоконнику, закурив и выглядывая коротко в окно - нет ли машины. Обернулся, вновь глядя на девушку. Он как раз успеет докурить и пронаблюдать разбитие давно уже агонизирующей чашки.

- Да не проблема, слушаться так слушаться, - в какой-то своей задумчивости пожала плечами Изабо. - В клетку всё равно не запрешь, а всё остальное рассматривается мною как свобода. Я буду хорошей девочкой. Очень-очень хорошей...
Изи подошла к "братцу" и к подоконнику (к кому стремилась больше - выяснить не удалось), умостилась так, чтобы видеть происходящее под окном. День. Удивительно чистенькая улочка. Людей в непосредственной близости и в зоне досягаемости кудрявой злодейки, к счастью, не было.
Испустив какой-то странно-облегченный выдох, Изабо небрежно выпустила чашку из рук, даже пальчиком подтолкнула. Очень сосредоточенно проводила взглядом. Быстро повернулась к Дами и развела руками.
- В последний момент убирать заломало... Уууупс... - на секундочку могло показаться, что она сейчас прослезится.

Блондин, приподняв бровь, повернул слегка голову, устремив взгляд сначала на золотые завитки у виска, потом на тонкую руку, держащую в пальцах бок чашки. Медленно, почти лениво - во след падающей с пятого этажа емкости - перевел взгляд дальше, наклонился, чтоб до конца пронаблюдать полет чашки. Пару десятков секунд высматривал брызги осколков во внутреннем дворе. И пощелкал языком, выпрямив спину и наигранно-укоряюще глядя на Изабо.
- А если бы в окно случайно? Или на подоконник?.. Или... - Он фыркнул, не удержавшись и ухмыльнувшись. - На голову?.. - Почему-то страстно захотелось посоревноваться, кто дальше плюнет - как когда-то в далеком детстве с друзями. С балкона во время праздника. Тогда им и трава не нужна была, чтобы творить такие отжиги, за которые сейчас было бы уже стыдно.

- Если бы на голову, я бы вызвала скорую, - очень серьезно ответила Изи, складывая пальцы на груди "корзиночкой". - Нет, если бы я в кого-то целилась, то не вызвала бы, конечно, - быстро поправилась она, шало улыбнувшись. - А ты знаешь, что держать дома надбитую посуду - это жуть какая плохая примета? У тебя еще что-то есть надбитое? Ну чтобы уже за один раз избавиться от всех этих негативных энергий, - Изабо даже не особо старалась скрыть азарт, хотя ангельски сложенные ладони и плохо вязались с чертовски хитрыми глазищами.
"Если сейчас скажет, что есть, обязательно предложу побросать - у кого круче разлетится. Если нету - ну значит на завтра будет!"
Изабо не требовалась трава, алкоголь или какие-то другие изменяющие сознание вещества, чтобы не отказывать себе даже в самых дурацких и сумасбродных удовольствиях. Она знала рецепт счастья: не отказывай себе ни в чем. Наверное, будь она мужчиной, под шумок из любопытства предложила бы еще чем-нибудь помериться. В этом была вся Изи. "Я. Так. Хочу".

- Понимаешь ли, родная... я из этой посуды ем. - Засмеялся Дамиано, покачав головой. Его обычно мало волновал внешний вид емкостей, которые стояли на полках в его шкафчиках - тарелки, пиалы, чашки. Главное, что из них не выпадала и не вытекала еда. А еще чаще он ел из той же одноразовой посуды, что приносили из ресторана вместе с заказом. - Вымой и оставь мне мою чашку. И не попади кому-нибудь в голову. Остальное меня волнует мало. И не переусердствуй в своем желании улучшить мою карму. - Он ухмыльнулся. "Лучше от этого она все равно не станет." Во дворе посигналила машина - приехало такси. Блондин оглянулся, выбросил за окно окурок. - И никогда не делай так, как сделал только что я. - Одернул девушку. - И не захлами мне квартиру техникой. Я снимаю ее именно потому, что техники в ней нет. Я ненавижу эти куски металла и загромождение, которое они создают. Постарайся не слишком менять своим появлением мою жизнь. Меня это больше всего бесит. - Он кивнул, подхватывая рюкзак, бросив в него сигареты с зажигалкой. Вышел в комнату, из бокового кармана стоявшей на коробке спортивной сумки достал небольшую пачку банкнот, отсчитав какое-то количество, пряча в карман. Остаток вернул на место. И, немного подумав, бросил Иззи ключи. - Чтоб с сумерками была дома. Потому что если я буду ждать под дверями - я тебя отшлепаю и не буду при этом мучиться совестью. Программа ясна? - Уточнил уже от дверей в коридоре.

Изи, всё это время подозрительно молчавшая в ответ на монолог, быстрым движением перехватила ключи в полете. К концу "лекции о хорошем поведении" начала закатывать глаза, а к последним словам картинно сжала ладонями виски и запрокинула голову.
- Оооо, не грузите меня, большие серые пятна... - загробным голосом простонала девушка, покачиваясь из стороны в сторону. - Конечно, мама, я сделаю задания, выключу телевизор и лягу спать. Дами, будь хорошим мальчиком, не нажрись, не кури много - от этого портится цвет кожи, не трахай там других хороших мальчиков, и возвращайся непоздно, потому что если я, вернувшись как пай-девочка с сумерками, к моменту отхода ко сну тебя не дождусь, спать мне будет одной холодно, и придется метать из окна чашки до тех пор, пока не оглушу кого-нибудь, чтобы затащить сюда и всю ночь греться, - Изи показала родственничку язык, после чего отправилась поцеловать "своего любимого мальчика" в щечку на дорожку.

- Значит до тебя все же дошли слухи, что я трахаю других хороших мальчиков. - Расхохотался уже из коридора блондин. Замер на ступенях, обернувшись, когда понял, что Иззи крадется за ним. Приподнял брови, улыбаясь широко. - Что, детка, хочешь на удачу подарить поцелуй принцессы, мм?.. - Подняв руку, парень указательным пальцем постучал себя по щеке, там, где была небольшая ямочка от улыбки. Приподнял подбородок, словно подставляя наглую хмылящуюся морду под поцелуй. - Давай, и я уже пойду, иначе меня там линчуют... - Где там, он, естественно, распространяться не стал.

- Слухи!.. - фыркнула Изабо, пружинисто подкрадываясь к так щедро подставленной ямочке. - Да мне твои трахнутые... тьху, в смысле хорошие мальчики лично докладывали - кто, кого, где, сколько раз...
И пойди разбери - блефует она или нет. Такая непрошибаемая уверенность в голосе - хоть ты тресни.
Чмок! - звонко, от души.

Дамиано перехватил ее за волосы, удерживая в опасной близости от своего лица, от своей улыбки и только что оцелованной ямочки.
- Лично докладывали, хм?.. - В синих глазах с огромными темными зрачками выплясывают джигу черти. - Кто, кого, где и сколько раз?.. - Он поворачивает голову, но лишь затем, чтобы оставить такой же звонкий поцелуй на щеке племяшки. - Егоза. - Сквозь фырканье. Пальцы выпутываются из завитков мерцающего золота, и парень сбегает по ступеням вниз. - Потом расскажешь! - Выкрикивает уже где-то между пролетами.
Громко хлопает входная дверь. Рычит мотор во дворе. Такси уезжает.
Вилла семьи Морелло » Въезд на виллу

- Ага, расскажу. В деталях. Ещё и на пальцах объясню, - беззлобно фыркнула Изи, отправляясь изучать свои новые ленные владения. Первым делом надо разобраться со своими вещами, ну и, конечно, сунуть любопытный нос во все щели в квартире. Это неплохой способ познакомиться с владельцем поближе, ну или узнать какие-нибудь очаровательные детали из его жизни. Конечно, только для себя и из чистого женского любопытства.
А потом уже покупки. Успеется. Тем более что Дами так бесцеремонно пресек бОльшую часть ее плавнов на закупку техники, делающей жизнь удобнее. Как он, интересно, собирается вещи стирать? В тазике?!.. Ну тогда, раз он такой техноненавистник, пусть и ее вещи заодно стирает, умник... Это же конец и светлая память маникюру!
Развлекаясь постройкой и переделкой планов, Изабо начала неспешный, скурпулезный и очень аккуратный осмотр (более напоминающий обыск) маленькой квартирки. Вооружившись собственными тонкими перчатками, не тревожа пыль там, где она была, и всё ставя в точности на те места, где оно и было.
Согревало душу осознание, что Дами ну почти наверняка так и знал, что любопытная племяшка не откажет себе в маленьком невинном пороке любопытства...

Планомерно исследуя квартиру (Изи было комфортнее думать именно об исследовании, а не об обыске), девушка для начала была колоссально удивлена полным отсутствием грязного белья. Изабо продолжал интересовать животрепещущий вопрос, как Дами решает вопрос со стиркой. Ну не руками же, в самом деле?.. А ведь в шкафу все вещи как-то даже не по-мужски выстираны, некоторые, кажется, даже выглажены. Изи ревниво принюхалась, готовая уличить за всем этим непотребством чужую руку - все равно, мужскую или женскую. Но только запах химчистки был ей ответом.
При общем отсутствии мусора, количество пыли Изабель раздражало - значительно замедляло процесс обыска... в смысле, удовлетворения любопытства. Приходилось аккуратно дышать, не всё трогать и не всегда двигать.
Обнаружилась любопытная коробка, в которую Изи не упустила шанса сунуться. Личные вещи... Не компрометирующие. Много фоток в конверте. Семья, Анжело - много-много Анжело. "Хм. Кто бы удивился..." Девушка с удовольствием обнаружила там и собственные детские фотографии, явно нажитые нечестным путем. "Фетишист хренов... Как приятно!"
В еще одном любопытном конверте обнаружились письма от Анжело. Изи лучше всякой экспертизы могла опознать братский почерк с одной только везде мелькающей подписи - "Dami". Увы, кроме подписи поживиться было нечем - ни одного конверта получатель не распечатал.
"Ну ты и зараза... Сам не хочешь читать - хоть бы просто так распечатал... Уууу, как же мне интересно посмотреть на это еще с такой стороны... Чёрт, но я же не распечатаю их так, чтобы потом запечатать незаметно. Слишком мало времени... Ладно, Дами, я просто запомню, где они лежат. Если в квартире однажды случится пожар - я спасу их первыми и прочитаю! Потом с чистой совестью скажу, что сгорели там же..."
Где-то рядом валялось приглашение на Анжеловский показ. И билет в Милан - дата открыта.
А вот следующая находка заинтриговала Изабо нешуточно. В бархатном мешочке обнаружился милый жемчужный гарнитурчик. Чей бы это, интересно?.. Изи живо представила себе "братца" в пафосном платье и жемчугах, хмыкнула, ухмыльнулась, спрятала всё на места. Эту загадку она тоже обдумает на досуге.
Пара охотничьих ножей в чехлах вызвала немножко восхищения, но особо деталей в портрет не добавила.
А вот ноут стал гвоздем программы. Не запаролен. Отлично, спасибо, Дами, за мое счастливое детство... Изабо наскоро просмотрела какую-то гору фотографий, еще ворох какой-то чепухи, и всерьез застопорилась на нескольких запароленных папках. Руки чесались еще сильнее, чем в случае с письмами, но своим хакерским талантам девушка не доверяла.
Выудила мобильный, быстро набрала знакомого хакера. У абонента телефон оказался отключен. Обложив старого знакомца несколькими не полагающимися хрупкой аристократке словами, Изи с сожалением простилась с папками. А что нам расскажут фотографии?
Господи, этот маньяк пробовал их хотя бы сортировать?.. Быть может, в десятигиговом ворохе фото и была какая-то тайная система, но Изи пожлобилась тратить резервы своего серого вещества на попытку охватить мыслью этот принцип сортировки.
Оказывается, Дами нешуточно увлекался фотоохотой. По крайней мере, в какой-то период своей сложной жизни. Особняк, вид из его окна - еще тогда, дома, вид на море... Кошки-лошадки-прислуга-родня-тоска-то-какая... Немножко Анжело, там засранцу лет четырнадцать.
Среди всего хорошего сканы нот. Случайно завалялись? Изабо поскребла невидимыми коготками по сусекам своей памяти но в упор не смогла вспомнить, играл ли Дами в своей жизни на чем-то, кроме нервов. "Непростительные провалы в памяти, девушка. Учитывая, сколько всего ты хочешь знать об окружающих, и уж тем более учитывая, насколько ты хочешь контролировать окружающую вселенную, такой слероз просто опасен. Подумать об этом позже..."
Еще немного времени девушка потратила на глумеж над насквозь любовными письмами, подписанными неким Алессандро. Она постаралась запомнить особо забавные детали, чтобы в случае чего использовать их при допросе имени Дами на тему "И как, говоришь, они тебе отчитывались?". Текстовые файлы были открыты и закрыты так, чтобы не оставить про это открытие никаких следов в памяти текстового редактора. И зачем Дамиано этот мусор? Судя по всему, письма были сброшены в папку с прочим мусором просто из нежелания думать, куда их деть.
Так-так-так, а это у нас что? Очаровательная фотосъемка темноволосого мальчика лет эдак семнадцати. На взморье. Ню. Ах, эстетика... Иззи хищником напала на улику, с удовольствием изучая ее и так, и эдак. На заднем плане, почти незаметный на фоне обворожительного мальчика, приютился рюкзак Дами - сестрица успела его заприметить даже сегодня. Одним-единственным краешком любопытного глаза. Ага. Значит, снимал скорее Дамиано. Снимал ли он только фотографию, или мальчика по ходу дела тоже - вскрытие покажет. На рюкзаке лежал черный открытый футляр. Наверное, для украшений. Но, увы, пустой, с какой-то запиской - но разве ж ее разберешь, что там написано? Такую же коробочку, аналогично пустую, Изи недавно нашла в коробке с прочим говном.
Помимо напрочь голого мальчика, обнаружилась пара фоток Дами на том же взморье. Родственничек был, не в пример некоторым, все еще в плавках. Чистенький такой, невинный... Интересно, у него есть татуировки? Надо будет изучить, хм, оригинал. А вот свежий шрамчик на груди слева - может быть, от ножевого ранения? Ну от чего еще такие бывают? "Побрился неосторожно", ага...
Изабо не удержалась и аккуратненько скопировала эту умилительную фотосессию себе на флэшку. Такие лапочки, да и сделано художественно. Вдруг у нее когда-нибудь наступит финансовый кризис и срочно нужно будет что-то продать в модный журнал...
Несолоно хлебавши, девушка еще раз покосилась на запароленные папки и оставила ноут в покое - в том состоянии, в каком и брала.
Порылась в шкафу, перемеряла всё любопытное, отобрала себе особо понравившиеся "семейки" в качестве домашней одежды, попыталась примерить майки, но пришла к неутешительному выводу, что, пожалуй, они больше открывают, чем прячут. Хм, а идея-то сама по себе хороша...
И напоследок, уже почти было собравшись вызвать себе такси и поехать за покупками, Изи вспомнила, что не обследовала шкаф сверху. Упущение, быстро исправленное, не считается таковым...
Оценив высоту шкафа, Изи самокритично прикинула, что ее росточка не хватит. Рискнула жизнью - вгромоздилась на шаткий кухонный табурет. Ну хоть одним бы глазиком...
А, ну конечно. Она просто была уверена, что именно какой-то такой игрушки не хватает для завершения ее поисков. Пистолет... А вот и обойма. И как-то мучительно и с трудом верится, что они вот так вот всегда лежат разобранные, порознь, а используются для пугания детей на Хэллоуин, никак иначе...
Дами-Дами...
Покончив с реализацией долго томимого любопытства, Изабо устранила остатки разрухи и плюхнулась на подоконник. Закурила, вызвала такси с мобильного.
Настроение для шоппинга было уже совсем не то - Дами слишком серьезно предупредил ее не шкодить... Когда это кому мешало - но девушка просто слишком долго обещала себе, что в первый день особой шкоды от нее не будет.
Вот в дальнейшем...
Лениво прогуливаясь по указанному таксистом супермаркету, девушка отобрала несколько разогреваемых в микроволновке пицц, взяла пакет молока, много сладостей и еще всякой дребедени по мелочи. Смотреть на продукты, из которых готовят, она даже не стала - о чем они ей скажут? Как будто бы она знает, что с ними делать, ага.
В обязательном порядке был захвачен набор совершенно безвкусной стеклянной посуды а-ля "привет из Китая" - под убой в чистом виде. Зубная щетка - надо же картинно поставить новенькую у Дами в ванной? Пачка прокладок, пачка тампонов. Интересно, шкафчик для них найдется или придется так на полочку кинуть - хи-хи...
Отдел с бытовой техникой девушка обошла по широкой дуге, гордо вздернув нос к потолку. Не хочешь - не надо.
Расплатилась кредиткой под неодобрительными взглядами толстых домохозяек, прихватила на кассе пару "Чупа-чупсов" и презервативы. Леденцы были вишневые, а презервативы назывались забавно.
По дороге сняла в банкомате немного налички, и купила себе обед в китайском ресторане. Доехала до дому, села по-турецки, и занялась трапезой. Дальнейшая шкода откладывалась за неимением главного пострадавшего...

Вилла семьи Морелло » Поляна с шатрами для праздника

Во двор с тихим урчанием въехал автомобиль - Дами рассчитался с таксистом, обнимая прохладный пакет с устрицами и лимонами. Поднялся по ступеням, мурлыча себе что-то под нос какую-то незатейливую мелодию. Подойдя к двери, развернулся к ней спиной, постучав пяткой по двери - руки были совсем заняты.
- Открывай, сова! Медведь пришел! - Заявил довольно громко, совершенно не боясь распугать соседей. И наградил дверь еще несколькими пинками.
Всю дорогу до набережной, он думал, с какого бы изящного вступления ему начать, чтобы плавно подвести мысль к тому, что ему прийдется таскать за собой в Риме труп. Ему определенно с одной стороны было бы дешевле взять племяшку с собой, хотя с другой стороны, если его потом вызовут в участок на добровольно-принудительный допрос, Иззи нужно будет вызывать адвоката. И тогда Абеле точно свинтит ему голову. Хотя, если посмотреть на все иначе - она могла бы стать неплохим прикрытием. "Ну да, а потом они заявят, что она сообщница, и Абеле не просто открутит мне голову, а расчленит и сожжет с ритуальными песнопениями..."

