Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Стриптиз-холл с баром (цоколь)


Стриптиз-холл с баром (цоколь)

Сообщений 1 страница 30 из 150

1

---

2

» Ночной клуб "Sole Nero" » Зал первого этажа и бар

-Ты спускайся. Закажи текилу, а мне коньяк. Я тебя  догоню.
- Хорошо.
Фабретти озадаченно обернулся на советника. "В сортир что ли захотел?" Сам себе ответил, пожав плечами. Проходя мимо охраны, мужчина улыбнулся и  похлопал одного по плечу. Ребята были короновские и немного знакомы Фабретти.
- Не скучайте ребята. Потом и вам отдохнуть дадут.
- Спасибо, синьор Фабретти.
Мужики заулыбались, явно довольные, что им уделили эту толику внимания. Орсо к боевикам относился хорошо. Они выполняли всю грязную работу клана, и уважать их надо. Но и держать в ежовых рукавицах, иначе распояшутся и выйдут из-под контроля.
Спустившись вниз, контрабандист быстро оглядел помещение. Все как везде: темно, черно и блестит. Народу тут не то, что кто-то есть, здесь не было никого кроме персонала. Заметил пару полуголых стриптизерш, мелькнувших в проеме. Внутри у Орсо стало так тепло и уютно, что даже вызвало довольную улыбку. Тут было тише и спокойней, не было подросткового драйва витавшего в воздухе на первом этаже, приглушенная музыка создавала настроение. Фабретти позволил себе сладко потянуться и направился к бару. Молодой привлекательный парень-бармен, протиравший стакан, встретил его радушной улыбкой.
- Здравствуйте, что будете?
- Значит так. – Начал контрабандист, скидывая пиджак и расстегивая жилетку.
- Бутылку коньяка, желательно, одного из лучших - это для меня и друга. И мне, сейчас текилы. Решил попробовать.
Орсо скинул жилетку и вновь надел пиджак, не застегивая. Жилетка легла на барную стойку. Бармен взял аккуратно жилетку и с вопросом "Позволите?" спрятал ее кода-то под бар. Гость кивнул и благодарно улыбнулся. "Какие у Абруцци заботливые работники. Надо будет сказать."
- Спасибо, перед уходом я ее заберу.
- Может быть вам "Маргариту"? Основной состав ее – текила.
- Неее. К черту коктейли. Давай классически: с солью и лаймом. И сигареток мне пачку кинь.
Бармен оперативно выставил на стойку, как на витрину: красивую бутылку коньяка, два низких квадратных стакана с уже положенными туда кубиками льда, блюдце с нарезанными лимоном и лаймом и пачку сигарет.
С секунду полюбовавшись натюрмортом, Фабретти развернулся, закуривая, и, облокотившись на барную стойку спиной, стал смотреть на лестницу. "Куда Арриго запропастился?" Настроение у Орсо наладилось. Подергивая ногой в такт музыки, он оглядывал пустующий зал. Тот словно замер и тихо готовился к приему гостей. Орсо любил это ощущение ожидания, когда скоро может медленно, может быстро, тоскующие по вниманию помещение наполнится людьми, музыка заиграет громче, и все заблестит еще ярче, оживет ночным весельем.

3

Зал первого этажа и бар

Закончив с  оружием, Сабатини прямиком направился в цокольный зал, где у барной стойки уже издали увидел сидящего Фабретти. Атмосфера нижнего зала была  куда как спокойнее, насыщенной наметившейся чувственностью постепенно обнажающихся тел на сцене. Пока слабой,  едва ощутимой, как прелюдия к горячему шоу, которое наверняка развернется на помосте через некоторое время.
- Ты прям как барин развалился.
Хохотнул, окидывая взглядом вольготно расположившегося контрабандиста и усаживаясь на высокий табурет, полубоком к залу, чтобы видеть краем глаза представление. 
Потянулся к бутылке коньяка, наполнил два приготовленных стакана, высыпав из своего предварительно лед- никогда не пьет коньяк со льдом.
-Ну что, текилу попробовал уже?
Заметил  нарезанные и пока нетронутые  ломтики  лайма. Взял кусочек лимона, отправил в рот, смачно прожевал, стер мутноватую каплю едкого сока с подбородка, потер между ладонями запах цитруса.
Придвинул ближе  тяжелый табурет, чтобы сидеть "голова к голове".  Понизил голос  настолько, чтобы бармен и подходящие время от времени к "поилке" гости , не могли разобрать, о чем беседуют мужчины.
-В общем, я с тобой хотел поговорить об одном дельце, Орсо. Тут дело такое - мы начинаем новое направление "торговли" .  Я и Санторио. Направление, которое сулит хорошую прибыль- торговля ..кхм.. органами. "Товар", как ты сам понимаешь, дорогой и скоропортящийся. Клиенты же .. клиенты раскиданы могут быть  по всей Сицилии и материку. Я предлагаю войти тебе в дело- обеспечивать доставку "товара" в нужные точки, куда потребуется. Нужна будет  машинная база - два, три, для начала, небольших частных  самолета, пилоты, ну и естественно каналы на таможнях. На счет покупки самолетов.. это большие затраты, но они быстро отобьются. Тем более, что финансировать это дело на начальном этапе будет Канэ. У меня таких свободных денег нет, да и у тебя, думаю, тоже. Что скажешь?
Гамбит взял стакан с коньяком, чуть откинулся корпусом назад, опираясь локтем на барную стойку и рассматривая через призму толстого стекала лицо потенциального сопартнера по бизнесу.

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-26 19:05:20)

4

-Ну что, текилу попробовал уже?
- Нет еще… – Орсо улыбнулся, наблюдая, как аккуратно бармен наливает текилу в маленькую рюмку, края которой обработаны солью. Дождавшись, когда бармен поставит рюмку на стойку, Фабретти опрокинул ее в себя и тут же резко выдохнул. Горло обожгло так, что глаза заслезились. Морщась, он взял дольку лайма и впился в нее зубами.
- Какая все-таки гадость, – с отвращением посмотрел на пустую рюмку, прикрывая рот рукой.
Слушал советника контрабандист, молча не перебивая. А в уме прикидывал примерные расходы на перевозку, цыкнул языком и покачал головой. Дорого, очень дорого. Что бы окупились такие растраты в короткое время, нужно продавать товар по баснословной цене. Так не выгорит.
Фабретти молчал, что-то обдумывая. Он налил себе коньяка, дождался, когда лед охладит напиток и пригубил. С наслаждением облизал губы, отмечая превосходный вкус коньяка. Орсо понимал, что после текилы, залитой коньяком, дурь в башке не заставит себя долго ждать, поэтому надо было быстро оговорить дело.
- Да, такой бизнес не популярен на Сицилии, что я заметил.  Идеи были, но никто их еще не осуществлял.  Я, по крайней мере, не слышал.
Орсо сделал последнюю затяжку и потушил окурок в пепельнице. Пока ждал Сабатини - выкурил уже вторую сигарету.
- На счет самолетов ты перегнул, Арриго – это слишком большие затраты и совершенно ни к чему. Ты же не имеешь политической неприкосновенности? Значит, самолеты все равно подлежат осмотру, как и груз из самолета. Тем более груз настолько малокалиберный, что покупать ради него самолеты просто не имеет смысла. Не думаю, что Абруцци пойдет на такие расходы.
За двенадцать процентов я обеспечу тебе транспортировку вдвое дешевле, чем ты рассчитываешь. По своим каналам. Автоперевозка с острова на материк – никаких проблем. С моей стороны авто и надежные люди, с твоей – качественный товар. По поводу экспорта: в порту у меня все давно схвачено, работаю уже 7 лет по старым путям деда. Торговыми судами или же пассажирскими – не важно, переправляем груз в Тунис, а там, через аэропорт Монастир, где тоже все уже отлажено. По этой ветке я транспортирую особо ценные вещи – раритет, антиквариат и драгоценности. И не нужно что бы в аэропорту или таможне знали, что я перевожу. Потому что, цена перевозки зависит не от ценности груза, а от того, сколько за этот груз дадут при облаве.  За такой товар они потребуют двойную цену, так как это очень рискованный и опасный груз. Поэтому пусть будет антиквариат и дальше.
Я могу наладить контакт с Израилем. У них лучшая в мире медицина. И они удавятся за хорошие органы, лишь бы в их больницы слеталось все больше людей. И купят их за любые деньги. Главное – качественный товар. Как тебе мое предложение?

5

Сабатини усмехнулся, посмотрев  на перекошенное после текилы  лицо Фабретти, и мельком глянул на сцену, где  крутящаяся у шеста девица, под редкие аплодисменты зрителей,  уже стягивала крохотные трусики с налитых соком бедер.
- А я тебе и говорил, что гадость. Впрочем, дело вкуса. Масса людей превращают прием этого пойла едва ли не в ритуал.
Кинув трусики в толпу, стриптзерша лучезарно улыбнулась и виляя задом, скрыласт за зановесью. Ее место на помосте заняли двое мужчин в костюмах пожарных и два молодых парня, снимать которым, по прикидкам Гамбита, и так было нечего. Сменилась музыка, сменилось освещениет, раскрасив темный зал стилизованными световыми языками пламени пожара.
-Пойдет. Если надо, пойдет. У Канэ. как у коповского натасканного  пса,  чутье на деньги. Ты забываешь о том, что чем дольше  по времени перевозка, тем сложнее и дороже консервация, тем меньше шансов, что орган прибудет вовремя и приживется. Это влияет на качество товара. На одном сэкономим, на другом потеряем. Но доля логики в твоих словах есть. Хорошо, уговорил, давай два самолета двуместных на пробу. Я уверен, что мы найдем толстосумов, которые согласятся оплачивать перелеты, чтобы получить ту же печень "свеженькой". Мы ничем не рискуем, попробовав. Не будет окупаться, продать самолеты всегда можно. А вот на счет Израиля... Да, это  пожалуй  интересно. .Даже очень интересно, если получиться. За эту линию я готов  тебе отстегивать.. кхм... десять процентов.
Быстрый, косой взгляд на контрабаниста - соглсится, или будет торговаться?
В это время группа танцоров спустилась с помоста в зал, давая подвыпившей и разогретой видом красивых, обнаженных тел, публике, прикоснуться к себе за малую толику денег.
Арриго замолчал, несколько рассеяно наблюдая за светловолосым "пожарным", приспускающим плавки с выпуклых ягодиц перед похотливым взглядом мужчины лет сорока и его спутиницей, явно приглашенной в целях бизнес-экскорта для создания имиджа. Отпил глоток коньяка из стакана, покатал на языке, невольно поморщился, поняв, что уже  практически не ощущает вкуса. Слишком много выпил за сегодняшний вечер. Правда "прогулка" выветрила львиную часть алкоголя, но вкусовые рецепторы "забились" наглухо.
-Кстати. У меня к тебе просьба одна есть. У меня в багажнике машине кое-что лежит... Пусть твой человечек заберет и...
Тут голос Сабатини стал совсем тихий, что только Орсо мог услышать его слова

