Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Стриптиз-холл с баром (цоколь)


Стриптиз-холл с баром (цоколь)

Сообщений 31 страница 60 из 150

31

Арриго Сабатини

Узнал. Судя по взвихрившимся снежинкам в сером, вдруг ставшим серьёзным, взгляде - узнал. Сглотнув, только сейчас сообразил, насколько перебоялся, что Арриго просто скользнёт глазами и жестко спросит "а ты кто?".
Склонив голову, чтобы спрятать тень непроизвольной улыбки, что истекла из умершего страха, Легар последовал за тараном по имени Сабатини. Переходить в атаку. Сейчас, пока ещё лёгкий шок от встречи, пока не расслабились, погрузившись в те, далёкие ощущения.
Сидеть рядом на мягком диване было бы неудобно, хотел смотреть в лицо, быть напротив. Потому сел в полоборота, практически на самый край дивана, положив согнутое колено на сидение перед и между собой и Арриго. Вроде как и расстояние вежливости, а вроде как и по-дружески, свободно.
Преодолеть голосом года, что разделяли. Спросить и сказать главное, собрать себя в кулак. Не думать о последствиях, но... Чёрт, как же бояться его потерять!!.. Но честность стоила выше.
-Я уже месяц как  в Палермо. Твой мобильник и портмоне, помнишь?.. Рубашка ещё у меня. Могу вернуть, если - любимая.
Вздохнул кратко, и "шагнул в пропасть", одновременно достаточно неловко дотрагиваясь до локтя сероглазого.
-В общем, я хотел сказать лишь одно. Похоже, никто из твоих тебе не проговорился, или - случай так вывел... Я месяц здесь как ... на должности в полиции. Просто хотел, чтобы ты знал. Думай, что хочешь. Но ты мне не безразличен.
Вынес всё из себя, что смог на этот момент. Осталось ... ожидание. И чуть кривоватая улыбка, прикрывшая стылую тихую панику в глазах. Что бы он не решил... так и будет. Хотя, отступиться легко не собирался.

32

Стоило дону присесть на корточки, Дамиано подумалось попятиться хотя бы на шаг. И не зря. Даже не смотря на то, что он при этом зацепил локтем рядом сидевшего мужчину. Опустив голову, сицилиец воззрился на главу мафиозного клана так, будто он не на корточках сидел, а уже на коленях стоял, и наверняка не молча, а выполняя как минимум серенаду. И ладно бы любопытные руки просто приподняли подол, нет же. Одна ладонь пошарилась вверх вдоль ноги до самой задницы, зацепив тонкое кружево. Сицилиец возмущенно взвыл, ухитрившись одновременно, с отрывом в едва ли одну секунду, совершить сразу несколько действий: попытаться задвинуть коленом в лицо наглеца, остановить этот позыв после мысли о том, что сломает нос не кому-нибудь, а самому дону; дернул рукой, потянувшись упереться ладонью в лоб Морелло и выдвинуть его из-под юбки вместе с наглыми руками, шарящими не там, где надо; остановил и этот позыв, вовремя найдя кучу причин для того, чтоб после этого действия мужчина мог и звездануть ему куда-нибудь. И в результате просто беспомощно простонал, запрокинув голову и выдыхая сигаретный дым. Ему нравилось выглядеть вызывающе, но не нравилось - пошло. А именно так он сейчас и смотрелся, по его единогласному мнению, с доном под юбкой. И когда Морелло наконец удовлетворил свое любопытство и убрался из-под платья, блондин только недовольно отряхнул юбки, стряхивая нагоревший пепел с сигареты в пепельницу.
- Какой еще аукцион?.. - Взглянул, едва заметно нахмурившись. - И по каким правилам? Меня на продажу? Всего такого невинного?.. - Еще улыбка, но уже чуть ехидная.

33

В первый момент мужчине показалось, что он ослышался. Громкая музыка, мелькание света, теней, литр принятого коньяка "на грудь" , голова молодого парня в багажнике, ссора с Морелло, перебрехивание с Абруцци, разговор с Орсо. Казалось, сегодняшняя ночь уже бОльших сюрпризов преподнести не может. И на тебе! Случайный .. кхм.. знакомый ...оказался полицейским. Не, и это еще ничего. А вот слова " не безразличен" опустилось мягкой колотушкой на  затылок, вызывая выпадение на несколько мгновений из окружавшей действительности. Вернее говоря... не сами слова, а вложенный в них подтекст. Зал словно мсчез, а вокруг запахло снегом, мореным, старым деревом мотеля, березовыми поленьями, дымом, глинтвейном. Сказкой, не из этого мира, где пахнет порохом, соленым потом, виски, перегаром, развратом и мертвечиной.
Не разжимая губ, Арриго шумно выпустил из легких воздух, отвел глаза, откинулся затылком на спинку дивана, обдумывая услышанные слова, думая, что говорить.
-Спасибо за вещи, Ренат.
Голос мужчины прозвучал тихо и как-то напряженно. И снова повисла тишина. Тишина? Это при грохоте -то музыки, гаме людей, топоте ног? Но для Сабатини  тяжелое молчание и было сейчас тишиной.
-Не безразличен... Кхм.. а может зря парюсь сейчас? Ну какому копу безразличен такой как ты? ДЛя них ты - повышение по службе,  нехилая премия, моральное удовлетворение, в конце концов,  от хорошо сделанной работы
Мелькнула мысль, как спасительная соломинка. Тогда все просто- привычная опасность, звериная охота на выживание, две стороны баррикады.
ГАмбит покосился на Легара, качнул головой, вспомииная разговор той ночью. Эх, если бы было все так просто. Увы.
Наконец, повернувшись к Ге, советник заговорил.
-Ренат... Ты придумал меня. Это все сочельник, глинтвейн, личный разговор. Того человека, который был на перевале, нет. И никогда не было. Есть Арриго Сабатини...
...оружейник клан Корона, доющий деньги из всего, из чего можно их доить, даже из крови.
... живущий одним днем, пьющий, как лошадь, меняющий любовников чаще, чем трусы. Ты придумал меня Ренат. Прости.

34

Зал первого этажа и бар

Побег от навязчивой спутницы удался. Сергио улыбнулся, дым сигареты приятно согревал легкие, а небольшой шум в голове от двух "по сто" коньяку только настраивал на явное продолжение вечера.
По ступеням вниз, оглядываясь, осматриваясь, выхватывая взглядом каждого, кто может здесь находиться. Взгляд выхватил полицейского, который приходил к нему в больницу, Легара; своих, короновцев. Возле барной стойки находился дон с какой-то девушкой в платье, как по мнению Сергио, не совсем подходящем для такого клуба и вечера. Но юная особь непременно заинтересовала мужчину и он плавной походкой направился к дону и девушке.
- Еще раз добрый вечер. Синьорита... - поклонился, поприветствовав и улыбаясь.
Атмосфера цоколя была намного мягче и приятней, чем там наверху, что больше подходило для молодежи.

35

Воткнулся взглядом в бирюзу на памятном кольце, на его руке. Выслушал, не пербивая, чутко вылавливая интонации голоса. Не в силах посмотреть в лицо. Потом всё же сделал усилие, давшееся с дрожью и жёсткой складкой у рта. Было не заметно, но сейчас бы медленно вспорол бы пальцами кожу дивана, чтобы сбросить в это движение всего себя, убитого. Прошептал, придвинувшись, так, чтобы не заглушили вдруг обрушившиеся страшно звуки окружающего их сейчас пространства.
-Но и меня настоящего ты тоже не знаешь. На перевале... да, мы вскрыли что-то.. Неужели этого недостаточно, Арриго? Хоть для чего-то... Ничего я не придумывал. Я о тебе знал тогда уже.. кто ты... И, видишь, я - здесь.
Смотрел, не отрываясь уже. Чуть бледнея. Не в силах отвести теперь взгляда.

36

» Зал первого этажа и бар

Паоло пулей сбежал по лестнице, преследуемый шагами за спиной, и замер, выскочив как чертик из табакерки, глядя вокруг расширенными глазами и с ужасом понимая: сбежать уже не удастся. Лица, лица, десятки лиц... закрытая вечеринка для своих? Здесь было свободнее, кондиционеры мощно работали, и в воздухе не плавал сиреневый туман от дыма.  Сердце еще замирало, но, кажется, его новоявленный поклонник отстал. "Или, попросту, рангом не вышел?" А он?..
Глазами встретившись с доном, Паоло вздрогнул, понимая, что вот теперь-то он вынужден досмотреть шоу до самого конца. Лестница была единственным способом выйти отсюда и незаметно сбежать не представлялось возможным.
Торопливо отвернувшись, пряча смятение и страх в глазах, юноша прошел вперед и занял свободное место у какой-то стены, подпирая ее плечом. Стрип-шоу его интересовло мало, он был слишком погружен в себя, чтобы развлекаться. Да и не будоражили его все эти ужимки, лишенные искренности, интимности, чувств.
"Вот уж не думал, что светские тусовки - это такая тоска..."

