Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Отделение полиции » Кабинет Габриэля Лучиа


Кабинет Габриэля Лучиа

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

ООС 18 августа, понедельник, утро

>> Квартира Габриэля

После того, как вечер воскресения превратился из тихого-мирного выходного в мозговой штурм в "участке номер два" (а точнее, собственной квартире, ставшей на тот момент пристанищем аж трех полицейских), голова соображала туго. Лучиа лег спать поздно, а пришел раньше обычного, чтобы разобрать гору бумаг - "плату за помощь, оказанную Ла Рокка". В принципе, разложить все по полочкам не составляло особого труда, тем более, что в управлении пока было почти тихо, лишь где-то на входе вечный Николас тяжело поднимал веки, приветствуя таких же ранних пташек, да кошак сновал туда-сюда по коридору.
Габриэль открыл окно и впустил в кабинет свежий утренний ветер, приятно касавшийся лица и немного пробудивший. Солнце отбрасывало на тротуары длинные тени, город наполнялся жизнью, звуками, движением. Было то самое время, когда до работы по-прежнему можно добраться без пробок, а на улицы еще не осела пыль. Детвора, звонко крича и распугивая сонных голубей, топала в школы, обгоняла и врезалась в менее активных, скованных "серостью будней" взрослых ("Ой, скузи, синьор!"). Следователь присел на подоконник и наблюдал за просыпающимся Палермо, и просыпался сам.
Ощущение ваты в голове через какое-то время прошло - можно было приниматься за работу. Парень подошел к столу коллеги. Ужас. Кошмар. Видимо, здесь давно уже ничего не трогали. Или, вздыхая, брали верхний лист, стирали с него пыль и с чувством выполненного долга клали на место. Достав несколько папок, Габри принялся раскладывать по ним документы, протоколы, старое и недавнее, думая про себя, что Вито отличный полицейский, а бумажная работа... да кто ее любит?! Интересного мало, но лучше отстреляться побыстрее, чем так потом париться. Куча бумажек (хоть и не без матюков) таяла на глазах, и скоро, наконец, можно было увидеть, какого же на самом деле цвета стол. Оказалось, светло-коричневого. И, конечно, в ярких пятнах разноцветных папок. В центре всего великолепия стоял шредер с порезанной бумагой. На сам прибор Габриэль наклеил листок, на котором написал, мол, так и так, извини, видимо, это было что-то важное. В действительности, под ворох мишуры он запрятал распечатку следующих игр Лацио и Ювентуса, а совместный матч подчеркнул. Было интересно, кто победит на этот раз. А если удастся сгонять и посмотреть вживую, будет совсем чудно.
Следователь вспомнил и про свой стол, тоже заброшенный в последнее время... На часах было минут пятнадцать девятого, до прихода Дино еще можно успеть его подразобрать, тем более, что там лежала и часть материалов по "Чикаго". Габриэль быстро рассортировал бумаги, среди которых лежало и дело о гибели поверенного. Все было понятно. До боли ясно и понятно. Но за весь этот месяц так и не поднялась рука вписать имя подозреваемого. Не решился. Что-то останавливало, а Лучиа подливал масла в огонь, забивая озлобленное, как голодная собака, чувство справедливости. Долго смотрел на листки, исписанные аккуратным почерком и подписью, будто кура задней лапой ручку держала - витиеватой, которую и прочесть-то с первого раза не возможно. Долго вчитывался в записи, вспоминал допросы: ответ лежал на поверхности, но четкого мотива не выудил, а причиной смерти стала именно авария, что было задокументировано ранее. Парень открыл базу данных и нашел нужный файл, вглядываясь в лицо. В памяти всплывала то обстановка его кабинета, то ночная загородная трасса, то клуб... и холодные глаза, драгоценными камнями сияющие на смуглом лице. И голос - приятный, чуть с хрипотцой, до сих пор звучавший в голове. Дело оказалось связующей нитью, которую Габри собственноручно сейчас разрывал. Он мог бы тянуть и тянуть, раз за разом проводя очередной допрос, но это не выход, да и сроки уже поджимали. А та фраза - кто знает, может, она была лишь актом вежливости или проявлением уважения (не заставил же!), а может - намеком. Но когда? Как?.. Парень уже успел привыкнуть к их коротким встречам, разговорам "почти по делу" и мимолетным касаниям. Ему было приятно находиться рядом, но и держать таким образом он не мог. Решил отпустить, не доведя официально расследование до конца, и гори оно все синим пламенем... По крайней мере, остался номер телефона, если владелец не поменял его, конечно. Ге мной стену прошибет, - на этой "мажорной" ноте Лучиа написал, что дело можно закрывать, отложил папку и, напоследок посмотрев на фотографию, свернул базу данных.
Умыв успевшее стать горячим лицо и предупредив Николаса о приходе свидетеля (чтобы сразу послал его к Лучиа), следователь вернулся в кабинет, достал распечатки некоторых кадров записей с камер и стал ждать Дино.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-09 20:59:39)

2

Квартира Сарти

После почти бессонной ночи в дороге, суматошного утра, а потом и ускоренного марша по направлению к работе у Марины слегка гудело в голове. Утренний, ясный и, как всегда, на редкость беспокойный Палермо полнился ветром, что твоим сквозняком и слепил ярким, уже вовсю разгоравшимся солнцем.
Войдя в здание участка, Сарти даже вздохнула с облегчением и более чем приветливо улыбнулась неизменному Николасу на входе. Сдёрнув с носа тёмные очки, она безотчётно пригладила гладко зачёсанные тёмные волосы и пошла по пока ещё пустынным гулким коридорам. Недавние напряжение и неуверенность не то что бы отступили, а, скорее, переплавились в некое лихорадочное возбуждение, слегка покалывавшее пальцы. Вернуться было приятно, и только сейчас Марина это поняла с полной ясностью. Она кивнула одному-двум встречным знакомым, которые, судя по всему, были слишком заняты, чтобы останавливаться и вести разговоры и пошла дальше.
Поговорить, впрочем, хотелось, и в общем-то, даже можно было это себе это позволить. Наугад, конечно, но вдруг да повезёт. Подойдя к двери кабинета Лучиа, Марина коротко постучала и заглянула внутрь.
Удача её не оставила: Габриэль, несмотря на довольно раннее утро, был у себя. Выглядел он сосредоточенным и показался Сарти несколько утомлённым, но в этот раз Марина не посовестилась даже оторвать от работы.
- Коллега, доброе утро. Приятно тебя видеть - она приветственно подняла руку. - Так рано и уже здесь? Хорошо или плохо обстоят дела?
Марина подошла ближе и облокотилась на стол, улыбаясь Лучиа и оглядывая кабинет, словно в поисках произошедших за время её отсутствия перемен.

3

Зевок совпал со стуком в дверь, и Лучиа поспешил закрыть рот и проморгался.
- Да, войдите, - крикнул, думая, что это синьор Морелло. Но вместо свидетеля на пороге появилась Марина Сарти - коллега не только по профессии, но еще и по отделу. И иногда напарница и собеседница. Но - что самое замечательное - не лезшая в личную жизнь и не имеющая обыкновения расспрашивать о ней, хотя темы для разговоров находились всегда, независимо от отсутствия в них такой большой части сведений друг о друге. Сарти была долгое время в отпуске, и Габриэль даже успел немного соскучиться по ее улыбке, живому лицу и манере крутить руками во все стороны, когда что-то объясняла. И вот сейчас она взмахнула рукой, приветствуя Лучиа.
- Привет, Марина, и я рад, - Габри встал со стула, улыбнулся коллеге и протянул ладонь для рукопожатия. - Сколько же тебя не было? Впрочем, - он поглядел на обстановку кабинета, - будто и не уезжала совсем. Все то же, все так же, что-то раскрыто, что-то убрано в долгий ящик, что-то добавилось, - парень не сдержал очередной зевок, прикрыв рот кулаком. - Извини. Раньше пришел - стол в порядок привести. А ночью взрыв разбирали в "Чикаго" с Ла Рокка и Кардиано - помнишь, он из наркотдела? Короче, месяц назад тут вообще атас был, теперь работы у всех хватает. А ты - хорошо отдохнула? - Габриэль украдкой посмотрел на время - еще несколько минут в запасе было - и уселся на край стола, кивнув Сарти, - Присаживайся. Но не надолго.

4

Квартира Дино >>>

Подъехав к участку, Дино велел припарковаться неподалеку в тени деревьев и ждать. Водитель заглушил мотор, кивнул и включил радио, чтобы поймать какую-нибудь бодрую музычку.
Дино вошел в участок и на проходной узнал, где кабинет Лучиа. На вопрос зачем следователь ему понадобился  ответил, что его ждут и назначено время на девять. Спокойно стоял, пока дежурный по телефону выяснял правдивы ли сказанные ему слова, а затем, все выяснив,  назвал номер кабинета.
Вежливо кивнув, Дино направился в указанный кабинет. Ровно без одной минуты девять постучал в дверь, затем открыл ее и вошел.
Лучиа сидел за столом, явно невыспавшийся, судя по бледному лицу и морганию покрасневших глаз. То ли предавался развлечениям, то ли работал. Черт их копов знает. В клубе этот красавчик развлекался от всей души и ему явно понравилось там. В кабинете он оказался не один, а с молодой, симпатичной особой. Не той, которую сопровождал в клубе. Кто такая? Коллега или какая-нибудь несчастная свидетельница или потерпевшая?
- Доброе утро, синьор Лучиа, - Дино внимательно глянул на полицейского, потом перевел взгляд на девушку и снова на следователя. - Я не помешал?
Снова глянул на девушку.
- Доброго утра и вам... синьорита?
Вопросительно поднятые брови и мимолетная улыбка в углах рта.
А затем выразительный взгляд на часы.
- Девять утра.
С этими словами Дино пересек пространство кабинета и сел на стул перед столом следлвателя. Закинул ногу на ногу, облокотился локтем на стол и снова устремил взгляд темных глаз на Лучиа.
- Давайте начнем нашу беседу. Я ограничен во времени. Что Вас интересует?