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-26 22:33:41)

6

Зал первого этажа и бар

Покинув предоставленных самим себе выбирать наиболее глянувшийся им диванчик или стол Лимите, Санторио вдоль стены, ближе к барной стойке, стараясь не терять равновесия, на покачивающемся в приятных алкогольных облаках сознании, проведя для себя прямую линию траектории, ведшую бы его к намеченной точке, решительно шагнул вперед.
Спутник Арриго сидел к нему спиной. Так что сразу и нельзя было различить, кем именно тот был. Все то, что Абруцци хотел сказать, сейчас еще раз, как старая пластинка, от начала и до конца прокручивалось в нем. Вот только… Что же он упускал. Было за всем тем, что сказал ему Сержио что-то еще. Самое интересное никогда не кроется на поверхности. Нужно было найти смысл.
- Арриго, - поравнявшись с сидящими у стойки собеседниками, Канэ узнал и контрабандиста. – Орсо, - улыбнулся он, приветствуя обоих. – Надеюсь, вы хорошо отдыхаете? – обернувшись на сцену, на бродящих по залу танцоров, Санторио вспомнил о насущном.
- Гамбит, надо парой слов перекинуться, - посмотрев на Фабретти, а затем снова на Сабатини, добавил. – Не здесь.
Вежливая и извиняющаяся улыбка перед спутником советника, чтобы не воспринимал на свой счет. Так уж сложилось, что этот разговор относился только к Арриго. И ни с кем иным не мог быть заведен.
- Не буду вам мешать. Как договорите, я буду ждать тебя там. – Указав в направлении лестницы, что и выводила на первый этаж с цоколя, являясь единственным выходом отсюда, так что Арриго никак не смог бы сбежать, пройдя мимо него, Канэ оставил соклановцев, уходя в указанном направлении. Предстоящий разговор все равно состоялся бы.
Другое дело, что сейчас нельзя было спускать глаз с парочки. Если подозрения подтвердились бы, то то, ради чего Гамбит устроил весь этот цирк с девочкой, могло сейчас исчезнуть из его рук, перейдя на время, разумеется, на время, чтобы потом забрать его обратно, к контрабандисту.
Закурив, что, наверное, в его состоянии было лишним, но все же, Санторио присел за ближайший, пока еще пустой столик, чтобы воспользоваться пепельницей с него. Веселье как-то не приходило, будучи подавленное работой. Знал ведь наверняка, что напиваться не нужно было. Но, думать об этом было поздновато. Так что к приятным алкогольным укачиваниям, добавились штормовые волны никотинового удовольствия.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-04-26 23:35:02)

7

- Средняя «свежесть» продукта где-то 6-12 часов. – Губ коснулась циничная улыбка. "Это же надо, какое слово подобрал." – Если раскошелиться на приличное оборудование, а не на самолеты, то товар может продержаться до 24 часов. А за сутки можно и до Китая добраться. Кстати, если ты так мечтаешь полетать, то советую уж лучше арендовать самолеты подставным лицом. И даже если будет прокол, мы не должны иметь никакого отношения к этим самолетам. Ээээх… Арриго, жадным ты стал каким-то. Фиг с тобой, пусть будет десять. Детали обсудим после. Место и время как-то не располагает к работе. Надо бы расслабиться, как думаешь?
Орсо, изредка поглядывавший на подиум, теперь повернулся всем торсом в его сторону и наблюдал из-под полуопущенных ресниц за молодыми стриптизерами. Мужчина позволил себе расслабиться и пустил алкоголь разливаться по венам, растворяя дурман внутри тела и разума. Он не спеша попивал коньяк и уже приглядел себе стройного мальчика, грациозно танцевавшего с краю подиума. Просьба Сабатини грубо вырвала его из тягучего состояния опьянения. Улыбка сошла на нет. Он резко повернулся лицом к советнику и придвинулся почти вплотную. Шепот более походил на шипение. Фабретти сильно стиснул край столешницы, желая, что бы вместо него оказалось плечо Арриго. 
- Арриго, ты что творишь…?
Почувствовав чужое присутствие рядом, Орсо медленно выпрямился, отодвигаясь от Сабатини. Взглянув на потревожившего их человека, Фабретти натянул вежливую улыбку на уста. "Ну кто еще мог подойти в такой момент? Конечно, сеньор Абруцци – правая рука дона. Закон подлости все-таки существует. Надеюсь, ничего он не слышал? Это нежелательно. Пока нежелательно."
– Надеюсь, вы хорошо отдыхаете?
- Да, замечательно.
Теплый тон и почтительная улыбка. Когда Канэ отошел, улыбка так же слетела, как и появилась на лице.  Мужчина повернулся спиной к уходившему Абруцци, взял пачку сигарет, закурил. Движения были резкими и точными, не смотря на градусы выпитые ранее. Все поведение говорило, о некой раздражительности контрабандиста. Именно раздражительности, а не нервозности. Орсо тихо бесился, но с успехом контролировал себя. А беситься было из-за чего. Арриго впутывал его в большую авантюру, на взгляд Фабретти. Спокойный голос мужчины резко контрастировал с его поведением, и  сильно поджатыми губами.
- Ты понимаешь, что ты сделал?  Я тебе сейчас объясню… - Фабретти прервался и обернулся, как бы взглянуть на подиум. Скосив глаза, наткнулся на взгляд  Санто, еще немного посмотрел на подиум, вернулся в исходное положение.
- Ладно, иди к нему , иначе на мне сейчас будет дырка. А я пока позвоню своему парню.
Орсо глянул на собеседника и вздохнул.
- Но, Арриго, тема еще не закрыта.

Отредактировано Орсо Фабретти (2009-04-27 06:00:25)

8

Габриэль Лучиа
Санто Абруцци
Орсо Фабретти
Первый этаж, бар
Джулс краем взгляда заметил эффектное прибытие новых гостей, но не стал заострять на этом свое внимание. Темная лакированность компании оправдана, ведь они играли на публику.
Команданте равнодушно развернулся к выходу. Легкие шаги по лестнице, почти в такт музыки, пока Джулио не окликнули. Он остановился на ступеньках, повернувшись в сторону Лучиа.
Гордо  вскинул голову, глядя на полицейского снизу вверх. Взгляд скользнул от руки, сжимавшей его галстук, до лица полицейского.  Иногда случалось, команданте забывал аксессуары, терял их, разбрасывал вещи, в основном это было, когда они надоедали ему.
- Можете отставить себе, если хотите. - тыльной стороной ладони Джулио очертил изгиб шеи Лучиа, спустился к приоткрытому участку кожи в вороте рубашки. Пальцы небрежно расстегнули еще пару пуговиц, ребром ладони скользя по загорелой коже, затем еще пару пуговиц стильного жилета, создавая куда как более эротичную картину, прежде чем остановился. - Приложите к неофициальному досье или уликам. - ладонь на мгновение накрыла запястье Лучиа, затем Джулс медленным движением пропустил через пальцы гладкую ткань галстука. Не дожидаясь ответа, команданте спустился по лестнице.
Как жаль, что не все могут короли.
На цокольном этаже было тише и поменьше народу. Тихие разговоры за столиками в атмосфере обволакивающей чувственности танцоров на подиуме. Каждое движение извивающихся красивых тел подчинялось современным ритмам музыки, заставляя избавляться от лишних деталей образа.
Проходя мимо, команданте заметил за один из столиков радушного хозяина клуба и подошел поздороваться.
- Мои поздравления, Санто, с открытием клуба. – склонился к Абруцци и добавил чуть тише - Но мне хочется чего-то посильнее алкоголя, на твое усмотрение. - сдержанно улыбнулся, впрочем по расслабленному виду команданте было заметно, что он доволен и хорошо проводил время. Особенно Джулс оценил комфорт и предусмотрительность Санторио и администрации клуба, которые взяли на себя труд участвовать в благотворительной части вечера, от его имени. Тем самым избавили команданте от толпы, шума и даже необходимости выбора. Вечер действительно стоил того, чтобы с удовольствием расстаться с деньгами. Джулио не стал задерживаться около Санторио и направился к бару. Отвлекся на что-то и задел плечом чужое плечо. «Пострадавшим» был Орсо, который видимо, снова пребывал не в лучшем расположении духа.
- Скузи.. – заметив в руках контрабандиста мобильный – Дела догоняют, мешая развлекаться? – улыбнулся одними уголками губ.
- Коньяк, затем повторить. - распоряжение предназначалось бармену.
Джулс окинул взглядом зал, и присмотрел один из диванчиков "в тени", с которого был отлично виден подиум, но пока расположился у бара. Губы коснулись края бокала с коньяком. В непроницаемом взгляде зеленых глаз, в движении скользящих по ножке, а затем обхватывающих бокал пальцах, на дне которого плескались остатки коньяка, легче спрятать свое равнодушие к происходящему на подиуме.

