Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Яхта "Tenero Angelo" » Верхняя палуба


Верхняя палуба

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://www.salon.ru/images/gurnal/14/440_ind6_b.jpg

2

Вилла "Dolce vita". Парк. Причал

Поймай небо рукой, отрасти крылья, улетай прочь, оставь… Ключи в руке, вверх вниз, каждый раз замирая подкинутые в воздухе, замысловатым изломом, разлетаясь на стальном кольце и застывая на секунду, словно притяжения земного нет. И снова падая в ладонь, приятно позвякивая. Уже не его… связка ключей вверх вниз, и странно что ещё никого не задел, в глазах читается абсолютный похуизм ко всему происходящему. Что там, улыбка грудастой блондинки, стоящей уже на палубе…
О да детка, будь у меня настроение, я бы тебя непременно натянул… а потом куда… куда куда – трахать верблюда…
Пирелли облизывает средний палец, плотно сжав губы, пососав и вытянув изо рта влажный палец, складывает пятерней известный американский жест, в ответ на очаровательную улыбку девицы с формами… И не менее обаятельно, но в целом даже как то жутко скалиться в ответ, тем временем жест из трех пальцев поворачивая вниз…
Что не хочешь? Ну и пошла ты…
Больше интереса к телкам нет, Пирелли совсем ещё не пьян, но его, отчего то разбирает смех и злость. Потом невзначай он толкает плечо официанта с полным подносом посуды, стоит и внимательно смотрит как все это сыплется на ступени и бьется, бьется бьется… Разлетаясь мерцающими на солнце бриллиантовыми осколками…
Кажется, говорят на счастье? Да?
Все та же усмешка в глазах, что внимательно смотрят на растерявшегося парня, пристально, топят в своих почти черных омутах…
Хочешь, чтобы я извинился?
Ни одного слова ещё не произнесено, какого черта он вообще должен улыбаться, нахрена эта помолвка, за каким чертом его позвали? Бред, нет абсурд. Показать, что вот Наарден и Каро поменялись колечками словами и улыбками. И что же интересного?. Нет он не имел ничего против, но как же черт возьми это надоело… Ещё раз подбросить ключи, посмотреть через плечо на полицейского. Идет ли… Странно, что все ещё идет… И в конечном итоге прийти к мысли, что да, пора нажраться. Ну раз гуляние и прочие и бесплатная выпивка, сама дева Мария велела, повернуть резко в сторону ухватившись за перила идущие на верх, почти крутануться, и быстрым шагом через три ступеньки, от всей толпы подняться на верхнюю палубу…
- Хорошо мать твою…
Постоять, подумать, посмотреть на людей сверху вниз. Вспомнить оборванную нить разговора, про зверей…
- У меня тоже есть зверь… хочешь быть его крестным?
Посмотреть в не менее черные очи главы следственного отдела, отчего подумать про судьбу, застопориться в то, что верит или не верит, а мысленно снова послать все на хуй…
И вот уже услужливый персонал рядом, интересуется чего принести… Пирелли пошевелил пальцами, привязал салфетку на перила, позволяя трепать её ещё не сильному морскому бризу…
- Текила, коньяк, абсент… Да, так, именно в этом порядке...и на молчаливый взгляд – добавить что пойло непременно принести в бутылках, ну и бокалы к ним полагающиеся тоже, но вряд ли они пригодятся, как подумалось волку. Ещё пять минут, и вот на столике рядом, в бутылочках, на скорую открутить пробку у текилы, хлебнуть из горла, а стаканчик поставить на перила и словно невзначай толкнуть пальцем, наблюдая как он летит в толпу вниз… Разбивается, не прятаться, словно виновато издевательски улыбнуться… поставить второй стаканчик… следом отправить оба бокала для конька, прибежавшему служке кивнуть мол принеси ещё, что то руки не держат, хлебнуть ещё… Вспомнить какой то захудалый гей бар со стриптизерами, текилу с живота с члена с животной жадностью, и минет на закуску, облизнуться, узреть Риан где то внизу на палубе, теперь абсолютно честно отсалютовать ей улыбкой, приглашая подойди поближе кивком головы, надо же наконец отдать цветы… И снова приложиться к терпкой, горячей, что обжигает горло мексиканской водке… Покоситься на Легара и вспомнить про выигрыш камешки и кажется что то совсем пакостное задумать, и снова пить…

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-05-29 14:35:27)

3

Мноооого людей. На небольшом участке пространства.. Сравнительно с морем - совсем небольшом. Хорошо, что ветерок обдувает. А то количество парфюма, что вылила на себя эта масса людей... да ещё и разнообразного парфюма... У Ге запахи сложнее сандала вызывали стойкое пренебрежение и желание отойти подальше, чтобы не пропитаться не дай боже. Иначе настроение испорчено на весь день.
Шёл за Бруно, продирался сквозь локти и  плечи, чихая от излишне интенсивных запахов вокруг. Потому вариант удрать на верхнюю палубу воспринял с энтузиазмом, вскарабкался по лесенке и водрузил подарок на один из стульев. Пошедшие в расход стаканы воспринял скептически, но одёргивать даже в голову не пришло.
Кивнул на высказанное желание о крёстном, совершенно соглашаясь и далеко не строя планов. Просто сказал "да". Однако, спас одну из стекляшек, плестнул туда себе абсенту и завис, глядя вдаль, до горизонта. Краешками глаз посматривая на раздухарившегося Волка. Что-то парня пёрло. Или внутренняя проблема, или просто хотел сбежать. Легар поймал себя на желани подойти и обнять Бруно. Успокоить или поддержать. Но пока Волк щёлкал чуть раздражённо зубами - подходить решил значительно потом. Хулиганит, напрашивается на внимание к себе. И странный и хороший. Тем утром, на пляже, он был словно отдыхавший от суеты ангел. Сегодня, просто бесёнок какой-то, требовательный, колючий. Живой. Это радовало. Что будет дальше - было искренне любопытно..

4

Нижняя палуба------------>

Если внизу было достаточно свободно чтобы расползтись ровным слоем по просторам не маленького судна и каждому гостю, или кучке гостей, найти свой собственный, достаточно тихий уголок, то пятачек верхней палубы таких возможностей для уединения не предоставлял. Разве что купол небольшого салона отделялся от продуваемой со всех сторон площадки в поднебесье, словно парившей в белых купочках облаков - в их пушистые периноподобные кучи так и напрашивались розовые ангелки... и таковые даже нашлись. И даже в количестве двух экземпляров.
Покрутив головой, показавшийся из лаза в палубе Франческо подивился причудливости фантазии того мариниста, который написал это полотно маслом - юный механик, уже успевший вчера в клубе засвидетельствовать ему свое почтение, в компании с заблудшей не в свое стойло овечкой - полицейским ищейкой.
Все чудесатее и чудесатее.
Явив из дырки в полу все стройное тело в белом, и даже по ходу успев прихватить распахнутую рубашку на пару нижних пуговиц (все же присутствие гос.мужа отзывалось в теле рудиментарными рефлексами) Франческо лучезарно улыбнулся обоим отшельникам, следившим за уходящими в даль берегами любимой Сицилии, но подходить не спешил. Да вобщем-то и вовсе не собирался - оба находились в том положении, в котором при наличии соответствующего интереса, следовало идти к горе самим. Вместо этого Канторини поспешил нырнуть прочь с обжигающих лучей высокого солнца под навес небольшого салона, где был накрыт более чем привлекательный стол.
Едва различимый бесподобной прозрачностью графин одним своим видом вызвал приступ такой жажды, что дон судорожно сглотнув будто пропесоченным горлом, тут же отлил себе полный стакан брякающей кубиками льда воды, и жадно припав к тонкой стенке разом осушил его. Блаженный выдох близкий к оргазменному - как мало надо все таки человеку. Теперь можно было взяться за что-нибудь и повеселее: попросив у официанта солнечный дайкири, Ческо плюхнулся на низкий диванчик. Практически в изнеможении: вытянутые ноги гудели, живо напомнив дону, что немецкий блондин вовсе не был купочкой облачка, а ему, дону, уже давно не двадцать пять. 
странно это - когда мы получаем возможность, у нас уже не остается сил... Господь все же редкостный весельчак, ни как не дает своим творения спокойно сдохнуть.
Толченый лед, Гавана Клаб и сок одного лайма - формула любви к этой жизни проста. Франческо поблагодарил кивком официанта, и, оперевшись локтем на подушки в позе восточного султана снова прокрался взглядом к фигурам на площадке зависшей над морской гладью. Волченок - довольно строен, но несколько жилист, и вечная готовая огрызнуться гримаса выдает в мальчишке прорву юношеских комплексов. А вот коп - это уже интереснее. Крестный вспомнил подробности знакомства: дурацкий, наивный, самонадеянный поступок - поступок идеалиста-фаталиста. Странное сочетание для полицейского. И вот опять, в логове льва с голым задом - мазахизм? стальные нервы? глупость?
что вы такое, сеньор Легар?