5

Марина широко улыбнулась, но присела только на край стола, снова неопределённо взмахнула рукой прежде, чем заговорить.
- Да, всё и правда, как всегда, ничего не меняется. Кардиано и Ла Рокка помню относительно, но, думаю, это у меня временное, - сказала она. - Не волнуйся, я тебя не задержу, просто хотелось услышать последние новости именно от тебя, твоя невозмутимость помогает сосредоточиться, - она усмехнулась, рассеянно коснувшись рукой бумаг на столе.
Помолчав пару секунд, Марина снова вскинула глаза на Габриэля.
- Знаешь, а ты прав. Не была почти два месяца, а будто не уезжала...
Сарти хотела ещё что-то прибавить, но в этот момент их прервали. Марина взглянула на вошедшего темноволосого мужчину, потом бросила быстрый полувопросительный взгляд на Габриэля. Впрочем, судя по всему, был неподходящий момент для каких бы то ни было расспросов. Всё потом. Поэтому Марина просто любезно улыбнулась вошедшему в ответ на приветствие.
- И вам, синьор, доброго утра и чтобы день был не менее добрым, - Сарти поднялась. - Что ж, я не буду вам мешать. Габриэль, если кто-нибудь обо мне спросит, скажи, что скоро буду. Я на пару минут на улицу.
Кивнув на прощание коллеге и его собеседнику, она вышла в коридор.

Отредактировано Марина Сарти (2009-06-02 19:45:32)

6

Только Лучиа собрался перечислять все, что произошло за эти месяцы, в дверь снова постучали, и на этот раз посетителем оказался Дино Морелло. Пунктуален, - подумал следователь, посмотрев на часы. Было без одной минуты девять. Габриэль успел слезть со стола, сделал более или менее официальное выражение лица и поздоровался со свидетелем.
- Доброе утро, синьор Морелло, присаживайтесь, - а Марина все прекрасно поняла и быстро ушла. - Да, передам. Удачного дня, - парень проводил коллегу до двери, закрыл ее и вернулся к столу. Ограничен во времени? Тогда быстро и четко - впрочем, та скорость, с которой Дино пересек кабинет, как раз настраивала на нужный лад. Габриэль сел на свой стул; все нужное для допроса уже было приготовлено.
- Спасибо, что уделили время. Напомню, что разговариваю я с Вами как со свидетелем взрыва в клубе "Чикаго". И, думаю, Вы прекрасно знаете, что несете ответственность за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, - для галочки предъявили друг другу документы, и Габриэль начал допрос.
- Синьор Морелло, скажите, пожалуйста, в котором часу Вы появились в клубе, сколько Вы там находились и выходили ли в это время за пределы заведения (не считая эвакуации после взрыва) и в другие помещения клуба (кроме основного зала)? - все показания аккуратно записывались в протокол (кстати, часть которых можно было легко проверить, включив записи с камер). Габриэль не торопил с ответами и сам не тараторил, но из этой встречи надо было выжать максимум, поэтому и вопросов было не мало.
- Как часто Вы бывали в заведении? Если были несколько раз, узнавали ли в лицо персонал (допустим, тех же барменов, официантов) и охрану? - Лучиа внимательно посмотрел на Дино, готовясь к очередному потоку витиеватых предложений. - Вас, кстати, досматривали на входе? - Габриэль вспомнил протоколы допросов охранников - а что скажет Дино?
- Где Вы находились в момент взрыва? Можете описать словами и здесь покажите, если не сложно, - Лучиа положил перед Морелло план клуба и принялся ручкой показывать, где что было отмечено. - Смотрите, вот вход, тут барная стойка, хотя, уверен, что Вы и сами уже разобрались в схеме, - надо было понять, мог ли свидетель вообще увидеть смертницу.

7

Маркизет деловито и вполне самодостаточно прошмыгнул под ногами людей в кабинет, на первое время затаившись под одним из стульев. Страшно хотелось жрать, и не спасало даже то, что в мусорнике у дежурного нашелся вчерашний бутерброд, который был сочтен недостаточно свежим для человека... впрочем, достаточно свежим для кота. Маркизет ел много, с аппетитом, а кормили его мало, и когда придется. Кроме насущного (собственно, жратвы - обильной и вкусной) хотелось общения. А, как известно, если кошка хочет общаться - стерегись.
Жратвой в кабинете и не пахло, поэтому для общения были избраны темно-серые брюки, сидевшие за столом и находившиеся ближе всего к коту. Сочтя их подходящими в тон собственной шерсти, животное трусцой пересекло комнату, и, рокоча, как трактор, привалилось мохнатым боком к чужой ноге, обтираясь, оставляя на чистой ткани шлейф короткой сине-серой шерсти, и просто таки требуя внимания - как это умеют делать только кошки. При чем, с наивной уверенностью полагая, что на это требования будет отвечено именно требуемым, а не пинком под хвост.

8

Следователь бойко приступил к делу, разложил на столе бланки, какие-то схемы и обрушил на голову Дино кучу вопросов.
Выслушав все молча и не перебивая, Дино по привычке потянулся в карман за сигаретами. Потом передумал, уселся удобнее, сложив локти на стол и подперев щеку кулаком, вступил в беседу.
- Ну, хорошо. Пусть я побуду свидетелем. Хотя мало что могу сказать по этому делу.
Если уж следователь знает детали, то должен знать и то, что непосредственно после взрыва, Дино был в больнице и латал полученные при взрыве повреждения собсвненной шкуры и что в данном случае было бы правильней назвать его потерпевшим.
- Конечно буду честен как на исповеди. Итак...
Дино помолчал минутку, чтобы сосредоточиться.
- В клуб я прибыл где-то ближе к вечеру. Часа в четыре дня, в половине пятого. Примерно. Все время находился в помещении клубного ресторана. В клубе бывал нечасто в качестве обычного посетителя. Заходил почти всегда только по делу к господину Абруцци. Оформление сделок, консультации по разным юр. вопросам и прочие деловые мелочи. Персонал клубов никогда не запоминал, охрану тоже. Их слишком много, а я один. Если Вы желаете узнать что-то о конкретных работниках, то Вам лучше обратиться к синьору Абруцци.
Дино улыбнулся. Интересно с чего этот милый молодой человек решил, что он, по горло занятой делами Семьи,  решит запоминать мелких сошек, работающих в клубе?
- На входе меня не досматривали, ибо я являюсь другом господина Абруцци и имею некоторые преимущества перед другими посетителями клуба. Имел.
Дино порпавился. Клуба как такового уже не существовало.
Да и смысла врать не было. И вообще на кой черт ему задают такой вопрос он не понимал.
- И снова отправляю вас к записям с видеокамеры. Там видно насколько серьезно охрана отнеслась к делу проверки.
Он уже открыл было рот, чтобы ответить на следующий вопрос, тем более, что ему подсунули какой-то план, чертовски условный и малопонятный, но его отвлекло кое-какое новое явление.
Дино умолк и уставился в пространство перед собой, как человек услышавший что-то, но еще не понявший что именно.
Какой-то приглушенный звук. наверное с улицы. Или из коридора.
Он уже было снова открыл рот, но закрыл. Кто-то потерся о его ногу.
Дино вытаращил глаза на Лучиа, потом глянул вниз и увидел то, что издавало звуки и обтирало его брючину - большой серо-голубой кот с янтарными глазами утробно мурчал и терся боком о ногу.
- А я уже нехорошее подумал, - негромкий смешок и, нагнувшись, Дино аккуратно взял кота, поднял его и поставил на стол.
- Плохой следователь, хороший следователь, - улыбка мелькнула на губах. - какие у Вас Лучиа все же милые напарники. Что та девушка, что этот полицейский.
План лежал на столе. Справа от него был поставлен кот, напротив сидел Лучиа.
- Если честно в этих чертежах я ничего не понимаю.
Глянул на кота, дескать, а ты что-нибудь понимаешь?
- Могу сказать только одно. Я сидел в самом углу за столиком, далеко от входа в ресторан. Момент взрыва застал меня врасплох. Грохот, вспышка, пожар. Дальше крики, стоны, запах горелого мяса и суета. И, если честно я был немного занят иными вещами - конкретно тем, чтобы как можно скорее унести оттуда ноги.
Дино снова подпер щеку кулаком и уставился в янтарные глаза кота.
- Все?

Отредактировано Дино Морелло (2009-06-03 18:32:38)

9

Маркизет, воодушевленный тем, что его подняли на стол, усадили между людьми, да еще и в глазья заглядывают - и вовсе обнаглел, намотав круг по бумагам, свалившись на них ненадолго, вылизывая переднюю лапу, хотя та была совершенно чистой. Нет, ну надо же показать, что ты тоже участвуешь в процессе работы, привлечь к себе внимание "сотрудников" и все такое. С горловым "МАУУУРРРР!!!" не прекращая урчать и обмахнув напоследок усы шершавым языком, кот подхватился, неловко, а может и намеренно сбив бумаги вбок, так, что они разъехались по всему столу, и шагнул к человеку, подпиравшему кулаком голову, и боднул мохнатой морделью этот самый кулак, а заодно и щеку, поджав ухо и втираясь теперь в лицо, яростно желая, чтоб его погладили и почесали. Разговор о делах его интересовал крайне мало. Больше интересовало - почешут ему спинку (раз жрать не дали) или не почешут.