37

Франческо Канторини

Бег по острию ножа...ты двигай не спеша ногами. Пой... Закрой глаза рукой..*
Ай-яй-яй...как неосторожно качался маятник между элементарными приличиями в обществе, на которые в общем-то они давно наплевали со своей высокой колокольни, и магнетизмом Крестного, от которого у Альваро начинало ощутимо покалывать в пояснице предвещая весьма скорый и известный итог "притяжения". Что поделать коли природа полновластно крутит-вертит своим чадом как ей по душе придется, а он и радый.
Раздумия Франческо подстегивают ускорить процесс принятия неверного решения сокращая и без того мало-мальский мизер, чтобы впитывать антрацитовую влагу блестящих глаз, ловить дыхание раскрытами губами, жадно впитывая в себя один воздух на двоих пропитанный высокой нотой дорогого парфюма, фоном конрастной каплей нежной розы уже распахнувшей свои лепестки навстречу Святому и самим Лучано-Франческо. Самая главная составляющая, на что, без промедлений и лишних раздумий, в любое время дня и ночи, откликается метис, да не только он и не единожды.
Оторвавшаяся от красивых губ рука, что и раскачивала этот маятник ознаменовала скорый уход из забытья в котором увязал Каро. Где-то изнутри грызло сожаление, что заглянуть за костюм Крестного пока что не судьба...распустить чуток руки. Щелчок и вуаля, свобода...на бери, если еще хочешь. Не-ет...
-Кобелей задирать не буду. Согласился Альваро прикрыв на мгновение глаза. -А что насчет породистых сук? Риторика в интонации только легкий намек, в комплект ложится и скошенная набок улыбка.
Выпрямившись дернулся было - холодная сталь метала обожгла кожу, но обдало горячей волной поцелуя, вернуло с Небес под Землю, в самое чрево, как всегда и снова приятно до полуобморочного состояния, второй -" ..тут кажется..эм.. людишки ходят" третьей- "...а ну... и пусть катяться к свиньям собачьим. и отпустило, ослабляя напряжение мышц вставших на дыбы.
Зацепился, удержался за взгляд. Не сдержался и улыбнулся откровенно тепло, будто не в гадюшнике Короны они вовсе, ссыпая с "образа" штукатурку. Поймав себя на том, что к перфомансу он так и не перейдет в усладу очей своего Господина, Аль дал себе мысленного пинка , тем паче что на его одну тушу имеется еще и Госпожа, которая в подобном амплуа спуску не даст.
Колумбиец ловит руку любовника под теплой ладонью и опускаясь перед ним, тянет к себе. Взгляд так и не отпускает глаз напротив. Альваро целует золотой перстень Крестного. Да, именно так. Сейчас это уместно более чем- выражение своего повиновения(в том числе) хозяину, боссу, отцу. Как не меняй обертки, под каким углом ни смотри, все одно.
Риан Наарден

Чтобы еще не хотел он сказать, все потом. Не успел он опомнится от одного, как за спиной мягко вонзая когти в землю возникла Кошка. Стек недвусмысленно дразнит и добавляет в общую копилку, и без того,трещащего уже по всем швам, терпения, свою толику. Риан и без дополнительных наворотов была та еще штучка, а тут оставалось лишь молча глотать слюни... впрочем также до поры до времени, ибо недельной давности новость, мир, который у Каро был определенно на трех китах, перевернула с ног на голову, превратив его жизнь в череду сплошных сюрпризов. Приятных. Шокирующних...но определенно приятных, ибо сам он никогда бы не додумался до идеи взять в жены не сексапильную танцовщицу, которую знал, если пару месяцев, то хорошо, а человека с которым не один пуд соли съеден, не один бокал виски выпит ...что уж говорить о перебитых мучачес во времена редких, но веселых загулов. Собственно...о чем это мы? Ах, да.. стек. Сия игрушка для взрослых, тяжелая на вид и размером не малым дурманила и без того буйную фантазию мыслями далекими от праведных. Святой свою святость сегодня запер в лоне Евы на плече.
-Куда же без этого? Альваро поворачивает голову к тому плечу за которым стояла его Госпожа. -Должны же мы проявить дань уважения, черт возьми! И где мне интересно знать носит Волка? Еще же два часа назад отправил весточку. Чучело сделаю и в комнату поставлю. Фыркнув смешком развернулся к Кошке, размышляя над превратностями судьбы и пока собирался огласить программу вечера засек нечто спускающееся в зал, грозя сломать или хребет себе или лестницу. -Мой любимый фасон...Мой любимый размер. Ты только глянь! Кивнув на даму в белом, Альваро будучи далеко не слепым заценил фигурку мадмуазель и аки горный сайгак в брачный период, хотел уже поскакать покорять сердце красавицы, что как известно склонно к измене и о, ужас! оно изменило с эээм...кто это у нас там тоже весь из себя белый лебедь? Щурясь сквозь маску, колумбиец складывал дважды два и странное дело господа ...и дамы, получал отнюдь не четыре. Ооо... какие люди..
Антонио Морелло
Дамиано Корсо

Подхватив под руку Риан и бросив мимолетный взгляд на Франческо, метис устремился к компашке. Все страньше и страньше..* Пока лавируя меж окружающих они добрались до них, успели пройти некие метаморфозы приведшие к тому ,что у Каро начало троится в глазах. Приглядевшись он узнал Сергио Саччи с коим в недавнем времени имел тесную, но кратковременную связь. Мысленный голос разразился непотребным смехом переходящим в откровенный ржач, но под простой черной маской аля Зорро вряд ли сей славный муж, мог узнать своего обидчика, а если бы даже и узнал все мы тут сегодня собрались для "улыбаемся и машем" . Хотя голос мог запросто выдать его с потрошками, но не беда...добавим щепотку хрипоты и понизим до интригующих граней.
Тем не менее ничто не помешало остановиться в паре шагов от короновцев и неизвестной девушкой манящей своим мощным телосложением, а ее ультраконсервативный наряд и без того подстрекал утолить праздное любопытство проверив все ли у нее такое же внушительное.
-Позволите? Просительно вопрошает раб у своей очаровательной хозяйки и получив положительный ответ втискивается бесцеремонно меж беседующих. Первым делом первым делом...Морелло, ну а девушки, а девушки...потом.
-Сеньор! Как поживаете? Оскалившись белозубой улыбкой Альваро похлопал дона Короны по плечу. Ага, по тому самому в которое он же и стрелял. -Разрешите похитить у вас на танец сеньориту? Конечно ,разрешите. Я собственно спрашиваю понта ради Развернувшись тут же к "девушке" колумбиец не долго думая(и пока спутники "ее" не очухались) протянул ладонь, приглашая.

* Оскар.
** "Алиса в стране чудес"(с)

Отредактировано Альваро Каро (2009-04-28 23:10:21)

38

Дон рассмеялся, наблюдая за тем, как опрятно Дамиано обивает свои юбки, чтобы те снова выглядели подобающе. Движения парня были резкими, совсем не женскими, и это добавляло комичности в его жесты. Во все. Все-таки трудно быть женственным, когда судьба заставляет убивать невинный и виновных. Причем, изощренно. Руки, омытые в крови стольких людей, не могут так плавно скользить по ткани, как бы сделала это настоящая девушка. Но в этом и была вся соль.
Антонио заметил, что уже с минуту вглядывается в декольте Дами, пытаясь там чего-то выглядеть. Привычка - вторая натура. Конечно, ни о каких приятных выпуклостях и говорить не приходилось, но заглядывать в вырез все равно нравилось. Наверное, это уже что-то вроде человеческого инстинкта.
- Аукцион... - мужчина словно бы очнулся, невзначай начав думать о декольте мадмуазель Бланжи, в которое вглядывался месяц тому назад. - А, ну все просто. Тебя всего такого невинного выставляют на кон, люди за тебя сорят деньгами. В конце концов, ты проводишь время с победителем, разумеется, в рамках приличия... - тут Тони лукаво ухмыльнулся. В правилах аукциона было записано, что лот должен провести некоторое время в компании победителя. Но там вообще ничего не было сказано про обязательство. Взрослые люди сами разберутся, что можно, а что - нет, и если лот будет не согласен, то организаторы постоят за жертву обидчика. Все просто. - А денежки идут жертвам террактов.
Последняя фраза показалась даже самому Тони слишком лицемерной, но называть "терракты" иначе он просто не мог, ведь так было заявлено в его главенствующей речи.
- Поможешь деньжатами, Дамиано. - минералка действовала чудотворно; хоть по всему телу и ощущалась вялая усталость после принятого алкоголя, но мысли стали яснее, да и излогать их стало куда проще. Язык ворочался что надо. - А с этими...мм... чулками здорово поднимешь ставку. Только покажи кусочек, и волки тут же захотят больше.
Антонио наклонился совсем близко к Корсо, громким шепотом рассказывая все ему на ушко, при этом иногда пьяновато смеясь.
- А что ты не пьешь? Меня вообще такое не устраивает. Все прям в святых заделались. - с этими возгласами он обернулся обратно к бармену и добавил заказ. - Бутылку шампусика нам!
В потверждение своих слов ударив кулаком по стойке, Тони снова повернулся к Дамиано и улыбнулся как ни в чем не бывало.
Рядом появился Сергио. Они с ним лично уже здаровались, а вот Корсо тот видел, кажется впервые. Своему адвокату дон только кивнул и улыбнулся. Сергио, кажется, еще не нашел себе комфортного местечка на этом празднике жизни. Хотя, в общем-то, Антонио тоже. Метался. Маялся бездельем и вообще, хотел казаться всем моложе, чем положено. Он хотел что-то сказать Саччи, но тут откуда ни возьмись, да-да, действительно так, потому что внимание Антонио было еще несколько рассеянным, поэтому появление наглой морды человека Франческо (имени он не помнил. Дон вообще плохо запоминал имена иностранцев) для него было несколько неожиданным. Ну, вот прямо сейчас, в этот момент. Он сосредоточено посмотрел на ладонь, хлопающую его по плечу, и тут же цапнул загорелую руку, избитую татуировками, за запястье. Весьма сноровисто для состояния под градусов. Резко убрав ее со своего плеча и сильнее сжав пальцы, Тони почти дружески улыбнулся этому. Ну, вот этому.
- А вот "сеньорита", - мужчина едва заметно кивнул в сторону Дамиано, - Пусть сам решит, танцевать ли ему или нахуй послать.
С этими словами дон выпустил руку этого самого и снова улыбнулся. У него было слишком хорошее настроение, чтобы портить с кем-то отношения. Желание потанцевать всегда зависило от дамы, и раз уж роль дамы исполнял Корсо, то Тони вопросительно уставился на него, уже заранее согласившись и с отрицательным, и с положительным ответом.

