Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Стриптиз-холл с баром (цоколь)


Стриптиз-холл с баром (цоколь)

Сообщений 91 страница 120 из 150

91

Когда Лучиа поднялся на сцену, то Сержио представился случа разглядеть его поближе и то, что раньше выглядело на фотографии неплохо, в живую оказалось куда как лучше. Мелькнула мысль, что фотографии им предоставили из личных дел, а там все как на подбор уникальны в нелепости выражений лиц.
Ути какой. А я бы не против был подвергнуться допросу с пристрастием. Даже жаль, что у тебя на меня ничего нет.
- Какое благородство, сеньор, оно достойно большего, чем порок и значит начальная ставка за право провести с вами вечер пятьсот евро.
Сержио решил обойтись без имен, во-первых, не стоит давать повод заинтересоваться откуда он знает их всех по именно, во-вторых, парень не давал повода кусать его за живое, хотя он и был бы не против покусать за кое-какие места, а в-третьих, имена теперь уже вообще мало кого интересовали.
- Итак, господа, перед вами очаровательный молодой человек, чье благородство сияет кристальным блеском. О, этот темно-янтарный взгляд. И если бы видели его так близко, как я, вы поняли бы отчего я не нахожу иных слов для того, чтобы выразить свое восхищение.
Слова словами, пусть даже в них и оказалось много правды, но это не помешало Сержио закончить свою речь словами:
- Пятьсот евро, кто больше?
Кто-то со смехом, явно говорившим, что весельчак в курсе кто продается этим лотом, произнес: "Даю пятьсот", но его перебил спокойный голос некоего молодого человека, назвавший сумму "Семьсот". Он показался молодым, но стоило приглядеться к нему как стало ясно - человек без возраста, человек без внешности, человек, чье лицо, стоит на него перестать смотреть, и не вспомнить.
Классический представитель, даже костюм серый. Вот только чей ты?
Любопытство сгубило не одну кошку, а Сержио дожил до своих 34 и при этом был жив, здоров и даже полностью цел, так что дозировать свое любопытство он умел на ура.
- Семьсот долларов раз.
Восемьсот.
А голос то женский. Ах, Габриэль, ты явно выбрал не ту профессию.
- Восемьсот евро раз.
А серый о чем-то быстро переговорил, воспользовавшись hands free, после чего вверх поднялась рука, показав один палец.
Хорошо хоть не средний.
усмехнувшись, Сержио произнес:
- Тысяча евро раз.
Тот же женский голос произнес: "Одну минуточку!"
- Сеньорита желает поднять ставку?
- Да, сеньор, только одну секундочку.
Было видно, что она копошиться в своей сумочке, а потом произнесла с каким-то просто восторгом в голосе:
- Тысяча двести тридцать три евро! И даже шестьдесят два цента!
- Какая ставка, сеньорита, я в полном восхищении. Итак, тысяча двести тридцать три евро и шестьдесят два цента раз.
Серый вновь перебил сразу же, показав открытую ладонь с чуть разведенными пальцами.
- Увы, сеньорита, некий сеньор пожелал дать полторы тысячи евро. Мне жаль, но думаю, что благородное сердце этого сеньора, - Сержио взял Габриэля за локоть, - не останется равнодушным к вам и он подарит вам танец. Тысяча пятьсот евро раз, тысяча пятьсот евро два, тысяча пятьсот евро три. Продано.
К серому подошел охранник и пригласил его пройти с ним для расчета, а Сержио пока обратился к Габриэлю.
- Сеньор, пока ваш таинственный незнакомец занят важным делом, быть может вы не откажите этой прекрасной девушке в знаке внимания, пригласив ее на танец.
Дав незаметно знак рукой ди-джею, Сержио отступил вглубь сцены, а из колонок раздалась прекрасная медленная мелодия.

Отредактировано Сержио Марикьяре (2009-04-30 21:49:44)

92

-Боюсь. И тебе советую, кто знает куда меня занесет. Вторив улыбкой Дамиано, метис тем временем вовсю увлекся танцем, единственное, что ему мешало основательно,аж до нестерпимого зуда- это юбка. И зудело в руках. Однако попадать в категорию плохих танцоров желания не было, а шарить под юбкой пытаясь ее содрать элементарно(и ооочень удивительно) постеснялся, пришлось импровизировать на ходу.
Выплюнув цветок под ноги, мужчина устремился к одной из стен, где завлекательно поблескивала какая-то диковинная конструкция, дизайнерское решение под стать ситуации в какую угодил капореджиме.
Поворот корпуса влево-вправо, расставил ноги чуть сгибая и сделал смелую попытку приподнять партнера, который явно в детстве не брезговал кашкой. И за маму, и за папу, и за всю мою большую итальянскую Семью... Обнять Корсо пришлось крепко, а то не долог тот час, что из скользкого захвата он улетит в неизвестном направлении и поминай как звали. Когда Дамиано начал разговор пронеслась мысль что "дила-дила" его настигли раньше, чем он предпологал. Впрочеми он сам был не дурак использовать такую возможность перекинуться парой словечек с короновцем.
-Фотку? На памяти всплыли те фото какие ему показывали ребята из охраны на вилле хвастая тем, что и ту и эту и не один раз, в попытке таким образом помочь с выздоровлением своего дражайшего начальства. Но он ни в коем разе ни у кого ничего не забирал, ибо не до подрочить ему было. Однако упоминание рыжести вернуло память и прояснило зрение. Ему оно дорого настолько? Это еще лучше чем я предпологал. В десяточку!
-Он мне ничего не отдавал и возращать мне ему нечего. А то, что я взял сам мне же и принадлежит. Разворачивая блондина обратно у злополучной стены до которой добирался рискуя сломать себе и киллеру хребет споткнувшись, Альваро отпустив на какую-то секунду "талию" дамочки, вцепился в юбку и зацепил за какую-то хреновину...не то крюк какой не то еще, что изумительно неугадываемое, но главное более менее острое. Треск ткани и боль в ладони, которой напоролся на крюк, боясь не успеть. Вот теперь надо действовать оперативно- продолжив вверх до колена ломанную, натыкаясь неожиданно на еще одно препятствие(кольца кренолина), сломаем и его. Как капуста ,ей Богу... -Но если у тебя есть что-то существенное... Оторванный кусок ткани спереди, был откинут на голову какого-то мужика(сувенир для поклонника, ага), а сам Дамиано вновь увлечен в завершающую фазу танца.
-...готов обсудить. Рука скользнула по бедру "дамы". -Только телефончик оставь. Тон полушуточный, однако как известно в каждой шутке...

ООС: мужское танго выглядит примерно так (первую половину(1 минута) можно пропустить)

93

Синхронно с треском разрываемого (дорогущего, стоит сказать) вручную расшитого атласа, Дамиано издал звук, который любому человеку напомнил бы отрывистый рык взбешенного пса. Позитивное настроение у блондина иссякло мгновенно и пальцы правой руки, найдя болевую точку в основании большого пальца полукровки, стиснулись, пустив до локтя отрывистую вспышку боли. Сицилиец мгновенно стал совершенно неизящен, на очередном развороте отыгравшись, всадив с высоты шага треугольным каблуком по пальцам ноги Каро, мгновенно перехватив инициативу в танце, опустив левую руку на плечо капо и дернув на себя - даром, что кисть была не рабочей. Прижался щекой к щеке, прошипев на ухо:
- "Тряпочку" оторванную найдешь и своей рукой пришьешь на место. Срать как. Иголки с ниткой я тебе выдам. А телефончик я у тебя на спине напишу. Шпилькой. Кровью по коже. Засранец хренов. - Резкий разворот, широкий шаг вперед, заставивший попятиться и резкий толчок в грудь. Капореджиме оказался припечатанным спиной к стене, как раз возле того изваяния с острыми "выпуклостями", что было им использовано в порче чужого, то бишь, дамиановского, имущества. Сицилиец поддернул свою испорченную уже юбку, вбив ногу между коленей партнера по танцу, и левой рукой упираясь в его плечо, удобно вдавив острый локоть в плавный изгиб между шеей и плечом, мгновенно подарив массу совершенно неприятных ощущений. Перехватил свободной рукой перепачканную уже кровью ладонь Каро, сдавив у запястья и не давая вырвать, надеясь только, что полукровка не начнет вопить на весь зал и вырываться. Стряхнул муфту с зафиксированной еще "гипсовым бинтом" кисти ниже по руке, поддернул вуаль, и подняв ладонь колумбийца к своему лицу, размашисто лизнул, языком проехавшись по ссадине и собирая красное, жмурясь, как жрущий отборные сливки кошак. - Есть что-то посущественней. - Облизнулся, пачкая губы лаково-алым, медным и сладким, играя свои излюбленные опасные игры, гадая, что именно будет делать сейчас капо. И еще гадая, что потом будет делать с ним, с Дами, Морелло. Если увидит.

