Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Зал первого этажа и бар


Зал первого этажа и бар

Сообщений 31 страница 60 из 151

31

Саша Гиршман

-Смущает? – левая бровь девушки изогнулась вверх, продемонстрировав поглотившее Мик удивление, - что ты, нисколько.
Микка пожала плечами, в очередной раз приподнимая бокал мартини с барной стойки, с целью вновь насладиться тонким вкусом горечи, смешенной с легким привкусом кислоты.
-Ммм.. к тому же, зачем лишать себя удовольствия пообщаться с интересным человеком.
Веселая улыбка проскользнула по губам девушки, которая про себя отметила, что настроение очень даже вполне-вполне удовлетворяет желаниям Мик. Все должно было сложиться удачно в этот вечер, просто обязано было стать таковым.
-Да и молодежь зачастую требует контроля со стороны…
Девушка бросила ироничный взгляд на Сашу, при этом на ее лице отразилась довольная ухмылка, после чего вновь принялась рассматривать все пребывающий народ. Только вот Ги как-то неожиданно и резко сменил свою дислокацию, отчего Мик пришлось развернуться в другую сторону, дабы не сидеть к парню спиной. Нет, конечно, своей спины и осанки она не стеснялась, но вроде бы такое отношение обычно считается неприличным.. Да и забавные очки парня все тянули за собой и не допускали какого-либо отказа.
-Личные дела.. да.. Интересные штуки, знаешь ли. Правда, не стоит их читать слишком много одновременно, иначе путается информация о людях.. Только ..мм.. мы же договорились не о работе. Кроме того, насколько я помню, это предложил именно ты.
Заправив за левое ухо выпадающие пряди волос быстрым движением, Мик, наконец, допила имеющееся мартини, отставив в сторону пустой бокал. Что же еще заказать.. Пока, наверное, ничего. Вдруг Саша решиться продемонстрировать мне свое искусство смешивания коктейлей, или хотя бы знание о них.. Может что-то предложит.. Потому что я нормально разбираюсь только в винах..
В воображении тут же появились длинные ровные ряды зеленого виноградника и темно-оранжевой земли под ним, освещенным палящим солнцем. Девушка задумчиво провела правой рукой по левому смуглому плечу, задев при этом приятную на ощупь шелковую ткань платья.
-Нет, знаешь ли.. Слишком много желаний, - это был ответ на вопрос Саши о возможном знакомстве с Луис Виттоном (Louis Vuitton) через бабушку Мик или же ее сундуки.
-Тем более, если учитывать те самые фотографии в твоем личном деле, - такой многозначительный взгляд, в котором играют маленькие огонечки пламени - отсветы от клубных огней - поймавший взгляд самого парня, - вряд ли моя бабушка решиться познакомиться со столь неординарной личностью.
Неопределенная ухмылочка проскользнула по губам девушки и тут же исчезла, только вот меня терзают смутные сомнения…
-Саша, солнце, - ослепительная улыбка, обнажившая ряд маленьких белых зубов, - только давай без обид. Я могу постараться и достать для тебя автограф…
Прищуренный взгляд, в котором на самом деле помимо смеха и веселости проскальзывало отражение еще одного чувства, пока неопределившегося полностью и тщательно скрываемого хозяйкой….

32

Сергио бесцельно бродил по клубу, внимательно все изучая, рассматривая. Со стороны могло показаться, что его заинтересовал клуб. Но как бы не так... Просто безделье, просто желание вернуться в тихую, огромную квартир, к псу, к покою и телевизору. Но там где есть дон, должен быть и адвокат. Мало ли...
Итальянец возвращался к барной стойке, когда взгляд выцепил молодого парня, с которым он уже сталкивался на вилле. Паоло, кажется... Мимолетная ненависть, что просочилась из зрачков паренька только позабавила его. Он демонстративно ехидно улыбнулся, излучая полное равнодушие к агрессивной особе, после так же невозмутимо прошел мимо, на ходу попросив у бармена апельсиновый сок. Напиваться Саччи не умел и не любил; не пил же по тому приниципу, что никогда не знаешь когда Антонио Морелло, либо же кто-то из Семьи понадобится ретивым полицаям, а голова всегда должна соображать быстро и главное трезво. Отпуск в его жизненный ритм по той же причине не входил, а значит алкоголь проходил мимо белым пятном адвокатской биографии. Все хватит - в молодости свое взял.
Он заметил Орсо и Джулса, приветливо отсалютовал им бокалом и присел в дальнем углу барной стойки, перед этим проверив стул на чистоту - белый костюм обязывал. Сейчас Сергио представлял из себя глаза и уши, впитывая все, что происходило вокруг, но не привлекая к себе внимания.
Спустя пару минут появился и дон, здороваясь с гостями, улыбаясь, фотографируясь. Сергио отставил пустой стакан и пошел к нему, на ходу здороваясь с тем, кого знал.
- Добрый вечер, синьор Морелло, - адвокат с улыбкой поприветствовал начальника, украдкой поглядывая на сцену. Видимо действие предстояло еще то, программа в приглашении была обещана неплохая.
А что и правда, пора научиться расслаблятся, не все работать!