39

- А-у-кци-он... - Дамиано поиграл звуками на языке, пробуя слово, пока дон говорил. Чуть отклонил голову, слушая голос Антонио, на каком-то моменте едва не касаясь его щеки своей - только вуалька мешала. - Я им чулки, а они мне потом вибратор кой-куда... - Тихо засмеялся блондин, прижмурившись. - Знаю я ваших волков. Ах-хах... И шампанское я не буду. Я вообще не пью. Так что... меня удовлетворит сок. Персиковый. Со льдом.
Узрев целенаправленно к ним идущего Саччи, Дамиано издал сдавленный звук неопределенной окраски и без излишней спешки, но уже и не затягивая, отпустил свою вуальку, туша в пепельнице недокуренную сигарету. Судя по приветствию было не ясно, узнал ли его адвокат, но блондин решил не рисковать, подцепив правою рукой подол платья, чтоб сделать кокетливый книксен, по всем правилам склоняя голову и стараясь стоять так, чтоб Сергио - не дай Боже - не увидел знакомую татуировку. Хотя кто-кто, а уж он точно должен был его узнать.
Но даже на синьоре Саччи все дело не закончилось, потому что откуда-то (не иначе, из-под земли) сбоку вырос еще один заинтересованный в "синьорине" представитель неслабого пола. "Ка-по-ре-джи-ме... Каро..." Имя, лопающееся на языке тонким стеклом карамели, наполненной пряностями и красным перцем. "Лимите..." Запах подвала, медикаментов, собственного пота и крови. Омерзительно. Дамиано подавил кривую улыбку, повторил номер с книксеном, как тот тюлень - "по хлопку"... И покосился на дона, с явным недовольством.
- Синьор Морелло. - Ответил укоризненно на последние слова дона. - Что ж вы меня палите второй раз за вечер. Совесть есть?.. - И уже наблюдая внутренним взором развеивающиеся планы насчет того, чтоб в танце оттоптать капо ноги, повернулся к полукровке, протянув руку, поддевая пальцами упрямый подбородок, приподняв и сквозь паутинку вуали глядя в зеленые нахальные глазищи. - А вам, юноша, ваша хозяйка... или хозяин... - Блондин кивнул на вышагивающего невдалеке Канторини и сопровождающую его девушку, - ...не открутит за танцульки с человеком Короны тот самый половой орган, который мой хозяин только что упомянул?..
"Сейчас у слепого, как крот, Сергио отвиснет челюсть... спорю."

40

Да, если о чем-то и хотеось сказать, стоя поначалу за спиной Каро, то все это точно осталось где-то на задворках сознания. Не место... не время... Но три кита надежно повержены, и не только у колумбийца. Латексный, полный совсем дивных благодаря костюму изгибов, силуэт Кошки самую чуточку, едва заметно покачивался в такт игравшей музыке. Стек все еще гулял по мощному телу капо, пока они перекидывались парой-тройкой фраз в сим относительно шумном местечке, в очередной раз доказывая, сколь живучими являются мысли не совсем пристойного толка. И даром, что пока все ограничивалось желанием новых, качественно иных прикосновений, улыбок, поцелуев... Еще немного, и "фон" перерастет в навязчивое желание. Нет уж, спасибо, не в этом клубе! Хотя... экзотика в каком-то смысле. Ну да ладно, не стоит вдаваться в детали.
- Фасон? Аль, кого ты там успел вы...
И ведь лучше бы не смотрела. Так бы, может, осталась стоять на месте и вообще была белым и пушистым созданием... Хотя, что толку строить такие утопические предположения - эти понятия с мисс Наарден совместимы, прямо скажем, еле-еле.
- ...углядел, так углядел.
По мере разглядывания подмеченной Лисом компании со дна бездонно изумрудного взгляда все больше поднималось неподдельное удивление. И -ах, конечно, - любопытство. Итак, что там получается почти прямо по курсу? А картинка-то... мягко говоря, маслом. Кто скажет, что "сеньорита в белом" действительно сеньорита, тот должен быть "счастливым" обладателем близорукости эдак в минус шесть; рядом расположился (боже, и костюм-то белый, не окрестить ли женихом в пару очаровательной "невесте"?) никто иной, как дон Морелло собственной персоной... О, боги, какой знакомый аловолосый силуэт! Сеньор Саччи, очевидно, окончательно поправился, отдохнул и явился пред совсем не светлы очи дорогого босса.
Нос, надеюсь, сросся хорошо? Было бы жаль... довольно симпатичный мужчина.
Догадаться, что примерно собирается устроить Альваро, было не так сложно. Одна беда: какой из характерных для него вариантов он воплотит в жизнь? Как бы там ни было, в одном сценарий не менялся:
Опять ищешь приключений на... Ох. Ну и как не прикрывать твои вторые девяносто, авантюрист лисохитрый?
Риан не стала дожидаться, пока беседа начнет развиваться в определенном русле - и без нее. Веселье так веселье, что поделать. Даже если оно может оказаться в кавычках...
- Славной ночи, сеньоры.
Пронзительно изумрудный, куда более насыщенный оттенком, нежели у того же капореджиме, взгляд отлично сочетается с обезоруживающе мягкой улыбкой. Да, мягкой - и плевать на костюм Госпожи, его умеренная, кстати, агрессивность для данной "темы", лишь максимально подчеркивает и прибавляет неоспоримой яркости природным данным голландки-итальянки. А вот теперь - улыбнуться персонально "девушке":
- Сеньорита, вы - прекрасны. Не откажете вот этому сеньору в милости потанцевать с ним?

41

Нахождение возле дона с его спутницей было оптимально удобным. Мешать, правда, не хотелось, но снова искать кого-то, дабы провести остатки времени, а не уехать прямо сейчас, сил уже не было. Аукцион с Имре он сознательно пропустил. Во-первых, певца "купил" Дино, во-вторых, ничего интересного из беседы со звездой для себя итальянец не извлек.
Внимание мужчины было достаточно рассеяно, а боковой взгляд выхватывал кадрами присутствующих и перемещающихся по цоколю. Сергио скептично отметил взъерошенного Паоло, не прекращая пялиться куда-то в декольте незнакомки. Похоже, рок над ним навис такой: постоянно сталкиваться с этим парнем. "Да, что ж мы одними дорогами ходим?"
Саччи уже было открыл рот, чтобы пригласить девушку на танец, как подле него втерся кто-то мужского полу в дурацком, по мнению итальянца, костюме. Все, что успел Сергио - неприкрыто фыркнуть. Голос и повадки подошедшего сразили как обухом по голове: Каро! Это же подтвердили и татуировки на руках. Захотелось в яростном прыжке бросится и вцепиться ублюдку в горло с криком вроде "верни фото, сука!" Но не время и не место. К тому же, беретта, приобретенная недавно, благополучно лежала дома. За пальбу в клубе его уж точно по голове никто не погладит.
Сергио лишь немногим не сдержался, еле слышно зарычал, резко отвернулся, отсалютовал бармену просьбой о коньяке. Третья рюмка за вечер вреда не причинит. Мозг продолжал функционировать, что подтверждалось мысленным цитированием законов наизусть.
Слова дона обескуражили Сергио и он медленно повернулся к девушке, забыв о сигарете и коньяке.
Голос Дамиано просто поверг его в ступор, челюсть отпала, это факт! Сергио сглотнул, залпом осушил бокал, растерянно посмотрел на Антонио, снова перевел глаза на "девушку".
- Д... Дами?!?

42

Неожиданный жест Альваро отвлек от выбора напитка, снова приковав отвлекшийся было взгляд. Да, Святой был способен на широкие жесты, и даже когда преклонял колени, не оставлял сомнений кто здесь божество - золото Ацтеков. Поцелуй почтения, полный гордого достоинства тронул крестного до глубины души, заставив на мгновение покинуть шумный маскарад в мрачных тонах: этот жест нес столько же силы, сколько и искренности, напоенной железистым привкусом четырех огненных лет - самых трудных в жизни... может быть и не только Франческо Кантарини. 
Как знать, может быть я здесь и сейчас и благодаря тебе тоже.
Теплоту взгляда, провожающего великолепную пару хищников погасить оказалось не так то легко: неуместная на "мероприятии" эмоция уходила с трудом. На помощь, однако, пришла затейница Gatto своим милейшим хлыстиком быстренько вогнавшая непозволительное в юмористический ключ. А там уже и до сарказма не далеко.
Выпустив тварей ночи на охоту, Ангел Смерти окинул взглядом угодья, отметив разростание ассортимента за счет появления новых лиц... На черном фоне дизайнерского пространства безусловно прежде всего бросались в глаза светящиеся неоновыми рефлексами подиумных огней белые фигуры. Оказавшиеся как на подбор рядом и создающие своеобразную ось центробежной силы, которая захватила в том числе и его экзотичных посланцев.
мм... две невесты... выбирай, какую хочешь - хочешь молодую, хочешь старую. Хочешь - потолще, а хочешь - похудее... и как приятно, что Тони не отстает от молодежи: туда же - в девки.
Франческо кривовато усмехнулся, испросив у официанта виски, и с нескрываемым любопытством стал наблюдать за развивающейся мизансценой. Старый лис был откровенно не точен в движениях. Живо вспомнившийся пошатывающийся Абруцци моментально вписался в картину коронованного алкоголизма. Дон Коза Лимит даже успел искренне посокрушаться о судьбе сицилийской политики, но вовремя спохватился, поздравив ее с наличием себя.
О да, моя возлюбленная новая родина, я спасу тебя от этой роковой ошибки...