94

Лучиа особо не вслушивался в болтовню ведущего, лишь иногда посматривал в зал. Пришло окончательное осознание всего идиотизма ситуации, так что лучше прямо сейчас провалиться сквозь землю. Но внизу был деревянный пол сцены - твердоват будет. После краткого рекламного описания того, какой он весь из себя благородный и какие у него красивые глаза, пошли торги. После пары выкриков осталась какая-то женщина, пищащая что-то возбужденно-радостным голосом и вытаскивающая из сумочки последние центы и человек, спокойно, но твердо поднимающий ставки. Внутри похолодело, но от каких-то порывов спасало наступившее чувство безразличия к происходящему. Не пришел... Парень оглядел своего будущего "собеседника" - ничего особенного. Я тоже не англичанин. Когда ведущий взял Габриэля за локоть и на весь зал объявил о танце, тот даже не засопротивлялся, лишь слегка улыбнулся и спустился со сцены к "милой девушке". Ди-джей поставил какую-то медленную музыку, а синьорита вся расплылась в улыбке и подалась Лучиа в руки. Габриэль мельком оглядел ее и повел. Недурна собой, на вид моложе меня, неплохо танцует... Убрать бы эту улыбку, вообще все неплохо бы стало. Кто же тебя так обидел, что покупать сюда парней пришла? На "папика" рассердилась или стипуху за весь институт скопила, решив, что так расслабляться - круто и здорово? Несколько па, и они уже затерялись в толпе танцующих. Может, у Габриэля было на тот момент слишком закрытое лицо, но синьорита как-то присмирела и даже не заговаривала с ним.
Танец подошел к концу, Лучиа поблагодарил девушку (еще больший пафос!), и к нему приблизился "покупатель", поманив за собой.

>> 1 вип-комната

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-05-03 06:24:29)

95

Орсо Фабретти
---вип-комната---
Команданте стремительно вернулся в зал, мысли были все еще посвящены столь неожиданному лоту. Джулс воспринял как само разумеющееся, просто потому что на большинство сюрпризов жизни выдержки хватало.
Алкоголь или допинг не влияли на решения, которые принимал команданте, ему не требовалось «смелости». Он вполне отдавал отчет себе в своих действиях и желаниях, но все воспринималось как-то легче. Хотя Джулс становился непредсказуемым до опасного.
К бару идти не хотелось, алкоголь только выветрился из головы, оставив лишь расслабленную легкость движений.
Тэкс, где ключи от машины? Закономерный вопрос, который предпочитал выяснить заранее. Удобно подвернулся диванчик в зоне отдыха, в стороне от развлекающейся толпы. Джулс сел откинувшись на спинку, и в поисках ключей как-то толком не поинтересовался, насколько диван свободен.
- Хм.- Джулио повернул голову и столкнулся взглядом с контрабандистом. Орсо видимо давно уже расположился на другом конце дивана, с которого, кстати, хорошо просматривался зал.
Черт. – добавил уже мысленно. Похоже, я тебя преследую? – лукавство почти непроницаемого взгляда.  - Не помешаю?- улыбка команданте стала более открытой, чем в начале вечера. В руке звякнули найденные ключи от черного кабриолета, прежде чем оказались зажаты в пальцах.
Нашел себе что-нить по вкусу в клубе? – поинтересовался, отметив какой-то полусонный вид контрабандиста и очередной коктейль с вишенкой.

96

Каро дал львенку почувствовать, что он де царь зверей. В конце концов начни тут Святой избиение младенцев, это могло бы испортить вечер Франческо, да и ему самому, не говоря уже о том, что новая щепотка дурной славы клану. Левая рука держит правую...Но паренек-то не промах.
Спасли его ногу "волшебные" армейские ботинки и крепкие нервы. Фыркнул сдавленно от неприятной боли в плече, словно судорогой свело. А в остальном...
Альваро брезгливо скривился, но руку не отдернул. Шершаво, горячо, мокро и "оно живое"! Танец с мужчиной еще мог позабавить, но откровенные намеки на секс, которые он углядел в этих лобызаниях хоть и приправленных хищными повадками вызвали резкие сокращения в желудке, грозя явить миру недопереваренный ужин. Метис скрипнул зубами стискивая челюсть. Рефлекс же сей срабатывал, исправно как часы стоило какому-нибудь мужчине и не важно кто и насколько красив, но он не_Крестный, начать проявлять свой недетский интерес к рослому колумбийцу. Быть может загадка бытия, но факт остается фактом- его руку облизывает другой мужик, а его тянет блевать. А еще это негигиенично... Прозвучал сухой суровый внутренний голос.
-Ты меня не возбуждаешь. Спокойно констатирует. Голоса не повышает. Смотрит на вуаль туда,где предпологаемо должны быть глаза. -И если ты повелся на мой костюм, то не моя в том вина. Не саб я, расслабься...Дыши глубже. Туалет не далеко.
А теперь пора прекращать эти танцы со львами, тем паче, что наверняка с такой-то форой пора зажигать с волками. Как и прежде без резких движений, ибо провоцировать человека который питается кровушкой и получает от этого кайф, штука опасная,( береженного же как известно) Каро накрыл рукой кисть Дамиано, которой он удерживал его собственную руку, и тоже применил болевой приемчик..раз пошла иная пляска. Аккурат ниже ладони на полтора-два пальца, по внутренней стороне кисти.
Теперь, когда обе руки свободны он оттолкнул "даму" от себя и сделав шаг в сторону порылся во втором кармане выуживая вторую мятую купюру, последнее, что было из налички у капо с собой. Расправив и зажав ее меж двух пальцев, провел в воздухе на уровне глаз и опустил на близстоящий диван. -На химчистку. Твое платье все в масле. Мужчина указал на жирные пятна на светлой ткани, ясное дело с его торса щедро вымазанного дарами оливы. -Адьес! Махнул рукой.
Развернувшись Каро направил стопы на выход, к синьору Пирелли желая лицезреть его там при полном параде, ибо...

Вход у клуба

97

Дамиано развернулся, пропуская колумбийца мимо себя. Закусил губу, облизнувшись, все еще чуя привкус его крови. Тряхнул рукой, сбрасывая боль с кисти, будто она была мелким серпантином, налипшим на кожу. И развернувшись, прислонился спиной к стене, складывая руки на пояснице и улыбаясь самому себе, проведя колумбийца взглядом.
- Ка-ро... А действительно с красным перцем. - Язык еще раз влажно оббегает губы, забирая себе последние капли соленого, и медного, и пряного. Испорченное платье стоило того - бесспорно. Кто бы мог подумать...
Тихим шуршанием просыпались внутри его личные демоны, журчал у самого уха Попутчик, но сицилиец только жмурился, улыбаясь уголками губ и пряча эту улыбку за вуалью. Блестящая "принцесса" превратилась в жалкую Золушку, в драном платье с пятнами, но даже это не имело особого значения. Одежда была для того, чтоб ее носить и портить. Иначе они ходили бы голыми.
Сицилиец опустил голову, стоило капо окончательно скрыться на ступенях, и критически оценил нанесенные наряду повреждения. Вздохнул, оторвавшись от стены, чтоб, подойдя к дивану, плавным жестом дорогой проститутки забрать оставленную купюру и, приподняв подол, заложить за кружево чулок. Какая химчистка. Платье можно будет выбросить, или позвонить Изи, поинтересоваться, нужна ли ей атласная тряпка из последней летне-осенней коллекции.
Оглядевшись, парень произвел еще одну процедуру, запустив руку глубже под юбки и расстегнув кнопку на кринолине, уронив его на пол и переступив через него, уже через пару секунд отправив изящным пинком туфельки за тот самый диван, на котором капо оставил ему "сдачу". Отряхнув подол, с самым независимым и царственным видом блондин направился к барной стойке, устроившись там на одном из высоких стульев и заказав повторно свой сок со льдом, которого в минувший раз не выпил даже глотка. Курить не спешил, как и пить из поставленного рядом с рукой стакана.
Медное было куда интересней и слаще.

98

Ренат-Ге Легар

Кошка не скрывала своего удивления в ответной реплике - нет, ну это же надо, чтобы...
- Чтобы вы, вполне харизматичная и небезызвестная персона и... как вы сказали? Прокаженным?!
Да... это до какой же степени должно дойти местное, увы, вездесущее "скрытое" хамство, чтобы ей в открытую жаловалась столь узнаваемая среди мафиозо персона?! Дальше - больше, потому как была затронута и тема работы.
- Ооо... Ренат... да разве так можно. Женат на работе, причем тотально.
- Кто бы говорил! Семья, Семья и еще раз Семья. Замуж выходишь за лучшего друга. М?