5

Итак, продолжим наш рассказ, как в море уплывал «баркас»…
Все те же люди, лица, небо, море, облака. Палившее нещадным зноем солнце, и наш бесстрашный герой, смелость которого была подогрета изнутри горячительным составляющим… Сперва Бруно решил, что ему хватит, когда его повело, как ему показалось, куда то в сторону. Что самое странное, он ещё и трети «живительной влаги» не испил… Но когда волк понял, что этот вовсе не он, а яхта, вернее капитан отдал команду, ещё не полный, но вперед и красавица разворачивается, становясь на курс, оставляя позади верхушки шатров, белые ступени, на которых Пирелли был осыпан лепестками, которые по сути стали отправной точкой завязавшегося разговора. Ну да скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Волк смотрел в зеркальное отражение виллы в подернутой рябью морской воде. На полосы пены, из под винтов, что через миг исчезали, позволяя поверхности снова быть тихой. Люди на берегу ещё суетились, кто стоял на причале и махал в след, официанты убирали, а к моменту возвращения, и следа от празднества не останется. Но путешествие только начинается! Деревья качают стриженными яркими кронами на легком ветру, в след отплывающей яхте, когда как на палубе, воздушный поток становиться более чем ощутимым… Треплет волосы, беспорядочно, то на затылке, то заставляя лезть пряди в лицо, и на глаза, так что буйной головой приходиться иногда встряхнуть, легкая ткань футболки и штанов начинаю парусить, не хуже будущих «крыльев» яхты. И обязательно будет миг, когда захочется забраться на нос корабля, под самым парусом и орать до одурения, и даже не обязательно что-то членораздельное, а просто орать в море, потому что чертовски хорошо. Темные призрачные оковы постепенно спадали, позволяя дикой душе резвиться в волю. Улыбка на лице стала настоящей, не хищной, скорее хитрой и шутливой. Бруно перекинул ногу через перила, зацепившись ступней, на всякий случай, так чтобы не свалить мордой вниз и не испортить людям, а в частности и себе праздник. Хотя по всем законам физики, при потере равновесия завалиться он мог по инерции и спиной назад, на дощатую палубу и хорошо долбануться позвоночником. Но если прикинуть – когда Пирелли вообще следовал законам физики, в прочем сейчас ему ничего не грозило, даже в столь свешенном  и уже в слега нетрезвом состоянии. Вот и Риан его заметила, помахав в ответ снизу рукой… Но второй виновник торжества на глаза попадаться никак не хотел…
Опоздал к отплытию…
Заключил гонщик, пытаясь сделать скорбное лицо. Ничего не вышло… Бруно наклонялся вперед сильнее, подставляя голову ветру и позволяя трепать волосы, наблюдая за людьми сверху, что стекались в недра яхты, на нижнюю палубу по ступеням… Пробка от бутылки оказалась в пальцах совершенно случайно, прищуренный хитрый взгляд нашел внизу «подходящее» декольте… Прицельный бросок и пробочка попадает как раз в разрез между, а он мог даже поспорить на это, силиконовых грудей, все той же блондинки, что оказывала ему знаки внимания… Вот она уже вертится, ищет откуда, ага… Тем временем заливающийся хохотом Бруно, оказывается снова за перилами, присев так, чтобы его не было видно, озорно глядя на полицейского…
- Трехочковый…
Высунув язык и подмигнув, мол нечего с такой серьезной рожей тут ходить, я видишь балуюсь, мне хорошо, мне все можно… Опять вспомнить про крестины любимых зверей… В очередной раз приложиться к терпкому напитку…  Что такое быть крестным мотоциклу, да ещё если его хозяин один из клана мафии… 
Сможешь ли каждый раз забирать его со штраф стоянки, закрывать глаза на превышение скорости, и не дай бок в погоне прострелить колеса… впрочем, в обратную сторону, оговорок не меньше…
Палуба под приземленной пятой точкой приятно вибрировала от работающих моторов, чайки продолжали кричать друг другу гортанно, солнце слепило, самое время спрятать под какой-нибудь навес козырек, и тут, откуда не возьмись, явление народу – сам Франческо…
О бля…
А на лице у того написано, не ну точно написано! Нет? Ну и что. Я хорошо потрахался витает в воздухе… Да и улыбка шикарная жемчужная не оставляет сомнений. Только мысли чего то в голове путались, видимо Пирелли помимо дел насущных в голове ещё прикинул пару тройку эротических поз, да и текила весело бродила по организму, заставляя ощущать себя более раскованно. Волк отсалютовал и дону, что тут же удалился на диваны. Само собой, можно было подскочить и начать юлить, мол, шикарная речь, или ещё какое-нибудь дурное бла бла. Можно было вспомнить о танцах в клубе, или спросить про погоду… в том же помещении. Но бредовые мысли снова вернулись к выигрышу… Пьяные глазки, ещё не в кучку, но с веселыми бесами, исследовали стол с выпивкой и закуской в виде лайма, волк поднялся на ноги успев заметить сверху, как Каро заскочил на палубу в последний момент с кем то из клановых. Взять четвертину лайма и почти твердым шагом отправиться к полицейскому, засунуть четвертину цитруса тому в рот, не всю на половину, во избежание дальнейших вопросов, объяснить, мол, что выигрыш – будто от этого станет яснее. Приложиться к бутылке ещё раз, и вцепиться в лайм с другого конца, разгрызая зубами кислою сочную мякоть с яркой нотой аромата присущего только лайму, разгрызая вместе с кожурой, почти у самых губ, не касаясь и когда своя доля захвачена, отстраниться, пережевывая, ловя капли сока языком молча, но с дикой и бешеной улыбкой, сдерживая смех в себе. Смотреть в глаза с интересом, и любопытством…
Ну что, нравиться?
Ну и что, что рядом дон. Ещё чего стесняться, тем более алкоголь кровь разогрел до нужной кондиции. Стоять на ветру и улыбаться…

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-05-31 15:19:39)

6

Механистично, почти бессознательно, по вечной привычке восточника, контролировал всё вокруг происходящее. Волк полез на перила, дурачась весёлым зверьком... ага, Ге подобрался инстинктивно, проверив траекторию - свободно ли  сможет быстро оказаться рядом, если вдруг что... Но, Бруно взрослый мальчик... и судя по движениям - сам хорошо о себе может позаботиться. Видимо, кликало что-то в восприятии у Легара. Забота о младшем, погибшем давно, брате въелась в кровь... безотчётно на всех, кто был его возраста - Ге переносил это восприятие..
Улыбаясь тихонько, следил за шалопайской выходкой, перегнулся через перила сам, чтобы увидеть результат. Поопладировал Бруно бесшумно, оценив, но решив не спускаться ещё полчаса как минимум, потому что взгляд блондинки сказал весьма многое...
-Бруно, нас заколят шпильками и приколотят к палубе каблуками туфель.
Второе - появление белоснежного дона Канторини, взнёсшегося из люка на палубу как герой в опере Вагнера. Не хватало лишь ангельских труб для сопровождения.. до того волна сытого удовольствия и вальяжного ощущения царя мира разливалось вокруг фигуры, хозяина Коза Лимите. Это заставило загривок напрячься. Легар отчётливо понимал, что - на чужой территории.. и старательно затушёвывал свои инстинктивные реакции, пытаясь быть или нейтральным или - валять дурака. Потому что блаженных не трогают. Выпив одним глотком абсент из своего бокала и неплохо обжёгшись, Ге усмехнулся - а ведь действительно... ведь сумасшедший же.. и знаю, что безумен, так говорили по крайней мере... самому это понять труднее.. Разве то, что постоянно надо удерживаться на кончиках пальцев в реальности - это безумие? У вас - не так?
А Волк скользил по краю, специально словно толкая на острие, смотри, сорвёмся же...
Мягким и ручным зверем взял в зубы чуть неловко запихнутый в рот кусочек лайма. Лапы то уже чуть неверные, плавает механик... Плавает вместе со всей яхтой, покачиваясь на волнах, разворачиваясь со всех картинкой мира, что отрывала прибрежье и людей и выносило в бесконечность лазури и синевы, смешивая мазками белого и ультрамарина в единое, что хорошо вкладывалось в слово "воля". Легар засмотрелся на синь, что раскинулась над ним, упустил момент отгрызания, нахмурился, втянув и проглотив разом оставшийся огрызок.. Ннннн... если ухватить эту бедовую голову за затылок, впутываясь пальцами в треплемые ветром волосы, да скользнуть по поверхности двух чёрных омутов взглядом, что таит темноту и тени, с точками красных огней-фонатрей, бешенно мечущихся в истерике сейчас, да придвинуться, прихватив второй рукой за рубашку, чтобы не дёргался, и слизнуть остатки сока с подбородка, а затем и с губ, пухлых, напрашивающихся дурашливой улыбкой на то, чтобы их поймали ... отпустить и пойти к дону, потому что - если не поприветствовать его, то можно потом добираться до берега вплавь. Не сейчас.. потому что качается под ногами не только палуба.. весь мир чуть кружится, покачиваясь, огромный, просторный, ветренный и ...
-День добрый, синьор Канторини. Не помешаю?
В последей фразе, и во взгляде, спокойном, лишь вопрос - не помешаю ли вообще своим присутствием? На палубе, на яхте, на празднике.. , в этом мире.