10

Увидев привычный жест многих курильщиков, Габриэль молча пододвинул пепельницу. Впрочем, она не понадобилась, чему тот был несказанно рад. Лучиа терпеливо ждал, пока Дино соберется с мыслями. Кондиционер нагнал в комнату хоть какую-то прохладу, а в кабинете людей было только двое, поэтому допрос проходил довольно плавно. Тишину нарушали лишь периодические шаги и приветствия сотрудников за дверью, мягкое шуршание кондея и кулеров компьютера.
Наконец синьор Морелло начал отвечать.
- Так, подождите-подождите. То есть, в основном, Вы приходили конкретно к синьору Абруцци? А это был один из тех немногих вечеров, когда Вы просто решили отдохнуть в клубном ресторане, я правильно Вас понял? - Дино говорит, что охрана его пропускала просто так, и причины этого объяснил. Значит, они Морелло знали, а в протоколе допроса охранников было написано, что состав не менялся уже давно. Возможно, проверенные временем и не только, но люди же не святые... Мысль о том, что шахидку могли и "ради" него туда подослать, уже крутилась в голове со вчерашнего дня. Смущали лишь "объемы повреждений" - и об этом они с Ла Рокка вчера говорили. Может, Лимите этим самым хотели не столько убрать Дино, сколько что-то определить в ходе войны - все-таки, подложенная свинья была довольно упитанной. Но тогда как они узнали, что адвокат именно в тот день решит наведаться в клуб, тем более, что Абруцци там не было, значит, визит был внеплановый! Они сперепугу не могли перепутать Антонио и Дино? Хотя если вспомнить события в "Сицилии", которые были чуть раньше взрыва в "Чикаго"... Все это время Габри слушал Дино и смотрел тому в глаза, как вдруг цепочку рассуждений прервало изменившееся выражение лица адвоката. Он поглядел на парня так, будто Лучиа как минимум ущипнул того за голую коленку. Габриэль вопросительно поднял бровь, а потом услышал тихое урчание и расслабился. Впрочем, Дино уже достал виновника непоняток и поставил его на стол. Следователь тихо хихикнул.
- Да, просто гроза всея и всех, особенно, по части разбрасывания важных бумаг по столу, - ответил на шутку, чуть отодвигая Маркизет и собирая документы на место. Кошак тем временем повернулся к следователю, хм, задом, к Морелло передом. Лучиа со вздохом наблюдал, как кот тыкается мордой в лицо и руку адвоката. - Слушай, кошак, я понимаю, что это важный свидетель и все такое, но у него мало времени, дай мне с ним договорить, - Габриэль поднял глаза на синьора Морелло. - Нет, не все, - а вот теперь слова надо было подбирать с особой тщательностью. - Синьор Морелло. Вы сказали, что Вы и синьор Абруцци друзья и, кроме того, Вы его консультировали по разным юридическим вопросам и выступали как адвокат при нашей предыдущей встрече. Он не говорил Вам, почему решил не восстанавливать клуб? Если бы это была боязнь, что его постигнет та же участь, то не открыл бы новый, кстати, совершенно замечательный "Sole Nero", - Лучиа не собирался так легко расставаться с "ценным свидетелем". - И... сами-то Вы не думали о причинах взрыва, хотя бы во имя дружбы с синьором Абруцци? - тут было важно все, что Дино скажет или ляпнет. Давай, Маркизет, отвлекай адвоката, - пронеслось в голове.

11

Дино так и сидел, упираясь локтем в стол и щекой в кулак. Обзор закрыл кот, который явно здесь ползовался неограниченной свободой и никто его не шугал. Зажмурившись от щекотной круглой башки внаглую теревшейся о кулак и щеку, Дино машинально поднял руку и провел ото лба вдоль хребта и до самого основания хвоста.
- Экий он у вас балованный.
Кот не мешал, да и сбить с толку не мог. В доме его родителей всегда были кошки и Дино привык относиться к ним так же как мама - шел на поводу у хвостатых и позволял все недопустимые в глазах других людей мелочи.
- Совершенно правильно поняли. В тот день я именно что зашел просто так. Поужинать,  - Дино подгреб кота к себе так, чтобы снова видеть лицо следователя и чтобы кот улегся на столе. Неторопливо поглаживая серый меховой бок, стряхивал с пальцев прилипшую шерсть, дунул себе под нос, ибо шерстинки кошачьей шерсти успели остаться и на лице.
- Пускай сидит. Он мне не мешает, - отвекся на кота и снова вернулся к теме разговора, - синьор Абруцци поступил как бизнесмен. проще было продать то, что осталось от клуба. есть еще один фактор. И он весьма немаловажный. Память о взрыве останется. так что горькие воспоминания в развлекательном заведении не поспособствуют тому, чтобы там активно и безоблачно развлекаться. Зачем людям напоминать о несчастливых событиях? ну и плюс всякие суеверия, свойственные человеку. Там где случилось горе как-то странно даже снова начинать развлекаться. Пусть на этой земле будет мемориал погибшим.
О причинах взрыва Дино даже намекать не собирался. Во-первых, никаких доказательств о причастности к взрыву Лимите не было, а, во-вторых, впутывать полицию в отношения кланов никто из Семьи не собирался. Тем более, что сейчас, когда Тони занялся политикой и первым, весьма хорошим пиар-ходом был благотворительный аукцион, устроенный в "Sole Nero". Сей благородный  жест принесет куда больше дивидендов, чем восстановление разрушенного клуба.
- Вы же видели, что осталось от здания. Руины, иначе и не назовешь. Гораздо проще купить новый, чем восстановить старый, верно? И новый клуб очень уютный. Я вижу, Вам там тоже понравилось.  Клуб был застрахован. Семьям погибшим скоро выплатят компенсацию и все закончится. Но не для вас.касательно причин взрыва,  я убежден лишь в том, что в Палермо полно психов и сумасшедших. Вам придется искать мотивы, составлять список подозреваемых, вести допросы. Ведь это дело на контроле прокуратуры, сами понимаете. И, разумеется, если у вас возникнут вопросы, то и я, и господин Абруцци ответим на них.

12

Маркизет, под гладящей да ласкающей рукой ляпнулся снова на бок, с характерным звуком приземлившись на оставшиеся документы и полностью ограничив возможности их использования. Серый пушистый хвост со сломанным некогда кончиком вольготно и лениво постукивал по крышке стола. Кот распластался по бумагам, с использованием истинно-кошачьих спецнавыков заняв максимальный объем пространства, хоть и казался худощавым и не особо крупным. Обнял передними лапами почесывающую руку, ткнувшись в манжет рубахи мордой, попав под ткань сухим шершавым носом и, моментально заткнувшись, прекратив урчать, вместо этого заинтересованно принюхался, приоткрыв прижмуренные желтые глаза. Зашевелил щеточкой вибриссов, щекоча ладонь. И снова заурчал, удовлетворив свое любопытство, подвижным хвостом лишь слегка не доставая до полисмена, сидевшего напротив.

13

Мемориал?
- Насколько я помню, помещение было выставлено на торги, или за выходные что-то изменилось? Или новые владельцы настолько прониклись происшествием, чтобы ставить там памятник? - Лучиа пожал плечами. Естественно, Дино начал плести милую ахинею про народные (да и просто человеческие) чувства, а о действительно важных вещах не обмолвился. Маркизет развалился на столе, до кучи прикрыв собой все документы по делу. Хвост ходил ходуном из стороны в сторону, отвлекая Габриэля. Так, спокойно. Парень помолчал пару секунд, чтобы опять сосредоточиться.
- Вы думаете, что этот теракт мог спланировать и самолично исполнить псих? По крайней мере, именно так сие прискорбное событие назвал синьор Антонио Морелло во время своей речи в клубе "Sole Nero", - как же, дон об этом знает, а ни Дино, ни полиция до такого не дотумкали? А даже если бы оно так и было, то теракты просто так не организовываются: на то должны быть причины - националистические, политические или религиозные. Не всякий взрыв подпадает под это определение. Ну и - плюс, ответственность на себя никто не взял. - Мы, значит, еще ничего толком не выяснили, а о теракте уже объявлено - главное, не нами. Впрочем, спишем последнюю фразу на мое занудство, - Лучиа криво улыбнулся, сверля свидетеля взглядом, и отодвинул заднюю лапу кота, затем выудил из-под нее распечатки кадров с изображением виновницы взрыва - с камеры на входе, где было отчетливо видно ее лицо, и с камеры в основном зале - незадолго до взрыва, когда она уже заняла нужное ей место. - Вы говорили, что сидели далеко от входа и в самом углу, но, случаем, не заметили ли эту синьору?