Нет, внутренний голос-то был прав, но Рин все равно не понимала. Конечно, к известному полицаю попробуй подойди, с одной стороны, но с другой - и где все эти хваленые клубные красавицы-принцессы-королевны-светские львицы? Что, ни одной не хотелось бы с Легаром потанцевать? Пусть не лгут, тут все вполне очевидно. Во всяком случае, так считала мисс Наарден, искренне не понимая, почему что-то должно "поганить" вечер интересному, по ее мнению, человеку. Хоть и опасному для нее, это да...
А вот и поворот. Ну что, не поперхнетесь, сеньор Страж?
Взгляд мужчины был встречен спокойно изумрудным взглядом и точно такой же улыбкой "в тон". Ну что, вот вы и узрели, сеньор, что слегка разоткровенничались ни с кем иным, как с представительницей Лимите... Прежде, чем могла бы возникнуть - чисто теоретически - неловкая пауза или еще нечто подобное, голландка нарушает новое молчаливое мгновение:
- Вас не смутит предложение небольшого танца, пока играет такая чудная, спокойная мелодия?

99

Победа! Не первая, но столь сладкая. В своих возможностях, особенно финансовых, Сергио уже не сомневался. Он продолжал улыбаться, глядя на "поверженного" Паоло, после повернулся к дону и пожал плечами, мол, ну Вы же сами сказали не ограничиваться общением.
Теперь оставались формальности. Заплатить да расписаться в получении. А после... Еще полночи впереди на "разговоры". Сергио оглянулся по залу, пока следовал за охранником: Антонио Морелло сидел с Канторини,  Дамиано уже отходил от Каро, поправляя платье, остальные короновцы растеклись по залу и приватным комнатам.
Надеюсь, сегодня я никому не понадоблюсь более...
Сергио только сейчас осознал всю нелепость ситуации. Оба адвоката Короны, прикупив себе компанию на вечер, растворялись в темноте клуба. И не дай Бог что произойдет. Саччи понимал, что даже если он будет "занят", так сказать, но он понадобится незамедлительно - сорвется с места и поедет, не задумываясь. Привычка.
Десять тысяч евро были сняты с карты, итальянцу пожали руку, поздравили с "приобретением" и показали, куда пройти. По дороге он перехватил парня, который должен был отвести Паоло в VIP-комнату, отвел в сторонку.
- Мне нужна небольшая услуга, и за нее я доплачу тебе лично. Вот ключи и адрес. Отвези парнишу туда, и дождитесь моего появления. Это аванс, - купюра достоинством в двести евро оказалась в ладони охранника. - Еще половину получишь при моем прибытии. Иди.
Тот, выслушав, кивнул и скрылся в полутемных коридорах, а Сергио вернулся в бар, чтобы удостовериться, что он может быть свободен. Мучил единственный вопрос: нужно ли сообщить о своем уходе, но как показала практика, сообщать особо было некому.
Позвонят, коли что...
Сергио растегнул пиджак и вышел из клуба. Ночная духота неприятно окутала, Сергио скривился, не стал закуривать, сразу же поймал такси и отправился домой. Там его ждал десерт этого вечера.

Новая квартира Сергио Саччи

Отредактировано Сергио Саччи (2009-05-01 12:55:10)

100

Джулс Эрмете

Судя по всему команданте был в неплохом расположении духа в этот вечер. Джонни, не смотря на специфику своей профессии, был человеком спокойным и любил общаться с людьми более-менее спокойными. Фальконе причислял Эрмете к числу именно таких, за что и уважал капо. С истеричками и неуравновешенными людьми рэкетир либо общался с помощью кулаков(это обычно успокаивало его собеседников), либо просто слушал, зарабатывая себе головную боль, или же вообще разворачивался и уходил(понятное дело, что такой способ не относился к старшим в клане людям, - тех Джонни научился терпеть за годы, проведенные в семье).
На шутку команданте рэкетир лишь дружелюбно, слегка устало улыбнулся. Эта жара и перелет смогли вымотать даже такого крепкого орешка, как Фальконе.
- Мне то же самое, - обратился Джонни к бармену, садясь на стул и наблюдая за тем, как тот наливал Джулсу коньяк.
- Как давно ты в Палермо?
- Прилетел сегодня днем. Три недели отдыхал на Мальорке. - этот отпуск был первым, за годы пребывания Кулака в клане. У Короны в каком-то из турагентств были связи и так вышло, что администратором в том агентстве был хороший знакомый Джонни. Он позвонил, предложил почти дармовую путевку и Фальконе согласился. После заключения перемирия между кланами работы у рэкетира стало намного меньше и он предпочел остыть в море, чем задыхаться еще три недели в душной квартире.
Всем доволен или что-то нужно? Кстати, о чем хотел поговорить?
- Нет, мне ничего не нужно. Просто хотел узнать обстановку в клане. Сам понимаешь - меня не было три недели, да и до моей поездки никто особо не торопился меня просветить в обстановке. - рэкетир, сделав глоток коньяка, посмотрел в глаза Эрмете. - Знаю, Джулс, что ты этого не обязан делать, у тебя работы хватает, но я все же решил попытаться. - Кулак сделал неопределенный жест рукой. - Ты же знаешь, мне не безразлична семья. А тут это перемирие, работы почти нет... Просто я запутался, черт подери.
– Не сейчас. В клубе много гостей, всему свое место и время.
Джонни понимающе кивнул. Он ожидал чего-то подобного и не особо винил капо. Во-первых, Эрмете приехал сюда не работать, а отдыхать, а, во-вторых, копами тут сегодня просто таки воняло. Рэкетир встретился взглядом с каким-то нахмуренным типом (коп, сто процентов) и нагло подмигнул тому, поднимая за него стакан.
- Не волнуйся без работы не останешься. Позвони завтра ближе к вечеру, встретимся в более спокойном месте введу в курс дел и что-нить решим тогда. А сейчас развлекайся. Найди себе хорошенькую девочку.
- Есть, сэр. - Джонни отсалютовал свободной рукой Джулсу и, проведя того взглядом, приложился к стакану.
- Повтори, амико. - пока официант наливал коньяк, Джонни, слегка повеселевший от алкоголя(ибо коньяк был хорош), осматривался по залу. Рэкетир решил воспользоваться советом команданте и теперь взглядом искал избранницу на вечер. Главное было не замутить с девчонкой, которую уже присмотрел до этого кто-то из "верхушки". Джонни определенно не хотелось разборок в этот вечер.

Отредактировано Джонни Фальконе (2009-05-01 15:01:55)

101

Вход в клуб >>>>>>

-Бал-маскарад. Уточнил Аль смеясь, вспомнив и танец и, то что мешает большему обзору в виде маски. И да..надо бы ее снять, а то фаны озверели настолько, что узнают даже так, и смысла в конспирации более нет. Объяснять же почему он такой сегодня красивый и сексапильный "И это он еще Рин не видел.." не стал, ибо не обязан, пусть фантазия механика подсобит ему.
-92-ый? Я сразу узнал. Ээ, друг да мы с тобой токсикоманы получаемся. Успел сказать прежде, чем его голос пожрал какой- нибудь модный d'n'b. А потом оставалось сделать последний привал, чтобы снять ошейник со словами "пофорсил и хватит" и продолжить свой Шелковый путь интенсивно жестикулируя и громко объясняя на кой шут они тут, хотя можно было бы убить пару врагов клана и сидеть дома держа ноги в тепле, образно выражаясь.
-Мы пришли порадоваться новому клубу. На словосочетание "порадоваться_новому" капо сделал загадошную интонацию и оскаблился еще шире. Ну...ты же меня поймешь, волк?
-И получаса не прошло, как приехали, а я уже успел найти приключение. О! Альваро показал ладонь с ссадиной и крутанувшись на месте выискал глазами своего "хозяина".
-Ты смотри... Кивнул на Франческо и Морелло собирающегося куда-то с ним. Ну ладно Бенедикт любому рыло начистит, все равно где-то включилась тревожная кнопочка. Как обычно. Последний раз их встреча тет-а-тет в ресторане закончилась весьма неожиданно и все последствия расхлебывал(было "вкусно") Каро, однако сегодня малость не хотелось экстрима.
Подойдя к Крестному, Альваро встряхнул Бруно за плечи, и с улыбкой молвил: -В нашем полку прибыло. Говорил первым, ибо "этикет" перед боссом и окружающими, что могли усмотреть фамильярность и истолковать по-своему. Поздоровайся с дядей.