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-04-27 03:25:26)

9

Зал первого этажа.----------->

Спустившись по лестнице на (надо полагать) последний круг Ада, дон оценил выбор Санторио. Не так громко, не так молодежно, зато падшие ангелки в ассортименте извивают свои юные тела у блестящих шестов лаская взор. Идеально.
Осмотревшись, Франческо чуть заметно улыбнулся, кивая присудствующим: в подземном загончике уже плавала рыбка покрупнее. В частности в глаза бросилось присутствие недавнего "гостя" его виллы, сеньора Сабатини.
Ай-яй-яй... боюсь этот резвый козлик остался не очень доволен приемом... как бы не захотел отплатить ответной любезностью. Впрочем, это проблемы Фестера.
Поблагодарив Абруцци за заботу дон не стал долее злоупотреблять его рабочим временем. К тому же, пока следовал за хозяином заведения, подметил характерные огрехи в походке последнего: однозначно, что вечер для помошника Антонио начался не только что. Присмотрев уютный столик с креслами поблизости от сцены, итальянец кивнул сопровождающим в его сторону.
- Вон там, по-моему, можем устроить засаду.
Мягкая ручка кошки покинула его локоток, освободив от своих цепких коготков: хоть в личном плане Канторини и предпочитал мужчин, но не восхищаться некоторыми созданиями из ребра Адама не мог. Такими как Риан - с изгибами амфоры, и прямолинейностью пистолетного выстрела.
ах, Каро, ах прохвост... и чем соблазнил такую морскую звезду ты, Маугли джунглей?
Усаживаясь в одно из кресел (после дамы), с милой улыбкой Франческо поинтересовался у своего импровизированного "раба", натягивая цепь так, чтобы побудить сделать шаг к себе и чуть склониться.
- Тебя отпустить побегать?.. или так понравилось?
Известие о желании этих двоих соединиться браком, с редкостной гармоничностью вписывалось в интересы семьи - сочетание полезного с приятным обусловило однозначно положительную реакцию дона. Он даже предоставил собственную яхту для празднования сего события шумно, всем кланом. Свадьба - это всегда радость. Символ чистоты, роста, единения - оптимистическое событие... особенно интересное если женишь собственного любовника...

Отредактировано Франческо Канторини (2009-04-27 09:04:50)

10

Да, детали и  тактику планируемого бизнеса обговаривать  придется еще не раз, вновь и вновь просчитывая различные схемы. Надо будет еще поговорить с врачами, послушать,  что они скажут. Сейчас главное было донести до Фабретти основную  идею, и получить подтверждение принципиальной заинтересованности в  новом направлении.  Контрабандист, судя по его реакции,  был заинтересован, остальное дело техники. Время терпит.
А вот со вторым делом…
Сабатини усмехнулся, смотря на вцепившиеся в столешницу побелевшие пальцы, помолчал, давая возможность Орсо переварить  «просьбу» и скинуть излишек эмоций. 
Арриго ….Орсо
Раздался над самым ухом голос Абруцци, возникшего, как черт из табакерки.
-Ото ж , бля! Принесла нелегкая. Как жопой чует.
Сделать предположение,  какого хрена пожаловал Канэ, было не сложно. Дай бог, чтобы ошибся.   
-ИзЮмительно. Пару минут, Санто.
Одарив партнера по бизнесу и  «чертову вражину»  на сегодняшний вечер ослепительной, акульей улыбкой  ( Арриго хорошо помнил, кто  дал крестному отцу кокса и  в душе еще не угомонился до конца по этому поводу), вернулся к делам насущным. То бишь к разговору с контрабандистом.  Сияющая акулья улыбка чуть сбавила градус накала, превращаясь в оскал
-Объяснять ты своей бабушке будешь. Если она тебя послушает.
Рычащие нотки в шепоте сквозь зубы, прокатились крещендо отдаленным грозовым раскатом, побурлили в горле и стихли, сменяясь стакатто  града по жести.
-Я. Плачу. Долги.
Слова, вспоровшие пласты времени, как дерн, срезавшие тонкую корку современной цивилизации, обнажая остовы предков. Так говорили сицилийцы, вкладывая в заскорузлую ладонь друга последний грош, так говорили горцы, всаживая пулю между глаз человека, которого никогда не видели, но в чьих жилах текла   кровь враждебного рода. Вендетта. Это Сицилия.
Естественно, Орсо данная услуга будет оплачена. Хорошо оплачена. 
-А я пока позвоню своему парню
Гамбит кивнул, услышав то, что хотел услышать.  Второй вопрос  тоже было решен.

И  снова переключился, на этот раз к мысли о внезапном появлении Канэ.  Надо было срочно как-то выкручиваться, пока Санто сидел на  единственной тропе, ведущей из западни. Вот спроси, какого хрена здесь –то  Арриго перемкнуло? При всех размолвках, отличиях в менталитете, несовпадении во взглядах на некоторые вещи, Санторио был «своим». Что проще- ну отдай ты ему пушку, вернет же потом. Кхм.. или не вернет? Не важно. Не больших денег беретта стоит.
Но.. а вот нихрена. Шлея под мантию попала.  Две бутылки коньяка, выплясывая в крови ламбаду,  стучались  горлышками, так и подначивая  подергать пса за хвост за пощечину, отвешенную ему Морелло.
Кинув косой взгляд в сторону сидевшего Абруцци, Гамбит заметил движущуюся в их сторону пару танцоров. Решение пришло само. 
Взяв стакан с коньяком, мужчина опрокинул его в рот, глотнул, сморщился, пьяно улыбнулся, словно этот стакан стал последней хворостиной, сломавшей горб верблюда. 
-Орррсооо…
Подался всем корпусом вперед, обнял Фабретти за шею, рывком притянул к себе. Тело к телу, и только губы, пахнущее коньяком дыхание,   у самого уха.
-Тссс.. помоги.
Со стороны  выглядело, словно Сабатини, наконец-то дошедшего  до нужной кондиции опьянения, потянуло покобелиться. Тем более, что его ориентация особо секретом не была.  Между тем, рука скользнула между телами, под полу пиджака,  пальцы нащупали кобуру, расстегнули замок. Холод металла лег в ладонь, зарылся в складках одежды.
-Не скучай, я скоро вернусь
Припечатав рот контрабандиста поцелуем, мужчина слез с табурета, подмигнул и едва заметно пошатываясь,  пошел в сторону Санторио. Но не дошел, увлекшись танцем «пожарного». Молодой  блондин хорошо знал свое дело, медленно, но  верно разогревая сидящих за столиками толстосумов и их спутниц. Стилизованная куртка танцора, надетая на гусарский манер одним рукавом, то взлетала вверх, открывая рельефное тело, то запахивалась, пряча зрелище от любопытных глаз.
Сабатини расплылся в лыбе
-Ты моя рррыба.
Сделал пару па с танцором, мелькая тенью в пульсирующем красными пятнами  свете,  сунул за резинку плавок блондина крупную купюру, попытался продолжить путь дальше, но.. пошатнувшись, налетел на сидящую за столиком даму. Столик качнулся, роняя бутылки, фужеры, дамскую сумочку на пол. Замок щелкнул, и женская мелочевка посыпалась вниз, как из рога изобилия.
-Си-иньора.. Мои извинения.
Сопя и кряхтя, Гамбит согнулся, сгребая с пола какие-то тюбики, баночки, палочки, прочую хрень, вытаскивая ее из под кресел,  и ссыпая  в дамскую сумочку. При этом фигура мужчины то возникала в поле видимости Канэ, то исчезала за спинками кресел и стульев.
Наконец, «перейдя Рубикон», добрался до стола, за которым сидел Абруцци.
- Я слушаю тебя, Канэ.
Отодвинув второй стул, мужчина плюхнулся за стол, пряча ухмылку в уголках губ.

/ООС. Беретты в кобуре нет. Чтобы не было подозрений в мухлюже, кинул ее местонахождение в ЛС Орсо. *смеется*/

11

Сигарета таяла в пальцах так же, как таяла грань между действительностью и собственным мнимым миром. В последний раз в объятиях этого нежного бреда Канэ бывал слишком давно. Порой это состояние ему снилось. Особенно в самом начале. Тяжело отвыкать от того, что дарит удовольствие, действуя раздражителями на определенные участки мозга. Ведь, вроде, все так просто. Сплошная био-химия. Но почему-то человек не может ей противиться. Настолько ли человек безвольное и слабое существо?
Почти не отнимая сигареты ото рта, Санторио выкурил ее всю, даже толком и не заметив. Периферийным зрением он видел танцоров, двигающихся не только на сцене, но и по залу. И почему-то именно это вызывало у него ужасную головную боль.
Ждать от Сабатини можно было чего угодно. Он был ответственным во всем, что касалось непосредственно его прямых обязанностей. Но вот во всем остальном – черт ногу сломит, попытавшись познать его. Непредсказуемый, хитрый, выкручивающийся ужом на сковороде. Но это определение могло относиться и ко всем. Таков был образ жизни. Такова была цена существования.
Порыв более чем дружественных объятий, что Арриго так красноречиво продемонстрировал, не стыдясь обращенных к нему взглядов, лишь насторожило, заставляя Абруцци выпрямить спину. Вот только как бы он ни старался, а рассмотреть так и не удалось при достаточно не ярком освещении, плюс поправке на дальность расстояния да на свои залитые виски глаза – вот и результат.
Сигарета, примятая в пепельнице пальцем, будто бы она была виновна во всех случившихся и не случившихся неприятностях вечера, что нельзя было бы и усмотреть, оказалась почти стерта до самого фильтра. Стряхнув с кончиков пальцев пепел и остатки табака, Санторио поднялся со стула, намереваясь встретить приближающегося Гамбита. Но тот явно не спешил, путая следы, как заяц, стремящийся увести в сторону, идущего по его следу охотника. Вот прыжок вперед, вот вправо, влево, а вот присел. И спрятался. И нет его. Одни уши торчат. А теперь хоп – Арриго снова появился из-за столика, под которым помогал дамочке собрать растерянное ею добро.
Канэ лишь улыбнулся. Похоже, от разговора можно было многого не ждать. Но отступать было не в его правилах.
- Иди туда. Я следом. – Указав в направлении двери, ведущей в сторону приватных комнат, Санто обернулся на оставшегося сидеть у стойки бара Орсо. По его поведению нельзя было сказать, что произошло что-то за рамки выходящее.
Алкоголь в крови раззадоривал, веселя. Абруцци улыбнулся на сей раз больше самому себе, и зашел следом за Гамбитом в небольшой коридор, в котором было три двери – две из них в приватные комнаты, третья – в коридор, ведущий к закулисью, гримерке, комнатам охраны и прочее, прочее. Но для разговора можно было уже дальше не ходить. Вряд ли бы кто-то стал греть уши на их малоинформативном разговоре.
- Познакомишь меня с Анжелой? – начал не совсем издалека, но с главного Санторио, ставя вперед пятьдесят евро на то, что Арриго даже не знал имени той невинной девочки, что провел сегодня в клуб. И если бы это подтвердилось, то один балл в пользу догадки Абруцци упал бы на его чашу весов.