За дверью раздалось какое-то невнятное шевеление и бормотание. Потом бормотание усилилось, налилось эмоциями, и дверь наконец-то открылась. На пороге стояло встрепанное белобрысое чудовище в семейных трусах и майке на голое тело, сонно потирало один глаз и пыталось одновременно поздороваться и зевнуть.
- А медведь где? - прозевавшись, вдумчиво уточнила Изи. Покосилась одним стеклянным со сна глазом на лестничную клетку. Идея отойти из дверного проема ей в голову пока еще не пришла.

Изящным движением бедра устранив с пути "сестренку", блондин деловито направился в кухню.
- Медведь принес свежих устриц с набережной. Надеюсь, ты не настолько сонная, чтобы отказать мне в компании? А то я намерился поднять свою потенцию. - Парень рассмеялся. Давно известное сказание о влиянии устриц на мужскую потенцию не вызывало у него совершенно никакого доверия - более того, это казалось настолько смешным, что даже упоминание этой бредни вызывало у него улыбку. Но каждое волшебство является волшебством именно из-за окружающих его легенд. Даже если у Артура не было никакого Экскалибура, и не помогал ему никакой Мерлин, то рыцари круглого стола - существовали они, или нет - сотворили в свое время переворот не в одной мальчишеской душе. Даже сам Дамиано когда-то бегал по двору с деревянным мечом и повязанной на плечах занавеской. - Они только-только из моря-океана. Давай. Просыпайся. Детское время.

Пока Дамиано договаривал пробудительные слова, мимо него на кухню уже проскакало что-то шустрое и совершенно не сонное.
Звякнула какая-то посуда. Кажется, Изабо включила чайник.
Выключила.
Включила опять.
- Что будем пить под устриц? - уточнила "сестренка", одергивая майку и пытаясь придать какую-то форму взлохмаченным кудряшкам.
Улетучившуюся сонливость выдавали только очень широко распахнутые глаза, которые ооочень-ооочень медленно моргали. Но и это должно было скоро пройти. - А что, они правда поднимают потенцию? - заинтересовалась шкодница. - А чего это ты вдруг решил?.. На твою потенцию сегодня кто-то жаловался, мм?..

- На мою потенцию давно никто не жаловался. - Расхохотался Дамиано, хлопнув себя ладонью по бедру. И только он знал, по какой причине - давно.
Парень поставил на стул рюкзак, извлекая из него бутылку "Токайского" - запотевшую, тоже прохладную, как и устрицы. Достал миску с полки в одном из шкафчиков, высыпая туда звонкие ракушки. - Думаю, отец учил тебя, как их есть, верно? - Принялся споласкивать лимоны в проточной воде, потом выполаскал устрицы, наскоро их обмыв холодной водой. - Господи Иисусе... Как же я это все люблю... - Дамиано прижмурился и замурлыкал, как довольный крупный кот. Нашел себе короткий нож среди прочих столовых приборов, и принялся ковырять первую ракушку. - У меня к тебе предложение - кроме всего прочего... - Разворотив первую устрицу, разрезав лимон и сбрызнув пахнущее морской солью мясо кислым лимонным соком, он отделил устрицу от ракушки, с утробным урчанием взяв в рот и с наслаждением прожевывая. - Ммрррм... - Блондин широко улыбнулся. - Сделать? - Поинтересовался, отправляя ракушку в мусорник. - Или сама?

- Сделать предложение или сделать устрицу? - осторожно уточнила Изи, философски наблюдавшая за процессом. - Если замуж - то нет, я отказываюсь! Если устриц - то мммммм-ага... Люблю, когда меня кормят с рук, - девушка встряхнулась, оживилась и как-то нехорошо подобралась поближе - то ли поближе к Дами, то ли к устрицам. Больше всего она сейчас напоминала жутко породистую кошку, которую из дому выкинули на помойку, потом забрали назад, и так несколько раз. - А не жалуются давно - потому что не выживают? - изящно выщипанная бровь вопросительно изогнулась.

- Ой, а вот это уже - только мое дело. - Рассмеялся Дамиано, вскрывая следующую раковину, повторив процесс и теперь скармливая устрицу Изабель. - Нет на потрясающе неотразимо волшебно восхитительного меня никаких желающих. Блондины нынче не в моде. - Хмыкнул, вытирая руки о полотенце, достав из джинсов сигареты и закуривая. Сбросил куртку на табурет, садясь на подоконнике и устраивая на коленях миску с ракушками. Сделал устрицу себе, нахально выкинув створку раковины в окно с таким видом, будто ничего и не делал. - Никогда не повторяй такие номера, или уборщики на нас разбогатеют. - Ухмыльнулся, закусив фильтр и прищурив один глаз, чтобы дым не попадал - периодически затягиваясь и выдыхая облако дыма. Завозился со следующей устрицей, качнув головой. - У меня появилась возможность на выходных съездить в Рим. По работе. Но я мог бы взять тебя с собой. Мы бы погуляли, походили по магазинам. Как смотришь на такое предложение? Ты в Риме была, хм?.. - Поднятая рука с раковиной, бегущая по пальцам к запястью тонкая струйка сока - пахнущего морем и лимоном. Дамиано потянулся, беззастенчиво слизнув влагу. - Давай, иначе все убежит. - Протянул племяшке угощение.

Племяшка быстро перехватила лакомство, пока Дами не надумалось шкодничать и дразнить ее. Показательно клацнула возле пальцев зубами. Кажется, даже прихватила слегка... Или это еще была устрица? Вдумчиво и тщательно прожевала.
- В Риме была, но еще раз побываю тоже с удовольствием, - Изабо нацелилась на следующий морепродукт. - И обязательно сходим на аттракционы, готова голову на отсечение дать, ты на них с детства не был, а там такой парк развлечений!..
Девушка выразительно постучала ноготками по запотевшему боку бутылки, давая понять, что пора начинать алкоголировать под устрицы.
- А я тебе с работой мешать не буду? Эхм, в смысле, можно помешать? - быстро поправилась Изи, вспомнив о своей священной роли главной заразы.

- Думаю, это моя работа будет мешать нашим развлечением. Это займет не больше получаса по времени. Подай там эту... дуру для бутылок. - Дамиано неопределенно взмахнул рукой куда-то в сторону шкафчиков и ящичков кухонного гарнитура.
Он сам не намеревался пить особо много. Скорее вино было куплено больше для Иззи, сам же Дамиано думал сделать только пару глотков. В конце-концов, можно было бы взять что-то полегче, но портить устрицы слабоалкогольными напитками было бы сущим издевательством над морепродуктом.
- Ну, на самом деле, мне бы в начале стоило с тобой переговорить. Довольно серьезно. - Блондин вскрыл очередную ракушку - его действия приобрели какую-то слаженную ритмичность, подобную той, что была у медленных танцев. Чтобы раскрыть очередную устрицу, срезать мясо и сбрызнуть его лимонным соком, он тратил совершенно одинаковое количество времени. - Что касается моей работы. Да. - Он выронил пустую раковину в мусорник, кивнув своим словам и теперь раздумывая, как бы так внятно объяснить, при этом донеся мысль о том, что об этом не нужно будет распространяться. И одновременно гадая - насколько можно верить Изабель.

5

Изабо как раз сосредоточенно перерыла шкафчик в поисках штопора. Нашла, и, с добычей в руках медленно повернулась к Дами. С лицом, не выражающим вообще ничего читабельного.
- Так вот в чем дело. Ты все-таки решил серьезно поговорить о своей работе? - девушка проследила взглядом полет ракушки из рук до мусорки. - Пожалуй, даже слишком серьезно. Иначе ты не забыл бы, что ты - распиздяй, и выкинул бы ее за окно.
Приземлила штопор на стол рядом с бутылкой, плюхнулась на табуретку (та предостерегающе вильнула колченогими конечностями), закурила. Молча выжидающе уставилась на Дамиано.

- Э... А я вобще-то ее выбрасывал в мусорник. - Возмутился Дамиано, который действительно выбрасывал ее в мусорник потому, что выбрасывал ее в мусорник, а не потому, что глубоко задумался о насущных проблемах. - И одна ракушка, полетевшая во двор - это еще нормально. Но если под окнами вырастет гора мусора - убирать ее прийдется нам. Именно поэтому я говорю, чтобы больше никакой мусор не летел в окно. Я для этого ведро купил. - Блондин нахмурился, поджав губы. - И вообще. Нечего меня уличать в том, в чем ты не уверена. Я готов поспорить, что ты все мои вещи перерыла. Но я же не обсуждаю это, верно? - Он как-то плавно, незаметно для себя ушел в другую совершенно область обсуждения, сунув Иззи в руки закрытую еще устрицу и кивнув на ножи, мол, неча тут фигней страдать. Отобрал штопор, принявшись молча и сосредоточенно откупоривать бутылку.

- Ай, какой обидчивый, - восхитилась Изабо тоненьким голоском, на ощупь вскрывая устрицу. Ракушка не была удостоена даже взглядом - судя по всему, процесс был давно доведен до автоматизма. Девушка продолжала очень лукаво, с чертовской задоринкой, наблюдать за насупившимся "братцем". - Ой, пальчиком тебя не тронь, палочкой тебя не пошевели... Дами, у тебя давно появилась привычка к морализаторству? Если да - то я не знаю, как ты выжил. Если нет - может, еще не поздно?.. Ну, в смысле, у меня есть хорошие врачи и всё такое... Я готова ухаживать сколько понадобится... В общем, надо его удалить. Пока не укоренилось. А перерыла я только твою одежду - мне же надо было куда-то повесить свои вещи и во что-то одеться дома? - Изи откровенно развлекалась. - Если бы я учинила тут обыск - это было бы заметно. К сожалению, папа был резко против того, чтобы я пошла учиться а потом и работать следователем... Кстати о работе. Да-да, я тебя внимательно слушаю?..

- Убери от меня свою эту палочку. А то я ее перекушу ненароком. - Дамиано показал девушке язык. Пробка со звонким хлопком выскользнула из бутылки, блондин поднял ее к лицу, потянув носом запах. Улыбнулся. - Будь я твоим отцом... - Он отложил штопор на стол. - Я бы тебя регулярно шлепал. А так просто найду пластырь и заклею тебе рот. А то я на твоем фоне выгляжу тупым двоечником. - Перехватив руку Иззи с ракушкой, как раз когда она уже срезала мясо, Дамиано нахально притянул ее к своему лицу, стряхнув мясо в рот и зажмуриваясь, тут же отпустив тонкое запястье. - О работе... - С совершенно невинным видом блондин поднял бутылку ко рту, сделав небольшой глоток вина и протянул ее Изабель. - В общем, если говорить о работе, мне интересно узнать, насколько ты папина дочка, и насколько ты умеешь держать язык за зубами. А еще - что ты обо мне слышала. - "Дабы я не уходил в лишние дебри..."

- А ты не выгляди, - ласково успокоила "братца" Изи, - и не двоечником, а обыкновенным распиздяищем, знаешь - "можешь, если хочешь" - и так далее. О чём это я?.. Что слышала? Ну, если опустить ругательные словосочетания и местоимения... - девушка вскрыла устрицу, "нечаянно" убрав руки подальше от прожорливого Дами. - Скандалист и головорез. Ну, если при твоем имени некоторые самые старые представительницы семьи возмущенно крестятся... - Изи шкодливо хихикнула. - В общем, хороший ты человек. Но пропащий. Совершенно в моем вкусе такая себе жизнь. Что касается языка - если надо кого-то помоями облить - то я его, конечно, держу, но не сильно, так, для порядку. Если ты про тайны и такое подобное - ну сам-то как думаешь?
Изабо забавлял этот монолог. Она знала, что и ей не хочется, и Дами не надо, чтобы она сейчас садилась в позу серьезного слушателя, с горящими глазами кивала и поддакивала, изо всех сил выбивая себе новое место в жизни и работе "брата". Зачем? Он сам даст ей это место. Потому что, кажется, им обоим это надо. Знать бы, зачем.

- Анжело вроде не должен был распространяться про то, где я шатаюсь и все такое. Но об этом, как минимум, разговаривала семья и люди твоего отца. Благо, ты и не могла всего слышать... - Дамиано пожал плечами, отставив откупоренную бутылку на стол, коли Иззи не захотела ее взять. Вскрыл себе ракушку, последовав примеру племяшки. - В общем, жизнь сложилась так, что, если я и получил общее образование, использовать я его буду только в светских разговорах. Да и то, если кто-то меня вытащит в свет, где я эти разговоры буду разводить. Отец говорил, что я веду животный образ жизни, но меня эта жизнь вполне устраивает именно такой. Особенно при условии того, что отец использует и мои деньги тоже, хотя его денег я никогда не брал. - Блондин дотянулся до своих сигарет, закурил, предчувствуя долгий свой монолог. - Если не уходить к временам, когда земля была теплой, и по ней еще ходили динозавры, то начал я, как банальный головорез в уличной шайке. Старшие классы, сигареты, девочки. Тогда это было популярно - школьные банды. Да, думаю, и сейчас. Связался с "теми" ребятами, которые в свое время вывели меня на других, "таких", - парень поднял руку, сложив пальцы жестом "виктори" и проставив лапки на слове "таких", - ребят. Которые согласились мне платить за то, что я умею работать кулаками. Начал, как хулиган, закончил... - Он неопределенно взмахнул рукой, чтобы для начала не выдать слишком много. - В общем, мне нужна будет твоя помощь. В деле, которое не совсем законно. Так что, если ты решишь, что будешь пай-девочкой и не хочешь ничего знать - мы просто мотнемся в Рим и обратно. А если нет... в смысле, если ты... то, чем я себе тебя примерно представляю... - Дамиано пожал плечами.

Изи, вследствие своего монолога увлеченная спасением устрицы, заметила вино запоздало, и сцапала его уже после того, как Дами поставил бутылку на стол.
"Расслабляемся?.. Ай-яй-яй. Включись, дорогая, ты должна замечать всё на 360 градусов вокруг себя, реагировать на любую мелочь и запоминать всякую деталь..."
Монолог же Дамиано представлял из себя примерно то, что и предвидела Изабо. По крайней мере данная, вступительная речь "брата". Заслышав затяжное многоточие, девушка сосредоточенно скормила Дами свежевскрытую устрицу и осторожно поймала его взгляд.
- В чем состоит не совсем законность? Чтобы я знала: брать ли мне липовый паспорт, одевать ли неброскую одежду или заранее предупредить своих адвокатов. В общем, ты понял, да? Чем ты меня себе представляешь - я тоже с удовольствием послушаю, люблю слушать о себе. А если начинают как хулиганы и кулаками, то заканчивают обычно... - Изи сделала ровнехонько такую же паузу, как до этого Дами. Левый уголок губ дернулся и пополз вверх в своеобразную, еще с детства, улыбку.

- Не брать липовый паспорт. Мы туда едем вполне официально. И вообще, ничего незаконного с собой не брать и заранее никому не звонить. - Дамиано покачал головой и тяжело вздохнул. Стряхнул пепел с сигареты, сделав еще одну затяжку. - В общем и целом, заканчивают, скорее всего, так, как я, и так, как ты подумала. Мне нужно будет закончить чужое дело, и было бы просто восхитительно, если бы ты подтвердила мое алиби по возвращении в Палермо. Ну, мол, был все время рядом, никуда не отлучался - только в туалет; и все дела. Только я хочу, чтоб ты хорошо подумала. Потому что, если уж мы попадем в болото, то - открутит мне твой папочка голову, или нет; а я бы не хотел, чтобы он открутил твою. Если все это слепят каким-то образом в кучу, то ты получишься не свидетельницей, а соучастницей. А это совершенно другое дело... - Дамиано застонал, спрятав на момент лицо в ладони, а потом тряхнув головой. - Господи Иисусе... и во что я только тебя втравливаю... - В этом тоже была своя искра. Пока он был один, он отвечал только за себя. И никто не мог зацепить его окружающими, любимыми, близкими. А теперь Иззи была так близко, и через нее можно было бы добиться очень многого. Чего и боялся теперь Сицилийский Лев - что его племянницу используют против него, поставят в ситуацию небезопасности. Это было очень плохо, с его точки зрения.

- Хорошо, звонить не буду, ничего незаконнее пилочки для ногтей и туфель на шпильке не возьму, - легко согласилась Изабо. - Далее. Голову мне отец не открутит. Рука не поднимется и всё такое. В случае чего - ну пусть напрягаются, отмазывают обоих. Но про такие "случаи" лучше перед важным делом не думать, чтобы не сбить нужный...мм...настрой. Алиби - это без вопросов. Посмотри на меня, Дами: я блондинка, у меня мозг пятилетнего ребенка и фантазия такая же. Когда я вру, я совершенно свято верю в то, что говорю. Очень удобно. Главное - много вертеться там, где нас будет видеть толпа людей, чтобы даже если мы ненадолго отлучимся, им в общей массе казалось, что мы никуда и не уходили. Я всё верно поняла? И последнее: если бы ты меня во что-то втравливал, ты бы вызвонил и вызвал меня сам. Но поскольку роль кирпича на голову здесь играю я, и играю по своей инициативе, то совесть твоя может пойти принять ванну и дальше оставаться чистой. Вот. Ну что, я хорошо подумала, как ты просил?
На ее щеке проступила ямочка. Как всегда - только с одной стороны, от улыбки. Ни капли сонливости, одно спокойное любопытство, немножко иронии - но это больше в изгибах бровей, не в улыбке, нет. Тепло. Такое ненавязчивое, ровное, постоянное.
Хруст устрицы под ножом.