Отредактировано Сергио Саччи (2009-04-22 19:32:28)

33

Джулс Эрмете
Антонио Морелло

- С самолета? – одна бровь удивленно поползла вверх. Фабретти удивило вовсе не то, что Эрмете куда-то летал. Почему бы не слетать? Его удивило то, сколько энергии может быть в человеке, всего на год младше самого Орсо. После самолета пойти тусоваться в клуб и при этом выглядеть молодцом. "Да меня после полетов вытащить куда-то можно только под дулом пистолета!" И правда, Орсо так выматывали эти самолеты, аэропорты, что после них единственной мыслью было тихо но быстро заползти в кровать и умереть  на ближайшие семь–восемь часов. "Герой". Контрабандист качнул головой и допил свой стакан с водой.
- Ты извини, что я не в курсе. В последние недели были очень занят. Ни до чего было.
- Ты сегодня не пьешь?
Мужчина с мыслью "Как это не пью. А это что?" посмотрел на пустой стакан в своей руке и потряс его. На дне оставшиеся льдинки звучно звякнули. Контрабандист усмехнулся собственным мыслям и поставил стакан на стойку.
- Я вообще не люблю это дело. Особенно в таких местах. Вот в маленькой компании или вдвоем выпить можно. Вина или хорошего коньяка.
Фабретти улыбнулся и посмотрел на команданте.
- Я выпью. Но позже.
- Ты сегодня один или кого-то ждешь?
Орсо некоторое время задумчиво смотрел на своего собеседника, склонив немного голову набок. Будто что-то прикидывая. Потом неожиданно улыбнулся, как бы извиняясь за столь бесцеремонное разглядывание, и повернулся к уже толпившемуся в клубе народу.
- Ты знаешь, я всегда пинаю себя на подобные мероприятия, с уговорами что, возможно, я здесь что-нибудь  выгадаю или я кому-нибудь пригожусь. И пока не ошибался. Да и дон. Я не пересекался с ним уже больше месяца. Надо бы совесть иметь, и выказать свое почтение. Тем более такой повод.
На последних словах Орсо несколько помрачнел. Идея дона удариться в политику ему не очень нравилась. Одно дело управлять марионетками из тени. А другое - самому быть как на ладони. И перед прессой, и перед копами. Либо это попытка пощекотать себе нервы. Либо это гениальный план, мозги до которого у Орсо еще не доросли, добраться до еще больше власти и стать еще более неуязвимым.
Фабретти заметил среди гостей физиономию Сабатини, но быстро ее потерял, так как внимание отвлекло все чаще мелькающие защитники правопорядка.
- Чего это нас копы охраняют? – Лицо контрабандиста тут же озарила улыбка. Орсо скосил глаза на команданте и хитро прищурился.
- Что, Эрмете, твои ребята уже не справляются?
Тут  Арриго снова показался в поле зрения контрабандиста. Фабретти уже было хотел его позвать, но тот никого вокруг себя не видел и целенаправленно двигался к бару, немного поодаль от них с Джулио. Орсо подошел бы сам, но всеобщее оживление его остановило.
В зале появился дон. Привлекающий внимание как внешне, в своем белоснежном костюме, сидящем на нем идеально, так и внутренним очарованием и радушием. Насколько эти чувства были искренними, Фабретти не пытался выяснить. Ему это сейчас не столь интересно.
Он спокойно наблюдал за действиями дона, прикуривая очередную сигарету. А дон Антонио тем временем направился к бару. Вот тут детское желание смыться застучало барабанной дробью в башке. Нет, не потому что боялся. Глупость какая. А потому, что не умел подлизываться, как с успехом делали это многие гости ранее, когда Морелло подходил с ними  здороваться. И считал это своим недостатком. Может если бы был жополизом, пробился бы повыше?
Но вырастить жополизательство в себе ему так и не удалось. На приветствие дона Фабретти улыбнулся и почтительно кивнул со словами «Дон Антонио»
- Попозже на цоколе будет куда повеселее, чем здесь. Спускайтесь.
- Угу, – снова вежливая улыбка. Орсо повернулся к бармену. - Воду со льдом и лимоном.
Пауза. Пара затяжек.
- Дон, как вам вечер?
Хотел было еще что-то спросить, да промолчал. Не зачем отвлекать на пустые разговоры. О концерте, Орсо не знал, потому как не вчитывался ни в приглашение, ни в постеры развешанные у клуба на улице.