12

Гамбит дернул бровью, нехотя поднялся со стула, на котором куда как удобней было сидеть, чем на барном, высоком «насесте», но подчинился, направляясь в сторону, указанную  Абруцци.  Проходя по залу, отметил, насколько здесь стало шумно и многолюдно. И в какой-то момент даже замедлил шаг, выхватив из темноты взглядом импозантную группу Лимите
-Бааа.. И Паяц тут, как тут. Ну да, ну да.. как же оно.. пропустить такое представление. Бля, чертовы копы.
Посетовав, что вот он локоть, да не укусишь, Сабатини  не отказал себе в удовольствии рассмотреть свиту Актера.
-Эх Каро, Каро. Заехал бы ты ему в глаз за такие «мизансцены». 
В изменившемся зеленоватом свете улавливая блеск цепи,  намотанной на руку Франческо. И невольно потер бок, который по ночам изредка еще ныл, «вспоминая» встречу с кулаками капо.
Ухмыльнулся, запечатлев флегматичную физиономию Фестера, на которой большими старославянскими буквами поперек всей морды лица было написано- «хочу получить по рогам».
-Не сегодня, котик, не сегодня. Сегодня дядя Арриго слишком пьян, да и место не подходящее.
И  аж причмокнул губами,  переведя взгляд на затянутую в латекс женщину. Уж на сколько Сабатини был равнодушен к прекрасной половине человечества, но не заметить красоту «госпожи»,  мог разве что слепой.
Однако, надо было идти, разгребать свои «безобразия».
Вообще,  ночка эта складывалась весьма странно,  во все  стороны крутя граненый камень  характера Гамбита. С большой скоростью открывая то одну, то вторую, то третью грань, ставя на ребро, когда свет падает одновременно на несколько поверхностей, отражаясь,  преломляясь и искажаясь  от них. 
Зайдя в коридор, мужчина остановился, обернулся, ожидая Канэ. И тот не заставил себя долго ждать. А вот заданный вопрос поставил в тупик. Не так много знакомых женщин было у оружейника, чтобы не помнить их имена. При этом  ни одна из них не носила имени «Анжела».  О девчонке, протащившей беретту в клуб, Арриго уже и думать забыл, да и именем ее не поинтересовался. Вообще, не понятно было, почему Санторио обратился именно к нему, желая познакомиться с какой-то там  «Анжелой»
-Может ошибся, что пес пушку учуял? Хотя, вряд ли ошибся. О «факе», если охрана на мониторах дежурит, вполне могли доложить. А там.. да хрен его знает. 
- Познакомить? Да легко. Если  только ты скажешь мне, кто, черт побери, такая, твоя Анжела.
Хохотнул мужчина, доставая сигареты

13

Первый этаж клуба, танцпол---

Спустился, методично считая ступени, словно в этом был некий ответ на маету, что творилась внутри. Непонятно, тени молчали, пристыженные, что в этом случае они были бессильны. Потому что там была не их территория. Это был светлый участок, что возник, отбеленный падающим снегом за окном, отогретый огнём камина и прикосновениями. Туда прошлому доступа не было. Потому Ге шёл, не спеша поднимать глаз, и высматривать в сумраке и мельтешаших огнях подиумов того, кого искал. Почему то казалось, что надо чуть поспешить, опередить чужие жёсткие слова. Но... сдерживал себя, сминая кулак, тиская в пальцах стакан, крутя по стенкам коричневую жидкость с огненным вкусом.
Оперевшись спиной на перила лестницы, остановившись на грани света и тени, что прилипла к этому изгибу декораций, Легар без мысли смотрел на танцы, что вызывали странное движение в позвоночнике. Музыка была подобрана верно, и здесь она не являлась лидером. "Расслабиться" - сказал Санторио. Он имел в виду именно это? Или уже личные игры и подтасовки разума пошли? Ге улыбнулся, цедя коньяк. Как давно? Очень. Если честно. Работа выматывает настолько, что выбивает все желания кроме одного - спать. Потерев с лёгкой досадой шею, следователь оглядел таки зал. Заметил на будущее место дислокации дона Лимите со компания. Возможно, надо будет пройтись, напомнить о себе. Прошлый раз резко попрощались. Можно и исправить впечатление.
Чертовски захотелось дотронуться до чего-нибудь... до кожи кресла, до поверхности столика... до кого-нибудь... до танцора, до стиптизёрши, до проходящего просто мимо... потому что мир нагло начал бликовать и предательски сбегать из восприятия. Словно слишком много энергии не может найти выхода и задыхается, прессуя изнутри всё. С чего это такое? Будто потерянным себя почувствовал на длинный миг. Утекая острой волной из реальности. Даже скрежетнул зубами. Снова тени впились в сердце, пиная и издеваясь, обзывая слабаком и слюнтяем. Надоели, промозглые... цепь из фонариков скрутила тело, не давая сделать ничего, привораживая к месту, причиняя странную боль. Пришлось напрячься и вспомнить вкус грога, морозный сквозняк из-под двери с приступочкой, шелест снега по стеклу... это спасло...
Но советника в зале не было.. по крайней мере - глаз отвлекался постоянно на перемещающиеся фигуры стрипризёров и всех оглядеть Ге просто не успевал. Возможно, он там - дальше..
Надо было выпить ещё. Истина в последней инстанции. На трезвую голову сил подойти точно не будет. Не будет сил даже просто общаться и дальше с мафиозо, с синьорами из муниципалитета, что реют пока лишь на первом этаже клуба.

14

Абруцци прислонился плечом к стене, удерживая собственное равновесие, поскольку мир вокруг, казалось, не то, что покачивался на волнах, он иногда делал наипрекраснейшие кульбиты, выворачиваясь едва ли не на изнанку. Зато вот когда рядом оказалось что-то более устойчивое, чем он сам, все как-то встало на свои места. Даже голова стала соображать яснее.
- Анжела… - Абруцци сделал паузу, надеясь, что Арриго посетит озарение, и он все же вспомнит. Ан нет. – Анжела, это та девочка, что благодаря тебе оказалась сегодня в клубе.
Санторио наблюдал за выражением лица, за повадками Гамбита. Нет, он не ждал, что тот в чем-то проколется. Поистине глупо бы ждать, что твой же коллега, брат по оружию допустит в чем-то ошибку. И Канэ ужасно хотелось ошибаться самому и не верить в то, что собственные опасения могут оказаться реальностью.
Где-то там за стеной, что отделяла их от вечерней программы, музыка сменилась новым треком. Где-то там на сцене появились танцоры в новых обликах, зажигая публику своими номерами, соблазняя танцами, обескураживая намеками, увлекая медленными шагами за собой в мир грез, желаний и фантазии.
- И не говори, что ей выпал счастливый билет. – Канэ, не повышая голоса, в своей обычной, спокойно манере, даже не в воспитательных целях, не собираясь Арриго ни за что журить или же бранить, всего лишь доносил до его слуха факты, коими оперировал, опираясь на то, что видел, слышал, мог догадаться и блефовать. Но с последним нужно было быть осторожнее. Даже имея пару шестерок и хорошую мину, не всегда можно выйти победителем.
- Какую услугу она тебе за это оказала? – На этом мысль пустилась в самостоятельное плавание, выискивая все то, что только мог себе предположить, но вряд ли высказать в более трезвом состоянии Абруцци, будучи более сдержанным в словах. Под действием алкоголя тормоза имели привычку слетать… - Она станцевала тебе приватный танец в кабинке туалета? – За каждым вопросом Санто ждал реакции, по которой и мог оценить насколько далек или близок к верному решению. Сабатини тоже не был особо трезв. Так что если он его не переиграет в театре мимики, то правильный ответ будет найден и достаточно быстро. – Или продемонстрировала проворность своего языка? – Канэ улыбался, предполагая, что, наверное, слишком далеко заходит с такими откровениями. Вряд ли бы Арриго потянуло на малолетку. Хотя чем черт не шутит. – Или тебе было достаточно коснуться ее во время танца? Обошелся малым? – Зародившийся было смех, оборвался. Лицо итальянца стало много серьезнее. Насколько это было вообще возможно. – Или она оказала тебе какую-то иную услугу? Что она сделала ради возможности увидеть кумира?.. – Догадка была на кончике языка, готовая сорваться. Но нельзя. Не так быстро. Иначе можно спугнуть бабочку, так открыто занеся над нею садок, что спрятав лучи солнца, цветочная любимица взлетит, растает, не пополнив собой коллекции. – Она что-то пронесла для тебя, не так ли?
И все мы знаем что, но будем молчать. Ни слова. Ни одного. Пора уже прекратить вести себя, как дети. Пора научиться открыто сознаваться в своих маленьких огрехах.
- Ничего не хочешь мне отдать, Арриго? – Заставлять? Нет. Все лишь по договору. А сделку можно заключить с кем угодно. Главное, найти именно ту цену, что будет готов принять оппонент или же соучастник. – Хотя бы сумей открыто признаться. Большего я уже не жду.Сможешь ли? Или все так же выискивая обходные пути, постараешься заговорить пустыми фразами, Гамбит?