7

В преувеличенной бесшабашности мы прячем неловкость - чем хуже музыкант играет, тем громче наяривает, терзая струны (клавиши, перепонки) своего инструмента. Молодому механику ну очень хотелось выглядеть веселым и, стоило догадаться, раскованно смелым: дон опустил глаза в район ватерлинии сеньора Пирелли, мысленно очерчивая форму плоских как сковородка тазовых костей под мешковатыми штанами, пацански собранными кулиской на ремне, так, что пуговица на ширинке вываливается из под пряжки ремня.
не перестарайся, привлекая мое внимание... а то не ровен час не будешь знать куда от него дется...
Сказал подшефному блестящий черный взгляд, и переместился на копа, следя за его приближением, словно засевший в глубокой тени, схоронившийся зверь, поджидающий, когда улов сам придет в рот. На фоне паясничающего мальчишки Легар выделялся с остротой торчащего из пробитой плоти клинка - сосредоточенной серьезностью, настороженность, чуткостью натянутой струны, поющей на ветру тихую мелодию самосохранения. Боится - значит уважает. Конечно, мы все слишком возвышены, чтобы позволить себе низменное удовольствие от лести столь грубой калибровки, но можно сколько угодно уверять себя и других, что стою я здесь исключительно из-за трамвая, а факт останется фактом - смиренная учтивость глаз и покатые плечи отзываются на губах коралловым тоном снисходительной покровительственности. Впрочем тщательно маскируемым под искренне удовольствие видеть. Мы же культурные люди... обычно.
- Ну что вы, сеньор Легар, - Франческо не пытается встать для приветствия (это было бы уже перебором), но протянутая исконным дружелюбным жестом рука повернута совершенно традиционно - исключительно для пожатия - ни кто не собирается пытаться обращать копа в свою веру. Гость, так гость, - я, правда, еще рассчитываю побеседовать кое с кем на счет индивидуально приглашенных... но, в конце концов, это не мой праздник сегодня - приходится повиноваться желаниям возлюбленных.
Жертвенная мимикрия удается крестному неважнецки: нимб приходится накалывать прямо на рожки. Пожав полицейскому руку, он махает вполне себе царским жестом на диванчик рядом с собой. Раз уж так получилось, следует воспользоваться возможностью так сказать поближе познакомиться с попавшимися в лапы в руки образцами верной службы отечеству... а из головы не идет мелкая как пудра белоснежная поземка - кажется, что даже кожу неприятно потянуло пустынной сухостью - цементный завод, наверное, еще долго будет первой ассоциацией к имени Легар.
- Надеюсь добрались тогда без приключений? - вальяжный голос, расслабленная поза с высоким бокалом хрустящих хрусталиков льда в очерченной резкими, длинными линиями сухой кисти. Но глаза чуть уже, словно прищурены на солнце, хотя его золотым лучам не позволено проникнуть в тень комфортабельного салона - Франческо говорит не со "своим", пусть и однозначно ярлык "чужой" тоже не вешает... пока - признаюсь, хотел бы удержаться от разговора о делах... но, это выше моих сил. Теперь, когда они приняли еще и политический оборот... кажется возможности наслаждаться жизнью у меня совсем не осталось.
Дон отвел глаза от собеседника и щелкнув пальцами поманил официанта. Беседа, да еще и в деловом духе, рефлекторно отзывалась желанием закурить. Вспомнив о недокуренном подарке Джо, крестный решил восполнить никотиновый пробел так же сигарой, которая в два счета оказалась в его длинных пальцах. Мысли потекли ровнее.
Этот засранец мне на троне ну ни как не нужен. Седина в голову - бес в ребро... иш чего удумал, политику ему подавай. Отставив в сторону бокал с коктейлем, изящные руки взялись обрабатывать сигару, готовя к употреблению: стальная гильотина резака сверкнула в пальцах, срезая кончик плотно свернутых в трубочку листьев в пепельницу. Только через мой труп... а помирать я, извините, пока не собираюсь.

8

Если Бруно улыбался – то он улыбался, если не хотел, то ничто не могло его заставить. Молодой человек не был из разряда тех танцоров, которым яйца мешают, но если принять на грудь, их существование вроде как не замечается... Комплексами неполноценности не страдал, а то что держался в отдалении, так у всех свои тараканы. Хотя может в этот раз он и переборщил, а то потом окажется что эта девица, какая-нибудь внучатая племянница, мужа двоюродной сестры прапрадедушки действующего голландского дона, и ему ещё по шее настучат, за неучтивость… Конечно синьор Канторини за свою жизнь повидал многих людей и выделил наиболее часто встречающиеся стереотипы, это не значило, что всех нужно грести под одну гребенку. Каждый раз тыкая носом в безбашенность и молодость. А не завидно ли, что груз на плечах и не только лет, но и ответственности? Ну а красноречивый взгляд дона, пониже спины, явно говоривший, ты мне не особо по вкусу, но на безрыбье и рак рыба, будешь баловаться накажу. Уж о чем не мечтал Пирелли, так это оказаться в постели Франческо, да куда там в постели, проще говоря, им трахнутым. Но ни это его сейчас беспокоило, совсем не возможность встать костью поперек горла в сложных из без того отношениях в клане, или зарабатывать своей задницей место повыше и потеплее, да хотя куда там. Чести не прибавит, а гордость заденет. При всем при это заслуг Каро он не умалял, но одно дело чувства, которые между этими двумя точно были, другое дело бездумный животный трах за ради того чтобы отхватить кусок посочнее. Не для того Пирелли связался с мафией, не для того начал рисковать своей жизнью. Мог вполне остаться простым уличным гонщиком и иметь свой кусок до конца дней, все могло быть по - другому. И каждый раз упрекать в ребячестве, когда действительно можно забыть об этих чертовых цифрах, угрозах, почувствовать свободу, без тени «короля». Забыть что, многие негласные законы подписаны кровью и на крови… и ещё много о чем забыть… Хотя может быть это бред и солнце совсем напекло голову. Пойти искупаться? А вдруг акулы… Одна мысль была трезвой, которую он успел поймать за хвост. Его снова распирает зло, за весь прошедший месяц, каждый раз, при любом состоянии он соскальзывал в эту тёмную сторону, если кто или что то, хоть немного нарушало его планы. Вот и теперь их уединению и разговору ни о чем помешал дон, глупо было предполагать, что на верхней палубе они останутся незамеченными надолго. Все на корабле старались искать уединение. Но вот лишняя слежка, будто Бруно язык за зубами держать не умеет и вот сейчас выболтает полицейскому все, раскроет карты, выложит на блюде. А вот хуй, всем хуй. Бруно снова ушел в себя, окутавшись мраком. Заебали его эти откровенно скучные разговоры про политику и про дона Морелло. В конечном итоге выход будет только один – голова с плеч долой, и нет проблем….
Если сначала Бруно хотел спросить, куда же плывет сиё чудесное судно, то сейчас желание отпало напрочь, как и желание присутствовать здесь и мозолить глаза. Ещё с пристани он помнил, что Ренат зачем то хотел  подойти к Франческо. И если бы его присутствие здесь было нужно, Канторини непременно бы обозначил и это. Вряд ли кого-нибудь интересовало его мнение по поводу создавшейся политической ситуации, не то что ему было сейчас откровенно насрать, скорее он был вовсе не настроен говорить на эту тему…
Посему увлекшись корабельной командой, что начала расправляться с парусами, с любопытством, присущем любому человеку, посвятившему себя технике и разнообразным механизмам. С желаем пойти помочь или просто понаблюдать в близи Бруно боролся со всем недолго, потому что оно победило и сразу…
А то что, Легар был приглашен в качестве гостя самим Альваро, так ему и отчитываться. Бросаться с кулаками никто ни на кого не собирался, посему, стоять столбом развесив уши, Бруно тоже не собирался. Кому будет нужно, тот его итак найдет. Не лабиринт минотавра в конечном счете эта яхта и клубков Ариадны не нужно. Если Ренат соберется продолжить беседу, он её продолжит. Ну а если нет, то на нет и суда нет. Пирелли уступил место старшему, положив ключи от нового мотоцикла рядом на стол с розами…
- это на случай если ребята придут, я меня не будет… Вручите им…
Он спокойно улыбнулся, оставил там же на стуле свою футболку и спустился вниз к команде. Может он хотел послушать истории капитана про остров сирен, может украдкой посмотреть за процессом управления яхтой, а может ему и правда доведется развернуть парус, подтянуть канат другой, или он займется созерцанием глади Тирренского моря, в надежде увидеть мокрые спины дельфинов. И пусть солнце палит нещадно, смуглой коже, привыкшей к таким катаклизмам и переносившей их стойко из года в год, никакой ожог не страшен…
Но пока Бруно спускался по лестнице, все - таки одна мысль не покидала буйную голову. Пальцы на затылке, язык по шее, скуле и губам собирающий капли кислого сока… и куча глупых вопросов… показалось или нет? Видел дон или отвлекся в этот момент? А если видел, то предпочел ли сделать вид, что не заметил, тактично промолчал, или потом его ждёт разбор полетов? Глупость конечно несусветная, баловство, но что это за бес скачет все так же в тёмных глазах и шепчет на ухо, о том что не стоит бояться переступить ещё одну грань. Мог ли глупый волк представить, что его бездумная шалость покажет ему, что, как ни парадоксально, в полиции тоже есть люди с далеко не стандартной ориентацией. А казалось бы должны быть семьянинами, с детишками, в крайнем случае в разводе… А на деле оно совсем и не так… и палец пробегает по губам, снова задавая вопрос хмельному разуму – было не было?