102

Соле Неро. Вход

Вполне себе можно быть ротозеем и крутить башкой по сторонам, как будто ничего такого в жизни не видел, и главное не забывать восхищаться через каждый шаг: «Вау… вау…»
Пирелли абсолютно спокойно, без тени эмоций, оценил обстановку и убранство клуба, мило поулыбался дамам, что завидев их в паре с Каро, мигом кинулись перешептываться прикрываясь ладонями. Будто в этой темени, изредка расцвеченной отблесками софитов, можно было читать по губам. О том, чтобы услышать разговоры речи  вообще не было. Капореджиме шутил по ходу, а волк отстранено кивал, соглашаясь, минуя коридоры, лестницы, спускаясь вниз, на нулевой этаж, и погружалась в недра клуба.
Около барной стойки Бруно приметил странного вида «явление». Вроде дама… а вроде и…
Я смотрю ей в след ничего в ней нет, спереди зашел, понял в чем прикол…
То, что маскарад в клубе, Пирелли понял ещё на входе, но то, что костюмы столь разнообразны, предположить не мог. Пока можно было говорить, хоть чуть громко, но ещё пока не орать, механик спросил у Святого
- А гвоздь программы сегодняшнего вечера, не шоу трансвеститов случайно?
Взгляд уперся в протянутую ладонь, которая была кем-то или чем-то «заботливо расцарапана»
Действительно веселое место, всю жизнь ждал, чтобы как-нибудь пойти в клуб а мне бы там в качестве подарка башку открутили…
Даже мысли были полны сарказма, Бруно оглядывал зал сцену, танцпол. Музыка была приятной, но медленной. Вполне себе музыка по его временным рамкам, разве что чутьбы больше динамичности, и меньше реперского речетатива. Лучше что-нибудь с бас гитарами и четким барабанным ритмом. Ну, он здесь ещё пару минут, успеет и потанцевать и напиться и подраться полнее себе…
Новый клуб…
Что делают безалаберные молодые люди в новых местах, или на только что свежее покрашенных стенах? Правильно, наскальные надписи типа «Я здесь был», «классная шлюха, по номеру такому то», «кто нибудь плюс кто нибудь равно что-нибудь» и так далее в том же духе. Уж не этого ли рода развлечения Капореджиме имел ввиду. Пока суть да дело, начальник охраны снял с него «любящее до удушения» украшение, и потом повел за собой.
"Встреча на Эльбе…"
Синьор Канторини был по крайней мере занят, но раз его поставили пред ясны очи главы клана, то обычаи стоит соблюдать. Поприветствовать охрану и далее по списку…
- Прощу прощения, что прерываем ваш разговор.
Учтивый небольшой поклон, права рука синьора Франческо в своей, губы касаються печатки на пальце, спокойно, ровно, без эротики, ухмылок, попыток флирта. Просто глубокое уважению к главе клана, впрочем как и отчасти сыновья любовь, с такой то разницей в возрасте как иначе. Клан семья, пусть и на деле они друг другу все чужие люди. Когда то этот человек дал возможность применить накопленные навыки. И до некоторого времени все шло отлично, ну а последний инцидент – вроде «голову не отрубили», поэтому можно жить и стараться дальше. Его собеседеник, тоже в летах, и судя по всему глава второго клана. Пока Бруно заседал месяц в гараже, ему было прочитано много интересных лекций, но не все из них он слушал. Только глубоко похоронив в сознании имена тех, кто «развлекался за его счет», в тот вечер. И ещё, есть дела клана, а есть дела личные, в которые лучше семье не вмешиваться. Но по звериному смотреть на дона Морелло все же не стоит, как и не стоить улыбаться, поэтому вполне себе достаточно вежливого кивка в качестве приветствия, если это приветствие вообще соизволят заметить, снова извиниться и уже отойти к барной стойке, чтобы выбрать себе напиток по вкусу…
Интересно кто из наших ещё здесь…

103

Бруно Пирелли
Антонио Морелло

Не успели доны подняться с насеста как в зале появились перемены - а именно, в полку Лимите прибыло. Исчезнувший было во мгле со своей тяжеловесной спутницей Каро вернулся (живым и здоровым, что радовало памятуя о габаритах "невесты"), да еще и привел подмогу (не иначе "невеста" поспособствовала развитию у колумбийца потребности ходить парой). Парой оказался Бруно Пирелли - молодой механик из разряда очумелые ручки...
Если у вас новая Ламборджини с заводской гарантией, я бы вам не советовал пытаться сэкономить, а сразу ехать на дилершип. Зато номера перебивает - краше новых.
Канторини притормозил процесс отхода ко сну легко каснувшись плеча Антонио пальцами:
- Секундочку.
После случившейся перестрелки, в которой пострадал Олег, Франческо был особенно зол на молодого механика, собственно из-за головы которого консильери и пришлось рискнуть собственной, но постепенно все уладилось, опасность для русского миновала, а сделка с Тойотами окончательно позволила Волку загладить свою вину. Крестный не мог не дать ему возможность не засвидетельствовать почтение, тем самым наглядно показав, что его расположение вернулось к подшефному гаражу в полной мере.
Волченок как обычно был взлохмачен и косил по сторонам недобрым глазом, так что крестному пришлось сделать над собой усилие, подавляя улыбку: серый подопечный был прелестен.
- Здравствуй, Бруно, - мягкий, доброжелательный голос с ровными дружелюбными интонациями - дон даже не повышая голоса в этом шуме все равно прекрасно слышен благодаря четкой артикуляции хорошо поставленной речи, - я очень рад тебя видеть. Спасибо, что присоединился к семье... когда вокруг так много друзей.
А вот на последнем слове, пожимая приветственно Волку руку в ответ на жест уважения, крестный позволил себе чуть улыбнуться, уголками губ, стрельнув взглядом на сопровождающего в белом. Да, в окружении этих "друзей" клану необходимо держаться вместе.
- Отдыхайте, - теперь уже взгляд и кивок достались так же и блестящему капо, - повеселитесь как следует с доброй руки сеньора Абруцци.
Закончив с подчиненными, Ческо снова повернулся к Антонио.
- Пойдем.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-05-01 20:58:17)

104

Франческо Канторини

Франческо как ребенок подросткового возраста - все делал наоборот. Скажешь так - сделает иначе. Кажется, этим можно воспользоваться в своих целях. Плюс еще, абсолютная паранойя, которая преследует практически всех крупных боссов, и можно руководить как куклой-варежкой.
Чушь, конечно. Антонио внимательно рассматривал лицо Ческо сверху вниз. Холодный голубой свет четко обрисовывал его фас. Красивый. Для криминального мира это было несколько ненормально, так как практически все "нечестные люди" не отличались приятной наружностью. Зачастую даже на лицах были шрамы, либо от холодного ножа, либо от пули, совершенно случайно не попавшей в лоб. А Канторини - радость до глаз. Главное, рот заклеить, и можно смотреть как на произведение искусства. С другой стороны, у руля власти он оказался случайно, и если бы не судьба, пришлось бы беседовать сейчас с одним из бывших советников Мариконе, а может, с самим Гайном. Дон поморщился: нет, капо ди тутти капи никогда бы не позволил, чтоб чужестранец имел власть над преступностью в Италии, поэтому и согласился с выбором старого дона Лимите. А Морелло так даже проще.
Канторини поднялся, и Антонио собирался было повести его за собой, но к ним подошел молодой парень, из клана Лимите, чтобы поздароваться со своим боссом. С минуту ушло на то, чтобы эти двое обменялись любезностями, и Тони просто стоял чуть поодаль, чтобы не смущать своей персоной момент воссоединения семьи. Здороваться с "пешками" он не привык, да и ни к чему это было, поэтому лишь спокойно окинул взглядом человека - просто запоминая лицо. Когда же Франческо был готов "продолжать разговор", дон повел его от столика, туда, где бесновалась молодежь. Чтобы ненароком не потерять из виду своего спутника, он прихватил его под локоть, хоть это и было несколько фривольно и не по титулу. Но ничего, Ческо простит такие вольности. Стоило надеятся.
Шагов пять в глубь зала, и Тони остановился, оглянувшись на второго дона.
- Дальше не пойдем. - сказал он громко, чтобы сквозь шум музыки Франческо смог его услышать. Развернувшись к нему лицом, дон мельком посмотрел на рядом стоящего охранника, потом оценивающе взглянул на отплясывающий вокруг народ и сделал шаг к мужчине, сокращая растояние до минимума, задевая лацканами своего пиджака его. Вообще, неплохо было бы снять пиджак, чтоб не мешался, но сейчас уже было поздно, а возвращаться к дивану было лениво. Неудобно, но что делать. Если и помнется, то ничего страшного, все равно белые костюмы дон носил редко, исключительно в праздничных целях.
- Дорогая ткань всегда так приятна на ощуп. - Тони медленно скользнул руками под полы пиджака Ческо, обхватывая его ладонями за поясницу и скрещивая руки на спине. Шелковый материал рубашки ласкал холодом ладони, хоть под ним и чувствовалась горячая кожа. - Не откажешь мне потанцевать? - Замок из пальцев раскрылся, и руки легли уже поверх пиджака. Ладонь легла на талию.  - Если не трус. 