15

-Оп-па! Так ту девченку звали Анжела? Вычислили  бульдоги Санто? Что же  она им рассказала?
Гамбит перехватил взгляд Санторио. Вот вроде не навязчив, даже пьян, но... Канэ, есть Канэ. Дорого бы Сабатини отдал, чтобы хоть раз посмотреть на пса, полностью потерявшим контроль над собой и ситуацией. Вот сколько помнил его, даже упившись вусмерть, тот оставался самим собой. А значит...
Анжела, это та девочка, что благодаря тебе оказалась сегодня в клубе.
-О?
Брови мужчины чуть дрогноли, поползли вверх, демонстрируя небольшое удивление. Мол -девочку звали Анжела? Надо же, не знал.
- И не говори, что ей выпал счастливый билет.
-О.
Совсем другое "о", словно отмахнулся от предположения, природняв и скривив верхнюю губу, словно Санто сказал что-то не то.
-Она станцевала тебе приватный танец в кабинке туалета?
-О-о-о.
И вновь новые интонации, когда губы раздвинулись в плотоядной улыбке, демонстрируя полоску зубов, а  в глазах мелькнула  ненасытность самца, жаждущего  сексуальных ощущений.
Или продемонстрировала проворность своего языка?
-Оооо....
Едва ли не стон, а радужка глаз замутилась едва ли не мечтательным выражением, веки чуть прикрылись, а язык быстро скользнул по губам , увлажняя их и  собирая запах коньяка
Или тебе было достаточно коснуться ее во время танца? Обошелся малым?
-О!
Глаза распахнулись, выражая протест, недовольство, уголок губ скривился в усмешке.
Она что-то пронесла для тебя, не так ли?
Брови вновь взлетели вверх, на этот раз высоко приподнялись над надбровными дугами, сдвинулись к переносице, образуя над ней вертикальную складку. Мол - да? И что же это такое могло быть?
- Ничего не хочешь мне отдать, Арриго?
И вновь лицо мужчины изменилось. Серые глаза  стали глубже, словно в какой-то миг заглянули не во вне, а внутрь. На лицо как будто накинули паутину печали, раскаяния в смертных грехах. И взгляд на Сантории, как на священника, впервые смогшего достучаться до загубленной души грешника
Хотя бы сумей открыто признаться. Большего я уже не жду.
В глазах мелькнуло сомнение, недоверие, желание верить, и вновь сомнение. Наконец, словно решившись, мужчина сделал шаг вперед, помедлил и склонил голову, оперевшись лбом о плечо Абруцци. Рука поднялась, нащупала карман, нырнула  в него. Сжатый кулак, медлено разжимающийся побелевшими пальцами.
На протянутой ладоне лежала.... упаковка спертых со стола зубочисток.
Опустив плечи, мужчина медлено побрел к двери, словно неся на них тяжкий груз накопившихся грехов.
Не дойдя пары шагов, резко развернулся на пятках, скаля зубы в  веселой улыбке и раскатистом смехе.
-Санто, все очень просто. Я просто пожалел девчонку и провел ее на шоу.
Врал. Врал нагло и беззастенчиво, прекрасно зная, что Абруцци отлично  понимает, что это ложь. Но заставить его сознаться сейчас  не смог бы и сам святой Иосиф со всеми вместе взятыми ангелами небесными. Да и надо ли оно было, если каждому из них и  так все понятно?
Вновь засмеявшись, Арриго похлопал по плечу приятеля.
-Пошли лучше выпьем? Праздник сегодня. НЕ так часто мы гуляем. Пошли.
Смеясь, уже нормальным, чуть пошатывающимся от принятого на грудь шагом, мужчина устремился туда, где звучала музыка и продолжалось шоу.

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-27 20:49:27)

16

Зал первого этажа.----------->

Не ждали? А мы приперлись... Колумбиец избавившись от назойливого ощущения вездесущей толпы навевающей мысли о "помыться"(масло коим его щедро вымазала Луиза по его же инициативе ясно с чьей подачи также способствовало) и вдохнуть свежего воздуха, наконец мог расслабиться от легкого налета клаустрофобии и оглядеть место новой дисклокации. Расправил плечи и вместо привычной сутуловости, выпрямился, добавив к своему росту визуально еще несколько сантиметров.
Стрип это конечно весело и с задором, как он и хотел, но это дело десятое...в смысле после десятой, а пока...
По левому борту проплыл сеньор Сабатини, устроивший обнимашки с каким-то мужиком- улыбка шире, взгляд искоса...и фантомная боль прошила тело слабым и вялым отглоском прошлого сроком месяц назад. Зачесалось спросить как самочувствие, (ведь с тех злополучных событий ни ответа ни привета от советника он не получил, равно как и от своих людей, что-то невнятное мямлющих обо всем и ни о чем касаемо оружейника) и вообще как оно. Ахха, Йоко Оно Джоно Леноно...Кстати музыка отстой. Ди-джея милосерднее будет пристрелить.
По другому борту видим патлатого коллегу по цеху. Капо Короны в костюмчике...с иголочки..все дела. Не от Винченцо ли? Затесалалсь в ровный пока еще частокол мыслишек крамольная. В н-ый раз Святой напомнил себе, что кудри с головы надо ликвидировать, а то растут как на грядке после радиоизотопных удобрений.
Где-то рядом мелькнула статная фигура стража порядка. Кхмм... Помнил, конечно, помнил изобретальность и стойкость этого человека. По разные стороны баррикад- тогда. Сегодня для Каро есть лишь цепь и ошейник в руках любовника, лишь материализация давно прописной истины- не станет этого и не будет ограничений. Искушение.
Поведя носом, Аль наконец просек от кого так вкусно пахнет и не дает покоя весь вечер. Шаг ближе вдыхая востоный амбре парфюма Франческо. Закрыл глаза, отключая...оставляя слух-обоняние-осязания, на порядок начислив им сверху. Шаг. Второй. Идти ориентируясь лишь по натяжению ошейника и вот, когда он становится сильнее можно распахнуть глаза вдоволь настытившись окружающими разносортными флюидами.
Подойдя к севшему боссу, метис упирается коленом в свободный промежуток кресла меж ног мужчины, о спинку сиденья, и склоняется, звеня цепью, к лицу- ни к чему слышать другим.
-Понравилось. Выдохнул с улыбкой. -Отпусти побегать. Прошерстить...узнать, как ларчик открывается. Взгляд поднялся с губ на глаза. Включился профессионализм. На автомате.

17

Арриго Сабатини
Джулс Эрмете

Появилась головная боль. А вместе с ней и трезвость. Орсо медленно потирает висок двумя пальцами. Усталый от постоянной смены настроения наблюдает, как Арриго опрокидывает в себя очередной стакан коньяка, при этом даже не морщась. Медленно курит. Ужасно хочется плюнуть на все, пускай сам разбирается. И пойди доложить дону. Как настоящая крыса. Фабретти подташнивает от таких мыслей.
С одной стороны обида, за то, что он смеет так разговаривать с человеком, который подставляет свой зад перед доном из-за него. А дон будет очень не доволен. Во время выборов ему надо быть чистым. Люди не скот и умеют думать, многие прекрасно знают кто такой Антонио Морелло, хоть это и не говорится вслух. Но если начнутся беспорядки - с политической деятельностью дону будет сложно. А они начнутся, если Арриго плюнет в физиономию Канторини. И плевать дону Лимите, что это месть. А вдруг он начнет тоже отлавливать наших людей и убивать? Начнется новая война. А ведь только отошли.
С другой стороны Орсо прекрасно понимал Сабатини. Быть побежденным, терпеть унижение. Ожидать своего приговора, при каждом вздохе чувствуя боль, когда доны решают свои вопросы. Быть вещью для обмена и при этом стать обязанным дону за спасение. Он бы поступил так же, окажись на месте Сабатини. А может и того хуже. Может мозги от злости так сдвинулись, что сделал бы гораздо хуже. Хуже для себя и для своей семьи.
"Ладно, будь что будет. Он взрослый мальчик, не мне его отчитывать."
Фабретти думая, что распрощался с советником, полез в карман за телефоном.  Он даже не смотрел на него.
-Орррсооо…
Контрабандист поднял глаза и едва успел отвести руку с сигаретой подальше от пиджака Сабатини.
- Бля, Арриго, у меня сигар…
- Тссс.. помоги.
Крепкие объятия, почти любовные. Орсо замер и аккуратно попытался отодвинуть свое лицо от Арриго. Тот тем временем копошился рукой между их телами. Когда Фабретти все же умудрился повернуть голову, его собеседник (он же собутыльник и соучастник) весело приказал не скучать и в конце поставил точку быстрым поцелуем. "С последним мог бы и не торопиться…ну так, для большей достоверности, что люди поверили в этот спектакль разыгравшегося либидо от высокого количества градусов в организме."Смотреть на пьяные приставания Сабатини к стриптизеру Фабретти не желал, улыбнулся, поглядел на столик у лестницы, где восседал хозяин клуба,  и повернулся лицом к стойке бара,  наконец, вытащил телефон. Было прекрасно ясно, для кого этот спектакль играется. И, кажется сам зритель, это тоже прекрасно понимал. Так что контрабандисту эта часть была не очень интересна.
- Бармен можно мне сока? – Мужчина не отрывал взгляда от светящегося дисплея телефона, в поисках нужного номера, поэтому  не заметил немного озадаченного вида бармена.
- Сока?
Орсо нехотя перевел глаза с дисплея на парня.
- Да. Сока. Вишневого сока со льдом и немного мяты. Можно?
- Конечно.
Фабретти, убаюкиваемый монотонными гудками в трубке, отрешенно мял сигарету в пепельнице.  Все его мысли занимала просьба советника, и он не заметил как кто-то его задел. Очнулся только после того, как к нему обратились.
– Дела догоняют, мешая развлекаться?
- Дела никогда меня не покидают,  что бы потом догонять, Джулио. И так как я не умею развлекаться, остается лучше работать.
Почти не задумываясь, ответил Орсо на вопрос появившегося Эрмете.
- Это ты мне?- наконец раздался в телефонной трубке сонный голос. Видно его помощник спал. Естественно – он семьянин, отец двоих детей, ему положено ночью спать.
Контрабандист извинился улыбкой перед команданте и отошел.
- Нет, не тебе. Рино ты мне нужен сейчас.
- Орсо ты знаешь, который час?
- Ты хочешь уехать в следующем месяце в круиз с семьей?
-Да.
- Тогда отрывай свою задницу от постели и езжай к новому клубу синьора Абруцци…
После разговора Орсо вернулся на свое местно, в несколько приподнятом настроении. Рино все сделает правильно, в этом он был уверен. На этого парня можно было положиться. Он взял свой высокий стакан сока, запотевший и красиво украшенный вишенкой и листиками мяты, и выдул пол стакана сразу. Фабретти даже прикрыл глаза от удовольствия. Вот что он действительно любил. И хоть убей, куда больше чем коньяк, виски и прочее.