По мере того, как Изабель говорила свой монолог, улыбка Дамиано становилась шире и солнечней.
- Черт. Вот же стерва. - Это было сказано таким тоном, и шло в комплекте с таким взглядом, что ругательством или грубостью ну никак не могло считаться. И в голосе, и в следующем прикосновении, когда блондин протянул руку, погладив персиковую щеку с ямочкой кончиками пальцев, было столько нежности, сколько, порой, тяжело найти в прикосновениях матери к ребенку.
Дами вдруг захлестнула болезненная гордость за то, что этот ребенок растет именно таким. Совершенно иррациональное чувство, особенно при условии того, что из этой, пока еще, девчонки, может вырасти женщина, способная заткнуть за пояс любого представителя сильного пола.
- Одевайся просто и бери минимум вещей. Об остальном я позабочусь. - Дамиано все еще несколько удивленно и восторженно разглядывал девушку, будто размышляя, снится ему все это, или нет. - Надо было меньше носить тебя на руках. Похоже, ты набралась от меня плохого просто восседая на моем загривке...

- Ага, порами втянула, - фыркнула Изи, ластясь под руку с совершенно кошачьим - ласково-самодовольным - взглядом. - А чемодан или сумку взять придется. Ни один даже самый тугоумный человек не поверит, что такая идиотка, как я, могла приехать в Рим на целые выходные и не взять собой чемодан с десятью вечерними платьями. Если есть хоть один шанс, что кто-то может подметить эту деталь, то мы берем чемодан - пусть даже пустой - и оставляем его наслаждаться римской атмосферой там, где мы будем вписываться. Потом заберем.
Договорив, Иззи хлебнула еще вина, довольно облизнулась и собралась в комнату - одеваться.

- Возьми с собой дамский... этот... ридикюль. - Выродил умное слово блондин, дотянувшись до устриц и вскрывая раковину. - И куда ты так резво направилась? Самолет только завтра. Сейчас у меня в ближайших планах поужинать чем-нибудь более существенным и лечь спать, а не скакать куда-то в ночь-полночь. И еще душ... - Блондин мурлыкнул, прижмуриваясь. Последний раз затянулся, туша сигарету в импровизированной пепельнице. - Завтра до двенадцати - вылет, вся суббота там, воскресенье днем - дело, воскресенье вечером - на пароме обратно в Палермо, утром дома. - Он наклонился, не слезая с подоконника, и принялся расшнуровывать свои ботинки. - Скажи, принцесса, чем ты будешь меня кормить? - Поинтересовался нахально, подняв голову и глядя на девушку из-под спутавшейся челки. Прыгать с темы на тему было весело и беззаботно.
В животе уже не урчало, но устрицы только разбудили голод - не та это была еда, чтобы насытиться ими. Да и сколько их можно было съесть вдвоем - в миске и осталось то едва две раковины. Дорогое и очень вкусное удовольствие. Но Дами не отказался бы сейчас от пасты или пары кусков пиццы, пусть бы даже они и рассеяли удовольствие от морепродуктов.
Дотянувшись до бутылки вина, он едва пригубил напиток, отпив прямо из горла, чтоб отставить на прежнее место - на самом уголке стола.

- Ну вот, а я уж было только проснулась, - с притворной тоской в голосе протянула Иззи. - Я думала - прямо сейчас всё брось, и одевайся, и беги... Значит, утром куплю...ридикюль.
Девушка встала в дверном проеме, покачиваясь с носка на пятку и обратно. Нежно заулыбалась родственничку.
- Кормить? - бровь отточенным движением скользнула по гладкому лбу вверх. - Можешь нажать три кнопки микроволновки и будет тебе пицца. Если нет, я могу нажать три кнопки на мобильном - только скажи, какая кухня мира на твой вкус гармонирует с уже съеденными устрицами. А, кстати, я при...мм...деле твоем воскресном буду где?

- Мне всегда казалось, что я не похож на тех садистов, которые срывают жен в середине ночи лишь для того, чтоб сообщить, что завтра срочно и внезапно в командировку. Я предпочитаю преподносить информацию заранее, чтоб потом не было паники, и спешки, и нервов. Мы себе вольготно соберемся и вольготно съездим. А сейчас никуда бежать не надо - лучше набери три цифры и закажи пасту с морепродуктами. - Наконец решил для себя вопрос ужина Дамиано, вскрывая одну из двух оставшихся устриц и отправляя в рот, сбрызнув мясо лимоном. - Иди, твоя последняя осталась. - Протянул миску с ножом. - И кому, спрашиваю я, открывал я бутылку? - Покрыл вино тавтологией сицилиец. - Я один его пить не буду, да и не хочу особо. Выдохнется ведь. Не затыкать же обратно пробку, ей Богу. - Он тряхнул ногами, сбрасывая сначала один ботинок, потом второй, и тут же пересаживаясь, подогнув под себя одну ногу и упираясь ладонями в щиколотку. - О чем мы будем болтать сегодня вечером?.. Кажется, я хотел попросить тебя что-то рассказать, но у меня совершенно вылетело из головы - что именно. - Дамиано задумчиво смотрел на Иззи, болтая в воздухе ногой.

В ответ на цветистый монолог Дами Изи с совершенно сосредоточенным выражением лица подошла к нему поближе, дождалась, пока братец утихомирится со своими ботинками и выбором позы, после чего перехватила его покрепче ладонями вдоль висков, наклонилась и звучно чмокнула в самое темечко.
- Каприза. О вине не беспокойся, еще вся ночь впереди, - отпустив "братца" на волю, девушка с трудом выцарапала из кармана джинсов мобилку, быстро что-то нашла и нажала дозвон. Отошла на несколько шагов, стала опять в дверном проеме. Радостно защебетала в трубку, оформляя заказ - "да-да, солнышко, а мне...", "cherie, как можно!.. да, наличными, в лучшем виде!..", "да, и Мирабо чмоки в обе щечки, угу..."...
- Я там сегодня завтракала, - радостно объяснила Изи, отключая связь и пряча телефон. - Скоро доставят. Замечательное заведение...
Щедрый глоток вина, медленный, с удовольствием. Последняя устрица приказала долго жить.
- А поболтать всегда есть о чем, не так ли? А что ты хотел попросить рассказать, - девушка развела руками, - при всех моих достоинствах, я, увы, не телепат. Думай! - беззаботная улыбка, и Изи вновь оседлала колченогий табурет.

- У меня голова от жары не соображает, а ты предлагаешь мне думать. Не стыдно? - Дамиано улыбнулся, потерая кончиками пальцев то место, куда пришелся поцелуй. - И вообще, я в душ хочу. - Блондин спрыгнул с подоконника, потянувшись, приподнимаясь на цыпочках и задрав руки над головой. - Там чистые полотенца есть?.. Ты нашла их в шкафу? - Сицилиец прошуршал на цыпочках по комнате до вышеупомянутого шкафа, открыв створки и раздумывая над тем, во что ему одеться после душа и в чем спать. Как правило, подобными вопросами он не заморачивался, но это было еще в той жизни, когда он не был вынужден делить кровать со своей кровной родственницей. Вытащив с полки так ненавидимую, но единственную свою пижаму - шелковую, серебристо-жемчужного цвета, кажется, даримую в свое время на день рождения кем-то из любовников, блондин взвесил рубашку в руке, позволив себе обмозговать еще и мысль о том, а не будет ли ему жарко. Рукава были длинные, а ему и под простыней и с открытыми окнами было душно... Рубашка была брошена обратно на полку, Дами подхватил запасное полотенце, и шмыгнул в ванную. - Я постараюсь быстро!

Где-то между репликами монолога Дами вставляя свои бесценные ремарки ("Ой, а стыдно - это как?", "Нашла, но чисты ли они - вопрос еще...", "Угу, поторопись, только на мыло в спешке не наступи"), Изабо наблюдала за "братцем".
Ишь как оживился... С одной стороны ему как будто бы полегчало, а с другой - кажется, он даже преувеличенно бодрый и веселый. Жалеет о том, что рассказал ей? Предвидит какие-то неприятности? Какой смысл переживать, пока проблемы еще не наступили. Слово "если" - запрещенное в лексиконе.
Девушка сделала задумчивый глоток из горла. Поднялась, походила по кухне - с ней иногда такое случалось. Когда сидишь, размышляешь о чем-то - вдруг хочется подскочить, пошагать... Как будто бы даже предметы вокруг в такие минуты видятся иначе.
Она открыла холодильник и добыла себе небольшую льдинку. Зажала ее в кулаке, запрокинула голову - на лоб закапала талая вода. Ушки были настроены на частоту звуков из ванной. Иззи точно знала, какой репликой встретит ненаглядного блондина - не зря же она наблюдала за его сборами в ванную...

Помывка душем не ограничилась. Подумав немного уже стоя в ванной комнате, Дамиано решил, что хочет поторчать в воде подольше. Распустив косу и, для начала, вычесав хорошо тяжелые вьющиеся пряди, он включил воду, заткнув ванну пробкой и ожидая, пока наберется вода. Сбросил джинсы прямо на пол, ненадолго замерев перед зеркалом и рассматривая свое отражение.
Длинные волосы стоило укоротить, пожалуй, он сегодня этим займется, вернувшись в кухню. Нужно было подравнять челку, кроме всего прочего, а то она слишком лезла в глаза и уже мешала, а не служила украшением. Макушка выгорела на солнце и была почти платиновой по сравнению с остальным цветом - Дами терпеть не мог головных уборов, и всячески их избегал. Из-за этого к концу лета волосы в его косе были черепаховыми и выгорали пятнами, приобретая довольно экзотичную расцветку.
Налюбовавшись собой любимым в зеркале, парень забрался в ванну, закрутив краны и погрузившись в горячую воду по самый подбородок. Благо размеры ванны позволяли. Прикрыл глаза, расслабленно вздохнув. Достойное завершение достойного дня. Еще приедет вкусный ужин, и все будет просто волшебно. А завтра - самолет и Рим, прогулки, музеи, и дело. У Сицилийского Льва чесались руки. Однообразность вот уже последнего месяца немного опостылела, а тут такое желанное приключение изобрел ему дон Морелло. Истинный подарок к этим выходным.

Минут через десять определив, что Дами решил всерьез утопиться, Иззи только вздохнула и умостилась курить на подоконнике, высматривая машину курьера. Нетерпение копилось вместе с жаждой бурной деятельности и скукой в связи с отсутствием достойного занятия. Душа хотела гадостей, тело - движения. Психическое здоровье девушки перестало раскачиваться из стороны в сторону только тогда, когда на улице замаячили фары. Изабо на всякий случай всмотрелась в маркировку брендов на крыле подъехавшего автомобиля. Да, сомнений быть не могло.
Ласково улыбаясь, она подошла к двери ванной и мстительно огрела ее пару раз пяткой.
- Да-а-ами, - пропела девушка, - ты там не утонул? Сейчас я съем весь ужин!
Дождаться реакции "утопца" и явления доставки было делом техники.

- Сейчас! - Отозвался из ванной блондин, тут же занырнув в подостывшую воду с головой. Вынырнул, отфыркиваясь, и, дотянувшись до бутылки с шампунем и выдавив порядочно на ладони, принялся мыть волосы. Это, по его мнению, было сущей мукой и единственной причиной, по которой он не любил свою косу. Промыть эту массу непослушных завитков было очень трудно и удовольствия доставляло мало. Вечно лишняя порция бальзама, чтоб пряди не путались, а потом еще вычесывать долго и вдумчиво. Дамиано тяжко вздохнул, взбивая обильную пену. "Мыло, мыло, мыло..." Он прищелкнул языком, жмурясь, чтоб пена не попала в глаза. Пяткой толкнул пару раз пробку, выбив ее из отверстия, чтоб вода могла сбегать. И через несколько минут поднялся, дотянувшись до душа на гибком шланге, откручивая краны и смывая шампунь с волос. Вымылся с мочалкой, урча, натираясь пахнущей чайным деревом пеной. И закончив мыться, выключил воду, вытираясь. Переоделся, кое-как просушив волосы полотенцем, набросив его на плечи. И все равно мокрые, завернувшиеся колечками кончики прядей задевали пояс пижамных брюк.
- Еда!.. - Промурлыкал, вплывая в кухню, отбрасывая с лица волосы - сбившиеся сейчас, и больше похожие на золотистое такое воронье гнездо, изрядно намокшее под дождем.

- Что осталось, - великодушно подвинула одним пальчиком пакет Изабо. - Ой, а ты всегда спишь в пижаме? Хм, а тебе не жарко? А почему? Это привычка с детства, да? - здравствуйте, с нами опять "радио Изабо".
Жемчужная располовиненная пижама, показавшаяся Изи в шкафу такой заброшенной и нетронутой, теперь красовалась на заднице Дамиано.
- Да, кстати, с лёгким паром! - девушка очень вкусно что-то пожевывала, настолько вкусно, что более голодный человек возненавидел бы ее, а производитель рекламы гастрономических продуктов - поволок бы сниматься.

- Если я буду спать, как я сплю обычно, утром ты можешь оказаться в куда более неловкой ситуации, чем если бы я спал в пижаме. Поэтому эти очаровательные комментарии оставь при себе и благодари меня за то, что я хороший мальчик. - Дамиано показал Изабо язык и сунулся в ближайший пакет, принюхиваясь и присматриваясь. Выхватил кусок чего-то хрустящего и золотистого, скорее всего, мяса в панировке, тут же отхватил кусок, прожевывая, как голодный хищник, которого минимум год не кормили, и принялся разбирать остальные коробки, заглядывая в каждую, пока не обнаружил свою пасту. - Фбафибо бафое! - Мазнул салфеткой по губам, прежде, чем звонко поцеловать девушку куда-то в волосы. - Не дашь умереть с голоду. - Улыбнулся солнечно и широко, оглянувшись, чтоб продемонстрировать эту улыбку и вернуться к поискам вилки в ящиках.

- Ну да, пока что смерть от голода - единственная, какая тебе не грозит в моем обществе, - гордо приосанилась Изабо, продолжая радостно что-то уплетать. Оценив масштабы аппетита Дамиано, уплетать она начала с удвоенным энтузиазмом. - Да пожалуйста, кушай - не обляпайся, на пижамке пятна не поставь... А то машины стиральной у нас нет, - непонятно было, когда и как она успевает столько всего жевать и при этом внятно говорить. Наверное, в защечные мешки прячет. - А как ты спишь обычно и почему я оказалась бы в неловкой ситуации?.. - огромные, наивные, как у пятилетнего ребенка глаза распахнулись вовсю и уставились на Дами. Кажется, с легким шелестом всхлопнули ресницы. - И, Дами... А давно ты хороший мальчик?

Дамиано почесал свободной рукой в затылке, в другой держа вилку с крупной креветкой на зубчиках.
- Я хороший мальчик с того момента, как ты изволила появиться на пороге моего дома. А сплю я под простынкой. И из одежды на мне только пирсинг и распятие, если тебя устроит такой ответ. - Он внезапно перестал жевать и воззрился на племяшку. - Скажи мне, дитя, в каком ухе у меня жужит? Ты не знаешь, что бывает с мальчиками по утрам, если они проснуться, имея под боком (а порой и не имея...) мягкую теплую тушку 90-60-90? - Блондин взмахнул пару раз ресницами - точно так же, как это не так давно сделала Изабель. Поза, выражение лица, скептично поджатые губы, и даже креветка, покачивающаяся вместе с вилкой у него в руке - все это выражало бесконечные поля скепсиса и разливаные реки недоверия.

Изумление на лице Изабо, ее вытянутые губки и по-детски приподнятые "домиком" бровки представляли из себя такое же масштабное по размаху зрелище, как "поза скепсиса" Дамиано. Не меняя выражения лица, девушка перехватила зубами содержимое братской вилки и вдумчиво захрустела.
- Я думала, что с мальчиками, которые...эээ...в общем, любят других мальчиков, такого при наличии моей тушки случиться не может. А что? И, кстати, почему это должно было бы меня травмировать?.. Я вообще-то люблю спать до обеда, мало ли что там у тебя утром... - глазищи налились едва сдерживаемым смехом, даже веко слегка дернулось. - Даааами.... Может, подарить тебе другую пижаму, а? - почти простонала Изабель. - А то эта - звездец просто... Кстати, раз ты всегда спишь голый, что она делает у тебя в шкафу?

6

- Нет, вы посмотрите только на нее. - Дами отследил путешествие креветки и улыбнулся, покачав головой. - Вообще-то, принцесса, я сплю не только с мальчиками. Люблю я - да, мальчиков. И предпочитаю - да, мальчиков. Но девочки меня тоже возбуждают. - Блондин изобразил сатанинский театральный смех. Потом рассмеялся более натурально, тряхнув головой, смахивая с лица челку. Крутнулся вокруг своей оси, разглядывая себя со всех сторон. - А что не так с этой пижамой?.. - Он глянул на Изабель. - Что, слишком вызывающе?.. А по-моему очень даже. Подчеркивает смуглую кожу... оттеняет... прохладная... - Дамиано прислонился бедрами к тумбе, вновь принимаясь за еду, теперь уже более сдержанно и больше смакуя. - Подарил кто-то. Я уже не помню, кто. Лежала себе и лежала. В шкафу. Видимо, тебя ждала. Или еще кого в таком же роде. Гостей ждала. Во. - Поднял он руку, держа вилку и одновременно указуя перстом куда-то в небо.

- А я не девочка, я племяшка, - Изи с удовольствием показала "братцу" язык, а то он сам уж очень любил этот жест, а во всем должна быть взаимность. - При взгляде на меня у тебя должны просыпаться ответственность и умиление, а не это...шевеления всякие непотребные, - девушка повела красивым плечиком, будто что-то стряхнула. Её восхищало, что эта замечательная игра в безумие, в подколки и флирт никогда ни во что не выльется - и это было просто божественно. Давало такие бескрайние просторы для фантазии и деятельности, что Изабо иногда казалось, что она сейчас разорвется. Располовинится. - А пижама... Да она нормальная, просто такая... такая нежная и изысканная...что мне иногда кажется, будь она еще каплю нежнее - и была бы розовая, а не жемчужная... - нахалка прыснула заливистым смехом, представив себе Дами самое меньшее в розовом шелковом халатике.