Саундтрек

105

Риан Наарден

Мягкий голос и выразительные интонации. Можно было ожидать потрясающей картины, когда оглянулся на свою собеседницу, и оказался прав. В сумерке латекс бликовал, лицо было тонким и загадочным, блеск зелени глаз притягивал. Избавившись от эффекта костюма, что странно показался практическим идеальным в обстановки Соле Неро, Ге понял, кто перед ним. Рабочая статистика и листы с фото из досье выпорхнули перед глазами. Легар даже скрипнул зубами - действительно, не жизнь, а сплошная работа... а ведь сам подписался.. терпи.
-Синьорита Наарден, я не могу вам отказать. Имею слабость - красота меня завораживает. Так что - распоряжайтесь смело...
Вытянув улыбку, вдруг понял, что действительно рад приглашению и улыбнулся уже откровенно, открыто. Поднялся легко, повернулся и перепрыгнул одним движением диван, оперевшись рукой о его низкую спинку, встал рядом с очарованием вечера, странно готовый забыть всё, что надрывало по клочкам в течении месяца душу. Отгородился от внешнего, заключил себя и синьориту в некий кокон внимания, погрузившись слегка в жидкий, плещущий волнами эмоций изумруд взгляда напротив. Изучил медленно лицо, параллельно слушая и стараясь определить - какая музыка суждена. И какой же танец подразумевает благодетельная госпожа Наарден, что не боится никого.

106

Ренат-Ге Легар

Что ж, реакция поначалу была вполне ожидаемой.
Не стирайте понапрасну зубы скрипом, сеньор, вы не могли не догадываться, что вряд ли за вашей спиной сидит одна из танцовщиц или просто местных посетительниц...
Кошка мягко, совершенно обезоруживающе улыбалась, наблюдая за мужчиной, просто-напросто наплевавшим на преграду в роли дивана. Несмотря на "вымученную" улыбку, жест сам по себе уже не был фальшивым... как не было фальши с самого начала и во взгляде. Тот редкий случай, когда человек сперва на автомате включает нечто из разряда обыденных масок, а после осознает, что, в сущности, все в порядке. Ну не обманывала ее инуиция сейчас, не обманывала, "подсказка" практически витала в воздухе. Это так сложно - и это так просто, отбросить в сторону все, что мешает моменту и просто подарить... комфорт.
- Риан, сеньор. Просто Риан. Распоряжаться? Похоже, вы поверили моему костюму...
Улыбка на сей раз была с неподдельным оттенком естественного, непринужденного веселья. Распоряжаться моментом, а также, значит, и начальником грознейшего в Палермо полицейского отдела? Нет. Полицейским никто распоряжаться, надо полагать, не будет вообще. Но вот танец с приятной тебе персоной - нет уж, от этого голландка отказываться не намерена. Мелодия была просто какой-то медленной песней. Соответственно, Ренату предлагалась некая ненавязчивая импровизация. В изумрудности глаз - слегка вопросительное выражение - начнете, сеньор? Стек был предусмотрительно отдан бармену. Пока что. И пусть только не присмотрит за сим аксессуаром...

Отредактировано Риан Наарден (2009-05-02 12:45:55)

107

Антонио Морелло

Франческо не помнил откуда это повелось, но фамильярность в обращении друг с другом присудствовала у двух донов всегда - тот самый VIP-клуб на две персоны. Ты у него сигаретки без спросу, он тебя под руку хватает, будто сам на ногах стоять не может. Что уже тут поделаешь: должен же быть на свете хоть один человек не испытывающий к тебе священого ужаса.
Однако... у всего есть свои пределы - сомкнувшиеся на поясе руки, в первое мгновение списанные на известный не трезвый жест "поддержи друга", очень быстро вышли за рамки позволительного панибратства, приобретя в тепле приватного подпиджачного пространства едва ли не интимное звучание. Мгновенно взлетевшая вверх ладонь уперлась с силой распластавшись пальцами по груди высокого мужчины в белом, напрягшаяся спина словно развела натяжением скрещенные ладони, выдавливаясь назад... неминуемо, Франческо Канторини оттолкнул бы Антонио окончательно, если бы тот не поспешил объяснить свои поступки.
Потанцевать?..
Сначала рукой на талии, а потом и словесно подтверждая свое... приглашение на танец, кажется, дон Короны не шутил в своем желании перевести заявленный разговор в телодвижения.
Сузившиеся до горизонтальных щелей черные глаза впились в темно-карие под густыми бровями, ища подвох - а как, скажите на милость, один мужик должен реагировать на подобные предложения со стороны другого, при том что тот другой - его заклятый враг, которого тот первый не далее как месяц назад отдал приказ убить? Это вообще нормально, или как?
А заводные перетопы острова вечного лета, свободы, равенства и братства нашептывали ногам свою логику, свое чувствование этого мира... в котором воздух жарче и краски режут глаз, и крепкая рука ложится в нежную, а земля уходит из под ног, дыхание жизни острее щиплется на коже засохшей морской солью... А возможно просто в усталом человеческом лице напротив не было того вызова, что несли уста, подлавливая на "слабо", а было желание... потанцевать?
Франческо на мгновение замер, прокручивая перед внутренним зрением весь процесс: подать руку, вторую положить на плече - танцы танцами, а Антонио уже распределил позиции не утруждаясь поинтересоваться их приемлемостью для второй стороны - let the musik take control... всем известно что женские партии гораздо сложнее - почему не блеснуть хорошо забытыми талантами, кои уже сложил в запасник с табличкой "не по статусу", коли получается так, что оба - на одной социальной ступеньке. Но Антонио выше ростом и прилично крупнее, так что с ним элементарно будет неудобно по другому...
Возможно это зажигательная сальса вскипела в крови, возможно пресловутая машина времени, но так или иначе, Франческо получил вызов, который либо принимать, либо делать вид оскорбленной невинности и сразу в челюсть... однако праздник жизни все таки...
- Хорошо... но так нам будет неудобно.
Оттолкнув партнера уже по-хозяйски, взявшись распоряжаться ситуацией (если хочешь чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам), Франческо скинул пиджак, соскользнувший по шелку мимолетным порывом ветерка, и швырнул его Фестеру, жестом уже указывая Тони сделать тоже самое. Кажется Морелло чуть тормознул, ошарашенный таким поворотом его танцевальных инициатив, так что Канторини, взявший быка за рога всерьез, не дожидаясь отключения сигнализации, сам потянул белую ткань пиджака с мощных плеч, оказавшись при этом очень близко, глаза в глаза, приподнял едва ли не шкодливо бровь и скривил вбок насмешливую улыбочку...
А ты как думал? Пляски донов - исполняется впервые... и лучше тебе уметь танцевать, а то точно схлопочешь по морде.
Поймав на лету и второй пиджак, телохранитель предугадывая немое пожелание босса, тут же принялся ненавязчиво расталкивать толпу, освобождая удобный пятачек с черным и белым силуэтами двух мужчин.
Развернулся резко, на каблуках к Тони, подхватывая перекаты солнечного ритма, одной рукой Ческо ослабил галстук, расстегнув пуговичку переливающейся жидким черным золотом сорочки, а вторую без колебания положил на теплое плечо...
- Потанцуем?
Белоснежная улыбка расцвела ответом на вызов.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-05-02 05:22:44)

108

>> 1 вип-комната

Если чудеса на свете существовали, то это определенно было одним из них. По крайней мере, для Габриэля, который покинул комнату с чувством абсолютного облегчения и неподдельной радости. Надо успокоиться. Парень довольно быстро прошел по коридору в основной зал цокольного этажа, на ходу "сбивая" улыбку с лица, обошел танцующих, сел за столик в каком-то темном углу и заказал простой воды. Все происходящее вокруг стало совершенно до лампочки - музыка? Какая музыка? Люди? Что за люди? - так что оставалось немного прийти в себя, и можно было уходить. Вода была прохладной, приятной, и Лучиа опустошил стакан залпом, потом приложил его ко лбу и сидел так какое-то время, прикрыв глаза, пока не продышался, а стекло не стало теплым. Смахнув со лба остатки влаги, Габриэль поднялся со стула и направился к лестнице наверх.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-05-03 06:23:40)