ООС: 1. поцелуй был
2. Затерялся в толпе

Нижняя палуба

9

Дыша обожённым горлом и слизывая потихоньку кислый вкус со вкусом поцелуя, Ге уселся аккуратно на диванчик с доном, выдержав расстояние, указывающее на то, что прекрасно понимает создавшуюся ситуацию, не забыл своего стояния на коленях на полу в салоне лимузина, но и не особо этим заморачивается, если честно. Лёгкую улыбку оставил себе, пряча под ней своё далеко не трезвое сейчас. Что было "до" - знает лишь Кошка. Что будет "после" неизвестно пока никому. Хотя, скорее всего, раунд будет за Каро.
-Спасибо, синьор Канторини. Меня тогда ребята подбросили. Конечно же - следили, не оставили.
Что было - то прошло. Какая теперь разница - один был или не один... нн, да, совсем одному пойти было бы втройне страшно. И не знал тогда - увязались ли за лимузином дона ребята из техников или нет... Лишь когда увидел их машину на дороге, отлегло от сердца - не бросили. Сделать бы ничего не смогли бы тогда.. но всё равно - приятно чисто по человечески.
-Политика... оо, лучше бы конечно о ней забыть на фоне этого простора и моря...
Проследил, как исчезает Бруно, решивший развлекать себя в одиночестве... перевёл взгляд снова на собеседника, устало решившего всё же вернуться к делам повседневным, даже на празднике жизни.
-Но похоже, больше нам как бы и говорить не о чем... - открыто улыбнулся, вздохнув.
-Мне как то представляется всё в несколько тёмном варианте. Наверное, специфика профессии. Похоже, что карьера синьора нового синдика будет либо недолгой, до первого же серьёзного нарушения, что допустят его люди, которые не смогут изменить своей обычной схемы действия - насилие, шантаж, незаконная торговля - либо клан Корона Унита уйдёт целиком в легализованный бизнес, оставив на вас весь криминал. Тут как бы получается, что соперник у вас пропадает, освобождается место. Сказка просто. И такая же нереальная.
Подвёл горько черту, давая понять, что в общем то почти шутил, говоря всё это. Ясно, что дон Коза Лимите и без какого то там следователя прекрасно знает и это и многое другое в обстановке в Палермо... чудном городе Палермо, где можно найти рай и ад... иногда одновременно.
Следя за пальцами дона, мучающими сигару, Легар ловил себя на том, что жалеет, что Бруно вроде как обидился. Положил ключи и отказался от вручения подарка, что так тщательно выбирал. Забавно, вроде знает парня совсем коротко, а вот - чувствует же настроения... привязался, что ли? О, господи..
Чайка остро крикнула прямо над головой, Ге вдохнул быстро, поднимая взгляд от рук, к лицу Канторини. Неоправданная расслабленность. Рядом с хищником надо показывать, что побаиваешься.. иначе могут посчитать за соперника. Это нам надо? Нет, совершенно нет. Не сегодня, чёрт возьми.

10

Создание сигары, это сложный процесс - почти искусство. Листы с куста табака собирают в точной последовательности, начиная с самых нижних, через определенный промежуток времени следующая пара растущих друг против друга бархатистых лопастей, и так дальше до верхних, самых нежных и маленьких. Далее сушка: в несколько фаз, сменяя тень солнцем в течении почти трех месяцев из связаных пучками стопок выгоняется влага... чтобы следующей фазой замочить высушенные листья в бочках определенных пород деревьев - этот процесс называется ферментацией. И дальше еще долгое время много много ручного, кропотливого не спешного труда вкладывают руки простых кубинцев под чтение лектором глав из истории славной борьбы команданте Чегевары и его верного друга Фиделя с грязными гринго за свободу самого прекрасного острова на земле.
Франческо раскурил плотно свернутую в кожистую трубочку охапку табачных листьев, окутавшись клубами терпкого, древесного аромата - запах истинного мужчины.
Ехидный Альваро явно что-то имел ввиду этим странным приглашением на семейный праздник - хочет поиграться с копом? Вон, Пирелли так уже пустился в провокационные жесты с явным подтекстом "я не такая!". Видимо и мне стоит поддержать свой коллектив, так сказать поймать семейный дух на лету - раз сегодня подают Легара, то его и будем кушать
Кстати о запахах. Конечно благородная сигара сейчас завладела основным тоном в амбре вокруг итальянца, но свежайшие приключения романтического плана все еще витали сильнейшей аурой самого мачистого свойства вокруг его расслабленного тела. Да что уж там: взять хотя бы руку, что дружелюбно пожал сеньор бравый полицейский - каких нибудь минут двадцать назад она беззастенчиво ласкала задницу Имре, предваряя появление в ней донского члена... и пахла теперь вполне себе соответствующе. Канторини нравились естественные ароматы любовных соитий: после секса он частенько предпочитал некоторое время не мыться, нося на себе запах своих любовников. Как минимум у себя дома, не разрушая ни чьих представлений о нормах приличий в приличном обществе, а яхта, безусловно, являлась как бы продолжением его дома. Идея маленькой шалости пришла на ум сама собой...
- Не стоит волноваться, сеньор Легар, - выслушав вполуха весь тот детский лепет, которым то ли пошутил, то ли поделился чистосердечно полицейский, Франческо постарался чтобы глаза у него приобрели большую округлость, выражая внимательное поглощение информации. Лицо мафиози сейчас шло в совершеннейший разнобой с ядом его слов, - новый синдик у нас конечно же будет... но не в лице сеньора Антонио.
Его рука поднесла ко рту толстый бархатистый на ощупь конец сигары, обнимая губами и слегка потягивая терпкий дым. Франческо смотрел на соседа не отрываясь, чуть подавшись вперед словно хотел прибавить что-то к своим словам, но не решается произнести нечто... особенное - как будто для этих слов необходим особый контакт, более близкий. Это невысказанное как будто извиняло и следующий жест - дон снял вторую свою руку с подушек, по которым она была распластана, и опираясь о диван подсел к полицейскому ближе,  съедая оставленную тем дистанцию вежливости
- Я надеюсь вы не будете... - склонился, становясь еще ближе, зависая глаза в глаза. Рука с зажатой между двумя оттопыренными пальцами сигарой, изнывающей сизой струйкой дыма, легла на бедро под серой тканью, ощутимо опираясь о крепкую плоть. Выдох. - против?
Теперь можно было бы ощутить и запах самого любителя испытать фортуну - увы, хищные ноздри раздувшись не принесли много информации. Никаких следов парфюма, немного пыли с ткани пиджака, едва заметно свежий пот чистого мужского тела... не сравнишь с вакханалией ионов вокруг молодого дона. Черные глаза не давали понять, то ли они выдали только что полицейскому управлению план Барборосса, то ли манят пустой блесной голодную щуку. Преступный сговор, или опасное заигрывание? Равновесие системы опирающейся на загорелую ладонь в провокационном месте на бедре Легара - шаткое равновесие.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-06-02 06:22:30)

11

Запах курящегося табака никогда не любил. Потому привычно перешёл на замедленное дыхание и незаметно стал дышать ртом, чтобы не усугубить участь и так шокированных рецепторов носа. Так делал уже почти на автомате - многие соседи и знакомые курили, совершенно не учитывая желания некурящих вокруг себя. Доходящие оттенки запаха показались странными.. вспомнился по ассоциации фильм Тони Брассо "Подглядывающий" и игры молоденькой сиделки с сигарой. Спрятав чуть пьяную усмешку в кулаке, типа кашлянув от дыма, Легар сделал вид, что удивился обещанию по поводу нового синдика.
-А кого прочат? Мне профессионально интересно - с кем воевать буду и чьи идиотские приказы выполнять...
Однако, поспешно нахмурился, едва удержавшись от движения назад, от подсевшего вдруг дона. Сработало элементарное - опасение за костюм - слишком рядом с тканью оказался тлеющий огонёк сигары. Честно захотелось сбежать от взгляда, что словно состоял из чёрного пуха, от припечатавшей бедро руки, показавшейся вдруг каменной, как у Командора.
-Против чего?
Спросил, чуть забуксовав с пониманием, потому что алкоголь совсем не добавляет скорости к сообразительности. Опёрся руками о мягкую кожу диванчика, проваливаясь в неё пальцами, пытаясь найти зыбкую, но опору для быстрого реагирования, если что... С тоской посмотрел в лицо Канторини ... и прыснул смехом.
-Вроде как о политике начали... или это такая политика теперь? Хотя, да, в этом вы правы...
Вспомнилось всё нагромождение странностей, что случилась с ним в Палермо по приезду и снова пропёрло на смешок.
-Однако подобный способ вербовки для меня внове, синьор Канторини. Или в Лимите такой обычай?
Алкоголь говорил за Ге. Сам же он не особо замечал сказанного, сосредоточившись на том, что вдруг захотелось пить. Просто пересохло всё внутри до состояния пустыни Гоби. Махнул гарсону, показав сообразить коктейль на его выбор. И старался не сильно широко лыбится, чтобы не обидеть дона. Чревато. Да и - вообще, старательно намекал взглядом, что рука дона - не по адресу попала.