- Змеища. - Засмеялся Дамиано, как всегда, выдавая подобной концепции слова, обращенные к Изабель, нежно-любящим тоном. - В розовую пижамку будешь сама одеваться. Я тебе даже тапочки подарю - розовые, на каблучке, со страусиным пухом. И пеньюарчик. Все с тем же пухом. - Он уже истребил содержимое своей тарелки и теперь шуршал все остальным, что заказала Иззи. - А сладкого здесь часом нет?.. Что-то мне спичит... - Он пожал плечами, открывая холодильник и заглядывая внутрь. Пощелкал языком, оценив разнообразие купленных продуктов. - Как приятно, когда тебя дома кто-то ждет и не нужно идти в магазин. - Дами выудил из дальнего угла бутылку молока, раскрывая, и сделал несколько глотков прямо из горла. Мурлыкнул, как довольный кот, завинтил крышку и поставил обратно. - Сладкое... - Замурчал себе под нос, захлопнув дверцу холодильника, и зашуршал на полках, извлеча на сумрачный вечерний свет коробку ванильного печенья. Открыв крышку, бросил несколько в рот, хрустя и продолжая что-то мурлыкать. Принялся убирать и мыть посуду. - Сигарета, зубы, и спать. Или принцесса хочет посмотреть на ночь мультики? - Дамиано рассмеялся.

-Ну так ты определись - змеища или принцесса, - вовсю веселилась Изабо. - А если ты мне пеньюар подаришь - ну Дами, ну кому из нас будет хуже?.. Знаешь, если я, скажем, нахожу, что ты сегодня...ээ...очень хорошо выглядишь, то на мне это внешне никак не проявляется. А вот на тебе..., - вкрадчиво напомнила особенности физиологии маленькая стерва. - Поэтому и пеньюар, и идея его покупки остаются исключительно на твоей совести и ответственности.
Схрупала еще и печеньку. Иззи никогда не заботил особо вопрос диеты - всё само переваривалось и никуда-никуда не откладывалось. Голодовки - это метод принципиальный, а не диетический. А отказывать себе из-за всяких глупостей во всяких вкусняшках? Щаз...
- А у тебя есть мультики? - оживилась Изабель, резко позабросив все свои антигуманные размышления. - А какие? А где? Ну, если нет, то я сегодня, так и быть, соглашусь и на сказку на ночь...

Дамиано покосился на девушку, с ее последним замечанием про сказку на ночь.
- Из мультиков у меня порно. Я давно вырос из Диснея, если хочешь знать. - Сказал ехидно, подбоченясь и бросив в Изабель полотенцем, которым только что вытирал руки. - Ты куда эротичней смотришься в моих труселях, чем в прозрачном пеньюаре со страусиным пухом. Я даже помнить забыл, что у меня в шкафу такие монстры водятся... - Он пощелкал языком, жестом попросив племяшку покрутиться на месте, чтоб он наконец мог оценить все прелести ее спального наряда - раньше было как-то не до этого. - Может тебе действительно нормальную пижаму купить?.. Или тебе принципиально надевать на ночь что-то, что носила моя задница? - Дами ухмыльнулся, дотянувшись до своих сигарет и закуривая. Изабель, как птичка песней, разбивала заунывную тишину, и даже квартира в ее присутствии становилась какой-то другой - живой, и солнечной, что ли. Блондин солгал бы, если бы сказал, что Иззи не расцвечивает окружающее пространство радужными красками.

Иззи послушно и с удовольствием покрутилась, хвастаясь своим замечательным нарядом.
- Что ты, какая пижама!.. - театрально округлила глаза девушка. - Зачем мне пижама, если у меня есть целый шкаф таких замечательных разнообразных фетишей?! - смех. - А вообще у тебя в шкафу много интересного водится. Я тебе потом покажу, - заговоршицки прошептала Изабо, притишив голос.
Покрутившись и так, и эдак, напоказывавшись и налюбовавшись на самое себя, блондинка начала хищно подкрадываться к брату.
- Нет, дорогой, порно - это не мультики, ты ничего не понимаешь в мультиках. Я после выходных обязательно пойду, куплю, и будем смотреть - надо же ликвидировать твою безграмотность. А раз сейчас смотреть нечего, то придется рассказывать сказку. Иначе я не усну, буду ворочаться и капризничать.
Наверное, надо было или меньше носить ее в детстве на своей шее, или предвидеть, что детством дело не обойдется...

- Ладно, будет тебе сказка. Иди зубы чисти. - Дами на мгновение отложил сигарету, чтоб не поранить. Дотянулся до Изабель, сцапав ее в охапку и защекотав, вскоре оттолкнув в сторону спальни. - В ванную марш. Я докурю, тоже схожу, и ложимся. Дуй давай. - Блондин улыбнулся, поднимая сигарету из пепельницы, стряхнув натлевшую шапочку пепла, и затянулся, смеющимися глазами наблюдая за дефиле Изабель в комнату. Покачал головой, как только девушка скрылась за углом. И что такого интересного она ему покажет в шкафу, где он каждую тряпку уже на память выучил?.. Одним словом - хохотушка. И хорошо. Потому что другой он себе племяшку просто не представлял.

Иззи шла чистить зубы с таким видом, как будто бы да, именно она и именно чинно уляжется спать через пять минут. Держи карман шире. Неугомонные мысли взволнованной стайкой носились по черепной коробке - в чем подвох? Ладно, фокус с мультиками не прошел (хотя в этом принципиальном вопросе Изабо сдаваться не собиралась). Не скажет же он ей "спокойной ночи", выключив свет и повернувшись спиной? Нет, Дами, конечно, может, но опять-таки: кому от этого будет хуже? Уставшему вьюношу или вполне себе подремавшей вечерком молодой козе? Молодая коза была настроена решительно и мизантропично: или сказка или жизнь. Спокойная, благостная и выспавшаяся. Так творчески проведя время за чисткой зубок, блондинка наконец вернулась в комнату.
Стало быть, истязать. Бу-го-га!

- В постель. - Короткая команда, сопровождаемая смешком. Дамиано, поджидавший ее в коридоре, разминулся с ней, скрывшись за дверью и закрывшись на щеколду. Почему-то у него не было больших сомнений в том, что, если уж Изабель и устроится в кровати, то не будет егозить в который раз. "Сказу ей..." Блондин, разбираясь со всеми своими физиологически-санитарно-гигиеничными потребностями, думал о том, что ж ей такого стравить, чтоб проказница точно заснула в середине повествования. Он все еще, хоть и довольно смутно, помнил сказки, которые ему на ночь травили няньки, но пройдет ли номер с Красной Шапочкой, или чем-то еще, он так и не решил. Выйдя из ванной, Дамиано прошел по комнате, затолкав растянувшуюся на матрасе Иззи под стенку, подоткнул на ней простынку, сам так и не укрывшись.
- Сказку тебе... Ладно. Будет тебе сказка... Говорят, что однажды собрались в одном уголке земли вместе все человеческие чувства и качества. Когда Скука зевнула уже в третий раз, Сумасшествие предложило: "А давайте играть в прятки?" Интрига приподняла бровь: "Прятки? Что это за игра?", и Сумасшествие объяснило, что один из них, например, оно, водит - закрывает глаза и считает до ста, в то время как остальные прячутся. Тот, кто будет найден последним, станет водить в следующий раз и так далее. Энтузиазм затанцевал с Эйфорией, Радость так прыгала, что убедила Сомнение, вот только Апатия, которую никогда ничего не интересовало, отказалась участвовать в игре. Правда предпочла не прятаться, потому что в конце концов ее всегда находят; Гордость сказала, что это совершенно дурацкая игра (ее ничего кроме себя самой не волновало); Трусости очень не хотелось рисковать. "Раз, два, три", - начало счет Сумасшествие. - Дамиано сам закрыл глаза, устроившись под боком у племяшки, подложив вместо подушки под голову локоть. - Первой спряталась Лень - она укрылась за ближайшем камнем на дороге. Вера поднялась на небеса, а Зависть спряталась в тени Триумфа, который собственными силами умудрился взобраться на верхушку самого высокого дерева. Благородство очень долго не могло спрятаться, так как каждое место, которое оно находило казалось идеальным для его друзей: кристально чистое озеро - для Красоты; расщелина дерева - это для Страха; крыло бабочки - для Сладострастия; дуновение ветерка - ведь это для Свободы! Поэтому оно замаскировалось в лучике солнца. Эгоизм, напротив, нашел только для себя теплое и уютное местечко. Ложь спряталась на глубине океана (на самом деле она укрылась в радуге), а Страсть и Желание затаились в жерле вулкана. Забывчивость... даже не помню где она спряталась, но это не важно. Когда Сумасшествие досчитало до девяносто девяти, Любовь все еще искала, где бы ей спрятаться, но все уже было занято. Но вдруг она увидела дивный розовый куст и решила укрыться среди его цветов. "Сто?.." - сосчитало Сумасшествие и принялось искать. Первой оно, конечно же, нашло Лень. Потом услышало как Вера спорит с Богом, а о Страсти и  Желании оно узнало по тому, как дрожит вулкан. Затем Сумасшествие увидело Зависть и догадалось, где прячется Триумф. Эгоизм и искать было не нужно, потому что местом, где он прятался, оказался улей пчел, которые решили выгнать непрошеного гостя. В поисках Сумасшествие подошло напиться к ручью, и увидело Красоту. Сомнение сидело у забора, решая, с какой же стороны ему спрятаться. Итак, все были найдены: Печаль - в темной пещере; Ложь - в радуге (если честно, то она пряталась на дне океана); вот только Любовь найти не могли. Сумасшествие искало за каждым деревом, в каждом ручейке, на вершине каждой горы и, наконец, он решило посмотреть в розовых кустах, и когда раздвигало ветки, услышало крик. Острые шипы роз поранили Любви глаза. Сумасшествие не знало что и делать, принялось извиняться, плакало, молило, просило прощения и в искупление своей вины пообещало Любви стать ее поводырем. И вот с тех пор, когда впервые на земле играли в прятки... Любовь - слепа, и Сумасшествие водит ее за руку... - Дамиано приоткрыл один глаз и посмотрел на Иззи - спит, или ушки на макушке держит.

Стоящие торчком на макушке уши видно было невооруженным глазом, а яркие глаза Иззи сверкали, как две новенькие звезды. Видимо, всё это время Изабо изучала лицо Дами, а теперь, когда ему надумалось приоткрыть глаз, они просто встретились взглядами.
Девушка молчала и даже дышала очень медленно, ожидая - будет ли продолжение или Дамиано закончил свой рассказ. Потому что Иззи очень хотелось высказаться, но она боялась спугнуть, перебить и вообще.
Звёзды моргнули.

Дамиано молча смотрел на Изабель - теперь уже приоткрыв оба глаза, и явно несколько сонно. Если она намеревалась высказаться, то это однозначно будет монологом, потому что все, что он сможет - выслушать ее, но ничего не ответит сто процентов. Он слишком хотел спать и слишком привык делать это тогда, когда хочется ему, а не когда златокудрая дева у него под боком уморится, или устанет слушать сказки.
Он сам любил именно эту историю. В частности, за то, что она была слишком правдой. Слишком четко описывала и его любовь в том числе. И это была, пожалуй, одна из немногих сказок, в которую он действительно верил, и в которую вкладывал слишком много... души, что ли. Дамиано уже и забыл, кто и когда ему эту сказку рассказал, и скольким он пересказывал ее в той, или иной ситуации. Знал только, что это было тем, чего он никогда не забудет.
- Ну? - Выдохнул он в конце концов, уже по виду девушки понимая, что та сейчас разразится речью. - Я тебя слушаю. А потом спать. Если я не выключусь в процессе.

- Это божественно, - быстро выговорила Иззи то, что уже вертелось просто на кончике языка. - Я никогда не слышала...даже чего-то отдаленно похожего. Спасибо. Спокойной ночи, - девушка шевельнулась под простыней, чтобы дотянуться до братского носа, звучно его чмокнула и сладко умостилась обратно. Наверное, Дамиано ожидал от нее бурной тирады с размахиванием руками и беготней по потолку, но Иззи слишком сильно не любила делать то, чего от нее ожидают. Да и ораторствовать тут было нечего - всё уже сказано, зачем портить такую притчу пустозвонством, до которого Изабель, конечно, мастак, но не все же время языком плескать.
Да и оценить сказку Иззи могла только с философской, и эстетической, и литературной точки зрения. Ведь что может сказать о сути любви человек, который ее никогда не знал и на любовь большую, чем странно-родственная, не способен?

Дамиано сгреб Изабель в охапку, повернул, как тряпичную куклу, прижав спиной к своей груди и обнимая. Сладко выдохнул куда-то в засыпанный прядями затылок. Иных людей смущало, да и мешало здорово, если в лицо лезли чужие волосы. А ему это было лишь в одовольствие. Жаркое, душное дыхание, щекочущие колкие кончики, сладкий, по-женски молочный запах кожи. Блаженство. Вот где рай - среди тугих завитков на чужом затылке. Блондин смутно улыбнулся, закрывая глаза.
- Спокойной ночи, принцесса. Сладких снов.
Засыпал он всегда без проблем - его не мучили кошмары, он вообще не видел снов - просто проваливался в тяжелую бархатную тьму. Легко и быстро. И точно так же просыпался. С плавным, очень медленным переходом, когда рядом спал еще кто-то. И просто открыв глаза - когда один. И в любом случае сознание после такого сна было чистым, легким. Не было тяжелой сонливости. Он привык спать по нескольку часов - особенно в те времена, когда еще с бандой шатался по улицам Багерии. И где угодно - под какой угодно шум, в любой позе, при любой температуре и удобстве лежбища. Так он заснул и сейчас - уже через минуту ритм дыхания изменился, выровнялся, стал глубже и мягче.

Изабель чувствовала себя уютно, защищенно и наконец-то на своем месте, а не где-то между небом и землей, слоняясь по жизни. Ее, егозу и капризу, быстро усыпило сонное дыхание Дамиано, теплый клубочек сзади, у затылка, где он зарылся в ее волосы. Но никакой идиллии с участием Изабо не суждено длиться вечно - даже этой. В отличие от Дами, она почти никогда не спала спокойно. Даже если девушке не снилось ничего такого, что заставило бы тело во сне совершать какие-то неосознанные движения, она все равно упрямо перемещалась по постели, пока не достигала какой-то своей, призрачной, цели.
Так было и в этот раз. Не просыпаясь, двигаясь очень медленно и плавно, Иззи ближе к утру узурпировала власть на данном отдельно взятом лежбище. Девушка нежно свила из "братца" гнездо, ухитряясь одновременно использовать его в качестве подушки, одеяла, забросив одну руку на спящего, а вторую и вовсе отбросив подальше. Картину дополняла по-детски заброшенная на жертву нога и торчащие просто-таки во все стороны золотые кудряшки. Именно эту архитектурную композицию предстояло застать Дами утром, так как Изабель первой просыпаться не спешила совершенно.

Утром Дами проснулся, во-первых, потому что солнце, яркий свет которого бил из окна кухни, добрался уже до спальни и омерзительно бил в лицо. Во вторых было ужасно жарко. Ладонь лежала на мягком и теплом, и скользнув пальцами под мягкую ткань майки, блондин пробежался прикосновением вдоль позвоночника, глухо мурлыкнув, и только потом сонно приоткрыл глаза. Чтобы тут же вздрогнуть. Ну да. Это Иззи обвивала его, как истинный плющ-самородок, вся мерцающая золотом кудряшек и легкостью загара под сползшей с плеча майкой. "Твою мааааать..." - почти разочарованно подумал Дамиано, спросонок уже решивший, что секс до завтрака - это полезно и нормально.
В первую минуту не рискнув возиться - Изабель и так могла проснуться от его прикосновения, уж слишком неоднозначным оно было - блондин вскоре готов был взвыть от скуки, лежа фактически под девушкой и ощущая себя до ужаса неловко. Благо, вытянув таки ладонь из-под ее майки и опустив куда-то на талию, проклиная себя всеми возможными словами за то, что поутру мозг порой находился почему-то ниже пояса, а не в черепной коробке.

Изабо что-то невнятно промурлыкала, демонстративно пребывая еще в глубоком и неоднозначном утреннем сне. Ей никакой солнечный свет явно не мешал, и, судя по отсутствию признаков пробуждения, постельный узурпатор планировал сладко дрыхнуть еще часов несколько.
Следом за чередой мурлыкающих звуков последовала череда теловижений. Иззи закинула одну руку себе за спину и почесала недавно оглаженный позвоночник. После чего немного поерзала и наконец умостилась, уткнувшись лицом Дами куда-то в ключицу и там по-детски глубоко и блаженно задышав, начиная просмотр следующего сна.

Дамиано, за всю эту череду телодвижений не шелохнувшийся, только опустил взгляд, покосившись на светлую макушку. И уже в следующий момент деловито выбрался из-под племяшки, свалившись на пол и вновь замирая, глядя на девушку - не разбудил ли. Поднялся, потирая ушибленное бедро, и пошел в ванную, но ходу сначала взъерошив и без того спутанную челку, а потом потерев ладонями лицо. Умывшись, да и вообще приведя себя в порядок, точно так же тихо блондин прошел на кухню, утащив с собой ноутбук. Поставил закипать чайник, сев на подоконнике с сигаретой и просматривая ленту новостей - привычный утренний ритуал. Зачем он это делал - он толком не задумывался. Иногда на страницах блогов мелькала информация и о его "работах" в том числе, и вот тогда ему действительно становилось интересно и весело от того, как мечется полиция, разыскивая убийцу очередного "невинно убиенного".
У них была еще пара часов, сборы для поездки на двое суток не могли бы забрать много времени, поэтому Дами не спешил будить Иззи, наслаждаясь своим утренним кофе и привычной тишиной квартиры, которую разбавляло, пожалуй, только сонное сопение девушки.