109

Франческо Канторини

На удивление, Франческо, простив даже такую фривольность как двусмысленные объятия, все-таки принял вызов. Причем, было видно, что он не против, а Антонио, впрочем, никогда не сомневался в том, что тот умеет танцевать. Танцевать хорошо. Все движения Канторини в жизни были кошачьими и грациозными, так что можно было быть вполне уверенным, что ритм тот чувствует определенно хорошо.
Сам же Тони тоже умел танцевать, хотя до появления в его жизни жены не особо этим интересовался. Беатриче была заводной девушкой, и только так вытаскивала своего мужа на танцпол, несмотря на официальность мероприятий на которых они находились. Ни ей, ни ему не нравился обычный вальс, где нужно просчитывать все свои движения и держаться друг от друга на почтительном расстоянии, поэтому Тони, благодаря бывшей жене, приучился танцевать что-то более зажигательное. Но то было давно, около пяти лет назад, и стоило надеятся, что еще ничего не забыто.
Диджей, словно угадав желание именно этой парочки, поставил композицию в стиле латино, и губы дона расползлись в улыбке. Франческо позволил себе волность, намереваясь самостоятельно снять со своего танцевального партнера пиджак, но Тони не был против. По крайней мере не сейчас. Буквально с минуту как он перестал думать "о работе", и о том, что танцует с врагом номер один. Сейчас Ческо для него воспринимался просто как красивый мужчина, приятный в любом смысле, и почти незнакомый.
Пиджак теперь не стеснял движения, но запястья все еще были сжаты, поэтому Антонио предварительно снял и запонки, положив их в карман брюк, туда, где лежал пакетик с кокаином. Слегка подобрав рукова, чтобы открыть предплечья, дон снова положил ладонь на талию партнера и резким движением придвинул его к себе, сокращая расстояние. Латина клубная отличалась от конкурсной, и, если уж по-хорошему, то танцевать ее следовало при очень близком контакте. Теплая ладонь Франческо уже лежала на его плече, оставалось только протянуть руку и поймать вторую, крепко заключая ее в собственные пальцы.
Небольшое вступление перед самой мелодии закончилось, и уже надо было начинать. Так как по умолчанию Тони взялся за мужскую партию, то начинать и вести весь танец должен был он, направляя движения своего партнера. В самом начале будет трудно расслабиться, это было уже понятно, так как ощущение дикой конкуренции никак не хотелось исчезать. Каждый из них будет стараться перетанцевать, но стоило надеятся, что все выльется в прекрасный танец, а не в файтинг в одной паре.
Удобнее расположив ладонь, растопырив пальцы, чтобы можно было лучше контролировать спину Франческо, Антонио вставил ногу между его ног и качнул бедрами, подхватывая ритм. Рука, державшая ладонь второго дона, тоже задвигалась в такт, плавными круговыми движениями вторя тем, что выполняла нижняя часть туловища. Прижавшись пахом к бедру, как было бы удобнее стоять, Тони мазнул своей щекой по щеке Канторини и наклонился к его уху. Темные волнистые волосы, прикрывающие ухо, защекотали  нос и губы.
- А может и хорошо, что все фотографы там, наверху; не хотелось бы мне комментировать статьи о моей возможной гомосексуальности. Да и тебе, наверное, тоже... - улыбнувшись и ненароком коснувшись губами мочки, Антонио отстранился и, заслышав как музыка пошла в динамику, почти на девяносто градусов развернул свой корпус, отступив на полшага от партнера, и помог ему выполнить то же па, удерживая только одной рукой. Мгновение, и он снова близко, крепко обнимая за поясницу.

110

Если знаешь что такое интуиция, а если она у тебя ещё и работает отлично, то понимать и предугадывать многое это просто здорово. Как и ожидалось, второй «старичок весельчак» не то что не поздоровался, а ещё и посмотрел так, что внутренний зверь ощетинился и зарычал, но Бруно только криво усмехнулся, уселся задницей на удобный стул у бара, поерзал, посмотрел налево направо, а не подползает ли к нему какая - нибудь девица или «девица» на предмет вместе весело провести вечер, потому как чужого общества ему сейчас для полного счастья и не хватало. Во – первых, что не очень важно, Бруно был ещё трезв, хмур, и вполне бы себе поспал, во – вторых упомянутые Франческо друзья, были никто иные как враги, и в – третьих, что самое главное некто Абруцци, кому нужно было отдать небольшой «долг» тоже где то здесь присутствовал. Конечно, глупо пойти, проламываясь через охрану, и стукнуть кулаком по столу. Эффекта никакого не будет, мало того, что покажется клоуном так ещё и выведут на улицу, и оставят в клубе персоной нон – грата. Надо было выполнять пункты по порядку. Бармен давно улыбался тренированной улыбкой, готовый  разрекламировать ассортимент вдоль и поперек… Пирелли выгнул бровь, рассматривая наглую рожу…
Ох, дать бы тебе по зубам что ли… тоже наверное будет весело…
Но в ответ не менее обаятельно оскалился, что – что, а это у него получалось хорошо, иногда даже пугающе…
- Whisky. Double drink. No ice. Dry, just, dry...
Ребристый стаканчик, с толстым дном, кремовая прозрачная жидкость, приятное жжение в горле. Тепло от живота к конечностям. Первая минута – полет нормальный. Второй стакан третий, даже лица кажуться милее. Вполне бы остановиться, но ещё один стакан, уже медленно потягивая…
Каро… где ты Каро…
Развернуться, чтобы увидеть танцующих донов, вытянуться в лице, пошарить глазами по толпе и обнаружить Риан, с неизвестным мужчиной и тоже в танце… Но Риан, Риан… практически потерять челюсть, и добить стакан залпом вздохнуть глубоко, и снова попросить повторить, а ещё на кой то черт пачку сигарет и зажигалку…
Покурить непременно, но только не сигареты… Отмахнуться мысленно он бреда на танцполе, пускай себе развлекаются. Теперь главное догнатся чем-нибудь веселым, а потом можно и вполне себе потанцевать… Снова крутить башкой в поисках Капореджиме, найти его, и кивнуть, привлекая внимание к себе, подождать, пока подойдет, задумчиво посмотреть…
- Знаешь Каро, сигареты здесь хреновые…
Встать, опираясь о барную стойку, пару шагов пойти, чуть шатаясь… Минут всего пятнадцать, а уже хорошо по мозгам дало. Ну ему то непьющему, само оно…
- Я пойду освежусь…
Икнуть, но уже картинно, сгребая сигарету и зажигалку в барной стойки и отправиться в туалет, покачивая головой в такт музыки и напевая под нос, и все так же сверкают огни, и все так же все веселяться…
Сейчас посмотрим, кому будет веселее…

Уборные

111

» 1ая VIP-комната для приватных танцев

Он не претендовал на звание ангела. Но ему не впёрлось смотреть на то, как друг на друга сливают яд важные для него люди. Хотят грызться? Пусть. Смотреть на это у Имре не было никакого мазохистского желания. Девицу бы было неплохо оставить Вито, который так завороженно на неё глядел, но Имре сейчас об этом не думал. Он отпустил птичку, как только оказался в шумном цоколе. Посчитает нужным, вернётся в вип. Ему-то что?
Мерзко было, гадко, бесили все. Нет, конечно, наивно было думать, что все друг другу будут рады, но он не предполагал, что сочетание получится таким гремучим.
И потому он пошёл отдыхать в другое место, где ни от кого он ничерта не ждал. Ну, куда ж ещё? Ясное дело - к бару.
Там господин Месарош заказал ещё виски, и ещё, и ещё. Покуда настроение не выправилось.
Хотя визуально он оставался солнечно улыбчив и адски весел. Но внутренне требовалась починка. Её он сам себе алкоголем и устроил. Как же так, ночь в клубе, уже около четырёх, а он ещё не в дрова? Исправлял, как мог.

112

Мрачный юмор добавил небритому-нечесанному Пирелли нотку шарма. Альваро заулыбался и получив от Франческо позволение требовать продолжение банкета также скрылся с глаз долой, дабы не мешать двум боссам развлекаться,а то глядишь опять наглость потребует свое. Как впоследствии оказалось "сегодня будут танцы". Развалившись на том диванчике, где сидел Крестный, капо поглядывал на выпивающего автомеханика тут же вспоминая, что этого и от кефира уносит, а заначит счет пошел на минуты, там чуть поодаль Рин с синьором Легаром. Хорошо смотрятся... Мелькает беззлобная мысль с оттенком самодовольства- эта женщина скоро станет его женой. Третий раз как говорится, должно уже наконец повести.
Бенедикт куда-то рванул и пришлось сфокусироваться на этом моменте.
Святой поймал челюсть на уровне пола, когда увидел, что задумали достопочтимые доны. Ох, Морелло...Морелло...седина в бороду, бес в либидо... Фыркнув Альваро уже мысленно садистствовал над его останками, однако, если Крестный был не против подобного развлечения, посему остается прикусить язык и среагировать наконец на сигналы с бара, которые посылает Бруно. Уже все? Приехали. Ну и отвлечься в конце концов.
Посчитав своим долгом подсобить волку в доставке до берлоги, Каро бросил увлеченное протирание штанов на диване и не спеша подошел к мужчине, хлопнув того по плечу.
-Конечная? Ухмыльнулся весело, а затем призадумался над оброненной фразой. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять к чему клонит эта мятежная душа. Ай, молодец волчара... шестеренки закрутились. Проводив взглядом удалившегося штормящей походкой механика, капореджиме направился чуть погодя следом, завернув на парковку по дороге.