12

- Против того, что это не Тони будет нашим новым синдиком... - бросив томные нотки и усмехнувшись нелепому виду полиса громко объяснил Франческо, с укоризной приподняв бровь, - а уж какая сволота позарится на теплое место мне все равно - продажные шлюхи все одинаковые.
А вот на последнее замечание борца за законность снова сузил глаза, ставшие хитрыми хитрыми
- Ой, ли?
Легар (или его хмельное альтер эго) вобщем-то правильно поймали настрой молодого хищника - дон игрался, переливаясь радужными красками собсвенного великолепия, ни сколько не стесняясь собственной же не скромности, наступая мышке на хвост мягкой лапой и с интересом рассматривая как она трепещется в судорожных попытках вырваться... а острые ножи когтей - тут же, рядом, но втянуты радушно в ворсистые подушечки. Дон Канторини доволен глупой мышкой - она забавная.
- Неужели вам больше по душе сухой расчет? пошлая калькуляция чего и за сколько?.. - уловив стремление копа нащупать дополнительную опору итальянец машинально усилил напор, соприкаснувшись бедром обтянутым выразитльно тонким и белым с неесчастной ногой полиса как и вопившей о секшуал-харазмент, - не верю... в вашаих поступках (а я уже имею возможность наблюдать второй) мне видится сугубый романтизм мазахизм. Если бы вы были женщиной, сеньор Легар, я бы назвал вас женщиной, которая не боится следовать своим инстинктам... 
Не известно как уж там достопочтенный служитель Фемиды, но вот Франческо, даже не будучи сеньорй, своих инстинктов слушался всегда: вот и сейчас, анализируя сигналы посылаемые собственными органами чувств (и сверх-чувств), вбирая и пропуская сквозь них мельчайшие движения, мимику, жесты вынужденного выдергивать свой хвостик из под кошачьей насмешливой лапы Рената Легара, он явственно ощущал... не-мужскую мягкость плавных, мелких движений, скромное сопротивление выражаемое одними лишь слегка стеснительными взглядами, на манер "ах, сударь, ведите себя прилично". Франческо не задавался банальностями типа попыток угадать ориентацию полицейского - в этой игре подспудных посылов она без надобности. Одному суждено родится охотником, другому - добычей... и все существо дона, притиснутое почти вплотную к габаритной, специально тренированной фигуре на диванчике цвета кожи кота-сфинкса, ощетинилось ощущением рядом объекта ловли. Основному инстинкту невозможно не повиноваться: одним жестом остановив протянутый Легару бокал с напитком, дон, окатив откровенным взглядом крепкое тело от шеи и до самой своей ладони с зажатой между пальцами сигарой, сделал следующий ход, попутно меняя тему... кординально. Рука поднялась с бедра, перекладывая сигару в другую, убранную на спинку дивана позади копа, освободившаяся же, подхватила край белого джемпера, приподнимая так, что оголилась полоска живота с врезавшимся в несомненно привлекающий взгляд крепкий пресс поясом серых, несколько нелепых на морской прогулке, офисных костюмных брюк
- Сеньор Легар, мне кажется название нашего сегодняшнего мероприятия сыграло с вами злую шутку - ваш имидж слишком строг для воскресной прогулки на яхте, - черные глаза поднялись снова к открытому, и как обычно простодушному лицу копа, искристо играя морскими бликами в колодезной глубине, - а ведь мы скоро пристанем к берегу чудного острова, где будут объявлены обязательные купания... я надеюсь ваше белье подходит на звание купального?
Ладонь, кажущаяся прохладной по контрасту с распарившимся под плотным прикидом телом, ложится уверенно на живот, и тут же съезжает, плотно поглаживая чуть влажноватую кожу, назад, на спину, спускаясь на поясницу, где и ложится плоско, настоятельно, надавливает на крестец, побуждая... прогнуться. Так близко, что кожа ловит участившееся дыхание приоткрытых губ: то, что полицейский дышит ртом, Ческо заметил сразу, мгновенно реагируя повторяя эту интригующую манеру.

13

Дом Джо Роббинса >>>>>

Дорога до виллы Франческо Канторини не отняла слишком много времени - при такой свободной в раннее время дороге можно было не стесняться и гнать под двести, особенно с любовью Джо построить из себя гонщика. Подумаешь, на одном повороте пришлось резко вырулить на встречную, чтобы не протаранить на полной скорости выезжающую с боковой трассы машину, и под визг тормозов вернуться на свою полосу, чтобы не врезаться в авто, мирно катящееся навстречу. На этот раз мужчина не стал оставлять Бентли в квартале от виллы - чем скорее он появится на яхте, тем лучше. Хотя за такое неожиданное приведение с собой "новобранца" ему в любом случае, пожалуй, достанется. Одна надежда на репутацию.
Пришлось притормозить перед воротами, чтобы мило оскалиться одному из приставленных к ним охранников и попасть-таки внутрь. Охранник неодобрительно покосился на пассажира, обнаружившегося вместе с Джо в машине, но сдержанно кивнул на стандартную фразу "он со мной" и пропустил обоих. Кто знает, может, кто-нибудь из высокопоставленных гостей просил притащить с собой одного мальчика? Никому же не было известно, что этот мальчик ни с того ни с сего оказался втянутым в мафию. Припарковавшись, Роббинс бросил Стиву, чтобы он вылезал, и поставил машину на сигнализацию. Не потому, что не доверял охранникам, а чисто по привычке. Дальше предстояло попасть непосредственно на яхту.
Благо, на дорогу у американца память была хорошая, так что не потребовались провожатые. Он зашагал по дорожке через буйный тропический сад, уже не занимая себя мыслями о его чрезмерной пустынности, вышел к шатрам, которые давно обезлюдели - ещё тогда, когда Кукольника призвали к проведению допроса, и спустился по ступенькам к причалу. Красавица яхта ярким пятном выделалясь вдали на фоне почти чёрного моря, и Джо осмотрелся в поисках средства, на котором можно было бы туда пробраться. С мальчиком он не разговаривал, словно рядом с ним был не человек, а просто очередная собака, которая всего лишь должна была подчиняться его приказам и идти, куда следует.
Как и говорил Альваро, на причале присутствовал квадроцикл и пара человек - очевидно, что именно для доставки вот таких запоздавших гостей. Подхватив почти пренебрежительным жестом Стивена за локоть, Джо подтолкнул его в транспорт, после чего забрался сам. Впоследствии выяснилось, что не стоило просить работников поторопиться с доставкой - водные брызги летели выше головы, словно летним дождиком орошая людей в квадроцикле. К тому моменту, как они добрались до яхты, американец уже готов был с фырканьем отряхиваться, как типичная овчарка из собственной своры. Хотя, разумеется, из приличий, которые на таких мероприятиях хочешь - не хочешь, а соблюдать надо, он не стал этого делать.
Теперь предстояла ещё более сложная задача найти в толпе гостей самого Франческо. Хотелось уже сразу отчитаться за свой поступок, хотя бы потому, что чистосердечное признание пусть и является основанием наказания, но всё же скашивает срок. На нижней палубе его не оказалось. Гости, такие поразительно сухие, в отличие от него самого, услужливо уступали дорогу и с некоторым удивлением осматривали Стивена. Всё-таки вечеринка предназначалась только для членов Семьи, а этого мальчика в ней никогда не видели. С пониманием улыбались только те, кто уже посещал "Un Minx".
- Будь предельно вежлив с Канторини, - наконец, прервал молчание Джо, не оборачиваясь на идущего следом за ним парня. - Ты помнишь, что я говорил о людях, доставляющих мне неприятности. Всё же ты на моей ответственности.
Взгляды людей на верхней палубе ничем не отличались от взглядов на нижней. Джо осмотрелся и, наконец, выцепил взглядом того, кого искал. Похоже, Франческо уже успел свести знакомство с неожиданным на этом вечере гостем - начальником следственного отдела. Чтож, придётся его ненадолго оторвать от приятного, по видимому, разговора. Американец взял Альвери за рукав и повёл следом за собой к крёстному отцу. Трудно сказать, чтобы Кукольник особенно беспокоился за свою шкуру - его давно перестали волновать подобные мелочи, однако блуждало где-то в глубине его души лёгкое, неприятное волнение перед разговором с ним. Впрочем, незаметное со стороны. Излишняя самоуверенность не собиралась отступаться от законных прав на своё вместилище. Роббинс глубоко вздохнул, улыбнулся своей привычной, ничего не выражающей улыбкой и приблизился к боссу.
- Я прошу прощения за то, что отрываю Вас от беседы, дон Франческо, - обратился он. - Но мне необходимо похитить Вас у этого сеньора, - вежливый полупоклон в сторону Легара, - буквально на пять минут.
Думаю, этого времени будет достаточно, чтобы меня отчитать.

14

Дом Джо Роббинса >>>>>

Стивен  потерял понимания происходящего, еще до того, как оказался на месте.
Всю дорогу Джо молчал, словно все это время думал. У Стива же, все мысли вылетели на первом крутом пролете. Как вообще можно давать права тем, кто так водит. Стив был крайне ошеломлен и недоволен, однако предпочел промолчать, вспомнив свое шальное детство, когда еще до глубокой привязанности к Лорику спокойно сбивал дворовых псов, и летал с гаражей на чужие машины. Сейчас он чувствовал себя ни чем не лучше чем гусеница в клюве аиста, при том прилично набравшегося абсентом.
Джо нарушил всевозможные правила дорожного движения, вылетел на встречную, и к огромному облегчению, вывернулся обратно на свою полосу. К концу такой гонки, Стив побледнел, еще сильнее. Казалось бы, куда уж ему, приобретать прозрачность пигментов. Наконец ход был сбавлен на 40 км/ч, а потом на 20, и вовсе остановились.
В машине было жарко, как в сауне, или юноше так только казалось. Первый пункт отбора прошли успешно. Ни кто не цеплялся, да и Дикий скорее полулежал, нежели полусидел, не особо светился. В таком пришибленном состоянии, Стивен, покинул салон авто.
На внешнее окружение он, конечно же, обратил внимание. Ему все понравилось, но эмоционально он почему-то не отреагировал. Мол, все так и должно быть.
Директор между делом стал более бесцеремонным, цепко ухватив его за локоть и потащив в след, впрочем, Стиву не привыкать к подобному. Брызги, много брызг. Стиву не вольно вспомнилось, что недавно он чуть не отошел на тот свет, но некий странный, но приятный с виду тип спас его, да еще и по мозгам проехался моралью.
В целом пока до юноши не доходило, что значили такие мирные ненавязчивые наставления, в полном смысле. Он свел мысленно этого человека к разряду – криминал, сразу же, как вспомнил не слишком приятный эпизод, ту же забил на него, потому что, ну не волнует его это.
Волосы на ветру растрепались, и стали сырыми. Когда он и Джо, наконец выбрались из такого жутковатого транспорта, Стив сразу поправил хвост. Пока он возился с заколкой, поймал чей-то очень знакомый взгляд. Ничего особенного, просто клиент. Легкий салют бокалом  от клиента, улыбка в ответ от хастлера, и забыли.
Так он встретил еще нескольких, и не удивился вовсе, потому что такие моменты, как клиент – в теме, были известны.
- Будь предельно вежлив с Канторини.
Прозвучал голос рядом, весьма твердо, словно кофе они вместе и не потягивали. Стив кивнул, но трактовал своим способом, данное указание. "запредельно буду...чесно"Молчание - золото. Если что спросят, можно развязаться и односложно ответить, а так лучше промолчать, хоть не за придурка сойдешь.
Стив мысленно выдохнул, когда сумасшедшая гонка закончилась и они оба дали по тормозам. Если сказать что Стив смотрел на всех одинаково, ни сказать, ни чего, он сквозил взглядом не задерживая его, и не давая уцепить. Вид человека осматривающегося. Было только интересно то намеченное знакомство. Он понимал, что тут что-то вроде собрания, или просто сходка, и они на данный момент, можно сказать, вмешались, в диалог между, Крестным, и другим мужчиной.
Его директор, не мусолил время, а действовал быстро и четко. Юноша оставался беспристрастным, и не выделялся чувством взволнованности, от такой скорости событий, хотя бледность до сих пор сохранилась.