Проснулась Иззи беспричинно и бесчеловечно. Вот она глубоко и сладко дышит дыханием спящего человека, а вот она распахивает совершенно несонные глаза, как будто бы и не спала вовсе, подрывается с места на ноги, и, уже сладко потягиваясь в разные стороны, шествует на кухню.
- Доброе утро, - сквозь щедрый зевок оприветила девушка. - А ты чего так рано? Давно проснулся? Чего не разбудил? Мы хоть не опаздываем, или мне уже собираться? А чайник давно закипел? А то я кофе хочуууу...
В общем, утро началось. При такой трещотке Дами уж точно не нужен был ни телевизор, ни радио. Иззи по праву собой гордилась.

- Чайник только что закипел. - Дами поднял голову и салютовал чашкой. Потом, не выпуская ее из рук, подвинул краем банку с растворимым кофе. - Вперед. Я думаю, у нас есть около получаса га раскачку, потом еще полчаса на сбор вещей - и на выход. Нужно в аэропорту получить билеты, пройти регистрацию... Чтоб не было проблем - стоит этим заняться пораньше. Я думаю, мы позавтракаем там, в какой-нибудь кафешке. Лень возиться, да и посуду потом еще мыть. Так что - кофе с печеньем это на перекусить. И не рассусоливай, потому что ждать я тебя не буду - хоть ты в такси одевайся, или на ходу. - Исключительно деловой тон и некоторая задумчивость были результатом тяжелого мыслительного процесса: Дамиано продумывал каждый ход на этих выходных, малейшую деталь, раскидывал векторы вероятности - что, как, когда, сколько. Для него это было привычно, посторонние же могли удивиться. Балагур Дамиано в такие моменты превращался в маловнимательного к внешнему миру зануду, сконцентрированного только лишь на своих мыслях и действиях.

Изабель хозяйски загремела посудой. По привычке постукивая ногтями по чашке, залила бурду кипятком. Уселась напротив Дами и внимательно его изучила любящим взглядом вивисектора.
- Думаешь? - выдала она в итоге диагноз. - И как - процесс непривычный даётся с трудом? - ласковый утренний глумеж помогал девушке справиться с процессом пробуждения.

- Иззи, блин. - Дамиано посмотрел на племяшку поверх крышки ноутбука с видом жутко занятого человека, которого мало, что отвлекли. Еще и оскорбили в лучших чувствах. - Пей свой кофе, не умничай, и иди в душ. Или я тебя отшлепаю и выкупаю сам. Заверну в чистое, спакую в чемодан, и отправлю почтой папочке. Он будет очень рад тебя видеть. - Блондин ухмыльнулся и показал девушке язык. Отпил еще кофе, взяв из пачки сигарету и возвращаясь к чтению новостей, уже дымя, как мини-паравозик. Погода на улице была многообещающе-теплой, а значит можно будет погулять, не рискуя попасть под дождь, и не брать с собой лишнюю одежду...
Закончив с кофе и блогами, блондин слез с подоконника, теперь мерно перемещаясь по комнате и сваливая вещи, которые могли бы понадобиться в поездке, в одно место - на постель. Документы, деньги, сменная одежда. Присев на корточки, вывалил все из рюкзака, выбрасывая ненужное. В общем, начал собираться. И, что самое странное, все делал молча. По привычке.

Иззи, в ответ на братские угрозы с готовностью ответившая показанным языком на сходный жест, замолчала, проникаясь, так сказать, торжественностью момента. Сделала несколько глотков, наблюдая за очень сосредоточенным Дами. После чего подхватила свою чашку, сигареты, зажигалку и какую-то пустую коробочку от вчерашней еды, и отправилась в ванную. С видом бойца, ушедшего принимать причастие перед боем. Ну или что-то в этом роде - Изабо не особо хорошо разбиралась в христианской ритуалистике...
- К папе только в гробу поеду! - бодро пообещал голосок от ванной. Дверь закрылась.

- Думаю, на ясеневый у меня денег хватит. - Отозвался с чуть заметной улыбкой Дамиано. Рюкзак был сложен, блондин еще раз проверил, ничего ли не забыл, и вернулся в кухню, выхватив из коробки пару печеньев и хрустя сладким на ходу, вернулся в спальню. А пока Изабель мылась, переоделся, даже зашнуровав ботинки, и к ее возвращению принял позу "девица с гребнем пред окном", сидя на подоконнике, причесавшись и заплетая волосы в тугую косу с видом невозмутимой задумчивости.
- Пока будешь собираться - сделаю сандивичи, а нормально позавтракаем уже в эропорту. Ты же не зачахнешь от голода, пока мы доедем? - Еще одна сигарета в зубы - последняя натощак и до самого аэропорта, да и то, если они найдут кафе с зоной для курящих, потому что если нет - он не будет курить уже до самого Рима.

- Делай, - благосклонно разрешила Изабо, кивнув головкой, замотанной в полотенце. - От голода не зачахну, не надейся, но в аэропорту если не поедим, могу и плохо себя повести в самолете. Под настроение организма. А у него характер похуже моего, - приблизившись к Дамиано, девушка стащила полотенце с мокрых волос и с удовольствием несколько раз ими встряхнула, чтобы мало не показалось никому. У нее было совершенно солнечное, феерическое с утра настроение, весь мир был наполнен красками и прочими глупостями вроде щебета птичек. Какая-нибудь другая блондинка тут же диагностировала бы у себя влюбленность по этим нехитрым признакам. Изабель же с непробиваемой уверенностью диагностировала триумф. Это были симптомы первого достижения - Дами берет ее с собой, и впереди у него (и немножко - но и у нее тоже) - важное дело. Во рту появился и тут же пропал металлический привкус.

- Сюда иди. - Дамиано, засмеявшись, протянул руку, попытавшись поймать Изабель и притянуть к себе. - Пичуга. Щебечешь с утра пораньше. Будет тебе завтрак. Что хотелось бы съесть моей принцессе? Воздушных кексов, или заварных пирожных, или амброзии в бокал с металлической трубочкой? - Еще один смешок, блондин перехватил край полотенца и потянул на себя, отставив в сторону тлеющую сигарету, чтоб не задеть ненароком. Напряженная, почти болезненно заметная концентрация и серьезность постепенно отходили - их время прошло, и можно было стать собой до утра воскресенья. Дами подтянул племяшку к себе за полотенце, там прихватил за мокрые завитки, стараясь не причинить боли и осторожно потянув еще ближе к себе. И звонко поцеловал в висок - мокрый и сладко пахнущий шампунем и разогретой кожей. - Душистая. - Как кот, потянул носом воздух, улыбнувшись и прижмуриваясь. Он не любил резкие запахи - одеколон, слишком яркие и сладкие духи, ядерные запахи косметики и мыла, но от Иззи пахло приятной свежестью, и этот аромат не перебивал обоняние, а только щекотал его, дразнил легким намеком на летние фрукты. - Так бы и съел. - Демонстративно щелкнул зубами возле уха, отпуская на волю.

7

Поддерживая игру, Изабо издала клокочущий звук, весело и широко скалясь. Извернулась и легонько цапнула Дамиано зубами за ухо - раз уж он секундой ранее покушался на ее собственный аккуратненький и розовенький орган слуха.
- Жавальных пижожых, - быстро нашлась девушка, всё еще не расставаясь с добычей. - А шннашала шалат и миаша... шшш кговишшей!
Быстро отпустив ухо, Иззи опять придала своему лицу положенную ему ангельскость и уставилась на Дамиано, едва не уткнувшись в кончик его носа своим. - И мороженое. Фисташковое. Но уже в Риме, наверное, - нежно и степенно закончила она, упоенно скапывая воду с волос на пол и на "братца".

Дамиано покосился на тлеющую сигарету, потом глянул в темные зрачки племяшки, ухмыльнувшись.
- Мяса тебе... с кровищей... бифштекс с кровью и с луком... - Он мурлыкнул, подняв голову и коротко поцеловав племяшку в кончик носа. Потер обиженное ухо, покачав головой. - Какая-то ты кровожадная прямо с утра. Ты знаешь, что каннибализм наказуем законом почти во всех странах мира? - Он тут же, не удержавшись, щелкнул девушку по носу, сдвинувшись назад и как спасение выставив перед собой сигарету, затягиваясь. Спустился с подоконника, скользнув вокруг Изабель почти в танцевальном па, и отошел к холодильнику, завозившись с обещанными санвичами. - Вызови, пожалуйста, такси. На через двадцать минут. И собирай вещи. Я уже собрался. Фен вроде должен быть где-то в коробке, но я не думаю, что ты простынешь, если в такую жарынь выйдешь на улицу с чуть влажными волосами...

- К черту фен, - объявила радостная обцелованная Иззи, придирчиво изучая свой гардероб. - Дами, в связи с моим фенотипическим идиотизмом мне придется взять пять нарядов и хотя бы три пары обуви. Прости. Для городской прогулки, для ужина вечером, для парка аттракционов и два на всякий случай. Да, да, такси пожалуйста... Адрес... Хорошо, диктую медленнее... Через двадцать минут. Чтоб стояла у подъезда. Да. Мерси. Так вот, если я возьму меньше, это будет неправдоподобно. Я тогда даже сама в себя не поверю... О боже! А как же ридикюль?.. Я же хотела его утром купить. Что ж мне, в свою спортивную сумку всё это дерьмо паковать? - Изабо озадаченно пошевелила ножкой сваленные на пол дорогущие наряды. - И да, я не кровожадная, я просто гастрономический извращенец!

- Возьми в бумажный пакет - все в той же коробке. А по пути остановимся возле магазина и купим. Я из-за этого просил заранее вызвать такси - чтоб было время на покупки. Мне еще где-то кроссовки купить и шмот на переодеться в Риме... Желательно вообще, купить все это в такой глубокой заднице, где мало кто будет искать мои, да впрочем - наши - следы существования. В каком-нибудь дешевом стоке, чтоб они не регистрировали эти треклятые фирменные кроссовки... - Дамиано скривился, последний раз затягиваясь и затушив окурок в банке из-под кофе. Достал из ящика промасленную бумагу, завернув в нее готовые сандвичи, и сложил их в специально приготовленную коробку. Два оставил сверху - от одного сразу откусил сам, другой отдал болтающей без умолку Изабель. - Когда я ем - я глух и нем. Воспользуйся этим правилам, а то мы скоро сможем открыть станцию радиовещания имени тебя. - Подколол с мягкой улыбкой.

Иззи с сандвичем в зубах шизофренической белочкой перемещалась по квартире по одной ей понятной траектории, собирая вещи, поглядывая на часы, поглядывая в окно, поглядывая на Дами. Недо-завтрак был сжеван в рекордные сроки, запит остатками остывшего кофе, принесенного еще из ванной и заботливо поставленного от Дамиано подальше. С трудом утрамбовав все свои шмотки в бумажный пакет, девушка уселась на матрас, слизывая с пальцев оставшиеся крошки. Закончив кошачье умывание, она достала из кармана жвачку и вытряхнула пару подушечек на ладонь. С ладони - в рот. С хрустом раскусила и сосредоточенно начала жевать, глядя куда-то в астрал. За всё это время не было сказано ни слова.

Дами улыбнулся сначала недоверчиво, и, когда до него дошло, что Иззи решила молчать всерьез и надолго - улыбка его стала мечтательно-соловой. Тишина. Неимоверно. Блондин блаженно прижмурился, со своего насеста на подоконнике наблюдая за метаниями племяшки по комнате. Даже помог собрать остатки вещей в один пакет. И все то - молча. Почему-то этого за последние сутки несколько недоставало. Он до такой степени привык к тишине, что сейчас она казалась наиболее комфортным состоянием, по сравнению с непрекращающимся треском Изабель. Радио - по мнению блондина - было менее разговорчивым, чем этот девятнадцатилетний златокудрый ангел. Приняв медитативную позу на кровати рядом с девушкой, Дами тоже посидел, глядя куда-то в астрал. Улышав сигнал клаксона с улицы, поднялся, подхватив свой рюкзак, который выглядел пустым и крошечным по сравнениню с пакетом Иззи - а им еще предстояло купить редикюль для ее вещей, куда сто процентов поместится еще и та одежда и обувь, которую он купит в стоке. Набросив на плечи куртку и выуживая из кармана свободной рукой ключи, сицилиец закрыл окна, вышел в коридор, пропустив Изабель вперед, и закрыв за собою дверь, спустился вниз.
Такси, магазин, аэропорт... "Здравствуй, Рим."

Изабель и Дамиано: аэропорт, Рим (суббота, воскресенье); Рим » Квартира сеньоры Каталани; Флэшбеки » Шоссе SS8, река Тибр, порт, Палермо.

Флэшбеки » Шоссе SS8, река Тибр; порт, Палермо.

Иззи ввалилась в квартиру, обронила обувь в прихожей и потопала на кухню - ставить чайник.
- Если через минуту в ванную не пойдешь ты, туда пойду я, и это надолго! - зазвучала она в сторону заползшего следом Дамиано. - А могла бы не предупреждать! Помни мою доброту, она и так редкая!
После замечательных и так по-новому насыщенных выходных Изабо хотелось: а) кофе, б) купаться, в) фисташкового мороженого - когда она останется предоставленной самой себе, этот вопрос танет решаемым. Еще хотелось немножко одиночества - она безумно любила Дами, но иногда даже Изабель нужно было время, чтобы разложить полученную информацию по ячеечкам в голове, и перезагрузить свою внутреннюю операционную систему.

Флэшбеки » Шоссе SS8, река Тибр; порт; Палермо.

- Я мгновенно. И сразу сдавать "работу". Шататься с этим кейсом меня уже подзадолбало. Да и опасно... - Дамиано, так и не смог заснуть на пароме - жутко нервировала качка. Он любил воду, но от мысли о том, что ее подними сотни ярдов, ему становилось до такой степени жутко, что даже при отсутствии малейшего волнения на море у него начиналась жуткая морская болезнь с фобией напару. Оставив "работу" в коридоре и на ходу сбрасывая одежду, блондин на пороге ванной уселся расшнуровывать ботинки. Выбросил обувь в коридор квартиры, закрыв за собой дверь, и залез в душ, оставив джинсы в корзине для грязного белья. Он был измучен поездкой на пароме, в голове били в гонг, болела спина от неудобного кресла, в котором он сидел всю дорогу. А дела на сегодня далеко не закончены и отдых ему только снился - даже здесь прятался своеобразный каламбур. Допустим, если Дон не захочет разбираться с "работой" сам, у него будет около трех часов на подремать в крематории - его мало волновало, где его уложит Винс, и что будет происходить вокруг. Этих трех часов будет более чем предостаточно для того, чтобы вменяемо реагировать остаток дня. А уж завтра он сможет спать до упора, пусть даже Изабель рискнет попрыгать на нем, как на батуте - пока он сам не захочет подняться из кровати, она его даже пушечным выстрелом над головой не поднимет. Сполоснувшись, вымыв пахнущие тиной Тибра волосы и затолкав шмотки в корзину для грязного белья, одетый в одно полотенце Дами вернулся в комнату, порывшись недолго в шкафу, выуживая сменные брюки. Оделся, даже не выходя обратно в ванную - Иззи была в кухне и вряд ли рискнула бы заглянуть в комнату, а в особенности специально обойти дверку шкафа, чтобы обозреть его голую задницу. Забрав из коридора ботинки, блондин натянул носки, обулся и прямо на полу уселся затягивать шнурки.
- Я не знаю, когда я буду, так что - ты предоставлена самой себе. - Сделанный еще в Риме дубликат ключей от квартиры мирно покоился в кармане куртки на идиотском стеклянном брелке со знаком зодиака, составленным из мелких пузырьков воздуха. Цацка. Они выиграли его в парке развлечений, и Дами забрал его даже не смотря на то, что кубик стекла был с браком - длинной кривой царапиной на боку. Это был единственный лев из предложенных хозяином аттракциона.
- Ciao, принцесса. - Поднявшись, Дамиано специально заглянул на кухню, чтоб поцеловать племяшку в висок. - Я позавтракаю в городе. Вечером принесу чего-нибудь вкусное. Не скучай. - И развернувшись, ушел в коридор. Забрал бокс, спаковав его в объемную спортивную сумку. Застегнул взвизгнувшие молнии. - Нет меня. - Хлопнула дверь, щелкнул замок и дробно застучали тяжелые подошвы сбегающего по лестнице вниз блондина.