43

Зал первого этажа и бар

Первое, во что сразу же уперся взглядом Санто, оказалось отнюдь не разворачивающееся зрелище, что разыгрывалось представителями обоих кланов, а глаза охранника, приставленного следить за Арриго, что нашли его мгновенно и привлекли к себе внимание по какой-то почти интуитивной причине. Тот не кивнул, не сделал никакого жеста, никак не проявил, не выдал себя, но оба друг друга поняли. Пока все было тихо и спокойно. Пока никаких эксцессов не произошло.
А вот затем уже внимание сосредоточилось на именитых гостях, что вели себя… Да, в общем-то, как и полагает богатым особам, которые пришли отдохнуть, не обращая ни на кого стороннего внимания.
Санторио остановился на нижней ступени, поправляя манжеты рукавов, ворот пиджака, ну и как завершающая стадия обряда – подтягивая узел галстука. По всей видимости, веселье для него подошло к концу, хоть все еще чувствовалась расслабленность и приятное покачивание от разгоняемого по венам спиртного. Но это больше уже похоже на воспоминания от поездки на карусели, чем на сам процесс, когда несешься с бешеной скоростью в неизведанное, что дух захватывает, а сердце вот-вот готово выпрыгнуть из груди. Шквал эмоций, цунами впечатлений. И одновременно хочется никогда не останавливаться и тут же сойти.
У барной стойки Санто приметил команданте. Вот именно с ним ему сейчас и нужно было встретиться. Коньяк в руке Джулс говорил о том, что Эрмете совсем неплохо проводит вечер. Хотя, раз ему понадобился дополнительный допинг, чего-то все же не хватало.
Спустившись до конца лестничного пролета, Абруцци направился в первую очередь прямиком к бару, чтобы отдать обещанное. Самым незаметным жестом, преодолевая путь, он сунул руку в карман, зажав между пальцами крохотный, свернутый к тому же еще в несколько раз пакетик, удобно разместившийся между средним и указательным пальцами, абсолютно невидимый с внешней стороны ладони, да и едва заметный с внутренней.
- И снова здравствуй, Эрце, - Канэ протянул руку для пожатия команданте, легко улыбнувшись уголками губ. Как только ладонь коснулась ладони, дождавшись, что пакет надежно перелег в чужую руку, Санторио склонил голову в намеке на почтительный кивок. – Приятного времяпрепровождения. – Еще раз сжав пальцы, на сей раз только для закрепления и подтверждения серьезности своих пожеланий, Абруцци отпустил Джулио.
Присев на соседний стул, итальянец заказал холодной минеральной воды в высоком стакане. И как только заказ оказался перед ним, стер пальцем со стеклянной стенки испарину. Собранная на подушечке капля, не выдержав собственной тяжести, упала на столешницу. Подхватив стакан, Санто сделал несколько глотков и, поставив его на салфетку, вытянул из кармана пачку сигарет, открыв и стукнув ее по дну, перехватывая губами появившийся фильтр. Прикурив, Канэ сложил все в один ряд, рядом со стаканом, придвинув поближе и пепельницу, упираясь локтями в полированную поверхность, ссутулившись над разложенными перед собой предметами.

44

Холодный, неподвижный взгляд серых глаз в упор смотрел на полицейского, губы искривились в недоброй усмешке. Разные. Насколько же они разные. Мыслящие разными категориями,  поклоняющиеся разным богам, живущие в разных мирах, по разным законам. И эти миры никогда не сольются воедино. Сабатини  знал это точно.
-А если знал, к какой стае я принадлежу, зачем ты здесь? Зачем говоришь мне это? Ты уверен, что знаешь меня? Точно уверен? Тогда смотри.
Гамбит медленно поднялся с дивана, оглядел толпу в зале, как снайпер, выискивающий жертву. Взгляд упал на молодого парня лет двадцати шести, танцующего среди гостей свой номер шоу программы. Черноглазый танцор весело блестел улыбкой, и, кажется,  сам получал удовольствие от своей работы, от внимания публики, от хлещущей через край энергии молодости. Расталкивая толпу, оружейник подошел, вливаясь в его танец.  Па, второе, третье, и вот уже движения мужчин становятся чувственнее, улыбки вызывающими, глаза смотрят в глаза. В прокуренном зале, воздух вокруг двоих становится горячее, пронзительнее, словно закручивается прозрачным, невидимым шаром, создавая внутри атмосферу иллюзии тепла, некоторой доверительности, единения. И лишь тот, кто хорошо знает советника, видит, что он просто флиртует, оставаясь спокойным,  холодным  и расчетливым внутри.
Внезапно Арриго остановился. Взгляд на партнера, и сильный удар кулака врезается парню в солнечное сплетение, опрокидывая его на пол,  отбрасывая на пару метров.  Недоумение, обида, непонимание, боль в черных глазах, смотрящих снизу вверх на мафиози. Приоткрытый рот, хватающий воздух, словно рыба, выброшенная на берег.
Вокруг парня образуется круг расступившихся людей, смотрящих, кто с любопытством, кто с возмущением, кто с сочувствием ,  тайным злорадством, нездоровым возбуждением.  Перешептывание дам, осуждающие взгляды мужчин, ропот.  И  где-то вдалеке, как корабли, режет волны толпы охрана.
Мужчина склонился над парнем, словно собираясь подать руку. Носок ботинка тонкой кожи впечатывается в подреберье скрюченного тела. Жестокий, точно выверенный удар, вызывающей сильнейшую боль, заставляющий сердце зайтись, сбиться с ритма, пропустить удар. Парень захрипел, харкая кровью, оставляя на ботинке следы слюны с багровыми вкраплениями.  Содрав салфетку со стола, оружейник брезгливо отер уголки губ, наклонился,  вытер начищенную до блеска темную  кожу обуви.
-На ногу наступил, увалень.  Понабрали, черт  знает кого.
Бросил начавшей возмущаться толпе, и, не оборачиваясь, пошел   к дивану, где сидел полицейский. Склонился над Ге, вкладывая окровавленную, пропитанную слюной салфетку в его ладонь.
-Теперь понял? Такое будет и с тобой. Я этого не хочу.  Хотя бы в память о ночи на перевале. Забудь о ней, как забыл о ней я.
Больше не говоря ни слова, советник развернулся и исчез в толпе. Наверняка охрана уже чухнулась и двинулась к месту происшествия.

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-29 15:10:18)

45

Перебивая грохот музыки, за спиной послышались дамские охи и выбивающиеся из общей пелены звуков шумы, совсем не соотносящиеся с мягкими и плавными движениями танцоров или же реакцией публики на их работу. Что-то здесь было не так.
Развернувшись на стуле, Абруцци выцепил взглядом собравшуюся, группу людей, в эпицентре которой и происходило то, что привлекло к себе их внимание. Идти на разборки самому было нерезонно, потому Санто лишь ждал, как сработает его охрана. И те не особо заставили по ним скучать, пробираясь через людей, прося их расступиться в стороны.
Из центра появился Арриго, метнувшийся к сидящему на диване следователю. А там, где он только что был, подняли на ноги избитого танцора.
Абруцци выпрямился. Сабатини не одним, так другим способом стремился создать неприятности. Приставленный к нему следить, чтобы Гамбит никого не убил охранник, оказался за спиной советника, но вовремя глянул в сторону Канэ, чтобы получить молчаливый приказ, не трогать. И, почти было повязав, сделал вид, что проходил мимо, занимая снова наблюдательный пост. Вероятно, он осуждал принятое наркоторговцем решение, но ослушаться не смел.
Санторио вытянул сигарету изо рта, пытаясь понять, к чему было это шоу. Пепел рассыпался хлопьями в тяжелой, глиняной пепельнице. Им нужно будет поговорить. Можно было понять состояние советника, но все же, что бы там ни произошло у него, поступать подобным образом с людьми, совершенно оказавшимися ни при чем – это уже слишком. Притом на глазах стольких свидетелей.
Гамбит, что-то сказав следователю, отошел от него, намереваясь затеряться среди полнивших зал людей. Не позволяя ему сделать этого, Канэ спешно затушил сигарету, рассовал по карманам зажигалку и пачку сигарет, подхватив стакан минеральной воды, чтобы допить его где-нибудь по дороге, и постарался перехватить Арриго до того, как тот совершит еще какую-нибудь глупость.
Пробираясь по залу, извиняясь, когда толкал кого-нибудь из встреченных людей, наконец, достигнув чуть было совсем пропавшей среди толпы фигуры, Абруцци тронул советника за плечо, останавливая, привлекая его к себе внимание.
- Арриго. – Едва не столкнувшись с остановившимся торговцем, Санто вовремя успел сбавить скорость. – Ничего объяснить не хочешь? На каком основании ты прикладываешь руки… - взгляд опустился вниз и поднялся к лицу. – И ноги. К моим работникам.
Единственное, что не вязалось со строгостью создаваемого образа – стакан обычной воды, вместо полагающегося коньяка или виски, коим Санторио излишне сильно вздумал жестикулировать, едва не пролив содержимое на Сабатини, вовремя удержав.