15

Выдохнул крупно, выдавив весь воздух из лёгких, от вдруг нахлынувшего ощущения дежа ву и за ним, волной - паники. Все слова смешались в неразборчивый ком, чуть не сделавшись глухим вскриком. Задавил, ощеривщись резко, зарычав, резко вырвался из прикосновения ладони дона, вскочив на ноги. Развернулся, глядя сверху вниз, понимая, что дышит заполошенно. Перед глазами маячило воспоминание о другом доне... его ладони, что так же ходила по телу, вынуждая.
Ге с усилием восстановил дыхание, улыбнулся вымученно.
-Простите, мне лучше уйти.
Поднял взгляд от вальяжно расположившего руки как крылья по дивану Ангела, оглянулся на подошедшего мужчину. Разговор обрывался сам собой. И хорошо...
-Не смею чинить препятствий... договорим позже.
Хотелось пойти и постучаться головой о переборку где-нибудь в одиночестве. Или напиться до невменяемости. Сколько же можно шарахаться, Ге? От простых прикосновений? Всё снова наложилось комом... дон, Арриго, дон, Камуи... Давайте, забудем, а?
Пороведя ладонью по лицу, скинул паутину воспоминаний. Коротко кивнув честной компании, позволил себе быстро удалиться. Запомнив паренька. Директора борделя узнал. Имя вспомнит чуть потом.
Протрезвел настолько, что стало противно. Потому, ссыпавшись по лесенке вниз, подхватил ещё стакан с чем-то алкогольным, не сильно разбирая пошёл по палубе, внутренне запихивая обратно все тени, что взметнулись тёмной массой, грозя задавить и выхлестнуться сквозь глаза. Потому смотрел не на людей, а на море. Крупно глотал жидкость из стакана, всё ещё чувствуя на себе пальцы Канторини.

---капитанский мостик

16

То, что случилось с копом больше всего походило на психоз: он начал задыхаться, как при приступе клаустрофобии, и Канторини брезгливо выгнул губы, одергивая руку и отстраняясь, словно ожидая, что полицейский сейчас начнет брызгать вокруг белой пеной. Такая реакция на практически шутливый жест, сделанный совершенно без агрессии в адрес взрослого мужчины вызывала массу вопросов о вменяемости последнего... но задавать их было уже некому - Легара сдуло ветром. Пристыженного, раздавленного каким-то внутренним камнем, вздроченного до истерики - его не стало на верхней палубе в считанные секунды, оставляя дону большую порцию раздражения. Никто не уходит от Дона сам, пока его не отпустят. Моментально заклокотавшая в груди злоба требовала выплеска... объект подставил свою беззащитную шейку сам.
- Какого хрена? - Канторини обернулся резко к склонившемуся в просьбе мужчине, рассерженно вздергиваясь и присаживаясь на край дивана в шаткой и напряженной позе, - тебя вежливости не учили, Джо? Неужели не видно, что у меня приватная беседа?
Громкий, резкий голос проходится по ушам как железо по стеклу, высекая снопы искр недовольства босса. Уперевшись локтями в широко раздвинутые колени, он стряхнул на пол нагоревший столбик пепла, быстро постучав пальцем по сигаре. Злобный взгляд соскользнул с директора борделя на подопечного.
- Кто-то из гостей пожелал развлечься? Я что-то не припомню его лица среди членов Семьи.
Американец выбрал очень, очень плохой способ появиться перед крестным с проблемой - нет ничего хуже, чем спугнуть хищнику добычу - лучше умереть сразу самому, чтобы не затягивать агонию.

17

О нет. Если вы думаете, что Джо был всего лишь беззащитный объектом для вспыхнувшей во Франческо злобе, вынужден вас огорчить. Американец даже после ярко проявившего себя возмущения продолжал вести себя так, словно вообще ничего не происходит. Была у него такая характерная особенность - не реагировать на внешние раздражители. Кто-то называет это душевной гармонией, хотя трудно сказать, какая гармония может быть у человека, по определению ненормального психически. Роббинс всё же не смог заставить себя подавить улыбку, проводив взглядом Легара, который вскочил, как будто его ужалили, и куда-то стремительно умчался.
- Дон Франческо, по-моему, вы сами его напугали, - улыбка на губах Джо приобрела оттенок озорства, сейчас явно было не время сжиматься в комочек под сверлящим взглядом босса. Люди ничем не отличаются от животных - чем меньше ты их боишься, тем меньше они пытаются тебя покусать. - Наверное, не следовало домогаться к нему прилюдно. Знаете, некоторые люди этого очень стесняются.
Редкий человек смог бы обнаружить язвительность в словах директора борделя - скорее невинная шутка. Американца попросту не устраивала витавшая в воздухе напряжённая атмосфера, поэтому он счёл необходимым несколько её развеять. Кроме того, если очень подумать, в его словах была рациональная мысль - если хочешь с кем-то играть приватно, позаботься о том, что тебя не побеспокоят.
- И да, меня вежливости не учили, - подтвердил Джо, прихватывая у ближайшего официанта бокал шампанского и усаживаясь на диван в куда более раскованную позу, чем дон. Он расслабился и откинулся на спинку, вертя бокал в пальцах. Наверное, в этом была нить некоторого подстрекательства - чтобы Франческо не позволил ему быть более свободным и расслабился сам. Или хотя бы сделал вид, что расслабился. Кстати, вежливости американец на самом деле был обучен изумительно, просто не всегда пользовался своими навыками.
О да. Примерно так я себе и представлял этот разговор, - саркастически, но отчего-то весело подумал Кукольник. Пожалуй, эта весёлость была выработанной с годами способностью перевоплощать волнение в позитив. До того отточенный навык, что ни капли нервозности в американце не заметили бы ни невооружённым, ни даже вооружённым взглядом. - Ааа, не отрывайте мне яйца, дон Франческо!...
- Я рассчитывал, что ситуация будет несколько менее напряжённой, но, видимо, с этим уже ничего не поделаешь, - произнёс Кукольник, подавив рвавшийся наружу смешок по поводу своей последней мысли. - Но на самом деле этот мальчик здесь потому, что у меня недостаток с кадрами. Конечно, он молод для сутенёра, но я нашёл его подходящим. Разумеется, - Джо не сильно, но заметно повысил голос на этом слове, на случай, если Канторини попытается ввернуть какое-нибудь раздражённо-нецензурное выражение по этому поводу, и затем продолжил на прежней ноте, - я ручаюсь за него собственной головой. И как он знает, что будет с ним, если он доставит мне неприятности, так и я знаю, что причтётся за это лично мне, - Джо поднял взгляд на стоящего рядом Стивена. - Представься, - и теперь уже озорства в его тоне не было. Он вполне определённо давил на парня, ясно давая припомнить свои слова о предельной вежливости. "Игрушки кончились" - ясно сказал его взгляд.

18

Мужчины разошлись, как показалось Стиву довольно резко со стороны одного из них. Сколько он понял, они не были чем-то связаны, просто так показалось.
Довольно напрягающее пересечение, с человеком которого он видит впервые. Может, он, просто не замечал за собой, но все же предпочитал быть менее заметным. Если он поймал в глазах уходящего, напряжение, то отдал всего ничего, легкое удивление, и только проводил взглядом в спину. После чего все внимание устремилось к будущему выяснению отношений.
У Стива отлила кровь от головы, куда-то в ноги, сделав их неожиданно тяжелыми.
От резкого голоса, хотелось даже поморщиться. А еще он знал, что люди, которым что-то обламывают, быстро теряют адекватность, особенно если у них больше прав, чем прописано в законе. Тут конечно не его ошибка, но все же неприятный осадок, и неторопливый чуть слышный водх-выдох.
-Кто-то из гостей пожелал развлечься? Я что-то не припомню его лица среди членов Семьи.
Порезало слух, надавило на гордость, неощутимо, но все же, не подал виду, и не ответил на остановившийся,  на нем взгляд. На остальное было смотреть и смешно и больно, но смотреть пришлось, при том крайне спокойно.  Как происходит легкий личный конфликт лиц по уши сидящих в криминале? Да так же как у всех людей. Полаялись, успокоились, можно мордобой устроить, и никакой нелепой стрельбы и гонялок на иномарках.
Сцена устроенная пять минут назад, видно нашла время исчерпаться, была окончена обрывистым словом, которое, Стив к своему возможно счастью, отловил четко, в отличие от всего, что выливали человеческие связки, повсюду.
-Представься.
Юноша, не вытаскивая рук из карманов, перевел взгляд с невидимой точки, сначала на Директора, затем на того, кому предстояло сообщить свое имя.
-Стивен Альвери.
О прозвище решил умолчать. Голос не громкий, по возможности спокойный.