Вилла семьи Морелло » Кабинет

Иззи еще какое-то время поторчала на кухне, вознося себе положенную хвалу за то, что удержалась и не поддалась любопытству, пока Дами купался. Очень хотелось заглянуть в кейсик и посмотреть, как выглядит "сдаваемая работа" (так и лез в голову косо выдранный из блокнота листик со студенческой контрольной) - да, конечно, не оставляя волос и отпечатков пальцев, она же вроде как умная... Но что-то подсказало Изабо, что она еще не готова к таким зрелищам. Окажется ли достаточно ей того могущества, которое она сама над собой установила, той власти и контроля? Несомненно, проверить надо будет, но, пожалуй, сегодня она молодец, потому что - не время и не место. А раз она молодец, то себя надо чем-нибудь порадовать. Сразу после душа.
Купалась девушка не так чтоб очень долго, но со вкусом, удовольствием и старательно. В отличие от Дами она прекрасно поспала и на пароме - никакими ненужными страхами и фобиями Иззи не страдала. Её не покидала священная уверенность, что все эти десятки метров тёмной воды ей глубоко и пожизненно должны, так что на священную особу не покусятся ни при каких обстоятельствах. Кроме того, белобрысую стервь улыбала мысль о том, что, в сущности, она человек специфический, сиречь в воде тонуть уж точно не должна. Ну и так далее. Время на сон тратить не надо, а значит, можно поколобродить.
Отжав мокрые кудряшки, Изабель небрежно завернулась в полотенце, не дав себе труда завернуть в ткань и волосы тоже. Пусть по спине болтаются - жарко ведь...
Побродив по квартире до приблизительного высушивания особо мокрых частей себя, Иззи к моменту расставания с полотенцем уже имела концепцию своих грядущих перемещений. Нарядилась в белое летнее платьице из тонкой ткани и скептически изучила всё остальное. Надо будет всё-таки узнать у Дамиано подробности того, как быть со стиркой. А то как же - больше одного раза одеть одну и ту же вещь?.. Летом?!
Вызвала такси, летящей походкой спустилась вниз и попросила для начала отвезти ее в хороший магазин компьютерной техники. Там Изабо, обворожительно улыбаясь всему персоналу скопом, быстренько чужими силами подобрала себе новенький миниатюрный ноутбук - "мм... Пожалуйста, найдите мне такой, чтобы я могла и фильмы смотреть, получая удовольствие, и не надорвалась его носить. Я не верю в силу своих плеч - они ни неба не удержат, ни ноутбука..." - финальным аргументом девушка повела одним из упомянутых плечиков. Ценой нечеловеческих стараний (по большей части персонала, нежели Иззи) ноутбук получился 13-дюймовым, белоснежным (если бы Иззи не уточнила кокетливо - "чтобы был такой же белый... как лебедь. Или как я..." - вероятно, персонал магазина ее бы расчленил). Закончив развлекаться и оплатив игрушку, Изабо довольно прижмурилась, послала "мальчикам и девочкам" воздушный поцелуй и пообещала заехать еще, когда придумает, чего ей не хватает.
В другом магазине она стала счастливой обладательницей белого же рюкзака для "своей девочки", с ног до головы обкокетничала продавца и там. Перевела дыхание и приступила к пункту номер 3 в заявленном списке жизненно важных задач.
Таксист был озадачен поиском "такого магазина, чтобы там можно было купить мультики на ДВД - старые и новые". Выполнив и эту тяжкую задачу, он отвез свою капризу в последнюю точку ее великого сегодняшнего маршрута. Часть дисков Изабо собрала себе по полкам сама, еще за несколькими ласково гоняла продавца, искренне и демонстративно горюя по поводу редкости, малодоступности или старости запрошенного мультика. Но не сдаваясь. Наконец вытянув из магазина все нужные диски, а из продавцов - все живые соки, Изабель собрала честно нажитое в немаленький кулечек и была такова.
Доехав "на таксо" до приглянувшегося маленького кафе недалеко от их с Дамиано дома, Изабель наконец-то отпустила машину, рассудив, что покупки дотащит и так, а наслаждаться лакомствами, зная, что над тобой нависает чужое ожидание - пожалуй, сейчас ей это удовольствия не доставит. Вот делать то же самое, когда рядом медленно вскипает ожидающий вьюнош - это да, это всем лакомствам лакомство...
- Мохито. И фисташковое мороженое. Двойное.
Медленное поедание и распитие Изабо сопроводила наблюдениями в окно, возле которого она устроилась за маленьким столиком. День несомненно удался.
Вернувшись домой, девушка уселась ковыряться с ноутбуком, перебирать диски и пересматривать украденные у Дами фотографии. Только недовольное урчание в области желудка напомнило ей, что мохито и мороженое - это не обед, да и были они уже черт знает когда... Блондинка поймала себя на мысли о том, что ей хочется переодеться и устроить себе вечерний променад, и зайти поужинать в какое-нибудь новое заведение... Иззи одернула себя и нехотя потянулась за телефоном - заказывать ужин. Это вынужденное затворничество было ей с одной стороны до невозможности приятным, с другой - Иззи была хищником, и хищником социальным. Она знала, что не удержит себя в четырех стенах пустой квартиры долго, и никакие мультики ей в этом не помогут. А шляться одной вечером по Палермо - не выход, потому что на любого изощренного хищника всегда найдется не такой затейливый, но не в пример вооруженный дубиной питекантроп со спермотоксикозом...
Поужинав под аккомпанемент мультиков, ими же и закусив, Изабо в конце-концов заставила себя улечься спать - на улице уж, можно сказать, ночь. Зараза Дами так и не пришел - надо будет на него обидеться, чтоб жизнь мёдом не казалась. Сидеть и смотреть в окно - изводить себя желанием общения и "охоты". Не-не-не, спать.
Для порядку поворочавшись, Иззи выбрала для себя максимально удобное положение (чтобы занимать побольше места на матрасе) и быстро, сладко уснула.

Район Sakra Korona Unita » Улица

Открыв квартиру своим ключом, Дамиано, даже не смотря на поздний час, ожидавший услышать возмущенные едкости из спальни, был приятно удивлен темнотой и тишиной в квартире. От матраса слышно было тихое сонное сопение и заглянув в комнату, блондин умиленно улыбнулся - раскинувшись звездой на их общем, теперь уже, лежбище, Иззи спала, засыпав мордашку золотыми кудрями. Качнув головой, Дами прямо на входе в комнату сел на пол, расшнуровывая вслепую свои ботинки. Оставил обувь там же, предпочтя делать как можно меньше передвижений по спальне, и направился для начала в душ. Найдя оставленные перед отъездом на крючке свои пижамные брюки, парень вымылся и переоделся, только потом вернувшись в спальню - естественно, запнувшись об свои же ботинки. Ругнувшись сквозь зубы и замерев, вслушался в дыхание племяшки (не разбудил ли), с легким вздохом прошуршал в полутьме на кухню, поставив купленные пирожные на полку в холодильнике.
Вернувшись к постели, осторожно и почти ласково принялся сдвигать девушку к стенке, отвоевывая себе хоть чуть-чуть пространства чтобы лечь. Устроившись под боком тут же обнявшей его Изабель, некоторое время слушал мягкое ровное дыхание. Постепенно отпустив напряжение, накопившееся в мышцах за день - от недосыпа, от жесткой лежанки в крематории, от холода, от невольных воспоминаний, которые разбудил в нем Ален - блондин заснул очень плавно и постепенно. И, надо сказать - надолго. Он привык недосыпать, позже компенсируя усталость лишними часами, проведенными в постели, отдыхая впрок, позволяя себе лентяйничать после сделанной работы. И разбудить его на утро не смог бы даже яркий солнечный свет в лицо, ни шум - до такой степени было уже отточено это свойство его организма.

Утром (хотя на самом деле ближе к полудню) Изабо приоткрыла один голубой-голубой глаз. Разомкнула тугие змеиные кольца, которыми она оплетала Дамиано, сладко потянулась. Придирчиво осмотрела "братца" - никаких следов грядущего пробуждения на организме обнаружено не было. Иззи бодро сползла с матраса, щелкнула тумблером чайника и, пока тот грел для госпожи инфанты воду, от души умылась в ванной, отложив более глобальное купание "на-после-кофе-и-первой-сигареты".
Сделав кофе, девушка вместе с чашкой вернулась к матрасу, села на корточки и поводила емкостью под носом у Дами. Судя по всему, на дозу кофеина организм не реагировал тоже. Вот если некоторым бес в ребро попадает время от времени, то опорно-двигательный аппарат других он, видимо, не покидает вообще. Таким образом Изабель припомнила благословенное детство, когда ей единственной разрешалось врываться в комнату Дами, в то время как Анжу нельзя было никакой малости. А у Иззи была волшебная привычка взять разбег и, перемахнув через половину кровати, приземлиться Дамиано куда-нибудь, тут же начиная поздравлять своего любимейшего дяденьку с наступлением нового солнечного дня. Жаль, в этой квартире разбег брать было негде. Что, тем не менее, не умалило пыл красавицы.
В следующие полчаса в ход поочередно были пущены: собственные мокрые волосы, водимые по голой коже, щекотание, тормошение, покусывание ушей, пощипывание попы и угрозы посмотреть "Бэмби" без него.

В итоге всех измывательств, так толком и не проснувшийся от этих экзекуций Дамиано зарылся под простыню целиком, только коса наружу торчала. Обе подушки были на полу, простынь сбилась к середине матраса, а блондин самозабвенно сопел, продолжая досыпать - ровно столько, сколько требовалось его организму для восстановления сил. И слава всем богам, что Иззи не добудилась Сицилийского Льва - еще неизвестно было, что именно может предпринять сонный раздраженный и не выспавшийся Дамиано с любым нарушителем его покоя. От банального "свернуть в узел и уложить под бок" до "съездить по зубам, по ребрам, свернуть в узел и уложить под бок бессознательное тело". Более или менее он очухался только часам к двум дня. Сонный, недовольный и ворчливый, выбрался из-под душной простныни, как зомби, протащившись в ванную. Проторчал там еще минут сорок и лишь после вышел в кухню за кофе - душераздирающе зевая и поеживаясь, как от холода.
- Что ты хотела от моей бесчувственной туши?.. - Поинтересовался у Изабель, ковыряясь в холодильнике в поисках быстрого завтрака. Он, наивный, и не предполагал, какую именно пытку придумала по его душу "сестренка".

- То есть как чего я хотела?.. - яркими красками на гладкое личико легло изумление. Блондинка принялась загибать пальчики. - Тепла, внимания, понимания, ласки, любви... Если хочешь, я могу продолжать перечислять дальше. А туша у тебя была вполне чувственная, в смысле живая, так дергался, так ерзал, - сладко припомнила Изабо все судорожные телодвижения своей утренней жертвы. - Даже от кофе отказался...
Не выпуская Дами из поля зрения, как будто бы боясь, что он может убежать через окно, Иззи оправилась что-то колдовать над своим белоснежным приобретением, и потихоньку перебирать диски, выстаивая в голове очередность экзекуции. Так и быть, позавтракать она ему даст...

Дамиано повис на двери холодильника, в одной руке держа чашку с кофе, другой цепляясь за, собственно, дверку. Воззрился на Изабель мутно-синим взглядом еще слабо соображающего человека, пытаясь прикинуть мысленно, что сделать с юной гадюкой, чтоб исчерпать хотя бы часть этой неуемной энергии.
- В монастырь сдам. - Пригрозил в результате. - Если я сплю - не сметь меня будить. Сидеть тихо, читать, страдать херней, но меня не трогать. Потому что ты вчера мороженое ела, позавчера на каруселях каталась, а я трупы перетаскивал вперед-назад. Имей человеческую совесть и дай мне отдохнуть. Если бы тебя здесь не было, я бы дрых до вечера. И был бы счастлив. А так - я глубоко несчастлив и вообще, требую немедленной компенсации в виде организованного завтрака. И если ты хочешь интеллектуально развивать меня просмотром "Бэмби" или еще чего - я буду делать это тоже лежа. И не приведи Боже ты, плутовка, попытаешься разбудить меня, если я засну - перегну через коленку, отшлепаю, и пойду спать дальше. Требования прозрачны? - Дамиано улыбнулся нежной улыбкой невинного не выспавшегося ангела и снова скрылся за дверцей холодильника, шурша бумажными обертками. - Я тебе, между прочим, вчера пирожных притащил. А ты меня будить. Свинюшка. - Выудив из глубин холодильника вчерашний бутерброд, блондин, плюхнув его из пакета на тарелку, сунул сей скромный завтрак в микроволновку и медитировал с закрытыми глазами, прислонившись лбом к навесному ящику, пока агрегат не запищал, оповещая о том, что еда разогрета.

Пока агрегат муторно гудел, приводя пищу в какое-то околосъедобное состояние, а совершенно зомбячный Дами подпирал элементы меблировки, Иззи очень тихо подкралась и обняла "братца", зарывшись в него лицом и вообще от души прильнув.
- Я не знала, во сколько ты вчера пришел и лег, но утром посмотрела на тебя и поняла, что очень соскучилась и хочу сказать тебе "доброе утро". Немедленно, - тёплая сладкая патока мелодично лилась из девушки, ровным слоем покрывая и кухню, и уши Дамиано. - А насчет мороженого и трупов ты несправедлив ко мне и предвзят. Я с удовольствием поменялась бы. А то мороженое везде одинаковое, а трупы при должном старании и фантазии везде разные... - маленькое чудовище хихикнуло и нежно заурчало, просто-таки выдирая из утренне-сердитого Дамиано готовность примириться со всем и сразу. - Мультики смотреть будем лёжа, не вопрос, начнем с старых - "Бэмби", "Король Лев", "Книга джунглей"...

Дамиано издал невнятный стон праведного мученика. Прижавшееся к голой спине теплое мягкое женское тело нашло в его собственном организме довольно простой и банальный отклик. По коже разбежались мурашки, и он повел плечом - от горячего дыхания, трогавшего кожу там, где была мордашка Изабель, по мышцам расходилось тепло, вызывая довольно неприличные и не имеющие ничего с родственными чувства. Посему Дами предпочел отстраниться и заняться нагребанием в тарелку чего-то более существенного, чем один бутерброд, предчувствуя продолжительный и качественный секс в мозг посредством искренне ненавидимого им Диснея. Перебравшись на постель, блондин занял там стратегическую позицию отдыхающего хищника, занятого поглощением нелегким трудом добытой пищи. Череда мультфильмов - мутно-детских, с сопливым сюжетом и дибильными большеглазыми персонажами за блежайшие шесть часов сделали из него не просто зомби, но тупое медленно мыслящее бревно. И когда Иззи, треща без умолку, поставила очередной диск, парень сопротивляться себе уже не мог - заснул, просто-напросто выключился, лежа прямо на коленях у Изабель, до которых добрался в процессе бесцельного перемещения и перекладывания на постели.

Изабель любила далеко не все из тех мультиков, которые заставила поглотить несчастный маниакальный мозг Дами. Но для нее просмотр разноцветной бессмыслицы не был травматичен, - это была куда как маленькая цена за удовольствие немножко пощекотать нервные окончания безгранично любимого Дамиано. Иззи, помнившая мультики еще из детства, с радостью живенько комментировала их "братцу", указывала на особо важные с точки зрения общей эрудиции моменты, расставляла акценты, проводила обширный психоанализ действий и мотиваций персонажей... В общем, ехидна развлекалась как хотела. Издавая всеразличные звуки, Дамиано в процессе образования елозил по постели, как мучимый жаром больной, переползающий с одного куска простыни на другой в надежде найти более прохладный кусочек.
Приятно грело чувство, что этот Лев, спокойно и расчетливо задирающий свою обычную добычу, теперь Агнцем мостится на ее коленях и терпит эти беззлобные издевательства над личностью. "Такой теплый, такой шелковый, такой мой..."
Когда, наконец, мучимое тело предпочло забвение пытке, Иззи сделала звук потише и, ласково-рассеянно поглаживая прикорнувшего у нее на коленях ангела, продолжила просмотр сольно. Милая галиматья на экране ноутбука ни капли не отвлекала ее от ветвистых построений, множившихся в голове.

Дамиано неподвижно, как гималайский мишка в зиму, проспал до глубокой темноты. И сон его был спокойным и глубоким, как у младенца. Как мог человек, убивавший минимум раз в неделю, спать до такой степени крепко и спокойно - оставалось непонятным. Его не мучили угрызения совести, сомнения; да и убивая, он засомневался единственный раз в жизни, что и послужило историческим поворотом в одной очень важной для него ситуации. Он мог испытывать сострадание, сочувствие к уже убитым жертвам, ставить свечи за их души, а прежде - измываться над беспомощным человеческим телом, превращая это в гротескный вид искусства, получая моральное удовольствие и от самого процесса и от результата. И сейчас этот "ангел", ненавидимый своим семейством, вселяющий страх даже в старшего брата - настолько, что тот запрещал Дами даже близко подходить к его детям - спал на коленях Изабель. Как доверчивая кошка, подставив под ласковую руку загривок и спину, беззащитный и теплый. Крупная, опасная кошка. Чудовище, подчиняющееся беспрекословно руке ребенка - беззаветно и самоотверженно. И сейчас человек больше, чем когда-либо еще.
Проснулся Дами, когда за окнами уже стояла ночная темень. Завозился, потягиваясь и зевая. С чувством выполненного долго коротко взглянул на еще светящийся диснеевской графикой экран ноутбука и мимолетно подумал о том, что сбил себе к чертям биологические часы, что понятие вечера в концепции оговоренной на сегодня встречи растянется, скорее всего заполночь.
- Который час?.. - Спросил чуть хрипло, все еще избавляясь от остатков сонливости. И дотянулся до мышки раньше, шевельнув девайсом, и коротко глянув на встроенные в программу плейера часы. - Мда. Спасибо большое, я выспался. - Повернувшись, нахально улыбнулся, звонко поцеловав Иззи в щеку - у девушки наверняка затекли ноги, но она его почем-то так и не будила. Наверное, вняла изложенной информации.
Поднявшись, похрустывая попеременно то позвоночником, то шеей, Дамиано, вытянув из шкафа свежие джинсы и майку, скрылся в ванной. Вышел, уже переодетый и переплетая уже вычесанные волосы в тугую косу.
- Не думаю, что это затянется надолго... - Почему-то он был железно уверен, что Ален - такой весь из себя - не будет ждать его до полуночи в пляжной кафешке, продуваемой всеми морскими ветрами. - Выскочу в город и скоро вернусь. - Найдя на пороге спальни свои ботинки, Дами обулся с деловитым видом. Забрав с кухни куртку, сигареты и мобильник, вернулся к Изабо, обняв виски племяшки ладонями и поцеловав в волосы на макушке. - Не засиживай долго. - Пожелал, зная, что ведет себя совершенно свински - проспать весь день, а к ночи скрыться. Но данное обещание было превыше, даже если Алена он в кафе не застанет. Зато сможет сказать - да я был, но не дождался. Звякнув ключами, Дамиано открыл замок, выйдя в коридор. - Пока-пока. - Промурлыкал, прежде чем окончательно запереть квартиру.
Порт » "La luna" - пляжный кафе-бар

Иззи была несказанно рада, что Дамиано выспался - по этому поводу она даже устроила торжественный марш по квартире после его ухода. Размяла насмерть затекшие ноги ("Так вот как чувствует себя человек после ампутации..."). Между лопаток и вдоль позвоночника вниз нарастало какое-то подкожное движение. Ну, по крайней мере, это ощущение напоминало муравьиную тропу. Сама Изабо была свято уверена, что данное явление именуется шилом в жопе, а в спину только отдаётся. Фантомные боли сдерживаемой деятельности.
Чтоль в окно плюнуть, чтоль в бар сходить. Да, именно в этом платье. Или вот в этом, в нём она лучше будет смотреться в завтрашних газетах. Чтобы папа тут же приехал за ней лично, да. Торжественно и с кортежем. Отставить глумёж, надо просто найти себе занятие. Изабель интуицией и еще каким-то волшебным нюхом чувствовала, что невольная скука скоро сменится непредвиденной деятельностью. А чтобы с пользой провести время, умница Иззи села за ноутбук и напрягла память.
"Декстер" - это хорошо, это вдохновляет. Это можно скачать и пересмотреть. Внимательнее. Увы, во второй раз не получится бежать мыслью перед развитием сюжета, выбивая почти сто процентов правильных вариантов. Но не лишним и не грешным будет освежить в памяти мысль об искусстве. Которое порой требует жертв. Иногда даже человеческих.
Так, хорошо, что у нас Интернет знает о криминалистике? А о судмедэкспертизе? А о полостных вскрытиях?.. А о...
Вечер был проведен с толком для самообразования и с непоправимым вредом для бессмертия человеческой души.