46

-Это был синьор Морелло? Изумлению капо не было никакого предела, впрочем, как и наглости. Альваро покачнувшись с пятки на носок и уперевшись кулаками в скользкие бока, давая себе секунду на размышление, развернулся к дону Короны... -Простите, не узнал Вас в гриме. Умное лицо - это еще не признак ума. Все глупости в мире совершаются именно с этим выражением лица.... Улыбайтесь господа, улыбайтесь. * Вернулся к исходному положению, как раз когда пальцы "сеньориты" коснулись щетинистого подбродка.
Метис дергаться не стал, приподняв голову, стараясь заглянуть за вуаль прячущую, пожалуй, нечто большее, чем цвет глаз их обладателя.
Рядом прозвучало удивленно -восторженное "Дами" и все сомнения сдуло попутным ветром. Снова полезла математика- разделил, приплюсовал и получил= Дамиано Корсо? Фортуна благоволит...Сыграть чтоли, пока прет, в картишки? Ааа..пан или пропал! Мысленно присвистнув, Альваро приподнял уголки рта.
-Будь мы на поле брани...еще недели три назад, я бы сам открутил себе...конечности, но не подошел. Все. Однако ходят слухи, что на нашей земле вновь мир, любовь Мужчина соорудил из двух пальцев небезизвестную конструкцию, символ культуры "детей цветов". поэтому...пусть кто не без греха, первый бросит камень.
Повернул голову к Риан, сверкающую своим латексным одеянием королевы вечера. Невинность заключенная в роскошно-провокативный наряд, толкающий на блуд, снова и снова. Черт..не туда заносит.
Подобострастное, как и положено его чину на званном вечере -Спасибо. За то, что сама хозяйка просит исполнить каприз ее марионетки. Ты думаешь о том же о чем и я?
-Не сочтите за труд... Мягкий перелив улыбки. Последний раз спрашиваю. Просьба колумбийца и вправду проста до безобразия. В нем нет подвоха или скрытого умысла. Танец это жизнь. Которую, к слову, на этом празднике видишь лишь у профессионалов, что за деньги виляют задом у шестов...а если заглянуть в глаза пустота и мрак. В остальном же почкуется и вовсю размножается плесень. Вот выползает из людей...метнулась к стене, опускается на пол и подбирается коварно к метису. А мы, ать, ее и ножками затопчим! Дааа... что там с ногами? Взгляд с вуали опустился до юбок платья. Вот не зря были правы в старые времена говоря, что нет ничего загадочней сокрытых от взора частей тела, до которых еще и добираться надо вброд.
Каро чувствуя, что фристайлу убийцы из конкурирующего клана надо как-то соответсвовать не поленился и сделал как некогда видел по телику(а было это давно и неправда) изящный поклон, заложив одну руку за спину, а второй делая пригласительный жест, будто вовсе и не в коже да масле стоит полуголый, а находится в Версале на балу и заключен в бархат, шелка да бриллианты. Угу, а вокруг водят хороводы обворожительные нимфетки утянутые в корсеты, на подобии этого киллера...

Отредактировано Альваро Каро (2009-04-29 19:40:07)

47

"Облепили, ей богу, как мухи мед..." Дамиано не сдержал кривой ухмылки. Похоже, насчет аукциона дон был более, чем прав.
Подбородок капо на кончиках пальцев чувствовался восхитительно нежным, гладко выбритым и теплым, как гретый жарким августовским солнцем бархат. Отпустил почти с сожалением, когда полукровка обернулся к своей "хозяйке". "Ладно же, черт с тобой, как раз дело к тебе есть... надавлю на твои мозги и совесть, если они еще есть в этой головушке чернявой."
- Дами, Дами... Не просто спалил - нахрен сдал со всеми потрохами. Спасибо тебе, Сергио. Подарю тебе пластырь. - Все это уже произносилось, пока блондин, оторвавшись от дона, пахнувшего алкоголем и сигарным табаком, делал полшага вперед по направлению к Каро, вкладывая ладонь в подставленную руку и повторив номер с книксеном, только стрельнув синими глазами в неугодного адвоката, который от удивления язык за зубами не держал.
Комплимент от женщины, одетой во влажно-мерцающий латекс принят не был, зато был услышал - пусть и сказан был не громко. Но почему-то совершенно не было желания принимать его от красотки, которая в светлом его платье смотрелась бы куда дороже, чем в синтетической, в облипку, тряпочке.
- Не сочту за труд. - Полуулыбка за вуалью, и череда мыслей - как-то, интересно, танцует лимитовский капореджиме, выпасаемый с одной стороны показушно-царственным Крестным, а с другой - яркой брюнеткой со стеком в руках. Мгновенно подумалось вослед, что вот отойдут они хотя бы на два шага ("Танцевать, верно? Под ЭТУ музыку?.."), а доны по старой своей привычке начнут хлестать друг друга ядом и вцепятся в волосы друг дружке - был бы повод. Кроме того, лицо Саччи представляло собой еще то зрелище, так что отходить от компании не слишком хотелось. - И кто поведет? Я, или ты?.. - Секундная пауза, прежде чем определиться, куда деть левую руку, кисть которой все еще пряталась в муфте - на плечо, аль на талию?

48

Кто-то тронула плечо, Арриго обернулся, в который раз за это вечер лицезрев Абруцци.
Ничего объяснить не хочешь?
Да уж... а что тут объяснишь? Говорить на тему только что произошедшего Гамбит точно не хотел, да и не мог. Есть вещи, которые происходят между двумя людьми, и обсуждать которые  с другими  выходит за рамки порядочности.
-Нет. Без комментариев, Санто.
На каком основании ты прикладываешь руки…И ноги. К моим работникам.
И снова на лице Сабатини вмиг возникла привычная ухмыляющаяся маска. Мужчина картинно развел руками, качнул головой
- Шел. Упал. Очнулся- гипс.
Засмеялся , кивнул на  стакан с минеральной водой, потом на барную стойку, у которой сидела целая куча знакомых.
- Ты чего эту бурду пьешь? Пошли лучше выпьем?
И не дожидаясь ответа, оружейник прямиком направился к бару, чувствуя сейчас  острую потребность в алкоголе.
-Коньяк
Решил не менять пойло, с которого и начал вечер. Одна из заповедей - с чего начал, то и пей весь день, никогда его не подводила. Во всяком случае пока еще не тянуло к унитазам. А вот Санторио.. тот кажется уже успел проведать "белого друга", судя по некоторой бледности лица. Канэ.. Немного подумав, Гамбит достал портмоне и обратился к хозяину Черного Солнца.
-Сколько я тебе должен за ребра твоего работника?
Как бы то ни было, а вот по ощущениям ущерб возместить надо было. Взял поставленный барменом на стойку стакан с коньяком, поднес ко рту...
- Ты должен мне много за него. Слишком. Такую цену ты вряд ли готов уплатить. Откровенный разговор и объяснение, что черт возьми, с тобой происходит?
.. рука остановилась, задержав момент перелития  пойла в рот. Взгляд серых глаз в одну точку, выдох, как перед принятием спирта,  и коньяк занял свое место в желудке.
-Не спрашивай, Канэ. Не знаю. Устал просто, наверное.
Крутанувшись на стуле, оружейник рассеяно заскользил взглядом по полумраку зала, который, забыв о происшествии, вновь уже бурлил кипятком пьяного веселья. Добавленная доза спиртного мутила голову. И слава богу, что хоть не желудок. Хохотнул над какой-то шуткой актеров, поаплодировал девице, крутящейся у шеста. И в этот момент заметил крестного отца. Щека вновь вспыхнула отвешенной в туалете оплеухой.
"Забываешься, Арриго. Не тебе мной командовать".
Сабатини резко развернулся на сидении лицом к Санторио, подался корпусом вперед, оперевшись руками в кожу табурета между ног. В пьяных, мутно-серых  глазах вновь запрыгали черти из коридора.
-А что , Санто, рискнешь поспорить со мной? Купим два приватных танца. И кто из нас быстрее сдасться и кончит, тот  проиграл. Проиграю я - расскажу, что девочка Анжела для меня сделала и покажу, где искать. Проиграешь ты... возвращу тебе  сегодняшнюю "награду" дона, и ты ее "проглотишь". Ни  свору свою на меня не натравишь, ни сдачи не дашь. Риснешь?