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-05 06:53:07)

14

- То, что помещение выставлено на торги никак не помешает установить маленькую мемориальную доску и положить к ней цветы, - Дино возвел очи горе и сделал прличествующее моменту смиренное и печальное лицо, а затем покончив со спектаклем вернулся к серьезному тону.
- Любезнейший, синьор Лучиа, - Дино пригреб кота  и устроил его в кольце рук, теперь выпрямившись и опираясь обоими локтями о стол, сидел прямо напротив следователя и говорил, глядя в лицо. - Я эту женщину видел только на записи с камер слежения. И кстати, почему бы и не взять рабочей версией тотальный психоз дамы.
Улыбка снова полявилась на губах и в сеточке едва заметных морщин, образовавшихся в уголках глаз.
- Возможно, это несчастная любовь. Возможно, в клубе ее избранник сказал ей, что они расстаются или она застукала его там с какой-нибудь более молодой соперницей. Кто знает, что в голове обиженной женщины. Возможно, это был эмоциональный срыв, истерика и желание разнести все, что хоть как-то связано с ее горем. Устанавливайте ее личность, а затем копайте во всех направлениях. Если вам это разумеется, удастся. Но на то вы и полиция.
Лучиа уже просто из упрямства не желал завершать бесполезную беседу. Кот в кольце рук мурчал, пригрелся и пальцы Дино ласково поглаживали лобастую голову. И время летело, отсчитываая минуты, секунды и, превращаясь в невесомую пыль, исчезало навсегда. А впереди была масса дел. И нужно было уже покидать кабинет молодого, во всех отношениях симпатичного следователя и расставаться с ним.
- Мне очень жаль, но я мало что могу добавить по этому делу. Я и синьор Абруцци сделали все, что от нас зависело. Я изъял из клуба видеозаписи и я установил причину взрыва. Далее мы передали вам диски, тем самым обеспечив возможность установить истиную причину произошедшего. Ищите и обрящете. А чтобы не было сомнений повторяю, что у синьора Абруцци ни с кем не было конфликтов и ссор.
Пальцы уже давно были в шерсти, как и рукава рубашки. кот отчаянно мурчал и линял под гладящими его пальцами.
- Это все, что я могу сказать. У вас еще есть вопросы?

15

Габриэль напрягся. Естественно, видел, как же иначе. Записи они предоставили по первой же просьбе, так что тут ловить было нечего. Но самым в этом деле неприятным было сидеть и не дергаться, когда на уши тебе опять вешают лапшу. Конечно, истеричная синьора могла бы сама сделать такую взрывчатку (даже во всемирной паутине можно найти видеоруководство) или попросить нынешнего своего избранника помочь (что тоже, конечно же, наивероятнейшая вещь). И, конечно, истерика продолжалась и тогда, когда она, на вид спокойная, как в танке, зашла в клуб. Хотя версия о сумасшедшей в свое время и была предложена, ее отмели, посчитав более логичным рассматривать ситуацию с точки зрения войны кланов.
Дино накидывал информацию по маленьким кускам - и вот опять - то он думал о том, чтобы как можно скорее унести ноги, то он уже успел самолично забрать записи с камер (что уже в данном случае, естественно, было лучше), просмотреть их и определить причину взрыва.
- Да, синьор Морелло, мне уже жаль, что я не обратился к Вам раньше - столько бы всего могли понять и успеть... - Лучиа улыбнулся адвокату и поймал пальцами небольшой клок кошачьей шерсти, кружащий по столу, как свалявшийся тополиный пух. - Я даже не сомневаюсь в этом, учитывая Вашу наблюдательность и умение анализировать, а главное - способность вспоминать важные факты, дополняя новыми сведениями уже сказанное ранее, - Габриэль глядел Дино в глаза. Свидетель темнил и явно знал больше, чем говорил, но кто знает, сколько еще раз придется с ним встретиться и в какой обстановке. И будет ли он так же мирно сидеть и поглаживать кошака. - Вы поймите, что и Вы, и я - мы ж для всех сейчас стараемся. Найти истинных виновников, постараться не допустить повторения ситуации - вот задачи. Для полиции, естественно, но Ваша помощь и знания очень важны. Вы уверены, что рассказали мне все, что знаете? - пауза. - Версия о сумасшедшей замечательная, но возможны и другие, правда ведь? Лежащие за рамками женских эмоций или голого расчета конкурентов - более обширные, которые и не охватить сходу. - пауза. - Сами понимаете, что если мы изначально будем копать не там, то потеряем время и упустим какие-то возможности, пока они есть. А я думаю, что все мы заинтересованы в том, чтобы виновных как можно скорее нашли и наказали. К тому же хорошо, когда у граждан Палермо на душе спокойствие и положительный настрой и доверие их растет и множится, верно? - парень тоже оперся локтями на стол и взгляда от Дино не отводил. - Поэтому если Вы решите, что Вам, все же, есть, чем еще помочь мне, я сразу и с удовольствием приму эту помощь. - пауза. - В любом случае, я очень рад, что с Вами все в порядке и Вы в данный момент находитесь передо мной, - угу, что вы, слава Мадонне, все спаслись и пребываете в добром здравии, а не слюни пускаете, валяясь под капельницей, - Понимаю, что отнимаю у Вас больше времени, чем Вы можете мне уделить, но в этом деле разобраться придется, поэтому сразу хочу предупредить, что, возможно, нам нужно будет разговаривать n-ное количество раз - мало ли, Вы что вспомните, или мы что выясним... Спасибо, что пришли и за записи еще раз спасибо. Я провожу Вас до входной двери, - Габриэль дал адвокату подписать протокол допроса и поднялся со стула. - Так что у нас с Вами есть еще минутка по пути - договорить, если что.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-11 03:19:05)

16

В последний раз погладив кота, Дино прочел и подписал предложенные бумаги, затем поднялся и улыбнулся следователю:
- Я все прекрасно понимаю и ценю Ваши старания.
Уже на ходу говорил, для убедительности прижав руку к своей груди.
- Но еще больше я ценю разделение обязанностей. Я вам все рассказал и ваша обязанность строить версии и ломать голову. Моя обязанность - хорошо делать свое дело. дел у меня множество. Если возникнут вопросы, обращайтесь смело. И я и дон Антонио, и синьор Абруцци непременно ответим на них. мы такие же граждане, как и остальные. И закон чтем.
Спустившись вниз, Дино отметил, что в участке стало достаточно людно.
На крыльце распрощался со следователем.
- Увы. Мое время истекло. Мне нужно ехать.
Глянул на брюки, которые обшерстил нахальный кот-красавец.
- Счет за химчистку пришлю позже, - подвигал бровями, улыбнулся Габриэлю, - у вас славный напарник.
Затем кивнул и пошел к припаркованной неподалеку машине. Водитель, увидев хозяина, уже завел двигатель.
Дино сел в салон, минутку сидел молча, думал.
- Так. Теперь едем в клуб.

ООС. перенаправление позже.

17

Лучиа задумчиво шел по коридору, проводив Дино до выхода. В разговоре многие фразы были двусмысленными, поэтому стоило прийти в кабинет и еще раз (о нет, не раз, и не два) перечитать протокол, чтобы точно уяснить для себя нужные в дальнейшем вещи. Состояние было таким, как у человека, который распластался на полу и лезет рукой под пыльный шкаф в надежде достать закатившуюся туда монетку. Причем, точное местоположение монеты было не известным, в фонарике на ладан дышали батарейки, а пыли было много. Ладно, прорвемся. Как там еще Вито - удалось ли с Имре договориться... Когда Габриэль провожал Морелло, машины коллеги еще не было на стоянке. Впрочем, с его опозданиями уже все смирились, а сегодня... Вполне вероятно, что и перехватил певца где-нибудь - не тащить же сию творческую личность в участок.
Габри пришел в кабинет, почистил стол и стул от шерсти кошака и уселся перечитывать. Через какое-то время услышал голос Ла Рокка в коридоре. Парень выскочил туда, но капитан бодрым шагом направлялся в свой кабинет, так что фраза: "Вито, привет!" - осталась висеть в воздухе. Зато парень вспомнил про то, что без стакана чая или кофе голова периодически перестает варить, и взял в автомате стакан черного, от души положив туда сахара. Потом вернулся обратно, уселся на стол, чуть отодвинув Маркизет, который после этого наконец соизволил спрыгнуть на пол, и принялся пить чай. Через какое-то время дверь кабинета открылась, и вошел Вито.
- Доброе утро, коллега, - улыбнулся Габриэль, посмотрев на Ла Рокка. Тот был небрит и держал в руках стаканчик с, как определилось по запаху, кофе. - Где тебя с ранья носило?

18

Кабинет капитана Ла рокка --->

Направляясь в сторону кабинета Габриэля, Вито вдруг увидел в конце коридора знакомый силуэт Дино Морелло. А вот и наш свидетель. Судя по всему адвокат как раз вышел от Лучиа и направлялся к выходу из отделения. Капитан ускорил шаг и, забыв по старой привычке постучать, рывком открыл дверь и вошел в кабинет следователя. Приветствие последовало тут же.
- Где тебя с ранья носило?
- Эй, тише, не матерись! А вдруг шефф услышит? - капитан уселся на свободный стул, закинул ногу на ногу и только после этого поставил стаканчик с кофе на стол.
- За распечатку спасибо. У меня как раз закончилась краска на принтере... - невнимательно произнес Рокка, ища что-то глазами и вертя шеей во все стороны. Вскоре полицейскому это надоело и он решил обратиться напрямую к хозяину кабинета. - У тебя сахара нет? Гребаный автомат... - дальнейших объяснений не требовалось. Все и так было ясно - кофейный автомат в участке вечно выкидывал что-то подобное.
Пока Габриэль шарил по столу в поисках сахара, Вито решил ответить на его первоначальный вопрос.
- Утром я позвонил Имре и оказалось, что пригласить его в отделение для допроса не представлялось возможным - Месарош был уже в аэропорту и готовился покинуть наши теплые края. Капитан пожал плечами, наблюдая за поисками коллеги. - Пришлось ехать в аэропорт и допрашивать прямо там... А впрочем это все равно ничего не дало. Певец ни черта не знает. Приехал с Морелло в клуб, заказал пожрать и бум! - Рокка красноречиво изобразил руками взрыв.
- А у тебя что там с адвокатом? Наверняка наговорил кучу красивой и бессмысленной чепухи и уехал? Я только что его видел, кстати.