Порт » "La luna" - пляжный кафе-бар » через центр
Дамиано проскользнул в квартиру, стараясь почти бесшумно, или по максимуму тихо пройти внутрь. Прислонился спиной к двери, закрывая, и щелкнул замком. Сполз вниз, расшнуровывая ботинки. Снял обувь, босиком, на цыпочках пройдя в кухню. В рассветном дымчатом свете передвигаться было легче, чем в кромешной темноте. Замерев над картонной коробкой, блондин какое-то время медитировал на ворох вещей, колеблясь - стоит ли шкурка выделки. И в конце концов, присев на корточки, принялся вынимать сваленные в коробку вещи, доставая один за другим конверты и откладывая в сторону. Когда все письма, что были в коробке, были выложены на пол, Дамиано, собрав их в стопку, прошел в кухню, выдвинув один из ящиков и доставая ножницы. И со своими приобретениями ушел в ванную, соскользнув там по стене и один за другим разрывая конверты.
"Полгода". Блондин с минуту смотрел на слово, написанное на желтом разлинованном листе. Пока не понял, что имелось в виду. Полгода с месяца его отъезда из Багерии. "Ненавижу". Понятно... "красное". Отлично. "Разбился". В сторону, как не понятое. "Шоколад". Туда же. "Горячо". Дамиано тряхнул головой и с минуту изучал надпись, потом дату на обратном листе бумаги. Все письма шли не в хронологическом порядке, вразнобой, хотя он уже понял, что одно - в месяц. "Рыба". Дамиано улыбнулся. "Спрут. Понятно." "Полтора". Тоже понятно. "Не прав". Дамиано хмыкнул. "Еще бы..." "Любовь?". "Знаю", - и слабая улыбка в ответ. Три письма подряд: "Плохо", "больно", "пусто". Еще "больно", еще "пусто". "Год", "Второй". Три "поздравляю" - это понял только на третий раз. "Три дня рождения... ну да..."
- Ледышка... - Прочитал одними губами еще одно письмо. Слева - стопка конвертов, разорванных и целых еще. Справа - две стопки писем. Одна - чуть более ровная, другая "растекшаяся" по плитке пола. "Болею". Два "вспоминаю", два "Не сдаюсь". "Отсутствие". В одну из стопок. В более ровную - не понял. Два "скучаю", два "борюсь". Дамиано фыркнул - никакого разнообразия. "Не боюсь" - чуть больше полугода назад.
- Убил. - Лист дрогнул в руке, блондин развернул письмо, глянув на дату. Три месяца назад. Намек? Неудачная шутка? Констатация? Заявление, что видел что-то?.. Или... признание? Сицилиец повертел лист в руках, разглядывая короткое слово. Тридцать пять секретов за три года. По одному на месяц.
Нет, он не ждал этих писем. Хотя каждое из них было напоминанием о том, что где-то есть человек, чья рука лежит на его загривке. Дами скользнул пальцами на шею, на затылок, где зудело и дергало под тонким "дышащим" пластырем. Прошелся по волокнистой поверхности, не надавливая сильно, лишь едва касаясь. Кожа отозвалась ощущением, похожим на звон. Так иногда ощущались поверхностные шрамы. Повреждение. Тонкое и аккуратное повреждение от кромки волос, на затылке, по самым позвонкам. Было больно.
Поднявшись, выронив последнее письмо, вместо него взяв лежащие под ворохом рваных конвертов ножницы, Дамиано шагнул к зеркалу, в тусклом золотистом свете лампочки рассматривая свое отражение. Опустил ножницы в раковину, перебросил на грудь косу, снимая резинку и распуская тугое плетение. Растрепал волнящиеся пряди, рассыпав по плечам. Длинный золотой шелк. Он запустил пальцы в собственные волосы, проводя вниз, сквозь эту прохладную тяжесть. И, когда рука выскользнула из тяжелого густого плена, перехватил хвост в кулак, поднимая ножницы... и первым же "жжжах" зло взвизгнувших лезвий отхватил часть этого жидкого шелкового потока. Немилосердно, не давая себе засомневаться. Последняя прядь перехвачена, щелкают ножницы, хватанув воздух. И тяжелый, уже не нужный хвост ссыпается на пол из разжатой ладони. Дами отряхнул ладонь о джинсы, переступил, замерев еще ненадолго перед зеркалом, ровняя срез - колючие короткие волосинки сыпались в раковину и на плечи, попадали за пояс джинсов.
Приняв душ, и переодевшись в пижамные брюки, Дамиано прошуршал в комнату, скользнув под бок спящей Изабель - прямо так, с влажными еще после душа волосами. Воистину - акробатических вывертов стоило помыться так, чтоб не намочить затылок... И уже через минуту спал, выжатый сегодняшним вечером, обессиленный... никакой.

В это утро Изабель избрала кинестетический способ пробуждения. В смысле, прежде чем открыть глаза, она сначала пошевелилась, потянулась, и загребущими лапками обняла тёплое тело у себя под боком. Сонно заурчала, легонько провела ладошкой по братской спине вверх... Резко открыла глаза и села на постели, придерживая в пальцах пойманные на ощупь пряди, как будто они были важными уликами и могли деться. Ну да, криминал налицо: роскошная коса до задницы превратилась в некое подобие каре. Даже почти ровного. Вообще порывы постричься ночью Изабо авторитетно отнесла бы к патологическим.
Поняв, что ни подремать, ни понежиться включившийся в бурную деятельность мозг уже не даст, девушка подняла себя с постели. За обкорнанные пряди хотелось хорошенько потянуть, но она заставила пальцы разжаться. Вот так. Хорошо. А теперь умыться, выпить кофе и подумать о возможных...
Тот феерический срач, который Иззи застала в ванной, вынудил даже ее тщательно надрессированный мозг на секундочку запнуться.
Так-так-так, что тут у нас?.. Место преступления тут у нас. Тяжелые золотые пряди на полу, волосы в раковине, волосы в душе, небось и в унитазе они, родимые, плавают. Ножницы. Можно даже не снимать отпечатки, тут и ежу всё понятно. И ворох макулатуры тоже на полу. Письма. Иззи, кажется, даже знает, от кого.
Уголок красиво очерченного рта дернулся и замер. Второй раз он уже медленно растянулся в полуулыбку "для себя". Другим такое показывать нельзя, портится эффект и разбивается блондиночный образ.
Изабо переступила через скальп Дами, добралась до умывальника и совершила план-минимум утренних водных процедур. Так. Начнём с вуду...
Не особо избегая шума ("Всё равно хрен его поднимешь, пришёл, наверное, среди ночи, не раньше"), Иззи перерыла свою сумку, выудила оттуда красную ленту для волос и снопом увязала всё, что удалось собрать с пола. Ядовито подумалось, что перечень несомненной потенциальной пользы этого волосяного веника куда длиннее, чем при его жизни на голове у Дамиано. В ямке у шеи плескалась замечательная весёлая злость, равномерно стекая по рёбрам вниз и в стороны - к кистям, к медленно сжимающимся пальцам.
Вся картина в ванной напоминала Изабель сцену глубочайшей подростковой драмы, эдакой небрежности декаданса и пафоса громких жестов. В общем, вполне достаточно, чтобы менее крепкий организм исторг из себя годовой запас желчи. Но Иззи твердо намеревалась распределить эту желчь по дням и равномерно сдабривать ею рацион ближних. Начать следовало с самых ближних.
Письма. Изабо и этика - понятия антагонистичные, поэтому девушка даже не особо старалась сделать вид, что к письмам она не прикасалась. Не хотел отдать их на ее растерзание - надо было прятать или выбросить. Хотел специально - ну порадуйся, удалось. Не подумал вообще - ну извини, теперь очередь других подумать.
Иззи фыркнула. Оригинальное эпистолярное решение. Можно даже почерпнуть и запомнить на будущее. И - ей всё чаще начинало казаться, что здоровых детей несчастная семья Росетти в этом поколении просто не прижила. Драматичный стервозный маньяк-расчленитель, отмороженная бессердечная кукла с калькулятором вместо мозга и Анж. С его картинными выходками, с его позами - родом еще из детства. Он тоже считает других, но не так, как она. и Дами считает, но вообще с другой стороны.
Изабо пообещала себе позже для развлечения выписать концепции из писем и попытаться сложить из них мозаику.
Что надо было взрослым мужикам делать с мозгом друг друга, чтобы результат выливался в такие вот сцены? Иззи могла разложить их почти по атомам, могла понять - как цепочки мыслей и мотиваций в чужих головах. Но принять не могла никак. Тратить время и энергию на пустую показуху? Драть себе нервы из-за того, что кто-то глуп, или попытался обидеть тебя, или не подчиняется тебе?.. Ффф... И только не надо про любовь. Это хороший рычаг, и безотказное поле для игры, но какой с нее прок, если не ты используешь этот инструмент, а он подчиняет тебя?
В общем, утро у принцессы выдалось длинным, насыщенным и очень ядовитым.
В конце концов усевшись неподалеку от Дами с ноутбуком, она занялась дальше своим самообразованием, не выпуская из поля периферийного зрения "братца", чтобы не упустить первых признаков пробуждения. Желчь продолжала плескаться где-то у горла, и Иззи не давала своим самым животрепещущим чувствам остыть, постоянно подогревая их на ровном внутреннем огне. Ей было любопытно. И она была рассерженна.
Когда спустя много времени ей показалось, что разум Дамиано вынырнул чуть ближе к поверхности реального мира, девушка отодвинула ноутбук и ласково поинтересовалась:
- Упырь, ты какого чёрта над волосами поиздевался? Если в этом действии была хоть капля пафоса, детский мужской драматизм, древние китайцы с ритуалами жизненных перемен и прочая галиматья вроде любовей - я их тебе обратно приклею. Обещаю. Правда, не факт, что на голову, - Изабо помахала золотистым снопом, придерживая его за край ленточки.

Дамиано приоткрыл глаза, сонным взглядом проведя руку с хвостом, который воспринимался, как совершенно посторонний предмет. И душераздирающе зевнув, повернулся на спину, облизывая пересохшие липкие губы и потягиваясь, выгнувшись дугой и вновь зевая. Потер лицо ладонями, стараясь проморгаться и стирая с ресниц проступившую влагу - в глаза словно песка насыпали.
- Детский мужской... - Он пару раз кашлянул, прочищая голос. - Детский мужской драматизм и пафос к этому отношения не имеют. Любовь - имеет непосредственное. Хотя я крупно сомневаюсь, что именно это чувство меня мучает последние три года. Я бы назвал это чувством принадлежности. Древние китайцы с переменами - еще более непосредственное. А если ты попытаешься его приклеить на место, я, ей богу, сделаю из него навершие "конский хвост" к вибратору и вставлю его в одно из подходящих отверстий твоего тела. Например, в рот. Чтоб девятнадцатилетняя шпингалетина не учила взрослого дядю жить своим морализаторством. Это мой хвост, и я вправе его хоть под корень срезать. И вообще!.. - Поток слишком вменяемых, как для раннего, с точки зрения сонного Дамиано, утра, ни о чем хорошем в пользу обладателя хвоста с красной лентой, не говорил. - Мне нужна твоя помощь. Во-первых, не могла бы ты подравнять это убожество?.. - Без косы шее было непривычно холодно. Голову не оттягивала тяжесть заплетенных волос, и вообще, ощущалось странно. - А во-вторых, я хочу пройти по магазинам, но дальше подбора хороших джинсов моя фантазия не идет... А я хочу, чтобы шла. Поэтому мне очень... ну просто очень нужна женская рука. И обязательно - твоя. - Блондин свернулся клубком, меняя свою дислокацию, вытянувшись в полный рост уже в сторону Изабель. Поднялся на руках и коленях, как был, на четвереньках, пройдя к девушке и укладываясь подбородком на ее колени, глядя в лицо большими, прозрачными, сонными и очень жалобными глазищами. Потерся щекой о гладкую коленку, хрипло заурчав, как большой кот. Вернул голову на место, повторив номер с жалобным взглядом, и выждав с минуту, пока это шоу возымеет положительный эффект, тихо попросил с нежной улыбкой самого несчастного существа в мире. - Сделай мне кофе, а?.. Пжааааалста!.. У меня башка раскалывается... - Трепет пушистых ресниц, так похожий на то, что часто изображала Изабель, и Дами снова смотрит племяшке в лицо, не поднимая головы с ее коленей.

- Ооооо... - взвыла Иззи, оглаживая чересчур трогательное как для маньяка-расчленителя любимое существо. - Сделаю я тебе кофе, сделаю... Но если ты надеешься, что на этом моё любопытство закончилось, значит, родился и вырос ты на иве, и перевез ее с собой сюда из отчего дома, - девушка намотала ленту себе на кулак. - И трофейчик я себе, пожалуй, оставлю. Вдруг ты будешь плохо себя вести и нужно будет срочно сделать куклу вуду?
Пальцы прошлись по обкорнанным прядям в точности как утром, при пробуждении. Изабо легко подавила новый приступ раздражения в сторону таких бесполезных эмоций, ведущих к таким нерациональным действиям. Ее всегда раздражало то, чего она не понимала. К счастью, такого было не очень много.
Пришлось нехотя высвободиться из-под умостившегося на коленях подбородка и отправиться на кухню. Вертя в руках чашку, Иззи еще раз порадовалась, что в мире так мало людей, вызывающих у нее эмоции. Иногда равнодушие защищает лучше бронежилета.
- А девочки часто снимают нервное напряжение шоппингом, - не удержалась блондинка, вспомнив про джинсы и братскую жажду магазинов. - И зовут с собой подружек, - Изабо прыснула заливистым смехом. - Конечно, дорогая, я тебе помогу и составлю компанию!

- Гадина... - Беззлобно пробормотал блондин, вновь растянувшись на матрасе и закрывая глаза, продолжая зевать. - Я хочу стиль сменить, а она - нет бы поддержать, сидит и обижает маленькую кисаньку... слов просто нет... садисточка... - Дамиано обнял подушку, прижавшись к ней щекой и из-за угла наблюдая за передвижением Изабо по ярко освещенной кухне. - Может мы позавтракаем перед походом в магазин в каком-нибудь кафе?.. Мне жутко приспичило мяса с кровью и с луком... - Сицилиец мечтательно прижмурился, и хрипло мурлыкнул. Он вел себя так, будто ничего не произошло - самый обыкновенный Дамиано Росетти лежал в собственной кровати своей квартиры, и все у него было в полном порядке. Никакой драматичности, болезненной бледности или мешков под глазами. Живой, здоровый, вменяемый, цветущий. Никаких проблем. "Никаких. Все проблемы остались во "вчера".
- Как думаешь, что было бы мне к лицу, мм? - Блондин изобразил из себя представительницу слабого пола, отставив руку перед собой и изучая пристально свой маникюр. Аккуратная ладонь, коротко срезанные ногти.

- Я думаю, маленькая кисонька, учитывая твой новенький лексикончик, тебе вполне подошло бы что-нибудь гламурненькое, - в тон Дами пропела Изабо, ставя чашку возле постели. Повертелась, приноравливаясь приземлиться с минимальным травматизмом для мужского населения, - А вообще, если древние китайцы продолжают насиловать твой мозг, то купи себе что-нибудь не-джинсовое. Ну... лето на дворе, купи себе льняной костюм, чтоль? Я, например, люблю ходить в белом - чтоб все остальные тут же вспоминали, кто здесь в дерьме... Мм... Позавтракаем в кафе, я бы просто крови хлебнула, но ладно, уговорил, съем ее с мясом... Дами, если ты не подвинешься, я сяду прямо на тебя. Мне будет удобно.
Никакая живая сила в природе не заставила бы Иззи не выполнить это обещание. Сейчас, в 19 лет, это было для нее так же просто и естественно, как в глубоком детстве. Правда, помнится, прыжки в длину с приземлением на Дамиано иногда заканчивались трагично: если Изабо особенно удачно приземлялась на самые нежные части дядюшки, укрытые простыночкой, дом сотрясался от душераздирающего воя, а маленькая принцесса потом еще долгое время выслушивала словесные витийства, в которых не было ни единого мата, но зато ужасно много фантазийных вариаций на тему различных животных, людей, и даже географических координат.

8

- Гадина... - С чувством повторил Дамиано, подхватив чашку и сдвигаясь уже вместе с ней вбок, обнимая локтями подушку и утаскивая ее с собой. Прижмурившись, присосался к кофе, утробно урча от удовольствия. Всю ночь он шлялся черти где, а последний раз только "завтракал" вчера днем, когда они с Изи смотрели мультфильмы. Желудок тут же возмущенно взвыл, издав совершенно нечеловеческий звук. - Цыть. - Оборвал его Дамиано сквозь зубы, поморщившись. Завтрак им предстоял уже в ближайшее время, но он еще хотел поваляться - мышцы после вчерашнего походили на желе или плохо схватившуюся резину. - Иисусе, жрать хочу - не могу просто... - Признался в чашку, отпивая еще глоток, закрывая ноющие от недосыпа глаза. Заведя ладонь за шею, повел пальцами по пластырю, ощупью изучая картинку татуировки. Пока кожа еще отзывалась необычно на прикосновение - он знал - он не даст покоя повреждению, пусть даже самому минимальному. Просто из-за этих самых ощущений - необычных, смешанных. Тактильные - в пальцах, и в самой ранке, фактурность, плотность, или наоборот - мягкость, болевые или любые другие ощущения - как смесь специй, одновременно и приятно пахнущих и резких. Поэтому и заживало все медленно, и Анжи ему чуть руку не отбил, когда он сунулся исследовать шрамы на собственном теле после приключения в Багерии. Именно по этой причине он оставил и пирниснг, подаренный Василиском - слишком специфично и ярко.