34

Сергио Саччи

"Какого черта я вообще здесь делаю?! А... Приказ дона. М-да..."
Паоло обошел стороной прелестно раздетую девицу, откровенное платье которой не предусматривало ношения ни трусиков, ни бюстгалтера. Лучше всего прикрыты были бока и живот, там было по 15 сантиметров ткани. Все остальное - сплошные декольте, блестящие веревочки и заманчивые округлости. Создание пило коктейль из высокого бокала, интимно обняв губами трубочку. Юноше на это смотреть было не то чтобы неприятно, но... в общем, у него были свои причины к затворничеству, и проще было избежать искушений.
Проще... Легко сказать! Когда со всех сторон на тебя смотрят, в толпе прикасаются то локтем, то грудью, на танцполе гремит музыка и уже совершенно нечем дышать! Паоло расстегнул пуговицу на рубашке и чуть распустил галстук. Жарко... Проходивший мимо официант предложил ему коньяку.
- Спасибо, лучше простой воды.
- В баре, синьор.
- Спасибо.
Подойдя к бару, Паоло пришлось подождать несколько минут, прежде чем освободится официант. Получив свою воду со льдом и лимоном, он сделал несколько глотков и огляделся по сторонам. Ого! К Орсо и Джулсу присоединился дон? Наверное, стоит поздороваться и пожелать успеха... "А потом по-тихому свалить отсюда, раз он меня видел."
Нацепив на лицо приветливую улыбку, Паоло двинулся в направлении группы у стойки, держа стакан с водой в руке. Он уже практически достиг их зоны видимости, и тут... Наверное, это была расплата. В церкви ему не досталось свободной молнии в темя, и Господь решил поквитаться с ним постфактум.
Видимо, какая-то очередная дамочка не устояла на 12-сантиметровых шпильках. Или успела набраться. Или... Черт, ну кто-то же точно ему двинул локтем промежду лопаток, так, что Паоло не устоял на ногах и покачнулся вперед! И рухнул бы плашмя к ногам дона, если бы перед тем к нему не подошел еще кто-то, так кстати обернувшийся на крик за спиной... Паоло удержался, всего лишь пролив воду. Всего лишь. На пиджак. На пиджак этого чертового Сергио Саччи, черти бы его сожрали в Аду! Позади, судя по голосам, кого-то вообще поднимали с пола. А он, - Мадонна, ну за что??? - как идиот повис на руке этого самого "пострадавшего", буравившего его глазами, как будто видел перед собой редкой породы мерзкое насекомое. Долька лимона вместо бутоньерки повисла на лацкане пиджака...
С некоторым усилием Паоло выпрямился, кусая губы от досады, не в состоянии разорвать взгляды. Свой, извиняющийся, и Сергио, который, кажется, готов был его просто линчевать, не сходя с этого места. Паоло почувствовал, что краснеет до самой шеи и забормотал, опустив глаза, своим платком промокая дорогой пиджак, в общем-то, не пострадавший, с ткани вода с легкостью скатилась вгниз, не успев оставить пятен. То ли дело - самолюбие...
- Синьор Саччи... Простите, простите, я не нарочно! Я всё исправлю!
О том, каким дураком он выглядит перед доном и остальными, Паоло не хотелось даже думать...