Отредактировано Вито Ла Рокка (2009-06-16 17:09:16)

19

Оба стаканчика стояли на столе, и напитки потихоньку остывали. Габри искал сахар, шаря по поверхности и гремя ящиками стола, наконец нашел несколько пакетиков.
- Держи, - протянул пару коллеге и указал на строгую черную подставку под ручки и цветные пластиковые палочки для размешивания, выглядывающие из-за канцелярских принадлежностей. - А распечатывал я дома, так что... - улыбнувшись, развел руками. Потом сам молча раскрутил свой стаканчик, чуть его не уронив, и слушал рассказ Вито о втором свидетеле. Имре ничего и не знал, толком не рассказал ни когда пришел, ни где сидел, ни как выбрался. Надеяться на большее количество сведений можно было не пытаться. - Понятно... Дино, кстати, не сказал, что он с певцом был там. В клубе появился около четырех-половины пятого. Его, естественно, особо не досматривали, поскольку Морелло - хороший друг Абруцци и консультирует его по юридическим вопросам, и охранники адвоката знали, - Лучиа ухмыльнулся и отпил чаю. - Про охрану, напротив, он ничего не знает - в плане кто там как работает, но это, скорее, к Санторио за дополнительной информацией. Сидел он в дальнем конце, и взрыв застал его врасплох - как я понимаю, певца, естественно, тоже, - следователь принялся расхаживать по кабинету, нарезая круги вокруг стола и стула Ла Рокка. - По словам Дино, клуб не стали восстанавливать по причинам суеверия - раз - и потому что новое построить проще, чем восстанавливать старое - два. Да, кстати, одна из важных вещей: Морелло сам забрал записи с камер практически сразу после взрыва и видел на них нашу синьору-виновницу - узнал ее на распечатках кадров, которые я ему подсунул. Он упорно говорит, что, по его мнению, это - последствия сумасшествия женщины, но... - Габри положил протокол перед Вито и ткнул в нужные строчки. - Смотри, причину взрыва установил именно он. Абруцци наверняка тоже видел записи. И они наверняка провели или хотя бы начали свое расследование - не сидеть же сложа руки. Тем более, что официальной для них информации у них больше, чем у нас. И, может, уже все выяснили и устранили причину, а может... Он еще перед отходом сказал, чтобы выведывали больше, если что, и у него, и у Санторио, и у Антонио - вспомни, какую речь про благотворительность он толкал в Sole Nero, - парень посмотрел на коллегу. - Может, тут и физической расправы не учиняли, на сплошной, прости Господи, дипломатии выехали - организаторы взрыва вполне могут быть живы, и их вполне можно искать. А если во время или по результатам поисков окажется, что это действительно Лимите, то вероятность двинуться еще дальше возрастет, - Лучиа быстро начирикал на подвернувшейся под руку бумаге пару фраз.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-17 00:22:33)

20

Пока Габриэль рассказывал о результатах разговора с адвокатом, Вито неспешно разорвал один за другим оба пакетика с сахаром и высыпал их содержимое в стаканчик.
- Самое дерьмовое в этом деле то, что у нас практически нет свидетелей. Те, которые могли хоть что-то видеть или слышать либо не хотят нам помочь, либо действительно ничего не знают... - произнес капитан, достав из канцелярской подставки пластиковую палочку, и начал аккуратно размешивать сахар, чтобы не расплескать содержимое стаканчика коллеге на стол.
Пока Габриэль расхаживал по своему кабинету, наматывая круги вокруг Рокка, сам капитан достал из пиджака сигареты и закурил. На лбу полицейского выступили морщины, которые говорили о сосредоточенной работе мозга - таким Сола можно было видеть нечасто, потому что во время раздумий капитан в основном запирался у себя в кабинете и игнорировал любых визитеров.
- По причинам суеверия? - Рокка хмыкнул. - Если бы мафиози и вправду верили в Христа, то они не давили бы людей направо и налево. Как тараканов. - На какое-то время вся веселость капитана куда-то улетучилась. Его неожиданно охватило раздражение и злость на мафиозные кланы, которые вечно не могут поделить что-то и мочат друг друга чуть ли не каждую неделю, а полиции приходится искать виноватого и ломать голову. Черт, отправить бы их всех на гильотину строем, как в старые добрые времена... И проблем было бы намного меньше.
Вито сделал глубокую затяжку и отпил из стаканчика кофе. Довольно причмокнул. В кабинете Лучиа сидел прежний неунывающий капитан Ла Рокка. Ну, может, почти прежний.
- В одном, как минимум, ты прав. Я не сомневаюсь, что Корона провела свое собственное расследование по этому делу. Но вот сказать, чем оно закончилось... Сейчас невозможно. Полицейской вновь отвлекся на кофе, и после короткой паузы продолжил рассуждать вслух. - Почему-то я все больше думаю о том, что взрыв в "Чикаго" - дело рук Коза Лимите. Осталось нам это доказать. Тебе доказать. - поправился в конце Вито. Капитан встал со стула, подошел к окну и выбросил в форточку окурок.
- Буквально минут пять назад мне позвонило начальство - мне поручают новое дело. Кто-то в ночь открытия "Sole Nero" вынес из клуба всю выручку от благотворительного аукциона. - объяснил коллеге Рокка, упершись кулаками о подоконник и смотря через окно на улицу.
- Так что тут наши пути расходятся. - весело, но в то же время и не слишком довольно изрек капитан. Предстоящее новое дело в паре с неизвестным следователем не слишком радовало Рокка. Лучиа он хотя бы знал, кроме того они уже успели раскопать хоть что-то.
- Ладно, я бы еще поболтал, но сегодня меня похоже ждет куча работы... - Вито хлопнул Габриэля по плечу, взял со стола свой наполовину пустой стаканчик с кофе и сигареты, и направился к выходу из кабинета. У самого порога Питон вдруг остановился и обернулся к коллеге. Вито не улыбался, вместо этого его лицо буквально светилось от любопытства.
- Давно Рита с Кардиано расстались? - второй вопрос Рокка не задал, хотя в его глазах буквально светилось: "Из-за чего?"

Отредактировано Вито Ла Рокка (2009-06-17 12:13:48)

21

Вито сильно нахмурился и даже как-то позлел. Первое говорило о всепоглощающем мыслительном процессе, когда до капитана было не достучаться, второе... Лучиа вспомнил события месячной давности, когда со злости на мафию и недоверия к Легару налетел в подворотне на шефа - наверное, такое же выражение лица было. Впрочем, это скоро прошло - возможно, благодаря допингу в виде сигареты и глотка кофе, приведшему Ла Рокка в обычное улыбчивое состояние. Однако, самого Габриэля следующие слова коллеги немного подрасстроили. А на фразу о состоянии нового клуба у парня вообще на доли секунды отвисла челюсть. "Sole Nero" начался с ограбления кассы. То-то Абруцци обрадовался... А уж как Дино - как адвокат его - будет доволен!
- Вот это новость... Как в семье не без урода, так и на мероприятии не без происшествий, - криво улыбнулся и потом вздохнул. - Эхх. Жаль, напарник. Но, как говорится, раз поручили, значит, поручили. Спасибо за помощь и удачи, - с улыбкой похлопал по локтю коллеги. - Знаю, что ты один любишь работать, но, если что надо будет - обращайся, - Лучиа горько усмехнулся про себя. Все гребаные деньги на всю гребаную благотворительность теперь неизвестно где. И те... сколько там на него потратили? Полторы тысячи?.. Впрочем, сейчас занудствовать было не ко времени. Ла Рокка справится, а у самого теперь куча дел. Размышления прервал неожиданный вопрос Вито о личной жизни коллег. Габри рассеянно провел пальцами по подбородку, вспоминая его разговор с подругой, и вдруг понял, что сам сегодня не брился. Черт.
- Да, месяца три назад. Рита ко мне еще тогда зареванная пришла, я ее всю ночь успокаивал. Говорила что-то вроде: "Дени весь в работе, на меня ноль внимания, я думала, мы вместе будем везде", - ну и подобные слова. С его стороны я не знаю, - говорить Сола или нет, что Дениеле там думал о нас с Ритой?.. Не, может, позже. - Ладно, иди тогда, действительно, потом доболтаем, - парень махнул рукой коллеге и сел на свой стул. Кстати, Дениеле, интересно, начал он уже проверять по рынку или нет?
Лучиа достал из ящика бритву с намерением дойти до туалета и привести себя в порядок и вышел в коридор.