49

А Сабатини все петлял, все уводил куда-то, уже не то, что зайцем, лисою заметая следы. И не скрывал этого, нагло ухмыляясь в глаза. Бессовестно, вызывающе. И не в первый раз мелькнуло желание в голове Санторио приложить немного усилий, чтобы стереть это выражение. Однако, отпускало быстро. И уже секунду спустя Канэ был готов выслушать еще порцию оправданий, обвесив себе уши отменными спагетти, что, очевидно, по мнению Гамбита, так шли к его сегодняшнему облику и костюму.
Предложение о выпивке, конечно, всегда кстати. Вот только воспоминания о недавно случившемся этим же вечером, как-то не особо приятно отозвались урчанием в желудке, который высказывался, определенно, против затеи.
И следом за заказом Арриго, Санто решил попробовать сделать второй заход. Быть может, сейчас, если он не станет так спешить и слишком часто прикладываться, то сможет справиться с отторжением напитка и все же приобретет веселое настроение. Ну… или проведет весь остаток вечера рядом с новым холодным, но гостеприимным знакомым.
- Виски. Со льдом.
На этот раз не двойной. И чтобы, обязательно, холодный. Так желудок не будет противиться и все же, обманутый ложным охлаждением, пропустит в него вливаемое дальше, не отчуждая, не выгоняя обратно, а принимая, как самого долгожданного гостя.
-Сколько я тебе должен за ребра твоего работника?
Абруцци улыбнулся. Все же Гамбит оставался собой. И, естественно, он не мог себе позволить оставить без компенсации ту провинность, на которой открыто оказался пойман. Учитывая, что ко всему прочему, эта самая провинность не была заслужена танцором, а целиком и полностью оказалась блажью самого советника. За крейзи-меню всегда нужно быть готовым выложить кругленькую сумму. Любой каприз за ваши деньги – не так ли?
- Ты должен мне много за него. Слишком. Такую цену ты вряд ли готов уплатить. Откровенный разговор и объяснение, что, черт возьми, с тобой происходит?
Он не ждал, Совсем не ждал ответа на него. Разговоривший Сабатини, наверное, сможет получить все премии мира. Потому что это было одним из тех явлений, что считались относящимися к области невозможного, нереального, вообще несуществующего. Стоило уже объявить награду и создать фонд для того счастливца, кто сумеет вытянуть из этого человека хоть словно правды на полном серьезе.
Санто сделал небольшой глоток от своего заказа, прислушиваясь, как его воспримет организм. Прием был достаточно теплый. И итальянец повернулся к советнику, выслушивая возникшую у него идею.
- Не в силах поднять руку на Антонио, решил отыграться на мне? Тебе и впрямь от этого легче станет, Арриго? – Абруцци не шутил. Он был слишком серьезен. Подобный "расчет" в упомянутой сделке был… Достаточно странным. Вроде как и безделица, но с другой стороны с огромным значением для тех, кто знал смысл, читая "между строк". Неужели для душевного спокойствия Гамбита ему достаточно было врезать оплеуху тому, кто уже мозоль протер на сетчатке глаза? Что ж. Спор был глуп. Но цель сама шла в руки. Фантом, за которым Канэ пробегал полвечера сам плыл к нему. – Я согласен. – Протянутая рука для закрепления совершенной сделки пожатием, как невидимая подпись, как печать, что ложится на совесть и доброе имя заключивших ее. И в случае нарушения условий…  Ничего хорошего нарушителя не ждет.

50

Арриго Сабатини

Понял, что - теряет. Смотрел уже - тоскливо, слушал слова молча, дёргая желваками. Не вовремя, не в тему, не попал, не успел...
Теневая спираль внутри скручивалась, готовясь захлестнуть, добраться наконец до единственного тёплого и светлого, что отвоевал. Добраться и поглотить, во второй раз сведя в безумие, выведя из него и сделав своим рабом. Слугой шороха шёлка и голоса ба..."демонёнок... не ты виноват... они.." Вздрогнул, сам себя заставляя с внутренним рычанием вцепиться в память о снеге и огне. Вцепиться в себя... настоящего. Того, которого видел только сероглазый. Никто больше подтвердить не может.. не через кого держать связь с реальностью... А Арриго уходит. Прости, прости меня.. я задумал тебя использовать, чтобы остаться собой, сероглазый. Значит, не судьба.
Сглотнул с усилием, глядя, как советник доказывает, что он - зверь каких поискать. Смотрел и был благодарен ему. Потому что ... потому что - был бы безразличен Арриго, то он просто послал бы ... Тонкая светлая нить натянулась, дрожа, но, лишь окрепла, стала сильнее.
Опустив голову, Ге шёпотом благодарил.. благодарил, что советник не дал сделать всё желанное - реальным. Так - правильнее, хотя и труднее, но и - более верно.
Безумие танцевало на кончиках пальцев. Те же пальцы стиснули и окровавленную салфетку. Глянул в глаза, кинул туда кусок своей боли и понимания. Губами лишь, как когда-то прозвучало "помоги", безмолвно: "спасибо". Стиснул себя, словно салфетку, сдавил. Смотрел, как уходит. Потом отвёл взгляд, отпустив спину советника.
Чего ты боишься, сероглазый? Что-то с тобой происходит... Прячешь, сам прячешься... Мечешься, бесишься... Но, не волнуйся, я не забуду ту ночь. Хочешь, не хочешь, а я сохраню тебя в себе таким, как ты был тогда - сильным, внимательным, страстным и уверенным. Если устанешь быть советником Сабатини, просто приходи... я напомню тебе как быть Арриго, сероглазым. Это не слабость... Воду можно рассечь, но попробуй её остановить...
Легар улыбнулся, скользнула тень по этой улыбке. Чернота вылилась в тонкую струйку и утекла, словно песок, в никуда. Неуничтожимое - не уничтожить. Всё продолжается.. чем бы оно не кончилось.. Не здесь. Не сейчас.
Вопрос о желании расслабиться оставался актуален.

51

Мужская ладонь прижалась к ладони, пальцы сцепились замками, припечатывая  договор.
Я согласен.
Широкая, белозубая улыбка сверкнула на лице оружейника. Мужчина сильнее сжал руку, задерживая в своей чуть дольше и опираясь локтем на стол. Серые глаза впились в карие, голова чуть качнулась в отрицании.
-Нет, Санто. Просто это "твоя" оплеуха, доставшаяся мне.  Ты друг Антонио. Ты знал, что поставлено на кон в этот вечер. И ты .. ты дал ему дурь. Не я должен был остановить его. Ты. Ты был не прав.
Сабатини замолчал, отпуская руку Канэ, вновь потянулся за выпивкой, которую не забывал доливать бармен. Потер затекшие шейные позвонки, вздохнул, глотнул коньяк. Вот чего оружейник терпеть не мог, так это объяснять мотивы своих поступков, считая, что они понятны и очевидны и так. Так же не любил выговаривать людям. Это его мнение, его взгляды на жизнь. У Абруцци они наверняка другие. Зачем сейчас сказал это Санто?   Трудно ответить на этот вопрос.  Внезапная внутренняя потребность  сказать. И сказать именно Канэ.
И снова откинулся от стойки, хохотнул, сверкнул глазами.
-Не бери в голову. Ты же знаешь, я упрямый баран. Все к черту. Сегодня   праздник.
Чуть пошатываясь съехал  с табурета, схватился за стойку, чтобы не навернуться. Восстановил равновесие. Опершись  ладонью о сидушку, второй рукой потянулся к пустому стакану, заглянул в него, словно бы если поднести ближе к физиономии, то там что-нибудь появится. Стукнул пустую емкость о стойку. С минуту тупо смотрел на стакан в руках Канэ. Выдернул его, осушил, передернулся, скривился.
- Ну и дрянь же ты пьешь, я тебе скажу. У тебя такой коньяк, а ты. Ыыы!
Прибавил вторую пустую тару к первой
- Сам танцоров найдешь? Твое заведение, тебе и карты в руки. А я пока…
Сделал неопределенный жест рукой в сторону зала, ухмыльнулся, подмигнул и пошатывающейся походкой пошел куролесить дальше, искренне удивляясь, что это от него актеры в зале  шарахаются, как от чумы.

52

Зал первого этажа и бар --->

Джулс Эрмете

Лишь только Джонни вошел в стриптиз-холл, он сразу же понял, что здесь собралась чуть ли не вся верхушка Короны. В глаза сразу бросился белоснежный костюм дона Морелло, затем одного за другим Фальконе узнал советников. Никто похоже не заметил прихода рэкетира, но, может это и к лучшему. У них свои дела, у Джонни - свои. Кулак, заприметив наконец команданте в одной из частей холла, неспешно направился к нему. Интересно, капо знает, что я искал с ним встречи? Думаю, да. Его практически всегда оповещают обо всем вовремя.
Джонни подошел к Эрмете и подал руку для рукопожатия.
- Приветствую, Джулио. Как тебе вечер? - ну вот, с формальностями, кажется, было покончено. Фальконе не думал, чтобы капо поинтересовался здоровьем рэкетира, да и зачем? Чтобы получить от Кулака вполне ожидаемый ответ: нормально?
- Я тебя искал, ты наверное уже знаешь. Как насчет того, чтобы пропустить по стаканчику? - Джонни жестом указал в сторону барной стойки. Не думаю, чтобы у него были дела в такой вечер. Сегодня вечеринка Короны... Лимите? Какого дьявола? Неужели дон пригласил и их?
Кулак бросил тяжелый изучающий взгляд в сторону представителей Коза Лимите. Каро, капо Лимите, он знал, хотя и не был знаком лично, ну а кто не знает в Короне Франческо Канторини? Не нравились Фальконе эти парни, не смотря на перемирие, и он не мог ничего с этим поделать.

Отредактировано Джонни Фальконе (2009-04-29 23:47:06)

53

Как это часто бывает, ничего особенного не происходит, ничего нового не узнаешь... Но выглядит все это в любом случае неприятно. Это ощущение не исчезает от раза к разу, если только притупляется. Всегда становится обидно и даже стыдновато за род человеческий, когда в очередной раз, неважно в чьем лице и по каким причинам, проявляется отвратительная внутренняя халатность. Наверное, приятно осознанно позволить себе забыть о малейших азах вежливости с априори врагом. С тем, кого считаешь мелкой пешкой? Или, может, нынче считается модной бравадой "отыгрываться" на женщинах? Риан улыбнулась в никуда, наблюдая за "безобразничающим" Альваро. Улыбка, правда, была не столь безмятежной, сколь бы хотелось. Низкопробный враг, пусть и вооруженный в перспективе до зубов и даже достаточно организованный - это печально. Сладость войны проявляется лишь тогда, когда в основе ее лежит достойное противостояние. Иначе - это не более, чем элементарная "войнушка"-передел некоего несчастного "пирога"...
Чем похвастается бармен?
Оставив капо развлекаться, а также начисто пропустив всяческие взгляды чужого дона, Кошка всего лишь на минуту остановилась возле барной стойки. О чем, надо сказать, не пожалела. Вы каждый день видите местного начальника след. отдела, общающегося с оружейником Короны? То-то же... И, судя по тому, что видела голландка, на допрос сия беседа походила мало. "Мало" - и это еще с натяжкой.  Сеньор Легар впервые казался таким... нет, пожалуй, подбирать точный эпитет она не рискнет. К чему, собственно? Достаточно мощного интуитивного ощущения происходящего. Забрав свой напиток, а также удобно пристроив стек в свободную руку, девушка изрядно приблизилась к местечку, оккупированному полицейским. Впрочем, со спины. Он ее не увидит - да и не услышит, хоть музыка здесь и не оглушает. Приятный, с легкими бархатными нотками голос прозвучал где-то рядом с ухом следователя:
- Помните, что было написано на кольце Соломона?