19

Мужчина однозначно позволял себе слишком много. Возможно, и даже скорее всего, это случилось от того, что он слишком плохо знал босса: оказавшись в кресле управляющего на месте Юргена совершенно случайно, ввиду драматически складывающихся семейных обстоятельств немца, он оказался не готовым к общению с таким сложным человеком как дон. Джо откровенно зарвался. Причем будь он хоть каплю внимательней, катастрофу, возможно, удалось бы предотвратить, но самоуверенный американец все щебетал и щебетал, как тетерев на току, не слыша ничего вокруг и практически ослепленный собственным, как ему казалось, магнетическим воздействием на окружающих.
А дон Канторини тем временем свирепел, наливаясь краской, до состояния парового катка - такой же медленный и такой же неотвратимый. Ладонь, державшая сигару сжалась, сминая несчастную в труху, даже не замечая что горящий конец жжет ухоженную, бархатистую кожу. Едва Робинсон закончил, дон развернулся к нему корпусом, вытягивая руку, его лицо пылало краской даже сквозь загар, но черты словно окаменели, не двигаясь и застыв маской почти безразличия. Лишь распахнутые до неестественных размеров глаза с расширившимися зрачками говорили о том, что этот человек вне себя от ярости. Франческо положил раскрытую ладонь на курчавую голову американца, словно тот был ребенком, и его следовало благословить.
- Ничего... - механический, странно, пугающе спокойный голос, - я научу, как давать советы дону...
И рука резко сжимается, сгребая мужчину за волосы у самых корней, натягивая так, что скальп приподнимается от черепа, доставляя тому адскую боль... и словно взрывается бешеная пружина - одним толчком Франческо Канторини оказывается на ногах, дергая Джо за собой. За расслабленной обычно внешностью крестного отца многие не знавшие его близко люди склонны были обманываться, не имея возможности воочию убедиться в его физической силе, сокрытой за плавными, порой даже провокационно жеманными движениями. В то время как на самом деле, тело итальянца убивалось нещадно тяжелым железом изо дня в день, потому что совершенство - это приговор. В пару громадных прыжков, уволакивая дрыгающегося американца за собой к перилам, словно жертвенного бычка, Франческо одним толчком, используя набранную силу инерции, выталкивает его через тонкую черту барьера из волокнистого, светлого дерева выкидывая с верхней палубы вниз. Он даже не смотрит туда - дону все равно, что случится с человеком, который не умеет вести себя в его присутствии: свернет ли он себе шею, зацепится за что-нибудь, каким-нибудь чудом, свалится на кого-то из гостей. Это уже его проблемы - свой урок ему придется выучить.
Отвернувшись от бескрайнего морского простора обратно лицом к уютному небольшому салону, послужившему декорацией стремительной сцены, дон выдохнул всей грудью, и снова вдохнул, словно выдувал из себя тестостероновый взрыв. Выплеск помог: мышцы все еще гудели натянутыми проводами, но голова уже очищалась. Отсутствие назойливой трескотни этому очень способствует. Жест в сторону официанта, пытающегося спрятаться за диван:
- Еще один дайкири.
Вот что значит слишком быстро подняться на верх... - больно падать.
Субординация в клане и жесточайшая дисциплина - этого не достаточно. Дон - это бог. И не стоит об этом забывать. Оставшийся в одиночестве у перил мужчина в треплющемся на ветру белом, скрестил на груди руки и посмотрел на оставшегося без (как минимум на время) попечителя парня. Произнес уже достаточно спокойно:
- Значит Стивен. И откуда ты родом? Кто мать? Кто отец?
В мафию приходили разными путями, и, вобщем-то, чем раньше, тем лучше: да, молодняку тут не легко, но кто выживал, проявлял упорство, стойкость, и почтение Омерты, имел шанс стать настоящим человеком. Сильным, гордым, уважаемым. Семья - это во многом действительно семья, крыша, плечо, жилетка... в зависимости от необходимости, но в ней необходимо найти свое место.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-06-04 07:47:10)

20

Стив растерял самообладание, когда понял, что человек, с которым он будет сейчас иметь четь, можно сказать так, общаться, буквально озверел. А чего еще ожидать от тех людей, которые пускают свинец в висок и не терпят вальяжности со стороны подчиненных. Конечно, он не ожидал именно такого, ему казалось, все будет более спокойно.
Когда рука легла на голову Джо, Стив закрыл глаза. Все произошло быстро, без лишней возни и слов. Сердце ухнуло,  внизу послышался глухой объемный стук, и крики. Он не видел, но понял верно. Кого-то спустили вниз.
Надо было куда-то девать выбившуюся панику, и он дел её в низ живота, которая, одарила холодной тяжестью. Канторини, уже стоял, как ни в чем не бывало, край белой сорочки аккуратно и свободно плясал на ветру. Стив обернулся, встретился взглядом, он был напуган, но пытался убрать эту краску из зеленых глаз. Предположение о выкинутом человеке, подтвердились отсутствием.
Спрятавшийся официант, убежал, как подпаленная собака в нос.
Прямые вопросы. Ничего лишнего. Что бы такого ответить, что бы не размазывать смысл. Говорить о том, кто они, не хотелось, у него было только одно обозначение для своих родителей. Ублюдки. Но он же не будет ругаться. А вообще зеленые глаза, разве они подобали коренным сицилийцам? Он считал, что и такое бывает.
Его не спросили про то кто он по национальности, а только где родился. Вообще на подобные вопросы, единственный ответ, - не знаю, не помню.
-Вроде как родился тут, сколько себя помню, но не факт. Родителей не знаю, меня они не воспитывали. Ни имен, ни то кем они работали,... тоже без понятия.
Врет, но почти что правда. Он пожелал быть сиротой, не смотря на то, что документы говорят обратное. Но кто будет копать кипы бумаг, ради простой истины, которая не имеет значения.

(ООС: У Джо не доступен инет, до неопределенного времени, потому для того что бы не затягивать, я отписываюсь. С ним договорились.)

21

Вобщем-то это было сугубо не его дело - набирать в клан шестерок. Робинсон лоханулся дважды - первый раз, что вообще привалок этого щенка сюда, к нему. Если у него были сомнения и вопросы, и треборалось одобрение вышестоящих, достаточно было обратиться к консильери, причем даже не первому - Гайн разобрался бы с парнишкой гораздо лучше его, дона. Но раз уж так получилось...
В конце-концов я же крестный... вот и покрести.
Взгляд Франческо, с виду вроде бы рассеянный, на самом деле внимательно следил за реакциями новичка - симптомами страха. Трусам не место в клане. Ни на каком уровне. Разумная осторожность естественна, чувство самосохранения - обязательно, но паническая дрожь за свою шкуру неминуемо приведет к нарушению Омерты... да, бледному мальчишке было страшно, это очевидно, но он боролся со своим страхом и ответил на вопрос вполне внятно.
- Значит ищешь семью... тогда понятно.
Беспризорник: память-подлиза подкинула перестук вагонных колес. Поезд воспоминаний протукал по стыкам рельсов прямо через сердце - чего уж там, не он первый, не он последний, и вот сейчас этот щуплый подкидыш смотрит ему в глаза... черно-белой, потускневшей кинопленкой прошли перед ними кадры 17 лет тому назад.
А может этот идиот Джо - посланник? Почему картинка, как отражение в зеркале прошлого?
По холке вниз потянуло холодком - он никогда не забывал, что на него смотрят. Был уверен, чувствовал - Теодоро не отпустил его. Отпустит ли? Кто знает... Кажется мужчина словно провалился в себя, глядя невидяще в лицо замеревшего вытянувшись в струну пацаненка. Может секунды, может минуты. Чуть заметно вздрогнув, очнулся: глаза снова обрели осмысленность, наполнились вопросом.
- Ты знаешь что такое Омерта?

Отредактировано Франческо Канторини (2009-06-05 06:45:14)

22

Ураган миновал. Эмоции стихли. Как в самом Канторини, так и в Стиве.
Стив ощущал каждое прикосновение взглядом. На этот раз его мерили не как предмет постельных утех. Совсем по другому. Минута еще одна, молчание.
Изучают. Внутреннее не уютно, но надо ждать. Как это бывает всегда.
Уверенность погасла, как свеча при сильном ветре. Хотелось курить. Внутри все требовало срочного расслабления. Сейчас смотря в глаза, своего будущего «отца»,
он совсем не задумываясь, прочесал карманы, руками внутри, чуть заметно помяв рисунок ткани. Наткнулся на мобильный, выключенный, и нож. Сигарет нет.
- Значит, ищешь семью... тогда понятно.
Кивнул. Это звучало странно, но Стивен принял это как должное. Кажется,  наконец, расслабился, когда заметил, что Дон, о чем-то глубоко задумался.
Нашлось время задуматься о чем-то самому, но быстро распустить мысли по ветру.
- Ты знаешь, что такое Омерта?
-Нет, сэр, не знаю.
Стив свободно пожал плечами, снова заглядывая, в уже совсем другие глаза, каждый раз запоминая, как они смотрят. Что бы потом не дожидаться, лишних слов, и понимать с полутона. Такой он был, этот мальчик, готовый пустить под откос, свою спокойную жизнь, на этом поприще. И вроде одуванчик, но с другой стороны, сущий дьявол. Все зависило от того, кого в нем выберут, и станут развивать. Что-то должно стать маской и ролью, что-то, должно стать его личностным качеством.