18

Коньяк был выдержанным обманчиво мягким, он уже обжигал губы и горло. Джулс прекратил терзать бокал, аккуратно отставил его от себя.
- Жаль. – бросил через плечо Орсо. В оттенках голоса действительно мимолетное сожаление. Бокал наполнили снова.
Работа – это главное, основа жизни каждого из них, ради нее бросалось все, задвигались на задний план собственные желания и удовольствия. Хотя под часто этим подразумевалась лишь чужие дела.
Джулс достал коммуникатор, пришла информация, что кто-то из его подчиненных хотел пересечься с ним в клубе. Рэкет.
Эти ребята иногда напоминали чертей из табакерки, появлялись в самый неожиданный момент. Во встрече им команданте никогда не отказывал, много времени не занимало, а ценные указания в их отношении часть его первостепенных обязанностей.
Джулс усмехнулся своим размышлениям, на автомате поднес бокал ко рту, но рука замерла, со вздохом отставил его на край барной стойки. С алкоголем притормозил, желая сохранить связную речь и хоть относительную трезвость.
Склонившись над дисплеем, быстро внес пару пометок в коммуникатор и убрал это чертово «орудие труда». Как известно труд сделал из обезьяны инвалида.
Вечер затягивался, и было интуитивное подозрение, постепенно выходил из-под контроля.
Команданте делал вид, что ничего не замечал. На все хотелось закрыть глаза. И убраться из клуба раньше, чем разразится какой-нить скандал на радость местным сплетникам. Растрачивать остатки сил на созерцания происшествий не хотелось. Джулио окинул зал прохладным взглядом и еще раз наполнил себе о том, что мероприятие, прежде всего благотворительное.
Кто-то смахнул его бокал с коньяком, рефлексы сработали безупречно. Четким движением Джулс поймал бокал, остановив его падение. Лишь несколько капель золотисто-коричневого алкоголя выплеснулось через край.
В зале становилось душно, а шум все отчетливее вплетался в музыку. Фоном менялись номера и танцоры. В зале все чаще можно было заметить знакомые лица, со многими из этих людей жизнь сталкивала в менее приятных обстоятельствах.

19

Про нескончаемые и неиссякаемые таланты Арриго и говорить было нечего. Вот он, весь, как на ладони, а не ухватишь. И ведь оба видят ту самую шлейку, за которую можно подцепить. Но один ни за что ее не подтолкнет, а другой ни за что не станет пытаться поймать без достаточных на то улик.
Многообразие интонаций, с которыми был произнесен один единственный звук, мог бы пойти на рекорд, чтобы стать увековеченным в книге Гиннеса. Но Сабатини вовремя остановился, не доводя их количество до феноменальной цифры.
В пьяных глазах Абруцци мелькнул гнев и раздражение. Немилосердно хотелось оставить отпечаток кулака на этом наглом, ухмыляющемся лице напротив. Стереть изогнутую линию губ, скривить иначе, уничтожить, оборвать поток мыслей в этой голове и все же получить открытое признание. То, что Гамбит не стал как на духу признаваться о пронесенном оружии, только больше подстегивала Канэ пойти в этот вечер на огромное отступление и поступить так, как он обычно не поступает с друзьями.
Пришедшая мысль, заставившая с натугой работать остатки тормозной системы, не сметенные алкогольной волной в организме Абруцци, медленно, но верно убрала ярость с его лица. Сабатини предлагал пойти и выпить. Конечно. Почему бы и нет. Просто выпить и только.
Слишком уж часто советник поддавался этому искушению. Но Санто не был ему ни родственником, ни голосом совести, чтобы напоминать и отчитывать. Да и вряд ли бы советник послушался хоть кого-либо из названных выше. Пока сам не споткнется, не оступиться, не упадет в грязь лицом, ничто его не изменит. По-настоящему Абруцци не желал Гамбиту подобного. И не собирался злорадствовать. Но как бы то ни было, а стыдно признавать, наверное, был бы рад, случись что, изменившее жизнь Арриго в лучшую сторону, уведя его подальше от столь разрушающих факторов.
Пьяные мысли утекали, как песок, сквозь пальцы. Что было в их жизни не разрушающим фактором? А ничего не было. То, с чем они сталкивались каждый день, не сегодня, так завтра могло убить каждого. И в том, что Сабатини заливал глаза, чтобы чего-то не замечать, не было ничего на самом деле плохого.
- Ты иди. Возможно, я присоединюсь позже. – Не став заставлять себя ждать, отпустив советника на все четыре стороны, Санторио еще какое-то время постоял у стены. Теперь он точно знал, что нужно делать. Оставалось лишь заставить себя оттолкнуться и добраться до нужного ему человека. Самоощущение, честно говоря, было дерьмовым. Пил он довольно часто. Но не так быстро и в таких количествах. Привыкший получать свою порционную дозу организм вел себя сейчас как при передозировке. Живот скрутило. После тотальной чистки много лет назад, Абруцци никогда не проверял себя на прочность, найдя отдушину в работе. Он надеялся, что не подведет себя при необходимости. А все выходило совсем наоборот.
Посмотрев на собственную ладонь, Канэ заметил дрожь. На висках явно проступала испарина. Но время до того, как его скрутит по-настоящему, еще было. И следовало успеть совершить задуманное. Медленно вдохнув и выдохнув, Санто вышел в зал, полнящийся искушенной до откровенных танцев публикой. Арриго уже облюбовал в нем свое новое место. Пересеча зал до лестницы, ведущей наверх, итальянец придержался за стену рукой и, найдя в ней для себя опору, стал подниматься.

Зал первого этажа и бар

Отредактировано Санто Абруцци (2009-04-28 06:22:25)

20

>> Зал первого этажа

Джулс Эрмете
О да, лестница вниз. И Джулио стоял всего на пару ступеней ниже Габриэля, оглядывая парня. Конечно, хочу... "Оставить себе" добавилось с трудом под прикосновениями Эрмете. Лучиа не двигался, ловя каждое касание, позволяя расстегивать, параллельно считая пуговицы на рубашке команданте. Первая, вторая... а вот третью уже не видно. Пересечение взглядов, идущих в противоположных направлениях, в одной точке - темные, глубокие глаза Габриэля и непроницаемые, зеленые Джулио. Пальцы задержались на запястье, а фраза об уликах была как не нужный ингредиент в коктейле, изгорчивший несколько глотков. Но потом - полилось дальше - медленно, сквозь галстук, слаще, слаще, на грани соприкосновения с кожей, горячее воздуха в клубе, и - послевкусие, смешанное с желанием уловить и почувствовать вновь. Но команданте уже спускался ниже, а в затылке стучала то ли кровь, то ли музыка. Габриэль на автомате двинулся следом, не выпуская галстук из руки. Опомнился уже, сойдя с лестницы, и остановился, давая Эрмете уйти вперед.

Шум дискотечной музыки остался наверху, здесь было тише и... нет, спокойнее не было. Лучиа присел за один из столиков, ничего не заказывая. И так уже хватает впечатлений, сшибающих мозги. На любой вечеринке есть большая вероятность наступления моментов, когда все впечатление перечеркивается - и тогда надо добавлять алкоголя, травы или еще чего-то. В очередной раз возник вопрос: "А что я здесь вообще делаю?" - и взгляд на дверь. Краем глаза - на танцующих у шестов "мальчиков", краем глаза на мафиози Короны и Лимите, которых узнал, краем глаза на остальную публику. И окончательно отпустившее наваждение, когда кто-то в зале свалился, сметя со стола бутылки и бокалы. Мда, вечеринка в самом разгаре, слетаемся на свет прожекторов, господа.

Отредактировано Габриэль Лучиа (2009-04-28 08:37:37)

21

Альваро Каро

ммм... в эти губы захотелось... простонать.
Тихо и томно, смежив веки, и ловя пальцами шнуровочку спереди... чтобы как водится потянуть за веревочку.
Глаза крестного как раз оказались на уровне этой самой шнуровки, когда дикая тварь из колумбийского леса подтянулась поближе, сверкая глянцевитыми боками. Две выпуклые артерии по сторонам от пупка не отпускали взгляда, уходя жгутами вздыбленной кожи под врезавшиеся в бедра эротичные штанишки. Дон выдохнул, и опустившийся к его лицу капо уже нашел бархатную черноту тихих омутов безмятежно недвижимой. Лишь водомерки шустрыми зигзагами чертят каллиграфическую вязь никому кроме дона неизвестных иероглифов.
Тонкая тень улыбки, в ответ на непосредственность признания, полуприкрытая прикоснувшимся к губам пальцем, словно в раздумьях над этой сложной дилемой.
конечно сложной - тебя не отпускать в пору, дорогой, а уводить прямиком в туалет, привязать этой самой цепью к чему покрепче... я даже не сомневаюсь, что нам понравится...
Но Каро прав, дружба дружбой, а провести рекогносцировку местности следует. Да и не собирался Ческо держать парня аки ревнивая жена весь вечер при себе: вот этот момент - вот что предвкушал эстет недозволенного с тех самых пор, как озвучил Святому свой каприз: оторвавшись от губ, четкая, с  прорисованными резкими, длинными линиями сочленениями, рука тянется к серебряному блеску стали, второй рукой придерживая большое, массивное кольцо, вспоровшее черную, толстую кожу символа подчинения, дон отжимает собачку карабина и вынимает крюк из кольца. С улыбкой императора дарующего гладиатору жизнь... заманчивая игруха... ноздри хищного носа приподнялись, втягивая оливковый запах - Каро не пожалел на кухне масла.
он сейчас наверное такой скользкий, не удержать... прям как золотая рыбка...
- Побегай.. да не задирай местных кобелей... они тебе не чета, - напомнил крестный Святому уговор.
Во истину.
Перебрав машинально несколько гладких звеньев, как четки в пальцах, Франческо развернул цепь и подавшись вперед придумал себе повод к пересечению границы разумного. Разумного? Тут кто-то говорит о разуме?
Обхватив любовника вокруг талии, он перехватил цепочку из руки в руку, опоясывая Альваро и завязывая стальной пояс вокруг его бедер. Лоснящиеся лепестки древа познания, такие крупные, что на них заметны пупырышки пор и сеточка кожных линий, исчерченная прилипшими от масла волосками... мгновение и мимолетный поцелуй осеняет один из лепестков на выпуклой косой мышце живота, и тут же крестный с улыбкой вскидывает глаза вверх, ловя изумрудный взгляд.
я щас муркну...
И отстранившись, дон заканчивает зарисовку в интимных тонах, справедливо полагая, что уже и без того не мало порадовал достопочтенную публику. Щелчком пальцев Канторини дал знать официанту за стойкой, что его услуги уже весьма уместны, и покуда парень в переднике принимает заказ, Франческо отмечает для себя движение в зале: минус Санторио и Сабатини, плюс... ах как же его... сеньор повел себя безрассудно, но вполне прилично для представителя своей гильдии... ах да - сеньор Легар. Дона не колет чувство неудобства за устроенную не так давно катавасию - со стороны стражей порядка в них как раз таки ни кто не пострадал (по вине Козы), и политика направленная на взимовыгодные отношения с полицией оставалась в силе.
А где же старая лисица?