54

---- Зал первого этажа и бар

Оставалось совсем немногое, чтобы окончательно закрыть вопрос с продажей Имре - сообщить ему имя купившего. Дино Морелло не тот человек, с которым Сержио хотел бы оставить брата, но Имре не маленький, а Дино не маньяк, так что страшного ничего не случиться.
В цокольном этаже вечер был в самом разгаре, танцоры едва ли не в ударе, а клиенты щедры как никогда. Дождавшись когда параллельный танец на пилонах закончится, Сержио дал знак, чтобы следующего танцора придержали и сам вышел на возвышающийся подиум.
- Дамы и господа, мы продолжаем нашу программу азарта и удовольствия и начинаем вторую часть аукциона, где вашему вниманию будут представлена возможность получить эксклюзивный танец только для вас.
Подождав пока утихнут довольные возгласы и вопли, Сержио улыбнулся, увидев, что публика в этом зале дошла до кондиции, когда веселье теряет любые рамки приличий.
- А кроме этого, у вас есть уникальная возможность оказаться на месте любого нашего танцора и выставить себя в качестве лота аукциона.
Это заявление вызвало одновременно оживление в зале, смех и улюлюканье, видимо кое-кто начал подначивать подвыпивших приятелей выставить себя.
- Все средства от аукциона будут направлены в фонд помощи пострадавших от недавних терактов. Итак, мы начинаем. Первый лот - звезда пилона и шпагата, дива стрип-шоу, обладательница гран-при европейского чемпионата по стриптизу... да-да, такое тоже случается в этом безумном-безумном мире... итак, дамы и господа, Стелла! Не скупитесь на жаркие аплодисменты! Начальная ставка - двести пятьдесят евро.
На подиум к пилону вышла Стелла, сделав пару движений вокруг пилона, девушка замерла в соблазнительной позе и торги начались.
Шли они бойко, девушки пользовались большим спросом и банк стремительно пополнялся, пусть не так серьезно как после продажи Имре, но все же и это было неплохим дополнением. Следом за девушками были проданы и парни, на удивление они принесли даже больше средств, Сержио сделал себе пометку на будущее, что подобное стоит проводить почаще и без всякой благотворительности. Прибыль клуба всегда была на первом месте в череде приоритетов Марикьяре.
Торги шли успешно и настроение Сержио, подогретое пусть и небольшой, но все же дозой коньяка, сделало скачок на отметку "Повеселимся". Взглянув на публику, он с лучезарной улыбкой продолжил торги:
- А следующим лотом будет ... - рука замерла на секунду, а потом словно магический указатель поплыла над головами публики, - вы? А может быть вы?
Кто-то смеялся и резко отказывался, а кое-кто и соглашался, хотя на сцену выйти так и не решился. Рука, высвеченная светом прожектора, казалась теперь и правда магическим указателем, а потом замерла, показывая на ту самую девицу, что была кусочком паззла, собранного подсознанием Сержа во время торгов в зале первого этажа.
- Сеньорита, быть может, вы?
То, что это была совсем даже не сеньорита, Сержио подозревал, но его это не касалось, если клиент желает быть дамой, то он будет принимать его как даму, даже, если внутри и гложат сомнения.

Отредактировано Сержио Марикьяре (2009-04-29 23:40:21)

55

-Да, спасибо тебе, Сергио. Не пременул вставить свои пять копеек метис глянув на адвоката.
Прежде, чем рыцарь получил руку своей дамы, он успел подозвать парня из персонала и прервав ход его мыслей совершенно определенного толка, маханием рукой перед глазами с прищелкиванием пальцами, попросил найти всеми правдами-неправдами ди-джея. Из кармана брюк показалась мятая купюра крупного достоинства(в том числе из всего, что имелось из того минимума, что было при капо)...и легла в нагрудный кармашек парня. Ну а пока можно было поразвлекаться начхав на интенсивные ритмы и призвести фурор среди всех кто в этот момент находился в стрип-холле.
Альваро нахмурившись проследил за грациозно удалившейся Кошкой, атмосфера колыхнулась чем-то очень неприятным заставляя чувствовать себя также неуютно, как перед полнолунием за которым следует кровавый рассвет, который усердно отмываешь с рук. Пять минут и... Оценив бегло полностью свою "партнершу" пришел к неутешительному выводу, что сегодня возможно придется тягать тяжести. Опять. В смысле снова.
Последний штрих к предстоящей феерии был добавлен цветком невесть какой породы, выуженным белыми зубками капо из вазы за стойкой. У бармена глаза охеувши, а мы и рады. Прокрутив языком длинный стебель(хорошо, хоть без шипов) с ярким пышным бутоном, сжал челюсть и без раздумий перехватил руку Дамиано, добираясь до кисти, вторую положил на талию ощущая под пальцами мягкость ткани и твердость мышц, которую никакими шелками не скроешь.
-Из нас двоих в платье здесь ты. А вот, если его снимешь появиться повод для размышлений.. Поэтому вопрос отпадает сам собой. Нет? Альваро выгнул бровь, что осталось сокрытым за маской и добавил простодушную улыбку, мол что за вопросы ты задаешь риторические.
Интнесивные ритмы под которые отплясывала молодежжжь не вязались ни с чем, что умел Каро, поэтому выбор был невелик.
-Плевать на музыку... Вспоминай классическое аргетинское. Прошепелявив установку, он рывком, но без резкости, притянул партнера на то расстояние какое требовал этикет этого зажигательного танца. Да и слышимость так становилась выше раза в два. Скользнул рукой чуть выше, кладя ладонь плашмя на спину. Едрить-колотить.. я танцую с мужиком! Первый шаг, второй Раз-два -три...раз-два.. и понеслась душа в рай.. и вот всплывают подводные камни в виде пышной юбки. Не страшно если партнер наступит на ногу, не босико все же, страшно запутаться в этом... всем.
Вести, расправив плечи, варьируя шаг в мимолетных касаяниях к чужому (а если мыслить глобально вражескому) телу это удовольствие не для слабонервных. Страстью тут, конечно, ничего не зажжешь, но предпоссылки имеются.
Альваро же старался увести Дамиано подальше от лишних ушей.

56

Риан Наарден

-Всё проходит.
Ответил почти на автомате, голос незнакомки погладил затылок. Дыхание, запах уловил и чуть улыбнулся. Только вот губа от улыбки треснула, до капельки крови, что слизнул.
-И мелким шрифтом приписка: "И это пройдёт тоже"...
Не оглядывался. Пусть всё остаётся призрачным, как и упущенный ранее момент.
-Скажите ещё что-нибудь утешительное. У вас получается.
Попросил откровенно, распрямляя спину, пряча в карман салфетку. Словно спрятал часть себя. А вроде и - не спрятал. Весь на ладони.

57

- Ах ты ж Господи Иисусе... - Дамиано с интересом пронаблюдал за всеми приготовлениями к танцу, по цветочку в ровных зубах определив, что именно будет им сейчас выплясывать капо. Охнул сдавленно и смешливо, оказавшись во власти крепкой руки, легшей на талию. - В юбках запутаться не боишься? - Спросил ехидно, прогнувшись, оставив левую руку вдоль тела, и уже по ходу вспоминая, как оно - танцевать женскую партию. Спина прямая, и подбородок чуть выше, а память тела не подводит, хоть и танцы учил черти когда и танцевал с двоюродным братом - посменно. Под чужой ритм двигаться было легко, музыка не сбивала совершенно, оставалось только надеяться, что никто не будет снесен достаточно смелыми па их танго.
То, что его, судя по всему, вызывали на сцену для аукциона, прошло мимо внимания блондина, даже не смотря на то, что дон достаточно внятно донес свою мысль про "пострадавших в терракте". Обождут. И никуда не денутся, пока он не "поболтает" с Каро.
- Разговор у меня к тебе есть. - Завел кудряшками речь, дыша легко и ровно, тоже в ритм танца, чтоб не задыхаться потом в тисках корсета. - Забрал ты давеча у одного идиота одну фотку. И идиот этот страшно убивался. Почто маленького рыжика обидел? Вернул бы ему фотку, коль кланы наши помирились временно и в глотки друг другу не вгрызаются?.. Или у тебя на рыжика свои планы? - Сверкнул синим взглядом, прижмуриваясь и получая странное извращенное удовольствия от нахождения в совершенно недружественных руках. В конце концов, на данный конкретный момент они вряд ли чем-то отличались от остальных посетителей, по рангу и роду занятий, по меньшей мере - танцевали, и курили, и принимали наркотики, и пили, и трахались они точно так же. А все остальное оставалось пока за пределами клуба. В кои-то веки. Кроме того - кому-кому, а уж ему было плевать с высокой башни на отношения кланов. Лишь бы хозяйская рука не уходила с загривка, да отдавались вовремя заказы, чтоб не приходилось искать "мяса" в подворотнях, со случайными поздними прохожими.