Отредактировано Паоло Конти (2009-04-22 20:14:45)

35

Паоло Конти

Светлые мысли о таком же светлом будущем развеял чей-то окрик сзади. Сергио обернулся и...так ничего не успел понять. Сначала перед его взором мелькнули чьи-то темные волосы, после хозяин этой копны вцепился ему в руку, а по пиджаку, кажется, побежала вода.
Блядь!
Адвокату хватило выдержки, чтобы не сказать это вслух. Он сделал полшага назад, рассматривая, кто же такое неуклюжее создание, и что ему теперь за это будет. Злость и отвращение вспыхнули сразу, как только он увидел в несчастном Паоло Конти, личного секретаря Арриго Сабатини.
Опять?
Праведный гнев заполнил душу и мысли, а когда мальчишка принялся елозить платком по белизне пиджака, Сергио отпрянул, ощутимо шлепая по его руке.
- Не трогай, Бога ради! - он сорвал лимон и бросил его обратно в стакан. - Я говорил, чтобы ты не подходил ко мне ближе, чем на два метра?! Одни убытки!!!
Сергио критично осмотрел пиджак, тронул немного влажное пятно, что-то прошипел себе под нос, после вскинул голову, пронзая паренька ледяным взглядом, кусая губы.
С удовольствием заехал бы ему промеж глаз, да статус не позволяет...
Хотелось еще что-то добавить, но сейчас прищур серых глаз говорил больше, чем слова. К тому же особо возмущаться при доне и остальных не хотелось.
- Я с тобой потом разберусь, - прошипел он как можно тише, но слышимо для мальчонки.

36

Ну вот что ему стоило просто проявить человечность? Не покалечил же никого... "Это же просто вода!"
Паоло стиснул зубы, мгновенно бледнея от злости и так же яростно прошипел:
- Еще не говорил. На будущее предлагаю три метра вширь и вглубь!
Грохнув опустевшим стаканом о стойку, Паоло демонстративно обошел Саччи по широкому кругу и подошел к дону.
- Дон Морелло, - вежливо тепло улыбнулся. - Позвольте пожелать вам удачи сегодня. Не смею вас больше отвлекать. Синьоры...
Раскланявшись с Орсо, Эрмете и доном, Паоло поспешил смешаться с толпой. Сердце в груди колотилось как сумасшедшее. "А вот теперь я точно напьюсь и гори оно всё!" - подумав это, взял с ближайшего подноса стопку коньяка и залихватски опрокинул ее в рот.

37

Пристальный взгляд Орсо, снова будто мимо. Хотя на этот раз Джулс его поймал, мимолетно, но жестко улыбнулся. Кстати, собеседник тоже улыбался и это было, в целом, приятно. Пара глотков мохито оставили свежий привкус лайма.
-Поиски выгодны всегда и везде могут создавать проблемы. - спокойно заметил. Сам команданте знал, что основы еще никто не опровергал, деньги притягивались к деньгам, цена успеха тоже не изменилась, удача тянулась к сильным и отворачивалась от безрассудства.
- Это не частная вечеринка, Орсо. Мы сегодня законопослушные уважаемые и светские граждане прекрасного курортного города. - С веселой усмешкой команданте выдал пафосную речь собеседнику. - Расслабляемся и получаем удовольствие от современной музыки. - Немецкие исполнители в большинстве своем Джулс не нра, как и почти все связанное с Германий, которую он находил убийственно скучной. Вместе с их небольшими домиками, дурацкими пивными, словами длиною в строчку, гринписовцами и эмансипированными женщинами. Последнее вообще на дух не выносил. С другой стороны, попадались весьма приятные исполнители. Тем более Джулио искренне верил, что у каждого певца, была хотя бы одна хорошая песня. А на таких вечерах вообще исполнялись в основном хиты, так что мнение пока было хорошим.
Да и махито способствовало, чтобы абстрагировался от личных музыкальных предпочтений в пользу клубной атмосферы.
В зал вернулся дон, которого тут же окружили вниманием. Хотя вскоре он оказался рядом с ними.
- Босс. – поприветствовал в ответ Джулио, едва заметно, но искренне улыбнулся.
- С удовольствием. - команданте спокойно принял приглашение.
- С нетерпением ждем ваше первое выступление. Успехов.- не пожелание, в тоне скорее спокойная уверенность. Некоторые грехи, лучше прятать на виду.
Кивком поздоровался с Саччи, отметил неадекватное поведение Сабантини, и перевел взгляд на сцену. Изменившееся освещение, оживление публики,  говорило о начале шоу. Хотя среди зрителей было свое шоу, здесь были и акулы светской хроники, влиятельные гости и просто извечные посетители клубов и полонники австрийского певца.