Отредактировано Франческо Канторини (2009-04-28 08:37:05)

22

Оказавшись возле стойки бара, кивнул на пустой свой стакан, понятия не имея, что наливали по совету Канэ в него первоначально. Потому озвучил просто Курвоазьёр и методично влил в себя две порции. С третьей приостановился, взяв зажевать ускоряющийся огонь внутри лимонными пласточками и горстью орехов. На гладкой поверхности перед собой выкладвал минут пять разные фигурки из тех же орехов, ожидая, пока алкоголь разойдётся по крови и станет понятно - стоит ли догоняться прямо сейчас. По здравому размышлению, надо было прямо сейчас идти к дону Канторини, свидетельстововать почтение и обновлять договорённость в свете произошедшего в городе. Возможно, даже нагло позадавать вопросы. Как вариант, что Лимите знает что-то весьма полезное, чтобы БлэкДжек, будущий синдик, забеспокоился и сам себе спутал карты.
Однако, орешки сложились в стрелочку и Ге конечно же посмотрел в указанном направлении. Среди начинавшей появляться публики нашёл взглядом Арриго. Показалось, что советник чуть больее осунулся, с того времени, как Легар видел его в последний раз. Тут же вспомнился синьор Гримальди. Одно лицо. И, судя по тому, что раскопал следователь - возможно, что они братья. Вероятность много более реальная, чем просто произвольный двойник.
Понимая, что сам себя отвлекает, лишь бы оттянуть жестокий миг встречи, Ге смахнул в пустой стакан орехи, звякнувшие растерянно, и пошёл через зал, пытаясь поймать взгляд сероглазого. Притянуть его к себе. Чтобы не пришлось трогать за пречо, привлекая внимание, отрывая его от созерцания выверенных движений стиптизёров.
Во внутренней, наступившей своей тишине, что не трогала даже бьющая по сознанию и диофрагме музыка, подошёл, оглядывая, заново оценивая советника, сказал просто
-Вечера, Арриго. Надо поговорить.     

23

Гнев, раздражение в глазах Абруцци. Гамбит едва ли не физически чувствовал, как мышцы Санторио жаждут сжаться в кулак, нанести удар, вырваться из под контроля.
.  Ы-хы-хы. Вечер не прошел даром.  Редко когда доводилось увидеть в  снежном  псе проблески ярких эмоций. Арриго еле удерживал толпящихся, крутящих пятачками чертей в глазах, которые блохами висели на ресницах и творили совсем уж непотребное.
-Ну, давай же,  Канэ. Давай. Ударь. Тебе же хочется. Дай мне повод врезать тебе. Врезать, без оглядки на Антонио.
Затормозил.. ыыы.. затормозил. Сдержался. Черти еще пару мгновений  побуянили и угомонились, спрятавшись в сузившихся зрачках.
-Присоединяйся.
В который раз за время беседы засмеявшись, Сабатини вышел из коридора. Лишь прикрывая дверь, чуть затормозил, заметив, как Канэ прислонился плечом к стене.
-Помочь?
Было очевидно, что тот  перебрал, влил в себя лишку, либо слишком быстро. Еще мгновение на раздумье, еще один  быстрый взгляд в сторону Санторио, и мужчина прикрыл дверь. Сам справится. Порой чужие глаза только мешают, вызывают  чувство неловкости, дискомфорта. Блевать уж точно сподручней одному. 
Арриго вышел в зал, кинул взгляд на сидящего у стойки бара Орсо, пошел в его направлении, но остановился, выискивая глазами на сцене блондинистого танцора, в кармане чьей куртки и  нашла приют многострадальная беретта. Увы, красавчик, оттанцевав, по-видимому, отдыхал за кулисами, уступив место группе «розовых  мальчиков-зайчиков» со смешными ушами на головах и пушистыми хвостами на голых задах. Сам не заметил, как засмотрелся на мелькающие в переменчивом свете фигуры, когда рядом раздался незнакомый голос
-Вечера, Арриго. Надо поговорить.
Оружейник обернулся, вопросительно дернул вверх бровью – незнакомый человек, назвавший его по имени, словно это само собой разумелось. И лишь вглядевшись повнимательней в лицо, стал смутно припоминать знакомые черты. Убогий мотель на перевале Кампо Карло Маньо. Предрождественская ночь. Камин,  белые сугробы снега, занесенные холодными одеялами сосны и мужское тело с резной хризантемой на копчике.
-Ренат?..
Из глубин памяти выплыло запорошенное временем имя.
- Не ожидал тебя здесь увидеть. Какими судьбами?  Пошли, поговорим.
Прокладывая дорогу среди толпы, словно ледокол, Гамбит направился к стоящим в отдалении диванам.

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-28 15:34:33)

24

Ночной клуб "Sole Nero" » Зал первого этажа и бар

Прошуршав юбками, только на полпути вниз сообразив, что подъюбники стоило бы подобрать, чтоб не спотыкаться на каждом шагу, "девица" замерла на последней ступени, уже почти в стриптиз-холле, с живым скепсисом определив назначение помещение. Разочарование было почти болезненным. Все было как обычно, пресно, с шестами и невнятным бархатистым светом; набор дополнялся сальными взглядами посетителей на "персонал", извивавшийся возле этих самых шестов.
Осматривая присутствующих и, вновь таки, отсекая своих, Дами подумал о том, что ему будет смертельно скучно и платье (идея с которым пришла после сто первого телефонного разговора с Иззи) было совершенно зря.
Перетоптавшись на месте и определив для себя расположение комнат и мебели, "девица", развернувшись на каблуках, и пораздумав еще несколько секунд, предпочла направиться обратно в зал, подальше от насыщенного сигаретным дымом и феромонами воздуха.

25

Зал первого этажа
Успев по пути поинтересоваться у охранника, который стоял на лестнице, что где и как на нижнем этаже, Тони с радостью обнаружил, что Санто не поскупился и на картишки. Ну, разумеется, как он мог пройти мимо любимой забавы дона. Даже столы для блэкджека были. В общем, мечта азартного игрока. Недолго побродив по нижнему этажу и найдя себе собутыльник, желающих отыграть пару конов в карты, Антонио и ко удалились в сторону комнаты для игр. Разумеется, под внимательным взглядом охраны. Именно там дон Морелло прикончил бутылку виски с еще двумя симпатичными немолодыми людьми, с которыми он когда-то имел деньги. Просматривая множество американских фильмов, он ни раз отмечал, что в деловом обществе принято говорить, мол, "Да, знаю его. Мы вместе играли в гольф". Гольф казался ему чертовски скучным спортом, но вот сказать такое про карты и эту компанию он мог с таким же успехом.
В общем, через час, а может и через полтора, он выбрался из душной прокуренной комнаты (вентиляция была в порядке, просто курила компания действительно много) и побрел коридорами обратно в главный зал. Судя по визуальным ощущениям, да и головокружению, Антонио успел здорово поднабраться. Благо, ноги, да и голова, еще слушались, только вот желание сумасбродничать сильнее запульсировало где-то внутри, отдаваясь в грудь адреналином. Или это не алкоголь?
Зал кипел, словно котел в Аду. Хотя, возможно это и был Ад. Что может быть греховнее веселого собрания чертей-извращенцев на одном балу? Выпивка, наркотики, похоть, алчность, грехоложство. И почему это так нравится Антонио - оказаться в центре событий.
Голова кружится, глаза мутные, трудно выловить среди толпы в темноте знакомые лица. Приходится останавливаться и прищуриваться. Добравшись до бара, Тони тут же попросил сделать ему минералку с лимоном, чтобы хоть как-то прийти в себя. К сожалению, пока сидишь, не можешь понять насколько ты уже "готов". Забравшись на высокий табурет, Тони, прищурившись, оглядел зал. И первое, что он увидел, несколько отрезвило его. Дон Франческо все-таки решил наведаться в гости, и, несмотря на то, что они сейчас были в перемирии, Антонио все еще имел зуб на нахального босса Лимите. Правда, сейчас об этом думать хотелось меньше всего. Забрав свою минералку и сунув в карман бармену какую-то купюру неглядя, дон сполз со своего места и направился в сторону мелькавшего где-то на у сцены Канторини. Но тут же встал как вкопанный недалеко от бармена, заприметив на лестнице...ээ... даму. По другому и не скажешь. Мало того, что она не вписывалась своим костюмом в контекст вечера, так еще и была Дамиано. Уставившись на своего наемника и поспешно отпив водички, дон громко рассмеялся. Забыв на какое-то время о втором доне, с которым нужно было бы из вежливости поздароваться, Тони пополз сквозь толпу к лестнице, на которой стоял Дамиано и успел схватить его за здоровое запястье прежде, чем тот стал подниматься обратно.
- Знаете, я бы вам предложил выпить, но тут выпивка бесплатна. - несколько пьяно растягивая слова, Антонио остановился на той же ступени, возле Корсо, жадно рассматривая его наряд. - У нас сегодня бал-маскарад какой-то. Да, Дамиано... - он снова рассмеялся и тряхнул головой. - А мне, черт возьми, нравится! Я тут совершенно пьяный и одинокий, пойдем со мной.
Не дождавшись ответа на предложение, дон потянул "мадам" за собой вниз, все время оглядываясь и улыбаясь.