58

Отпустив Дамиано с "кавалером", остался стоять один возле бара. Бармен как раз, вернее, уже поздно, вытащил холодную бутылку дорогого шампанского. Если быть честным, Тони никогда не любил шампанское, да и пить его после виски не собирался, но раз его собеседника забрали и увели в сторону танцпола, то и смысла не было бродить по залу с бутылкой. Или был?
Повернув голову, он некоторое время в упор рассматривал костюм подчиненной Ческо, которая, кажется, занималась как раз наркотой, совершенно не стесняясь своего действительно заинтересованного взгляда. Он так и не поздаровался, впрочем, здароваться он предпочитал только с теми, с кем имеет дело, а остальные были ему безразличны, так что и сыпать вежливостью в их сторону о не торопился.
Костюм домины, в общем, как и вся атрибутика тех, кто в теме, привлекал к себе внимание. Но слишком искусственно. Антонио имел консервативные взгляды практически на все: так уж его воспитали. Поэтому особой страсти к лаковой коже, латексу и остальным примочкам он никогда не испытывал. Хотя, что уж греха таить, ладная задница, обтянутая черным винилом, всегда привлекала даже его внимание.
На какое-то время дон замешкался, раздумывая отдать ли бутылку шампанского, что уже холодит руку, этой барашне, или же прихватить с собой, чтобы ловить на него, как на наживку, молодых и красивых. Не вульгарных. Сигарета дотлела, и он чуть было не выронил ее себе на белый костюм. Поспешно кинув бычок в пепельнице, мужчина еще раз мельком оглядел девушку рядом с собой, останавливая свой взгляд на сис... хорошей крепкой груди, и шагнул куда-то в толпу.
Как только человек оказался в круговороте движений и танцев, музыка показалась еще громче. Буквально долбила по ушам, которые хотелось скорее зажать ладонями. Современная клубная музыка была совершенно лишена какой-то мелодичности, ее было даже трудно запомнить, и лишь изредка диджей ставил что-то из ретро, до боли знакомое, но все равно на новый лад. Беспардонно расталкивая веселящуюся молодежь, Тони вышел к помосту с пилоном, на котором крутилась очередная красотка. Ее загорелые бедрышки переливались розоватыми блестками, а накаченная грудь грозилась вот-вот вывалиться из яркого лифчика. Криво усмехнувшись, Антонио подошел к ней поближе, протиснулся сквозь молодых мужчин, стоящих у помоста, и знаком подманил к себе. Та, заметив его, тут же сделала красиво па, зависая на пилоне в воздухе, и выгнулась в сторону мужчины, медленно становясь на изящный мостик. Нащупав у себя в кармане какие-то купюры, уже изрядно мятые, дон протянул руку и засунул их под чашечку бюстгалтера, заодно и успев рассмотреть сам сосок. Улыбнулся. Она улыбнулась в ответ и поднялась обратно, цепляясь за пилон руками и съезжая вниз, кружась.
Сразу после завершающего па музыка стихла, и на сцене объявился администратор клуба в окружении... ох, в хорошем окружении приятных тел. Начались самые настоящие торги. Все ломили страшные деньги за каких-то дворняжек, фигуристых, но явно дворняжек. Все были настолько в пьяном неадеквате, что мало различали, кого покупают: девушку или мужчину. Завтра с утра точно удивятся, куда дели столько денег.
Неторопливо, но верно, ведущий подошел к тому, что можно продавать всех желающих. А продавать желающих - это как делать деньги из воздуха. Никаких обещаний, но все равно хочется поконкурировать с другими. На таком можно здорово заработать. Обернувшись и разглядев в толпе платье Дамиано, дон важно зашагал в его сторону, но остановился, решив не рушить эту прекрасную пару двух извращенцев, танцующую в свое удовольствие. Момент, и оценивающим взглядом Тони зацепляется за Конти, сиротливо стоящего в толпе. По лицу поползла ехидная улыбка... красивая мордашка, ладная фигура, а волосы - прямо как у восточной красавицы. Да за такого мальчишку цену высокую дадут, просто за то, чтобы рядом посидеть, послушать его звонкий молодой голос.
В два шага сократив расстояние до Паоло, дон цапнул его за руку и потащил в сторону сцены, быстро объясняя в чем дело.
- Сейчас залезешь на сцену, всем улыбнешься, потупишь глазки - пол зала будет твоим. Ты не волнуйся, тут никаких обязательств. Просто полчасика посидишь в компании того, кто больше приплатит. Да и еще может и персонально дадут, новые ботинки купишь... - в азарте, Тони, кажется, растерял всю свою нетрезвость, и теперь уже детально просчитывал свои шаги. Подведя Конти к сцене, мужчина помог ему туда забраться, после чего пшикнул администратора.
- Вот тут есть желающий. Сразу плачу триста.  - "желающий" может и не желал такой участи, но что уж теперь попишешь.

59

К Паоло еще несколько раз подходили с вопросами, просьбами и даже - с приглашением потанцевать! Вот уж чего-чего, а танцевать он не рвался, особенно под эти звуки с пилорамы. Впрочем, девушка не слишком огорчилась.
Торговля людьми его очень покоробила. "Что за варварские замашки? Что-то не похоже, что эти красотки будут стихи до утра с выражением читать. Ну и нравы..." Пару раз оглянувшись на дона, и не думавшего менять удобное место на пути к свободе, Конти смирился со своей ролью кариатиды на вечер, и так и подпирал бы собой стенку до самого закрытия клуба. С удовольствием, между прочим, подпирал бы! В сравнении с тем, что судьба-стерва ему подготовила на этот вечер, это было бы просто верхом мечтаний...
Цепкие пальцы на локте, цап! - и его уже волокут, не особо слушая протестующий лепет.
- Синьор Морелло? - испуг в глазах, легкая улыбка.
- Сейчас залезешь на сцену, всем улыбнешься, потупишь глазки - пол зала будет твоим.
- Что??!
- Ты не волнуйся, тут никаких обязательств.
- Я не могу!!!
-  Просто полчасика посидишь в компании того, кто больше приплатит.
- Да что вы говорите?!! Я не...
- Да и еще может и персонально дадут, новые ботинки купишь...
- Дон Морелло!!!
Отчаянный вопль потонул в грохоте музыки и аплодисментов. Ведущий что-то там радостно проорал в микрофон на тему "О, наконец-то смельчак нашелся!", дон покровительственно пихнул его в руки подскочившего мужчины, и в глаза Паоло ударил яркий свет множества софитов. Он невольно зажмурился, отворачиваясь, опустил голову, спасая зрение. Кажется, его куда-то повели...
Страх нарушить приказ дона был сильнее всех инстинктов, хором взвывших о том, что пора бежжать. Уши заложило, он не видел никого за пределами освещенного круга, одни размытые тени. Попривыкнув к освещению, юноша поднял голову и окинул зал в попытке присмотреться, в полном отчаянии. Губы дрожали, он был унижен как никогда, и ничего не мог с этим поделать. "Как раба на рынке... Господи, за что?!?"

Отредактировано Паоло Конти (2009-04-30 00:31:57)

60

Сеньорита кокетливо поиграла плечиками, но все же отказалась, впрочем Сержио не сомневался в этом. Однако, не сомневался, что с "ней" еще увидится сегодня, почему-то было такое ощущение. Даже подумалось, что лучше бы он ошибался с этим ощущением.
У сцену показался кто-то, кто тащил за собой еще кого-то, стоя в лучах прожекторов, Сержио не видел лиц, лишь силуэты, но стоило им приблизиться, как все стали слишком очевидным, да к тому же и молодой парень, что упираясь все же следовал за босом, вскрикнул "Сеньор Морелло!"
Матерь божья, да что же сегодня твориться то?
Вытолкнутый на сцену юноша растерянно заозирался, потерявшись в ярком свете. Так бывало со всеми, кто не привык смотреть в зал, не видя его в море света прожекторов. Склонив голову в знак согласия и того, что все услышал и понял, Сержио взял юношу под локоть и вывел в центр.
- Итак, вот он первый счастливчик, за которого объявлена стоимость триста евро.
Взглянув на "счастливчика", Сержио произнес:
- Добрый вечер, сеньор, позвольте узнать ваше имя?
То, что это кто-то из числа людей Тони Морелло было ясно как божий день, оставалось понять почему он и почему сейчас. Мальчик был явно хорош собой и этим стоило воспользоваться. Высокий, стройный, с атлетичной фигурой, такой мог понравится очень многим, главное выгодно приподнести его. А значит маленькие хитрости, в частности пара минут разговора ни о чем конкретном, но в то же время возможность услышать его голос. А голос будет звучать чувственно и ласкать бархатными интонациями, об этом позаботиться Марио, сидящий за пультом, откуда велось управление микрофоном. К тому же именно Сержио сейчас распоряжался телом Паоло, в прямом смысле слова, ведь в отличие от парня, он свободно себя чувствовал на сцене и мог повернуть, словно бы так само получилось, юношу так, чтобы лучи прожекторов очертили его тело, подчеркнув каждый изгиб, затянутого в узкий пиджак и еще более узкие брюки.
Милый мальчик, твоя попка потянет евро на добрый килоевро, если ты не будешь открывать рот конечно, но увы, откроешь. Ладно, поехали.
- Страшно? Мне тоже страшно интересно кто первым назовет сумму большую объявленных 300 евро. Желаете на кого-нибудь загадать?
Стоя рядом и придерживая парня за локоть, не дай боже еще от волнения рванет со сцены, ладно убежит, но ведь руки-ноги себе переломает, бухнувшись с достаточно высокого подиума, Сержио взглянул в зал, подзадоривая публику:
- Господа, прекрасная юность, свежесть весны, благородство взгляда и затаенная страсть. Кто пожелает увидеть все это так же близко, как вижу сейчас я? Триста евро прозвучало, кто даст больше?


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Стриптиз-холл с баром (цоколь)