>> Полицейский участок

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-17 23:53:18)

22

>> Полицейский участок

Молодые люди зашли в кабинет. Лучиа пропустил парня вперед, легонько подтолкнув его, и закрыл за собой дверь. Габри убрал в сторону материалы по "Чикаго" и разложил новые бумаги.
Вот что. Давайте креслами поменяемся - мое удобнее, - Пока Рошерх озирался и водил взглядом по стенам и столу, Лучиа перекатил свой стул ближе к парню - по крайней мере, тот действительно был помягче. - Садитесь, я сейчас, - выбежал в коридор взять в автомате бутылку воды и увидел Анджело с оной. - Все, парень у меня. А воду ему заберу, не против? И - спасибо, - не дожидаясь ответа, кивнул коллеге и ушел обратно в кабинет.
- Итак... Ян... - усаживаясь на стул, улыбнулся парню и еще раз сверился с неитальянской фамилией в паспорте и его фотографией. Потом поставил бутылку на стол. - ... Рошерх. Да, вода, если надо. Не хочу я сейчас с Вами общаться на сухом протокольном языке, хотя... помните, что за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний Вы несете ответственность. Да, и чтобы уж совсем все было хорошо, вот и мои документы, - Лучиа показал удостоверение, хотя Ян особо на это не прореагировал. - Расскажите, пожалуйста, как Вы оказались в этом доме? И - кто Вас так избил? - Габри поставил в блокноте отметку на запрос об освидетельствовании потерпевшего. - Вы сможете описать мне этого гада? - Краем глаза парень увидел в записях, что не одного Яна привезли сейчас в участок, а в доме был проведен обыск. Но это чуть позже. А сейчас - весь обратился в слух в надежде на то, что паренек сможет рассказать что-то связное.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-18 00:03:51)

23

Яна привезли в участок и оставили дожидаться на одном из вполне удобных диванов в коридоре. Странно было после пары дней в компании только двух девушек и своих кошмаров оказаться  среди такого количества людей. И это странное ощущение чужого города- когда даже самые обычные вещи кажутся немного незнакомыми и люди немного другими. А может его просто сильно приложили по голове, теперь у него есть эта отмазка.
В одиночестве парень сидел совсем недолго, с нему подошел молодой человек не многим старше его самого, представился как Габриэль и позвал следовать за собой. Взгляд его Яну показался чуть излишне заботливым.. или тревожным.. и нет, не было ему особо тяжело сейчас, было немного удивительно. Невольно возник вопрос, что они думают с ним произошло в этом доме? Что же там на самом деле могло произойти, задержись он там подольше…?
Парень поднялся и прошел в кабинет, ему предложили удобный стул и Габриэль куда то вышел.  Ян мельком просмотрел бумаги, что, видимо, следователь разложил на столе. Ему очень, просто крайне не хотелось впутываться в новое дело, которое, если здраво рассуждать, куда большими неприятностями могло обернуться для него, чем для того же Джо. А еще, возможно, он не хотел видеть этого молодого следователя Габриэля, с кровавой кашей вместо головы…
Но он уже вязался в это и теперь не сможет просто отмолчаться. А уж что они будут делать с полученной информацией –дело полиции. Поэтому когда следователь вернулся в комнату и сел рядом, Ян начал с того, что назвал свое настоящее имя, Амилькар ди Корпа. Да, тот самый, что был помощником адвоката, а потом свидетелем  и который должен был сейчас находиться под программой защиты этих самых свидетелей, но пропал без вести. Как и его отец, бывший полицейский, много лет назад. Только Яна все же нашли. Но подробности того дела легко было запросить в его родном городе, и к текущему делу это отношения не имело.
Ян удобнее устроился на стуле, воспользовавшись предложенной водой. Пить он хотел давно и сильно, потому выпил сразу пол бутылки. Есть тоже хотелось, но это могло подождать. Парень старался не думать, на сколько далек еще его бутерброд…
-Я приехал в город  два дня назад и решил перекусить в придорожном кафе. Ко мне подсел человек, высокий, спортивная фигура, короткие темные вьющиеся волосы, с усиками и бородкой, был в очках...подозрительно вобщем выглядел, и предложил подработать –доставить подарок-сюрприз одному его другу. Пообещал неплохие деньги, и так как они мне были весьма не лишние, я согласился. Приехали мы к большой вилле, где меня встретила охрана. Все свои вещи я оставил в машине за углом, переодел майку курьерской фирмы. В дом меня, естественно не пустили. Люди с автоматами приказали открыть коробку, в которой была отрубленная голова с наручниками во рту, явно не первой свежести. Потом меня слегка приложили автоматом по лицу и отвели в помещение типа камеры. Пришел сначала один мужчина, высокий, брюнет с бостаточно длинными волосами, хорошо сложен, на руке кажется была татуировка, -ян успел заметить только край ее под рукавом, - устроил допрос, видимо не удовлетворился ответами и позвал второго, которым был как раз Джо. Он тоже устроил допрос, уже с пристрастием. Собственно там я получил порез, ожег и еще пару ударов головы, после чего отключился, -Ян перевел дыхание и почти допил оставшуюся воду. Потом как то неуверенно улыбнулся. Дальнейшая часть рассказа казалась ему самому сюжетом из сериала, -дальше я уже очнулся у него дома, но ничего не помнил из за сотрясения мозга. Меня больше не били, не пытали, даже вызвали врача и девушку –посидеть со мной. В доме Джо я видел еще пару людей, но они все позже ушли. После я проснулся, память вернулась и позвонил вам, потому что не мог сам выбраться из дома и вернуть документы. Вот и все, -рассказ получился довольно сухим и кратким, но суть происшедшего он передавал. Рассказывать о том, что его раздевали в камере и что он назвался сыном Морелло Ян не стал, это уже были детали.
-Можно мне еще воды и что-нибудь типа аспирина?

24

Опасения Лучиа по поводу состояния и несвязности рассказа Яна не оправдались, а сухость повествования компенсировалась наличием сведений, от которых можно было отталкиваться дальше, поэтому Габриэль успокоился и принял свое обычное выражение лица, внимательно и чуть исподлобья оглядывая потерпевшего. Разве что только чуть приподнятые уголки губ оставил и иногда кивал. Однако, брови Лучиа периодически взлетали вверх, или он, наоборот, хмурился, что-то быстро записывая в блокнот.
Дело началось с того, что молодой человек назвал следователю имя и фамилию, не совпадавшие с паспортными данными: Амилькар ди Корпа. Приехавший в Палермо лишь пару дней назад, с измененными сведениями о себе... Надо бы пробить парня по базе, посмотреть, что за птица. Меж тем Ян-Амилькар практически залпом опустошил половину бутылки, посередине рассказа допил почти всю воду и попросил еще - и лекарства вдобавок. Аспирин оказался в небольшой аптечке, висящей на стене, а вот за второй бутылкой пришлось идти. Пока Габри ходил за "добавкой", раздумывал над словами потерпевшего, особо никого не замечая по дороге и пару раз чуть не столкнувшись со снующими туда-сюда сотрудниками в коридоре. Жадность фраера сгубила - ведь подозрительным же собеседник показался. Нафига вот? Впрочем, этот вопрос так и остался в мыслях. Очередная бутылка воды и таблетки лежали на столе, и допрос был продолжен. То, что парня держали в доме Джо, и он ранее самолично пришел "расспрашивать" Яна о подарочке, на 99,9% указывало на то, что большая вилла с охранниками - жилище Канторини. Габриэль выискал в компе фотографию дома, развернул монитор к потерпевшему и спросил.
- Она? Эта вилла? - чтобы окончательно удостовериться. Далее Лучиа начал накидывать вопросы по деталям. - Название кафешки помните? А марку и цвет машины? - хотя машина могла быть взята где-нибудь на час и номера - липовыми, пусть рассказывает, что помнит. История с головой вообще попахивала сумасшествием... - Так, кроме наручников и того, что ее не десять минут назад отрезали, помните что-нибудь о находке? Все ли части лица на месте, не вырваны ли волосы? - Габри периодически забывал о том, что собеседникам в подобные моменты их жизни было не до подробного рассматривания трупов, тем более, что парня практически сразу вырубили. Параллельно вспоминал знакомые лица из Лимите - кто подходит под описание. И поподробнее бы узнать о том, кто эту голову подсунул. - Что Вы рассказали тому длинноволосому брюнету? А Джо? - значит, именно Джо и отметелил. Сволочь. А потом думал, по всей видимости, к рукам прибрать, "своим" сделать... Лучиа поглядел бумаги. Девушка, значит. Свидетельница, которую тоже привезли и которую тоже допрашивать. Габриэль оторвался от бумаг и поднял глаза на Яна.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-06-18 20:05:43)

25

Судя по лицу полицейского и его живой реакции рассказ производил довольно неоднозначное впечатление. Еще бы, Ян сам бы послал того, кто ему наплел подобное. Но..иногда реальность куда занятнее выдумки, особенно когда с кем то другим. Габриэль нашел парню таблетку в местной аптечке, что было очень кстати, голова снова начала слегка побаливать, не сильно, но противно, а потом  вышел за водой, оставив ненадолго наедине со своими мыслями. Как же это все было до ужаса знакомым. При том слово «ужас» было вовсе не литературным оборотом, словно перенесся на несколько месяцев назад. Тихий кабинет, бумаги, вопросы, участливый, с умеренным сочувствием взгляд следователя, который не забывает фиксировать малейшие детали и факты. На диктофон, или ручкой в блокноте. За дверью приглушенные слова, шаги , мысли…
Без майки Ян чувствовал себя не в своей тарелке, и чтобы не держаться за плечи немного нервно постукивал пальцами по краю стола. То ли из за кондиционера, то ли из за температуры его слегка знобило, парень замерз.
Вернулся Габриэль и протянул бутылку воды, Ян засунул таблетку в рот и сделал пару больших глотков. Пожалел, что отказался от куска пиццы с Микой   и продолжил отвечать на вопросы. Вилла, которую ему показали на фото была очень похожа на ту, куда он принес голову, о чем Ян сказал следователю. Название кафе он не помнил, а вот машина была старым синим Фиатом. Воспоминания же о голове вызвали четкую картинку, но без деталей. Парень поморщился
-Не помню ничего особенного, меня почти сразу же вырвало, рядом, на асфальт. А больше мне ее не показывали. Голова мужчины, белого, вонь была ужасная. А рассказал все то же, что и вам, про то как наняли в кафе для доставки, да я больше и не знал ничего.. Но, похоже, их это не сильно волновало...- пальцы немного нервно сжались на бутылке, резкий щелчок пластмассы, шуршание ручки по бумаге на секунду прервалось. А все могло закончиться прямо там. Интересно, насколько правильно он выбрал имя своего отца…
- Интересно, кто эти люди? –задал вопрос, не особо уверенный, что получит ответ. Но может быть. Нужно же ему знать хотя бы о том, кто его похитил, -Очень похоже на то, что парень, у которого я был в доме, Джо, содержал то ли мотель, то ли бордель..если судить по обрывкам разговора, что я слышал.