- Буль-буль, - передразнила его Иззи. - Ну раз просто уже не можешь - то или поднимайся и идем, или я заказываю в ресторане, - девушка пошарила по комнате взглядом, вспоминая, куда она в последний раз пристроила мобильный. - В принципе, мне всё равно, дома или в кафе ты будешь мне рассказывать, что произошло ночью - в деталях, - Изабель одарила Дами улыбкой такой лучезарной, что становилось совершенно прозрачно и понятно: если в меню не будет мяса с кровью, то она закажет себе салатик, а из кого крови попить - вопрос уже не стоит. - Маленькая котенька...
Ласковая ладошка легла Дамиано на темечко и плавно поползла вниз, к затылку, а дальше и к загривку. Пластырь приметить она еще не успела, поэтому он как раз оказался у нее на пути привычного гладильного маршрута. Иззи никак не могла, да и не хотела отучиться тискать своего великовозрастного "братца" как большого плюшевого кота. А учитывая, что он и сам поощрял такие игры своей демонстративной кошачьей повадкой, то Сицилийский Лев и в глубоких почтенных сединах рисковал оказаться "маленькой котенькой", если им с Изабок, конечно, до глубоких седин дожить судилось.

- Я ничего не хочу рассказывать. Вот, абсолютно ничего. У меня амнезия и местный склероз. - Понежившись под ласковой теплой ладонью, Дамиано наконец сел, уже сидя допивая свой кофе - практически залпом, в несколько глотков. Вручил чашку Изабо, поднимаясь, переступив через ее колени и взъерошивая волосы на затылке. - Так ты подровняешь?.. - Оглянулся, вновь изобразив на лице гримасу преувеличенно святой невинности. - Или зайдем в парикмахерскую?.. Да, наверное в парикмахерскую. - Передумал, не дав даже вздохнуть между вопросом и собственным ответом. Сунулся в шкаф, изобретая для себя одежду на сегодня. - Собирай свои грязные манатки, у меня день стирки. Закинем все в прачечную, по пути в кафе. - То и дело сдувая с глаз завиток челки, блондин поковырялся на полках в шкафу, в который раз подивившись количеству одежды Иззи на тремпелях, и скрылся в ванной. Впрочем, почти сразу выглянул обратно, несколько обескураженно глядя на племяшку. - А... собственно... где?.. - Поинтересовался, одновременно растерянно и пристально глядя девушке в лицо. Хвост то оно ладно - до Дами только сейчас дошло, что Изабель уже побывала в ванной и наблюдала срачевник, который он там вчера оставил, не имея сил на уборку. Скрывать ему было нечего, по большому счету, но письма он выбрасывать намерен не был. И очень хотел удостовериться в том, что в прелесную головку Иззи не пришла мысль уничтожить эти ценные для него писульки.

- Ты про эти убогие экземпляры эпистолярного жанра? - Изабо саркастически приподняла бровь. - Жаль, там не наблюдалось еще надушенного дневника с замочком и плюшевым мишкой на обложке. Было бы очень в духе антуража. На подоконнике твоя макулатура. Или тебя бы больше устроило, если бы я после душа использовала их вместо коврика для мокрых пяток? - легкомысленно-стервозный тон Иззи красиво переливался и не менее красиво щелкал почище всякого кнута. - Так в коробку соберешь или их тоже ленточкой перевязать? У меня еще есть. Могу даже одолжить помаду - оставишь на бумаге "чмоки", тоже вполне подойдет по духу ко всему произошедшему - ты можешь отмалчиваться, но мне информации и так хватает.
Изабель вздохнула, прекратив на время издевательства, и вплотную занялась шкафом.
- А в этой твоей прачечной знают, что джинсы, шелк и лен стираются по-разному? - перестраховалась Иззи, придирчиво рассматривая свой гардероб. Одетое хотя бы по разу за последнее время она двумя пальчиками снимала с тремпелей и роняла вниз. Кучка тряпок у ее ног росла. - Если они мне что-то испортят, боюсь, компенсировать будут в кредит...

Выслушав обвинительно-издевочный монолог Изабель, Дамиано еле сдержался, чтоб не оттаскать чертовку за волосы и не отхлестать ремнем. В чем-то она, может быть, и была права, но вот лезть с комментариями не имела никакого права. Начиная с хвоста, и заканчивая едкими отзывами о письмах, которые к ней и ее мнению не имели никакого отношения.
- В следующий раз оставь свое мнение при себе. - Холодно отозвался блондин, скрываясь в ванной еще до того, как Иззи начала говорить о прачечной. То, что его задели отзывы племянницы говорило лишь об одном - ему не безразлично. Все еще. Хотя еще вчера, когда Дами, сонный, оставлял здесь эти письма, он был уверен, что ему плевать, и хоть бы все эти записки погорели вместе со всем остальным, что напоминало бы ему об Анжело. Все то время, пока Дамиано чистил зубы, и умывался, и приводил себя в порядок, его терзала единственная мысль: татуировка - это пафосно-детский выбрык характера, самовнушение, или констатация?.. Он знал, что хотел сделать именно эту фразу, именно на загривке, но зачем - уже понимал весьма смутно, особенно если учитывать недавние слова Изабель. И не было ничего хуже, чем точащая изнутри неуверенность. От нее стоило избавиться, и в ближайшее время.

Изабо еще секундочку подумала, рассмеяться или нет. Не стала. Ей ведь надо было довести Дамиано до внутреннего взрыва, а не до непредумышленного убийства в состоянии аффекта. Но - всё было куда как плохо, об этом замечательно свидетельствовала реакция Дами. Его продолжало глодать и беспокоить то бессмысленное и рудиментарное, что привело ко всему этому бедламу с пафосным усекновением волосьев и почти битьем головой о стену. Интересно, когда она не будет видеть, он пойдет дубасить стену? Если да - то головой или кулаками?.. И не менее интересно, что же всё-таки произошло этой ночью. Разумеется, Иззи интересовали не сопливые подробности и немотивированные поступки, а здоровый информативный фактаж. Но у кого его взять, если Дамиано бесится и весь из себя страдает, а Анжи... Стоп.
Если один дурак под влиянием своей, с позволения сказать, любви или еще каких-то эмоциональных вспышек взялся за письма второго дурака, которые до этого валялись у него мертвым грузом, и закатил из всего этого драму в трёх частях... Значит ли это, что второй дурак сейчас благополучно находится в Палермо или, по крайней мере, был в Палермо этой ночью? Два козлика встретились на узком мостике... Два козлика, которые всю жизнь выясняют, кто кому зайчик. Вот такие вот порочные страсти в мире животных.
Блондинка быстро закончила со шмотками и уселась курить на подоконнике, поглядывая на ворох макулатуры, как патологоанатом-энтузиаст.

Разобрав грязные вещи в два полотняных мешка - на белые и цветные (линяющей синтетики в его гардеробе не было принципиально, да и сам гардероб состоял из четырех цветов - белого, черного, серого и синего), Дамиано выскользнул в коридор, бросив собранное на стирку у порога и сев прямо на пол, шнуруя ботинки.
- Собралась? - Как ни в чем ни бывало поинтересовался громко у Иззи, хотя на душе все еще скребли кошки и ела горькая злость за комментарии племянницы. Было желание сгрести все письма, перевязать бичевкой и сложить обратно в коробку, но данное действие вызовет сейчас лишь еще одну негодования и яда - как это, у Дами есть что-то, что его волнует больше, чем трупы, устрицы и Изабель. Кроме того, блондин уже предполагал, что его отказ докладывать Иззи информацию об "удачно" проведенном вечере с Анжи вызовет вскоре желание отыграться на его нервах у девушки. Посему уже заранее готовил лобовую броню, чтоб выдержать натиск "златокудрого ангела", у которой под юбкой, скорей всего, был добротных размеров фаллоимитатор, который она уже раз сегодня попыталась пристроить к его голове.
Дамиано поднялся, одергивая джинсы, и выйдя в комнату, выдал племяннице стандартный прачечный мешок на затяжке - чтоб сложила вещи внутрь и не волокла кучу пакетов и пакетиков. Тем более, до прачечной было недалеко - через дом.
- Думаю, если ты покажешь служащим значки на этикетках вещей, они легко разберутся, что куда - что в стиральную машину, а что в химчистку. У меня проблем никогда не было с этим.
"Хотя, я никогда не брал шмоток из тех тканей, которые выбираешь ты..." - продолжил мысленно, слегка улыбнувшись.

- Я надеюсь, что с этикетками они разберутся, - с сомнением в голосе Изабо принялась небрежно сбрасывать свои прекрасные туалеты в мешок. - Потому что я знаю, что это всё надо стирать по-разному, но как именно по-разному - не имею ни малейшего понятия. Кстати, Дами, у меня тут есть парочка платьев, которые я еще не надевала, а мне всё интересно, как же они смотрятся... Сходим куда-нибудь? Как-нибудь? Вечером? Ночью?.. - красавица подняла на дядюшку огромные искренние глаза аскетки-затворницы, сделала изможденное выражение лица и, оторвав руки от сбора добычи для прачечной, сложила на секунду ладошки молитвенным жестом. После чего светло улыбнулась и вернулась к своему варварскому занятию.
В данный момент она не видела смысла тыкать в мозг Дами палочкой еще больше. Хочет закатывать истерики и отмалчиваться - пусть. Может, хоть для себя о чем-то полезном задумается. Твёрдо было принято решение, что когда Дамиано отправится по своим делам и оставит ее одну, Анж будет всенепременно отловлен по телефону. Хм, да она и соскучилась...

Анжело Росетти: Смс для Дами
Я с тобой, не бойся.

9

Дамиано пронаблюдал за показательным выступлением и Иззи, в роли не видавшего давно света ребенка, и невольно улыбнулся.
- Сходим. Например, на выходных, поесть устриц на набережной. - Он показал язык, усмехнувшись. Сегодня среда. А суббота - слишком далекий срок для того, чтобы строить планы. Хотя обещание давало намек на очень четкую определенность планов, даже не смотря на то, что блондин никогда до конца не знал, что с ним будет завтра, или уже сегодня вечером. В любом случае, обещать что-то на рабочие дни он не хотел - могло что угодно произойти, хотя и для выходных подобный риск был совершенно одинаково-равномерным. Убивали и в выходные, и в рабочие, и днем, и ночью, и ранним утром. Всяко было. Поэтому и жил он - как получится. Если выспался сегодня, это не означает, что так же повезет завтра. Так что спать нужно до упора. - На самом деле посмотрим - если назавтра ничего не будет, сходим завтра. Если будет - будем посмотреть. - Он пожал плечами, стоя в дверях, прислонившись плечом к косяку.

10

- Ну смотри, а не то я затоскую, одену что-нибудь красивое и отправлюсь шляться, - Изабо шало улыбнулась ему и подмигнула. - Я же не могу заниматься любовью только с твоим мозгом, верно? И тебя я слишком сильно люблю, и мозговая полигамия своего просит, - девушка игриво изогнулась, доутрамбовывала одежку в мешок и наподдала ему ногой ускорение в сторону выхода. - Ну что, по коням? Надо тебя накормить, пока ты никого живого не обглодал, а потом, милая, мы пойдем скупать тебе тряпки, - последние слова были пропеты очень сладко и тягуче.
В планах Изабо было в процессе выгуливания драматично страждущего Дами "потерять" его минуток эдак на десять, скажем, в магазине или в туалете - этого времени должно было с головой хватить на отлов Анжи в телефонном режиме.

11

- Только никаких туфель на шпильке... подружка. И я согласна на все. - Сманерничал Дамиано, разворачиваясь и выплывая в коридор, вихляя бедрами, как заправская манекенщица или шл... Впрочем, в том, что он каким-то образом относится к последнему - он сам сомневался крайне редко. "Меньше заморачивайся. Человеку без принципов жить легче." А уж понятие полигамии было едва ли не основным законом жизни блондина. Зачем один, если в нескольких можно найти недостающее?
Достав из кармана мобильник, блондин посмотрел на экран, открыв смс. На несколько секунд впал в глубокую задумчивость, созерцая текст и словно наново соображая, откуда сообщение могло взяться. Потом хмыкнул, мотнув головой и гася мобильник, ставя на блок клавиатуру и пряча трубку обратно в карман. Подхватил свой мешок, и мешок Иззи, повесив на одну руку, другой открывая двери. И пропустил девушку вперед, захлопнув двери и щелкнув замком.
- Значит, сначала мы в прачечную, пока желудок не начал плакать. Там - завтрак, и магазины. - Он фыркнул, прищуриваясь лукаво. - Вашу ручку, милая? - Предложил локоть. - Что вы думаете о последних модных предложениях "Космополитен"?..

Проход по магазинам оказался изнурительным. То, что он рассчитывал купить быстро и не задумываясь, оказалось - выбирать нужно до нескольки часов. Впрочем, он был удовлетворен проделанной "работой". Руки все время тянулись к освеженной и еще немного укороченной (кто бы мог подумать, что у него гадкий глазомер в вопросе срезания волос на затылке) стрижке. Парикмарша - длинноволосая, крашенная в блондинку мулатка, ругалась, на чем свет стоит, когда из уст Изабель услышала, что Дами обрубил косу. Хотя видела их первый раз в жизни. Да и волосы были оттяпаны так криво, что спасти длину еще на добрый дюйм уже не удалось.
Парень все время заправлял волосы за уши - его нервировала челка, высушенная и уложенная феном, и вообще, он напоминал себе приторно-сладкую конфету, немного непривычно отнесясь к себе в новом образе - светлый костюм, стрижечка, солнечные очки, туфли. С одной стороны в растоптанных гриндерсах ему было куда как комфортней, но менять что-то нужно было еще пару лет назад. И этот момент казался ему для этого более чем подходящим.
Наскоро сполоснувшись и переодевшись в свежее - шутка ли, весь день прошататься по магазинам, да по городу - Дамиано чмокнул племяшку в персиковую щечку. И раньше, чем последуют комментарии о совершенно свинском поведении, скрылся за дверьми, уйдя в город, на встречу с Аленом.

Окраины » Кафе "Astro nascente"

12

Окраины » Кафе "Astro nascente"

Рассчитавшись с водителем и отпустив такси, Дамиано поднялся на свой этаж, открыв замок по возможности тихо. Проскользнул внутрь, как таракан - в узкую щелку и только прикрыл двери - сборы займут пару минут, а еще раз греметь не самым тихим замком он не хотел. Разувшись, на цыпочках проскользнул в комнату мимо спавшей Изабель, блондин на ручку шкафа повесил пиджак, содрав рубашку через голову и бросив на тремпеля в шкафу, экономя время на аккуратности. Вынув с полки стрейчевую черную безрукавку с капюшоном, натянул ее через голову. Подцепив ногтем тонкий пластырь, содрал, чтоб кожа могла дышать - сутки он с чистой совестью выждал. Сбросив светлые брюки, переоделся в мягкие котоновые слаксы, застегнув ремень. Обулся в мягкие кроссовки, поверх безрукавки набросив черную джинсовую куртку, поддев под нее кобуру с пистолетом. Последним штрихом стала бондана в задний карман брюк, глушитель - в нагрудный карман куртки, и еще пять минут на то, чтобы найти второй браслет с катаром и затянуть ремешки на руке. Разбросав по карманам все остальное, блондин на ходу перевязал лоб бонданой, выудив из рюкзака маску и застегнув верхний ремень, надев ее пока задом наперед.
А дальше - закрыть двери, открыть чердачный люк и, подтянувшись, забраться на чердак, закрывая за собой крышку, и - на крышу. Не поднимаясь в полный рост, по крышам, в свое удовольствие - до места назначения.

Квартира Эдуардо Вилладжо

13

Вилла семьи Морелло » Спальня Антонио

Исходя из тех планов, которые составились в голове, пока Дамиано шел домой, исходило, что заходить в квартиру ему вовсе и не обязательно. Однако плечо ныло, а рука быстро устала, и он все же заскочил домой, мимо спящей Изабель прокравшись к своей коробке с манатками, стирая влажными спиртовыми салфетками с маски брызги крови, спрятав ее в чехол. И достал из коробки вожделенный бондаж, бросив на его место пустую кобуру. Перчатки и пистолет лежали во внутреннем кармане куртки и оставлять их дома было уже опасно.
Сменной одежды не взял, щелкнув карабинами уже вне пределов квартиры, чтоб не разбудить племяшку. Со вздохом облегчения опустил руку в люльку, устраивая удобно и набрасывая на плечи куртку.
Проще было, конечно, воспользоваться машиной, чем байком - руль мотоцикла он просто не удержит одной рукой. А машину, если никуда не мчаться, сломя голову, и не спешить - вполне проконтролирует. Минут двадцать, и он будет дома, а там можно и к своему врачу в клинику, и отоспаться, чтоб никто не трогал лишний раз. Почему-то после вчерашнего (да и сегодняшнего) с Антонио, хотелось почти до безумия поговорить с Абеле. Да и стоило бы, вообще-то. Почему-то разговор с доном поднял ил со дна, заставил сомневаться - а если все же найдут хоть что-то в той квартире?..
Идти до знакомого агенства - недолго, там можно взять машину и мотнуть на целый день туда, откуда бежал, и где не рады. В отчий дом.

Вне игры - Багерия, поместье Росетти.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Закрытые » Квартира Дамиано