>>>>>>Уборные

113

1-я вип-комната

Дино так и вернулся в цокольный бар с сигаретой в пальцах и едва дымом не поперхнулся когда увидел танцующих Антонио и Франческо.
- Вроде бы не пил, - пробормотал, похлопав глазами, - а  мерещится. И что делать? А делать вот что. Накатить по рюмахе, другой третьей и все будет казаться милым.
И это была верная мысль. Трезвому человеку среди подвыпивших все кажется скучным, ненатуральным и натянутым. То ли дело под легким алкоголем. И весело, и мило и все замечательно.
Дино подошел к стойке бара, где-то там с самого краю сидел Имре, но к нему Дино не стал подходить, певец сам распорядился призом, который был разыгран этим вечером. Так что вольному воля. Поэтому просто сел на табурет где-то в самой середине, кивнул официанту:
- Коньяку.
Отвернулся и снова глядел на двух донов.
- Хочу выпить за прекрасную пару, - пробормотал в пространство самому себе. - Тони неужели ты будешь ведомым?
Дино глянул на родственника, улыбнулся и незаметно подмигнул ему. Хорошо подвыпивший Тони был растрепан, раскраснелся, потерял лоск, но при этом был чудо как хорош и мил даже на трезвый динов взгляд. Без обычной своей сдержанности, раскованный и выкидывающий неожиданные коленца вроде этого полушутливого-полусерьезного танца.
Разумеется, что присутствующие от обоих кланов сейчас устремили свои взгляды на эту пару. У некоторых челюсти валялись под столами, у кого-то глаза размером с блюдечко.
Канторини все же красавчик, следовало это отметить, а уж жесты какие, мамо дорогое. Как он пиджачишко-то свой телохранителю швырнул.
- Блин... где бы камеру взять?
Дино нашарил в кармане сотовый, щелкнул крышкой, нашел функцию съемки видео и втихаря, так, чтобы никто не заметил направил камеру на танцующих.
Еще в баре был давешный полицейский Ренат ге Легар. Похоже, ему нравилось здесь несмотря на слова, которые он сказал Дино о кулбе и о развлечениях.
Дино всего лишь улыбнулся, глядя на оживленно о чем-то беседующего полицейского. Легар глаз не отрывал от девушки.
Девушка действительно была чудо как хорошо сложена. Ее костюм Дино не удивил. Подумаешь облегающий латекс. Это после платья-то Корсо...
Как ни странно, но эта пара славно выглядела. У Легара хорошая улыбка, а девушка несмотря на свой костюм Садо-Леди очень милая и славная.
Дино прихлебывал коньяк, иногда поглядывал на дисплей телефона. Вот так вечер в клубе!

вход в клуб >>

Отредактировано Дино Морелло (2009-05-05 16:13:03)

114

1-ая VIP-комната для приватных танцев --->

Имре Месарош

В этом помещение Вито пока не был. Просто стоять у входа и осматривать всех по очереди было бы глупо, а выглядело бы это еще глупее, поэтому полицейский направился просто к бару. Не без труда найдя для себя свободное место, Рокка не стал ничего заказывать. Достав из кармана пиджака сигареты, Вито попросил бармена прикурить, а затем, затянувшись, развернулся боком к стойке, чтобы было удобно наблюдать за происходящим в зале. Здесь было народу в достатке, многие уже просто валились с ног от выпитого алкоголя, некоторыевсе еще держались. Персоны Франческо Канторини и Антонио Морелло в представлении не нуждались. А вот то, что творили эти влиятельные люди, позабавило Вито. Понаблюдав какое-то время за их танцем, Рокка заприметил парочку людей, одетых довольно таки оригинально. Этот маскарад немного приподнял настроение полицейского.
А вот и Лучиа. Интересно, где он потерял Риту? Или нервы нашей леди не выдержали такого потока людей и эмоций? Рената в этой массе людей Вито пока не заприметил, но ему хватило и этого.
Все внимание Питона в один момент было обращено на человека, сидящего рядом с ним. Это снова был Имре Месарош, да еще и порядком выпивший!
- Эй, Имре, не слишком вежливо было покидать собеседников. - обратился полушутливым тоном к певцу Рокка, - Может тебе хватит пить? Веселости тебе, по-моему, итак не занимать. А? Или я не прав? Может у тебя есть повод погрустить? Брось, ты богат, успешен и популярен, тебя любят, тебя боготворят. У тебя просто не может быть повода для грусти. Певец был пьян и его можно было раскрутить на откровенный разговор, а это было бы прекрасным спасением от скуки. Вито пододвинул к себе пепельницу, стряхнул с сигареты пепел и жестом предложил Имре взять из пачки, лежащей на стойке, сигарету.

Отредактировано Вито Ла Рокка (2009-05-03 13:33:51)

115

Вито Ла Рокка

- Вито! Сколько лет, сколько зим! - рассмеялся Месарош, - Что ж, час нотаций или ты просто любишь ругать плохих мальчков? - подёргал бровями похабник. Он начал говорить, язык его не заплетался, но то, как его бодро несло по стезе похабщины, выдавало ему самому, как он прилично залил себе глаза.
- Да так, для меня экзотика сидеть в кругу не чужих для меня людей. И я терпеть ненавижу, когда они друг на друга плюются ядом. Нахер! Решительно нахер такой бенефис, - покачал он головой и залил в себя оставшееся в стакане виски.
Курить Имре тоже не рекомендовалось. В памяти так и всплыл голос Вельтмана, вещавшего об этом. "Ну, да имел я в рот эти рекомендации вместе с Вельтманом!" Мысль вызвала у Имре усмешку.
- Данкэ, - Месарош взял сигарету и потянулся к Вито, дабы прикурить от его уже горящей сигареты. Никакого подтекста он в том не усматривал. Просто никуда не девалась его раскрепощённость в общении.
- Тебя послушать, так я просто купаюсь в сливках, - он улыбался, можно было уже ждать, как второго пришествия, часа, когда он Не будет улыбаться.
- Но вообще... как-то так оно и есть, - рассмеялся он вновь. И глянул в зал.
- Тут разве гей-бар? - выгнул он вопросительно бровь и затянулся опять. Какое всё-таки блаженство давать себе вкусить запретного плода.

116

Антонио Морелло

Не пытаясь перехватывать инициативу Ческо спокойно ждал первого шага от партнера – превращать развлечение обещающее стать вполне приятным в очередное выяснение у кого длиннее было глупо и по-детски. А вот получить то, что само плыло в руки заманчиво – редкостное удовольствие. Если Антонио сумеет хорошо вести, мышечная память вспомнит навыки юности, когда-то украшавшие танцполы наимоднейших клубов…
Salsa… незамысловатый танец под маракасы, когда черные ладошки усатого кубинца подогретые солнечным ромом выстукивают простецкий мативчик по натянутой коже барабана, и эта песенка нищих и веселых становится ритмом твоего сердца… get down and dirty… движения ног – не головы – бедер и пружинящих коленей. Стеклянный блеск лака дорогих туфель не помеха – ступни уже переступают, подхватывая ритм и вспоминая простейшие шаги. Рука сицилийца привлекает настойчиво, как и положено танцу вечерней душной страсти. Франческо не собирается стесняться – отрываться, так по всем канонам – чтобы танцпол запылал огнем.
Бедра поплыли по кругу, вторя ведущему движению: в этом мужском теле достаточно гибкости, чтобы пластика Латинской Америки зазвучала в полный голос. Подхватывая характерное движение плечами отклонился, прогнувшись в пояснице, увлекая за собой партнера в амплитуду пошире… покуда в задорные переборы музыки вплетается хрипловатый голос все еще вспоминающий о жизни после танцев… Ческо в ответ прижимается на нескромное отсутствие всякого расстояния, пользуясь мимолетным па сальсы:
- А мне то что? Мне политикой не заниматься… впрочем… - низкий шепот каснулся и уха Тони, капая в нее капелькой яда, -  и тебе тоже.
Хохотнув от маленькой деловой репризы и в их развлекательной паузе, отталкивается, делая пару мелких шагов назад, оставляя контакт лишь крепко перевитых пальцев рук… и через паузу, увлекаемый в обятия скользит обратно, вжимаясь плотно бедрами в партнера, ощущая и ловя на лету малейшие вибрации его движений и приобнимая слегка одной ногой, противоположной руке, что снова легла на плечо. Ведомая позиция – это истинное искусство и сложное для мужчины умение: растворить себя, чтобы зажечь в ведущем азарт ловца, отдать, но обещать еще большее, заставляя бесконечно стремиться за бесценным сокровищем твоего следующего изгиба в его руках – и танец станет вечным поглотив партнеров, что станут рабами друг друга, потеряв понятия о низе и верхе…   
То, что люди составляющие эту черно-белую пару были еще и врагами добавляло своей остроты, пропуская электрические разряды между телами, заставляя налиться пульсирующим напряжением загривок, а движения приобрести особую отточенность. Грязный танец стал еще и опасным, привлекая своим магнетизмом жадные глаза обступивших площадку плотным кольцом охочих до диковинного зрелища людей.