Отредактировано Ян Рошерх (2009-06-19 01:21:36)

26

- Мм, слушай... - Габри задумчиво посмотрел на голые плечи парня и открыл один из ящиков стола, откуда выудил чистую футболку. - Надень...те, если замерзаете. Можете не возвращать, - последнюю фразу сказал более строгим голосом - не к лицу тут сантименты. Впрочем, Яну действительно могло быть немного прохладно - разгоряченный беготней, Лучиа снизил температуру воздуха в кабинете. Молодой человек узнал виллу - теперь насчет этого можно было не беспокоиться. Пока Амилькар утолял остатки жажды, Габриэль раздумывал над его словами. Старых синих Фиатов на острове, видать, было много; скорее всего, выбирали менее заметный, чтобы получше скрыть следы, но это и понятно. "Курьера" подослали, потому что не хотели светиться сами, это тоже понятно. Не хотели светиться сами - потому что их или могли узнать и тут же убить, или, попавшись, могли засветить кого-то еще. И тоже быть убитыми. Чья это была голова - пока оставалось неизвестным. Где находилось тело - тоже. Наручники в зубах могли быть каким-то знаком... Почему именно наручники? Да и сама голова могла быть знаком или сообщением - иначе зачем ее отрубать и проворачивать все это дело? Сообщением тем, кто узнает этого человека. Посланием кому-то из Лимите или всему клану. Опять Корона постаралась? И в очередной раз только предположение. Но теперь напротив сидит потерпевший, которого удалось выцарапать, и хотя бы ради него можно рыть дальше. Из раздумий вырвал будто громкий хлопок, и ручка проехалась по бумаге чуть дольше, чем нужно, оставив длинный след от последней написанной буквы. Или померещилось, что громкий? Оказалось, что это Амилькар сжал бутылку - Лучиа слишком ушел в себя. Следователь несколько раз мотнул головой, чтобы вновь настроиться на коммуникативный лад. Чай в стаканчике давно кончился, и емкость полетела в мусорное ведро.
Габриэль вздохнул, когда услышал вопрос Яна. До момента окончания предварительного следствия с материалами дела его знакомить было нельзя, а такая информация была с этим делом напрямую связана. Отпускать на все четыре стороны тоже нельзя - еще найдут и заберут обратно, тогда точно дуга будет - прежде всего, самому парню. Неет, держать Яна здесь, дело серьезное.
- Ты лучше скажи мне, согласен ли в участке побыть какое-то время? Я так понимаю, идти тебе некуда, тем более, в таком виде. Обратно же к нам попадешь, если на лавочке под газеткой заснешь, - шуткой замял заданный ему вопрос. - И... надо бы освидетельствование провести - все-таки, рукоприкладство было, - Габри оглядел парня. А может и не только. Руко. Прикладство. А самому сколько было? Восемнадцать?.. Опять прошлое колом в груди стало - да такое, о котором и не высказаться никому. На момент в глазах промелькнула бессильная злоба, но Габри быстро отвел взгляд, уткнувшись в записи, потом звоня и приглашая врача. - Это не очень долго. Сказал, чтобы тебя потом ко мне обратно привели, так и быть, накормлю, - практически два дня, возможно, вообще без жратвы. Зачатки заботливости были убраны подальше, свои воспоминания - еще подальше, морда кирпичом, довести до кабинета, подождать протокола. - Пошли.

27

Ян взял майку, обронив что то типа «пасиб» и натянул ее на себя. Обычная, черная, без опознавательных знаков –в общем-то то что нужно. Теперь стало немного потеплее, он все же не удержался и потер себя по плечам, согреваясь, рассматривая то комнату, то Габриэля, который что-то слишком сосредоточенно писал в своем блокноте. Хотелось предложить перейти на «ты», но это не его территория, а для этого парня это просто работа, о чем он, похоже, не хотел забывать. Ну да и сам Ян не стремился особо заводить друзей в этом городе, тем более полицейских. Парень подумал что неплохо было бы вообще свалить из этого города.. а может и из страны. Глупо было думать, что он сможет найти тут своих родственников. А даже если и так –дался он им сто лет, тем более если они и правда окажутся связаны с мафией вопрос –дались ли они ему? Получить паспорт и мотать отсюда, автостопом, до канадской границы…
На вопрос о личностях, против которых он давал показания, Габриэль не ответил, что жаль, хотя Ян уже почти не сомневался, что это дело не простых смертных. И чем больше он об этом думал, тем меньше ему хотелось во все это ввязываться.
Тем временем парень предложил ему остаться в участке, правильно подметив, что идти ему, по сути, и некуда. Ян хмуро глянул на него, потому что ничего забавного в этой ситуации не видел. Да, он уже взрослый и сам может позаботиться о себе, но это вовсе не значит, что ему не может быть просто страшно. Страшно выйти в город, в котором просто некуда идти и когда ночевка на лавочке –не такой уж невозможный вариант. Страшно, что человек, чей дом по его наводке разгромили и ищут его самого, сейчас где-то на свободе, и у него есть и связи и деньги, и у него этого куда больше, чем у полиции. Габриэль это все и сам наверняка понимал и да, ему разрешат побыть тут какое то время –нехорошо было бы потерять ценного свидетеля. Ян вспомнил, как сам был по другую сторону и смотрел на людей, что они с напарником вызывали в суд, как на источник информации. Он и сам редко думал о том, что у них твориться внутри и за стенами зала суда .
Ян поднялся и пошел к врачу, который вряд ли скажет что то новое. Он и так знал, что у него сотрясение, что ему нужен покой, теплая постель и много сна… миссия невыполнима. Зато слова про еду обнадежили, не смотря на снисходительный тон. Ну да не ему сейчас выбирать, потому что желудок чуть лине в узел связало, пол куска пиццы за более чем три дня… Наверняка когда он поест, все будет выглядеть не так паршиво.
Осмотр и правда произошел быстро, его порасспрашивали, ощупали, намазали чем то ожег. От обезболивающих парень отказался, болело все не так сильно, а снова ходить заторможенной сомнамбулой Ян не хотел. Про удар под ребра тоже говорить не стал –мало ли ему за молодость так доставалось –само пройдет. Про голову и временную потерю памяти сказал. Врач нащупал большую шишку где-то на затылке и прописал то же, что и прежде –покой и сон. А потом Яна снова вернули в кабинет Габриэля.

28

Пока Ян проходил освидетельствование, Габриэль просмотрел описания людей, которые наговорил парень. Искал, ясное дело, длинноволосого мужчину с татуировками, и поиски скоро увенчались успехом: в базе оказалась фотография Альваро Каро, главы службы безопасности клана Лимите. Теперь оставалось подождать подтверждения самого потерпевшего, для которого следователь приготовил распечатки. С первым человеком было гораздо сложнее - под описание могли подходить многие, тем более, что часть лица скрывали очки, а усы вполне могли быть накладными. Лучиа потянулся и встал из-за стола. Все-таки сходил побрился и привел себя в порядок, а на пути обратно захватил пару стаканчиков кофе и вытряс из автомата сахар, пару раз легонько ударив по машине и приняв на себя нарочито возмущенное (но с понимающими взглядами) бурчание коллег, проходящих мимо. Когда вернулся в кабинет, заказал пару пицц, с тоской думая о нормальном обеде, где есть и салат, и суп, и что-нибудь на второе. И десерт. Габри вздохнул и сглотнул слюну. Голод в перерывах между работой чувствовался особенно сильно: видимо, компенсация того, что, когда рыл дела, о еде забывал напрочь. Неустанно клонило в сон; кофе помогал мало, а сухой воздух от кондиционера порядком поднадоел, поэтому парень выключил его и открыл настежь окно, попивая кофе и усевшись на подоконник проветриться. Да так и задремал, опустив голову на грудь и наполовину полным стаканчиком в руках.
Из сна выдернул стук в дверь - привели Амилькара, пообещав через какое-то время донести протоколы и снимки, которые следователь попросил сделать как можно скорее. Спрыгнув с подоконника, Габриэль подошел к столу и взял распечатки, попутно залпом допивая остывший кофе. Очередной стаканчик полетел в мусорку.
- Если хочешь, садись на диван, только посмотри лицо, вспомни, был ли там кто, похожий на него, - Альваро или нет? Лучиа сунул распечатки в руки Яну и услышал второй стук в дверь. Габри принюхался. - О, еда, похоже, - в проеме и правда стоял разносчик пиццы. Лучиа расплатился и положил одну на диван. - Надо будет еще, поделюсь. Кофе, чай будешь? - сходил за следующей порцией кофе - все равно тот, другой стаканчик остыл окончательно. Сегодня у автомата счастливый день - столько раз меня увидел за последние два часа...
С Яном они были почти ровесниками, поэтому Габриэль очень надеялся, что обращение на "ты" молодого человека не оскорбит и не покажется фамильярным. Он подкатил к дивану стул, положил пиццу на колени и оглядел собеседника.
- Слушай, а каким образом ты в Палермо оказался один, без денег? - пока перекусывали, Габри решил порасспрашивать Рошерха чуток о нем самом, подумав, что беседа сейчас будет лучше подачи сухого запроса о прошлом парня.