23

Франческо выругался про себя, записав на счет улетевшего восвоясе сотрудника очередной прокол (кажется их уже становилось бессмысленно считать), но виду не показал - к парню это отношения не имело, он обязан будет почитать своего вышестоящего в клановой иерархии безотносительно к деловым и моральным качествам последнего.
- Омерта - это закон мужской чести. Основной и непреложный закон Семьи. Если ты хочешь стать одним из нас, ты обязан выучить его наизусть и следовать непреложно ему. Омерта должна стать смыслом твоей жизни.
То, что сейчас дон говорил, объясняя новичку, совсем мелкому щенку, основоположные понятия мафиозной организации, было экстраординарным, беспрецедентным. Сейчас, на соленом ветру, наверняка потея ладошками, юный Стивен наверняка не понимал, что происходит с ним - он получает благословение от самого Крестного, которого скорее всего больше и не увидит никогда в ближайшие несколько лет, пока будет учится, вливаться в Семью, закаляться, проходя, как сталь, жар и холод грубых будней преступной/честной жизни... и чем дальше он будет отдаляться от этого момента над изумрудными водами Средиземного моря, тем полнее понимать его значение...
- Слова Омерты просты. Вдумайся в них.

Есть только одна причина покинуть Семью — смерть;
Обидчик одного члена клана обижает весь клан;
Правосудие вершит только Семья;
Члены клана подчиняются главе клана беспрекословно;
Предательство карается убийством предателя и всех его родственников;
Под предательством подразумевается даже произнесение любых слов в стенах тюрьмы во время следствия.

Ты готов прожить свою жизнь согласно этому закону?
Темные, слегка вьющиеся блестящие локоны полоскались, ласкаемые ветром, вокруг красивого, мужественного лица, почти светящегося сейчас особой одухотворенностью... знать Закон Чести одно - произносить его слова, снова пропитываясь его смыслом, что давно течет в крови смешавшись с красными тельцами - другое. Это почти как молитва, как причащение.
Стивену Альвери предстояло сделать самый главный выбор в своей жизни, и это выбор должен быть продиктован истинным желанием - не страхом.
- Ты не обязан говорить да. В этом случае тебя отвезут домой в целости и сохранности, и ты снова вернешься к своей работе... любой, какова бы она не была. На тебе не будет никаких обязательств.

24

Кажется мир исчез. Он ушел под ноги, на по ту сторону моря, по ту сторону ветра.
Стивен, стоял неподвижно. Уже не вытянутый, недавней, внезапной яростью.
Он поменялся. Его лицо больше не светилось, страхом или наивностью. Неожиданно взрослое, ровное, неуклонное, появилось во всем его виде. Он даже не заметил этого, только слушал что ему говорят. Информации много, но голова уже проветрилась, для того, чтобы запомнить. Только чуть заметные кивки. Большинство из всего сказанного, он еще не раз вспомнит, но пока не знает об этом. Впереди тернистый путь, который будет прокладываться чужими смертями, деньгами, насилием, хитростью, беззаконием. Как все сокровенно, выглядело.
Все же Стив понимал, это не сказка,не игра, это стиль жизни, или сама жизнь, только другая, по ту сторону законов, которые не давали никакой защиты.
Сколько он пережил в девстве. Ведь убийцу брата так и не нашли.
Никому дела не было, до, того, что происходит рядом. Минутное воспоминание, короткая вспышка негодования. Отмахнулся, рукой, поправив выбившеюся прядь, на самом деле избавился от мыслей.
-Да.
Достаточно коротко, достаточно твердо. Он научился соглашаться, по собственному желанию, а не по чьей-то воле. Шагнул, за край, и не капли не страшно. Потому, что даже если что-то пойдет не так, он не будет жалеть о выборе.

25

Ну что же, тем лучше. Еще неизвестно, как там пойдут дела у Юргена, дополнительная помощь может оказаться кстати.
Дело сделано - короткое слово, казалось бы, звук. А произнеси его и все - равносильно петле затянутой на шее, черное дуло у виска - различие лишь в том, что в этой петле тебе теперь жить. Говорят у мафии длинные руки... и это правда. На самом деле, чем дольше дон разговаривал с пареньком, тем больше ему тот нравился: на ум опять пришла мысль о знамении свыше, о том, что мальчишка мог что-то значить особое. Держался с достоинством, но учтиво, глаза не тупой коровы, серьезные и понимающие, втягивают все что видят и явно запоминают. Ческо невольно улыбнулся, сравнив торжественно подобравшегося собеседника с собой самим, разговаривающим с Доном первый раз...
ну я же не знал что к чему... это меня извиняло...
И все же весь процесс начал уже утомлять мужчину. Он принял из рук выплывшего официанта коктейль, с наслаждением пригубив - ярость так иссушает горло, что алкоголь буквально щипет невидимые надрывы вспоротых тканей. Нужно было закруглять церемонию.
- Хорошо. Меня зовут Франческо Канторини. Я - Крестный отец. - собственные слова отдаются в голове набатом - присутствуй здесь сбежавший скоропостижно полицейский, плясал бы джигу и подписывал протокол. За четыре года шапка Мономаха так и не стала своей - крестным Франческо навсегда останется Теодоро, - Я - глава Семьи, членом которой ты становишься. Подойди, тебе позволено выразить уважение и преданность, - итальянец приподнял правую руку, разворачивая костяшками пальцев вверх. Поймав солнечный блик сверкнуло кольцо, плоским обручем оборачивая один из пальцев, запечатывая выпуклым барельефом символа клана Ogni cosa ha un limite, - для этого следует склониться и поцеловать печатку на руке дона. Тем самым ты подтверждаешь свою преданность Омерте и Семье.
Когда парень исполнил ритуал, ему было озвучено и первое задание уже в качестве настоящего (хоть и крайне юного) мафиози.
- А теперь иди вниз, помоги своему начальнику.

26

Время утекало сквозь пальцы. Несколько лет, разные работы, проблемы, долги, желания, стремление стать самостоятельным, добился. Теперь криминал, и прямое участие, теперь исключительное выживание. На то, что бы стать одним из семьи, потребовалось, всего четверть часа. Но никто никогда не узнает, о том, что некогда светлая душа юноши, настолько омрачилась жизненным путем. Ни его родители, которые уже, наверное, на пенсии, ни его покойный брат.
Наверное, они бы отдернули его, когда он уже уверенно подошел на шаг ближе, как олень, который доверился браконьеру. Оттащили бы за волосы, когда его губы мягко коснулись золотого перстня, ощущая его рельеф, глаза запомнили гравировку. Сколько бы не казалось все таким прекрасным, защита, честь, это было просто законом, на самом деле, он знал, что стоит за занавесом, подобных понятий, не смущало.
Но нет тех, кто скажет ему, вернись. Остался только, тот, кто просто принял, практически сказал, добро пожаловать домой, в преддверии ада.
Стив кивнул на приказ. Еще раз заглянул в чарующие глаза, и неспешно, удалился, в нужном направлении, в поисках директора.
>>>Нижняя палуба.

27

Горох отрывистых команд рассыпался по обоим палубам судна: снующие у мачт белые фигуры матросов забегали в два раза быстрее, с профессиональной уверенностью разбираясь в хитросплетениях канатов и тросов. Яхта ставила паруса. Замедлив на несколько минут ход, как только замолчали за кормой мощные турбины, подхватилась, возвращая себе движение силой наполненных ветром парусов, тут же ложась немного на левый бок подчиняясь воздушному потоку давящему с права.
Вскинув голову, дон почти с замиранием сердца следил как слаженные действия команды творят это маленькое чудо - летящая по волнам. Взметнувшиеся над головой белоснежные листы парусины, уходящие прямо в небо, давали буквально физически ощутимое чувство мощи воздушной стихии, перехватывающее дыхание от восторга безмерной силой природы. Наткнувшись на перекат волны вздрогнула палуба - нырнув носом Tenero Angelo вскинулась поднятая следующим бирюзовым валом. Переродившись из большой моторной лодки в настоящую яхту Ангел одарил своих пассажиров всеми красотами настоящей качки, понесшись рассекая волны на всех парусах (хотя, следует заметить, капитан явно щадил не слишком опытных морских волков из числа достопочтенной публики, и рискованных галсов избегал). Заулыбавшись, Франческо воспринял смену аллюра за знак к действию, и допив приятно мятный коктейль, отправился на поиск приключений, чуть пружиня на ногах, невольно расставляя их пошире, чтобы палуба не уходила из-под них в неподходящий момент - походка моряка вовсе не прихоть, когда твой пол гуляет под разнообразными углами, не желая принимать единственного - горизонтального.

Нижняя палуба--------------->

Отредактировано Франческо Канторини (2009-06-06 05:17:33)


Вы здесь » Сицилийская мафия » Яхта "Tenero Angelo" » Верхняя палуба