26

----------Зал первого этажа

Кошка грациозно, поспевая в такт неспешным шагам Крестного, отмечала каждую ступень изящным каблуком. Разумеется, попутно осматривая зал. Незаметно придирчивый взгляд остановился на стриптизерах и стриптизершах - нет, то, что фигуры всяко будут соответствовать "формату", было ясно и так - Риан же оценивала их всех как танцоров. Пластика, грация, наличие музыкального слуха, опыт, в конце концов - все это в итоге сливалось в цельную композицию танца. Стрип-дэнс почему-то (почему-то, конечно же) напомнил голландке, как месяц назад она танцевала для Лиса. В затворенной утренней комнате, куда не проникали солнечные лучи, в нежном дневном полумраке завешенных, закрытых окон, под умопомрачительно хрипловатый голос Puscifer... Чуть загадочная, таинственно мягкая улыбка расцвела на неуместно, казалось бы, нежных, едва ли накрашенных губах. Кто бы мог подумать, что голландской Семье взбредет в голову "совсем" породниться с сицилийскими партнерами? И уж точно удивительным было то, что для этих целей обе стороны быстренько наметят ее и Каро. Как выяснилось позже - в этом тоже был свой расчет, ведь вознамерились женить - по известной всем информации - двух друзей... Друзей. Ну да, так и есть, весьма близкие люди, не так давно ставшие... скажем так, еще ближе. И обоих новое проявление взаимной близости вполне устраивало, притом без всяческих терзаний, новых вопросов, сомнений, как будто те сутки после боя Аля с Сабатини были одним из абсолютно естественных и логичных вариантов развития событий. Кто знает. Возможно, так оно и есть.
Обрести в друге будущего супруга без "классических" страааашных переживаний и смены "статуса" отношений... как-то не думалось, что так бывает. Все к лучшему.
Наблюдая за крайне интересно "отпускающим поводок" Доном, Gatto немного лукаво скользила взглядом по капо. Черт возьми, они восхитительная пара. Никогда не отрицала, и отрицать не будет. Как ранее, так и теперь, и после заключения взаимовыгодного брака.
Ну что, сеньор Каро? На прогулку собрались? Хоррррошо...
Дождавшись, пока Канторини действительно отпустит колумбийца, "госпожа" с обыденной для себя звериной грацией покинула удобное кресло. Тонкие пальцы машинально поигрывали изящной, некрупной рукоятью стека - прежде чем коснуться сим не очень безобидным аксессуаром бедра Альваро. Каких-то два аккуратных шага навстречу - и все, можно привычно-мягко улыбнуться дражайшему капо, чуть склонившись к его уху:
- Ну что, проявим любознательность касательно сего здания?
Теплые уста почти касались вниательного уха "раба", к слову, всегда державшего его "востро". Ладони так и горели страшно шаловливым соблазном погладить обтянутое весьма эротично смотрящимися брюками тело, однако, по брюкам издевательски плавно, невозмутимо скользил только крепкий кожаный стек - да, невозмутимо: на фоне тех ноток, что прозвучали в слегка бархатистом голосе Кошки. Кому, как не Лису, знать...

Отредактировано Риан Наарден (2009-04-28 16:54:59)

27

Антонио Морелло

Дамиано, всерьез полагавший, что выкупить его можно только по татуировке ("Ох, ты черт...") как-то не сразу сообразил, каким образом его опознал нетрезвый дон, "Успевший ознакомиться с татуировкой несколько ранее" увидевший его со спины на лестнице. Сицилиец только жалобно взвыл, совсем как котенок, которого несправедливо уличили в раздирании хозяйских штор, и только засеменил следом, даже не подобрав свои юбки - ан нечем было. Здоровая рука была не ко времени в цепких пальцах Padrone.
Пару раз запнувшись за подол платья, парень предпочел сделать шаг чуть короче, замельчив рядом с мужчиной, постукивая каблуками туфель и яростно шурша юбками, то и дело кусая губы, чтоб спрятать улыбку.
- Я бы сказал, что это нечестно - палить меня так зверски на пятой минуте моего здесь пребывания. И, кстати, кто-то еще рискнул порадовать публику настолько идиотским нарядом, или я все же отличился?.. - Жутко хотелось добавить не совсем классически-мадагаскарское "мой пьяный и одинокий друг", но блондин чудом сдержался, закусив язык, чтоб не ляпнуть не приведи Боже. Кроме того, наблюдать еще одно "обличье" дона - а их у сицилийца уже начала собираться коллекция какая-то, было до жути интересно. Предугадать, что взбредет в голову Морелло было, как правило, совершенно нереально. А уж пьяному Морелло... Дамиано невольно ощутил себя на въезде в темный пролет русских горок, с тарахтящими вагончиками и выскакивающими из разноцветно мигающей темноты скелетами.

28

Антонио повел Дамиано прямо к барной стойке. Так уж сложилось, что пьяные люди не очень любят людей трезвых, поэтому он хотел бы, чтобы парень был хоть немного на уровне его ощущений. Расслышать что-то, особенно возле сцены, было трудно, но дон поймал обрывки фраз, произнесенных Корсо.
- Я тут уже заприметил домину и саба. Прямо вечер извращенцев. У меня ощущение, что я один тут самый приличный. - мужчина ухмыльнулся и вдруг резко остановился, чуть не врезавшись в человека впереди себя. Барная стойка оказалась куда как ближе, чем он предполагал. Потянув Дамиано к себе, он приобнял его за талию, которая, обтянутая корсетом, казалось совсем женской, и наклонился к бармену.
- Мне еще минералки. - Дожидаясь своего заказа, дон кивнул своему наемнику, мол, делай заказ, и стал более детально рассматривать его наряд. Мужские плечи и грудь выглядели совсем неуместными в этом платье, несколько грубили его ткань и крой, но в этом и была фишка. Такое нормальные люди не поймут.
Почувствовав, что он, Тони, совершенно ничего не должен Дамиано после той ночи, все-таки захотелось снова прикоснуться. Немного. Обычное состояние человека под градусом, когда гармоны начинают буйствовать со страшной силой. Легкое касание губ теплого плеча и кривая улыбка.
- Господи, и как тебе в голову пришло нарядиться в это... а что там? - дон многозначительно поставил акцент на слове "там", имея в виду - под юбкой.

29

- Сок. Персиковый. Со льдом. - Дамиано уперся локтями в поверхность барной стойки, чуть приподняв плечи в ответ на легкое, еле ощутимое касание губ. - Мне еще и не такое в голову может прийти. - Уже разворачиваясь к дону лицом, и улыбнувшись, подтягивая к себе пепельницу. Жестом волшебника извлек из муфты узкий портсигар с тонкими сигаретами, и закурил, прежде, чем отвечать на последний вопрос дона, и распространяя вокруг себя тонкий запах вишневого табака. - Ничего нового там не появилось. И, кстати да, я тоже получаюсь извращенцем? В этом платье среди нормальных людей? А мне казалось, я правильно подобрал крой и не похож на широкоплечий шкаф в бальном платье. Черт... - Короткий смешок и кривая улыбка на влажных губах, обнимающих фильтр сигареты. Сицилиец чуть приподнимал вуаль, чтоб не прожечь угольком тончайшее полотно вышивки, полуобернувшись и изучая взглядом находящихся в зале людей. Заприметив появившихся людей Лимите, только приподнял брови, несколько удивленный явлением - "Да там сам Канторини со свитой, wow..." Где-то в толпе опознался уже знакомый начальник следаков, который копал под него яму не так давно. Блондин чуть не мурлыкнул, прижмуриваясь, отмечая про себя разнообразие посетителей. И только потом вновь взглянул на дона, пытаясь понять, чем именно вызвал интерес начальства. Неужели только платьем?..

30

Дон вздохнул и облокотился спиной на барную стойку, тоже рассматривая зал и посетителей. После приема минералки, ему стало намного лучше. Кажется, даже зрение стало легче фокусировать. Так что теперь наблюдать за мельтешением танцоров на помосте можно было приятнее, чем тогда, когда Тони вылез из темных коридоров клубов. Не спросив разрешения, да и не дожидаясь, что Дамиано ему сам предложит, он вынул одну сигаретку из его портсигар. Сунув фильтр в губы, он ощутил, что они не с простым табаком, а с фруктовым. Вишня, что ли. На мгновение поморщившись, мужчина все-таки прикурил. Сладкое он не любил, но раз уж взял, решил, что лучше докурит.
- Я рад, что там ничего не изменилось. - мужчина усмехнулся и обернулся, чтобы стряхнуть первую порцию пепла. Но ему были интересны не длинные стройные ноги, и даже не налитые загорелые ягодицы, а то, чем были они приукрашены. Судя по носкам туфель, выступающих из-под полы платья, на Корсо обязательно должно быть приятное продолжение женской темы - чулки. Или гольфы. Впрочем, и то, и другое будет приятно видеть. Решив перестать терзать себя своими фантазиями, мужчина сделал еще один глоток минералки, затянулся, положил сигарету на пепельницу и, чуть присев, потянул подол платья вверх, нагло обнажая ноги, утянутые... в чулки! Так и думал. Победно рассмеявшись и сильнее зацепившись за подол, чтобы не упасть, Тони запустил руку под юбку и нащупал задницу Дамиано. В трусиках, кружевных. Улыбка стала еще шире. Закончив исследование, дон одернул подол Корсо обратно и приступил к распитию минералки как ни в чем не бывало, пробормотав что-то вроде "классное белье стали делать".
- Слушай, Корсо, давай на аукцион, а? Ты прямо как девственница весь. Вот спросу-то будет... - Антонио мечтательно зашумел трубочкой в пустом стакане, уже обдумывая сколько эти старики дадут денег за то, чтобы посидеть за столиком со столь симпатичным юношей, одетым как невинная невеста.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Стриптиз-холл с баром (цоколь)