29

О, пицца это было хорошо, и кофе тоже. И диван. И то ли за то, что он опознал фотку, тыкнув в нее пальцем и сказав, что да, этот вот мужиг допрашивал его первым  и отдал на растерзание Джо, то ли просто так, но Габриэль таки перешел на «ты» Притом получилось это как то естественно, что Ян даже не сразу понял. Ему это хотелось сделать с самого начала, но все же это были взрослые серьезные люди за работой..
В общем, укомплектованный пиццей, первый кусок которой он заглотнул не жуя кажется за один укус, парень получил возможность рассказать историю своей жизни. А точнее той ее части, что привела его в этот кабинет, с уже выключенным кондиционером и жарким летним воздухом и звуками города из открытого окна. Атмосфера как то сразу стала поприятнее, а собеседник напортив выглядел совсем молодым и очень уставшим. Не похоже было, что Габриэль готов слушать длинный душещипающий рассказ о его несчастной любви и трупах. Но как же Яну повезло, что следователь не сделал запрос сразу.. или сделал? И ему пора срочно валить отсюда. Как бы это понезаметнее узнать? Может быть он просто сравнивает версии, чтобы узнать вру я или нет? Взгляд парня сделался слегка подозрительным, недоверчивым. Вообще все эмоции довольно живо отображались на лице, немного усилий и читай, как книгу.
-Я думал вы прочтете это в деле, -признаться честно не только из за страха, что его найдут. Просто.. это были воспоминания. Не такие давние и еще совсем не забытые. Но Ян уже научился повторять их снова и снова разным людям, отключаясь от смысла слов. Просто.. сейчас он оказался не совсем готов повторить это. Посмотрел пристально на Габриэля, на время забыв о еде, и, неосторожно, о горячем кофе в руке, который чуть не пролил на колени.
-Не говорите, что я у вас! -попросил, сам понимая, как неразумно для полицейского, и как подозрительно это прозвучало, -Если вы сделаете запрос и они узнают, что я у вас, меня заберут. Они отдадут меня местной мафии, я знаю, -да да, теперь ты выглядишь как параноик, убеждающий полицейского в продажности его коллег. Ян опустил глаза на стаканчик с кофе, -Программа защиты свидетелей, пока за этим следили федеральные власти все было сделано как положено, но мне чуть ли не в открытую сказали, что я не проживу долго после завершения дела. И у меня есть причины этому верит. Поэтому я и сбежал. А все деньги у меня на карте на имя Рошерха, но стоит мне раз ей воспользоваться, как меня засекут. Я и сюда добирался автостопом, чтобы не попасться на вокзалах. Почти все подробности моего дела вы можете найти в газетах, это была довольно громкая история, хотя я там был на вторых ролях, -Ян достаточно подробно рассказал о суде над мафией одного из городов Италии, которое блистательно выиграл его  наставник Стефан, о не менее громкое его убийство, где он, Ян, уже был свидетелем. А Стефан…трупом без головы. Последняя часть рассказал давалась парню явно сложно, хотя было видно, что он повторяет ее уже не первый раз. Кофе довольно быстро остыл в пластиковом стаканчике, и когда парень глотнул его снова, оно было мерзко холодным, но он все равно выпил его до дна и взял еще один кусок пиццы, хотя уже с меньшим аппетитом. Ему просто нужно было поесть.
Прожевав, он вздернул подбородок, показывая Габриэлю что-то
-Где то там должны быть шрамы от пластической операции, раньше я выглядел немного по другому. А теперь…я немного похож на Стефана…- признался, зачем то. Сходство было очень незначительным, если смотреть по фото, видимо только Ян видел то, что другим было не очевидно. Он невольно потрогал свой подбородок и нос и взгляд на секунды стал испуганным. От жуткой неловкости он скорее всего покраснел, потому что щеки горели. Будто он признался в чем то, слишком личном.
-Есть..салфетка, - нужно было как то замять это неловкое признание, Ян показал жирные после пиццы пальцы.

30

Хорошо. Габриэль довольно улыбнулся, когда относил распечатку к столу. Ян опознал Альваро - еще один кусок в мозаике дела. Когда вернулся к дивану, обратил внимание на то, что пицца парня поуменьшилась - видать, проглотил часть, как крокодил. Лучиа сел на стул, взял свой кусок и принялся выгрызать оливки, изучая лицо собеседника. На вопрос, заданный ранее, сначала получил довольно холодное и отстраненное предположение о том, что уже ознакомился с делом Амилькара, и изменившийся взгляд. Похоже, юноше было тяжело вспоминать о своем прошлом или он что-то скрывал. Внимание отвлек дернувшийся в руке Яна стакан кофе, а потом восклицание, от которого Габри едва не вздрогнул сам, так и застыв с куском пиццы, поднесенным ко рту. Амилькара буквально прорвало, и Лучиа слушал этот поток слов, изменяясь в лице - сначала удивился, потом напрягся. Парит или нет? С одной стороны, такое количество "попаданий не туда" уже тянуло на плохо написанную историю, с другой стороны, запрос все еще не был сделан, а это давало большее пространство для дальнейших шагов. А с третьей... зачем ему вешать на уши лапшу? Что он с этого выиграет? Уйдет сейчас - за ним мафия будет по городу гоняться. Не тот клан, так другой. Что ж, попробуем поверить. Но в рассказе парня было несколько странностей, которые лучше было бы выяснить.
- Ян... Ты ко мне на "ты" тоже обращайся. А то мне как-то неловко, - назвал парня по новому имени, чтобы разрядить обстановку. - Подожди, - со звучным хлюпом отпил свой кофе. - Значит, ты был юристом Амилькаром ди Корпа, а после некоторых не сильно веселых событий тебе пришлось сменить имя и пуститься в бега, я правильно тебя понял? - повторять "невеселые события" было не нужно. По словам Яна, у него уже были проблемы с мафией... В рубашке родился, не иначе - если до кучи так попался два дня назад и вышел из передряги живым. Мда, буйная жизнь. Интересно, какие подробности удастся из него вытянуть в дальнейшем? - Или ты уже сменил имя к тому моменту? - карточка на фамилию Рошерха - нафига тогда было ее такой делать, если по ней так легко могут засечь? И почему те мафиози знают Яна именно под этой фамилией? Лучиа дожевал половину пиццы и допил кофе, а Ян рассказывал дальше о деле и о Стефане. Габриэль с тоской подумал о своем преподавателе - совсем забыл его, уже полгода как ничего не писал, не сообщал о себе. А может, так я устроен - отдаляться от тех, кто мне дорог? Следователь нахмурился: опять личные мысли вылезали, когда их не просят. Вздохнув, он перевел взгляд на собеседника. - Тогда как тебя... - вопрос о том, как это парня не узнали до сих пор, если дело было таким уж скандальным, отпал сам собой, когда Ян запрокинул голову, рассказывая о пластической операции. Оставалось только поднять брови и молча рассматривать лицо: едва заметные шрамы на подбородке и носу. Габриэль без всякой задней мысли внимательно оглядывал парня в надежде получше разглядеть последствия операции, как вдруг Ян стал краснеть. Пришлось немного отодвинуться, хотя смущение собеседника, кажется, было не из-за взгляда Лучиа, а из-за слов самого Амилькара. Немного похож на Стефана, - возможно, Ян сказал больше, чем хотел бы, чего сам и испугался. Признаться, Габри тоже немного испугался: работал он отнюдь не психологом и мог ляпнуть какую-нибудь грубость, сам этого не замечая, хотя и старался разобраться в людях. Очень кстати Рошерх попросил салфетку, и Лучиа ретировался к столу в поисках оной. Рассказ парня оказался сумбурным, хоть и хронологически выверенным: видимо, были затронуты струны, еще не успокоенные временем: наверное, сильно привязался к своему наставнику. Прям как я. Роясь в ящике, Габри украдкой поглядывал на сидящего на диване Яна: тот явно был все еще испуган и находился в смятении. Следователь молча подошел ближе, протягивая салфетку. Какое-то время думал, что сказать, чтобы привести собеседника в чувство. - Извини, что заставляю тебя все вспоминать, - прозвучало довольно сухо, но компенсировало это понимание, на секунду проскользнувшее во взгляде. - Запрос я пока не отправил, можешь успокоиться. Пока что, - Лучиа наклонился и внимательно посмотрел Рошерху в глаза. - Будем оба надеяться, что мои коллеги из твоего города действительно настолько плохи, что сдали бы тебя мафии с потрохами, - ага, и то, что лицо изменено для защиты от мафиози, а не для сокрытия чего-то противозаконного. Кстати, архив газет можно спокойно посмотреть в интернете, чем Габри и занялся, пока Амилькар доедал пиццу. Через какое-то время и вправду нашлось несколько статей, описывающих дело, к которому имел отношение потерпевший. Лучиа рассмотрел и фотографию наставника Яна в попытке сравнить их лица - сходство если и было, то притянутое за уши (и за нос с подбородком) - едва уловимое, очень... личное. - Он тебе был дорог, да? - вырвалось у Габри, после чего он замахал руками и поспешно поправился. - Вопрос этот не имеет к делу никакого отношения, можешь не отвечать, - в дверь спасительно постучали, и Лучиа сорвался ее открывать. Оказалось, что принесли результаты освидетельствования. - Мою доедай, - указал на оставшийся кусок пиццы, сел на стул и, закусив губу, уткнулся в бумаги.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Отделение полиции » Кабинет Габриэля Лучиа