117

Джулс Эрмете

- Не помешаю?
Медленно с улыбкой Орсо покачал головой, поднося ко рту руку с зажатой между указательным и средним пальцами сигаретой, что бы затянуться и впустить в свои легкие табачный дым. Он заметил команданте давно, когда тот еще только подходил к его столику. Эрмете, не видя ничего вокруг, шарил по себе в усиленных поисках чего-то. Фабретти молча наблюдал за действиями, послушно дожидаясь когда же его заметят. Таки дождался.
–Нашел себе что-нить по вкусу в клубе?
- Возможно… - неопределенный ответ и легкая улыбка. Движения были вальяжны, с ленцой. Контрабандист аккуратно положил недокуренную сигарету на край пепельницы и повернулся к Джулсу. Он склонил голову на бок, присматриваясь к чему-то. Губы чуть приоткрылись, демонстрируя белую полоску зубов. Мужчина придвинулся к соседу чуть ближе, положив одну руку на спинку дивана так, что ладонь оказалась аккурат за спиной Эрмете. Другая рука потянулась к шее Джулио, коснулась ключицы, отгибая воротник рубашки, провела пальцами вверх и замерла недалеко от мочки уха. На мгновение Орсо столкнулся взглядом с команданте, и улыбка первого стала еще шире. Фабретти выпрямился и поднес свою руку, что недавно касалась шеи Эрмете, к своему лицу. На пальце лежала маленькая блестка. Она могла быть или от платья какой-нибудь дамы из гостей или от сценического костюма танцора.
- С кем успел наобниматься Джулио? – Пошутил Орсо и сдул блестку с пальца. Он не отодвинулся и руку со спинки не убрал, только откинулся назад, прихватив свой коктейль со столика. Мужчина был доволен свое маленькой проделкой. Шея у Джулса была горячей, кожа гладкой и очень приятно. Пальцы до сих пор ощущали прикосновение к ней.
Фабретти поглядел в зал, отпивая из бокала. "Оба на!" Он некоторое время присматривался. И брови поползли вверх. Орсо прыснул, чуть не разлив на себя содержимое бокала, и во все глаза смотрел в зал.
- Глянь Джулио, у нас, оказывается, теперь так демонстрируют перемирие между Семьями. Мир сошел с ума!!! – хохотнул контрабандист, указывая на танцующих донов. Видеть  их среди постоянно то движущихся, то останавливающихся людей было сложно, но возможно. "Не, это же надо иметь такие нервы – танцевать мало того с мужиком перед публикой, так еще с мужиком, который пытался тебя убить?"
Тут Орсо вспомнил о просьбе Сабатини. Рука сильнее сжала бокал и со стуком опустила его на столик.
- Кстати, чего ты так искал в своих «многочисленных» карманах, Джулио?
Рука потянулась за спасительной сигаретой. Только табачным дымом контрабандист мог спасти свое спокойствие и положительный настрой. Но глаза не отрывались от вызывавшей у всех присутствующих интерес пары. "Браво, доны! Слов нет, браво!"

Отредактировано Орсо Фабретти (2009-05-02 19:36:01)

118

Покончив на сегодня с не самыми прямыми обязанностями, Сержио поклялся себе, что больше никакой лени и в другой раз он таки озаботится заранее вопросом привлечения профессионального ведущего для подобного вечера. Получив подтверждение, что чек получен и последний лот может быть передан серому, Марикьяре незаметно растворился в полумраке закулисья. Пройти служебными коридорами не составило труда.

Кабинет Сержио

119

Франческо Канторини

Когда партнер хорошо чувствует музыку, и знает несколько па, уже можно не волноваться за то, что танец превратиться в непристойное умение только лишь двигать бедрами в имитации чего-то пошлого. Франческо подхватывал на лету, или же это Тони подхватывал? Трудно было просто вести одному и безоговорочно, когда твоим партнером был мужчина - такой же сильный и властный. К тому же, у себя на уме, так что можно было простить некоторые погрешности в его партии. Например это движение, когда Ческо прогнулся назад, увлекая за собой партнера; Антонио пришлось быстро сориентироваться, чтобы гармонично вписаться в движение, при этом не показаться здесь лишним. Улыбка тронула губы; или же он давно улыбался? Нахально и непринужденно, словно бы ему сейчас было лет двадцать, и он не был никому обязан огромной ответственностью. Все внимание было сосредоточено только на партнере, на его лице, окрашивающемся под клубным освещением то в голубоватый, то в розоватый свет, и на ритме музыки, бьющем из колонок.
Люди, танцующие рядом, уже успели потесниться. Кто-то пытался составить такой странное паре конкуренцию, кто-то же просто остановил танец и стоял - наблюдал во все жадные глаза. Конечно, не каждый день увидишь мужчин, танцующих столь интимно, причем не просто пацанов каких-то, а уважаемых людей, заправляющих крупными нелегальными бизнесами на острове.
Мелодия перетекла в припев, и Тони, резко, но умело оттолкнув от себя Франческо, все еще удерживая за руку, обернул его вокруг оси на 180 градусов и прижал к себе спиной. Пальцы сильнее вцепились в чужую ладонь, чтоб не мог так просто вырваться, если захочет сделать очередное па. Свободная левая рука легла на бедро, обтянутое черными брюками с темно-серым отблеском, и пополза чуть ниже, поглаживая. Бедра плавно качнулись в такт музыки, увлекая за собой и бедра партнера, что придерживала ладонь, и стали плавно кружить, то и дело потираясь пахом о чужие ягодицы.
- Попробуй догони. - шепнул на ушко в ответ на сказанную дерзость и пробрался пальцами ближе к ширинке Ческо, затем скользнул выше - на живот, при этом все так плавно, словно бы лишние движения, без которых можно было спокойно обойтись, являлись необходимостью.
Снова толчок от себя, но уже более мягкий, чтобы па не казалось полной неожиданностью для партнера. Без спины, прижатой к груди, стало будто бы прохладно, и Антонио поторопился вернуть к себе Франческо, предварительно закрутив его. Перекинув и вторую его руку к себе на плечо, дон смог теперь более тесно обнять мужчину. Ладонь левой руки скользнула по рубашке выше, почти к лопаткам, а вот правая - наоборот ниже, где мизинец уперся в ремень брюк.
- Ческо... - Тони вспомнил тот разговор на балконе у него дома больше месяца назад, когда он уже однажды называл Канторини сокращенной вариации его полного имени. - И где ты научился так захватывающе попой вилять? Прямо в краску меня вгноняшь.
На мгновение отстранившись, чуть запрокинув голову, дон поймал взгляд своего партнера и снова приблизился, потираясь носом о его щеку и лукаво улыбаясь. От него вкусно и дорого пахло, и Тони решил попробовать запах "на вкус", дотронувшись губами до скулы. Всего на секунду. Рука медленно скользнула на ягодицы, хотя вряд ли это можно было не заметить. Пальцы слегка сжались, словно бы проверяя тонус мышц, и опустились еще ниже, уже к бедру, пытаясь намекнуть партнеру приподнять и закинуть ногу.

120

Орсо Фабретти

Похоже, контрабандист не имел ничего против общества Джулио и располагал к себе обаятельными улыбками.
Рука Фабретти легла за спину, ощущение как сократилось расстояние между ними.
Прикосновение вверх по шее, краткое, но прочувствованное, стоило команданте некоторой толики своего спокойствия. Разогретый атмосферой клуба, алкоголем, а теперь еще и провокационным взглядом черных глаз контрабандиста.
-Лишь праздничная мишура- наблюдая как Орсо сдувал с пальцев "звездную пыль". Неожиданно контрабандист дернулся, едва не облился коктейлем, рассмеялся, привлекая внимание к чему-то. На танцплощадке кружилась черно-белая мужская пара, в танцорах были узнаваемы доны кланов. Фабретти как-то напрягся, о чем свидетельствовал жалобно звякнувший бокал, но контрабандист быстро справился с собой. Джулс бросил на него быстрый, чуть настороженный взгляд, но потом снова перевел на донов.
- Иногда враги ближе, а эти двое так давно что-то делят - команданте спокойно усмехнулся, как обычно он никого не осуждал. Когда работаешь на дьявола, поневоле становишься его адвокатом.
Джулио больше интересовали собственные развлечения на вечер, чем чужие танцы. Раз уж не передрались и не имели иных возможностей напакостить друг другу, так танцевали.- Представь себе, думать как твой противник,  предугадывать его следующий шаг.– тихо, почти на ухо рассказывал Джулио.
Контрабандист сидел близко, настолько, что при незначительном движении тела, Джулс касался бедром его бедра. И достаточно близко, чтобы незаметно выхватил пистолет и приставил к боку Фабретти. - Представлять с каким удовольствием выстрелишь – последняя фраза брошена холодно, не оставляя сомнений в выстреле, создавая напряжение. Джулс показал, чего могли стоить Орсо такие проделки. - Бамс. И контрольный – но слова прозвучали многозначительно, а губы едва коснулись губ контрабандиста опалив горячим дыханием, Джулс спокойно убрал оружие, пока охрана клуба не заметила выходку и "конечно все не так поняла". И все же на те пару минут приятное преимущество.
- Но нам повезло и нечего делить. - прозвучало примирительно, в дополнении к улыбке. Джулио был не настолько лоялен к своим врагам и предпочитал с ними не сближаться. Запоздало посетила мысль о возможной реакции контрабандиста, особенно учитывая его наносное спокойствие. - Ключи от машины... - взгляд остановился на губах Орсо – Тебе в пиджаке не жарко? В этом невозможно находиться даже на улице. – мимолетным жестом коснулся лацкана его одежды.

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-05-03 02:37:07)


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Стриптиз-холл с баром (цоколь)