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-04-22 22:17:18)

38

Джулио пил какую-то слабоалкогольную дрянь, а Орсо - и того хуже. Было ощущение, что не их клан тут хозяин вечера, а будто бы на работе. Но ладно если Джулс только разминался перед принятием более крепких напитков, а вот на Фабретти смотреть было страшно. Так что дон, вместе и со своим коктейлем, попросил принести бутылку хорошего виски "своим ребятам", если уж он сейчас не может хорошо выпить, так пусть другие начнут без него, а потом он догонит.
- Орсо, вода тут подается за деньги. А алкоголь - бесплатно. Смекнул? - даже в приглашениях это значилось, а, значит, имеется в виду, что все приглашены дружно напиться до зеленых соплей и отплясывать на столах. Какая ж вечеринка без подобных выходок?
Практически совсем остыв после краткого диалога с Арриго, Антонио начинал прочувствовать принятый наркотик. Медленно, но верно настроение поднималось. Правда, не факт, что это был именно кокаин, возможно на этом сказалась общая шумиха в клубе, громкая музыка, гомон. Все были веселы и довольны, а то, что какие-то единицы сами себе испортили настроение - его совершенно не заботило.
- Как вечер? Еще не знаю. Он только начался. Правда, с раздач. Где-то читал, что вечеринку можно считать удачной, если у нее плохое начало. - Усмехнувшись и придвигая к себе свой стакан с соком и бутылку виски, дон решил не углубляться в объяснение, почему вечеринка началась плохо. А Орсо, умненький, вряд ли будет спрашивать.
По очереди к барной стойке подошли Сергио (которому он кивнул в ответ) и Паоло. Было удивительно, что даже у самых мирных (во всех смыслах) обитателях кланов находились причины поссориться в этот вечер. Конти плеснул воды на пиджак Саччи, и тот сразу вскипел. Тони не был в курсе их отношений, но, судя по недовольной физиономии рыжего, они оба друг друга не слишком жаловали. Но кто говорил, что из ненависти нельзя состряпать что-то более взаимовыгодное? Взаимовыгодное... взаимовыгодное. Губы Антонио растянулись в улыбке и он поспешно развернулся обратно к бару, обдумывая, что можно было бы с Паоло получить дополнительных деньжат на благотворительность. Но, по привычке, он не торопился со всеми делиться своими планами.
Будущая жертва вывела его из размышлений, и Тони повернулся к Конти, чтобы поздороваться.
- Привет, Паоло. Что это ты в шляпе? - дон протянул руку и снял шляпу с его головы. - Ты не в курсе, что в помещениях, особенно на официальных мероприятиях, мужчинам следует быть с непокрытой головой? Оставь шляпки для дамочек.
Повертев головной убор в руках, Антонио положил его на барную стойку и похлопал Конти по спине, мол, можешь быть свободен. Открыв бутылку виски, он вручил ее Джулио.
- Ты пьешь какую-то зеленую гадость, Джулс. На вот, вам с Орсо... - сам же взяв свой стакан с легким коктейлем, дон в полоборота повернулся к залу, чтоб можно было наблюдать за происходящем. Мимо прошел один из членов коммуны, и Тони поднялся со стула, чтоб поздороваться с ним, после чего снова занял место дислокации. Перехватив взгляд Эрмете, мужчина улыбнулся и наклонился к нему ближе, чтоб тот расслышал в шуме, ознаменовавшем скорое выступление. - Ты так говоришь, будто я сейчас в лучших традициях Муссолини буду толкать антисемитскую пропаганду. Я всего лишь скажу "спасибо" пришедшим и объявлю - куда девать лишние деньги.

39

Кабинет администратора

Говорить напутственные слова или тем более как-то ободрять или успокаивать брата Сержио не собирался. Имре был не сопливым новичком, что впервые выходит на сцену, а он не психолог. В дверь постучали, а потом приоткрыв, показался один из охранников, точнее показалась его голова, сообщившая, что можно начинать. Кивнув, Сержио поднялся:
- Пойдем, пора начинать.

Основной зал

Из кабинета в главный зал идти было минуту не больше, правда пришлось потратить чуть больше, здороваясь и приветствуя всех и вся. Кого-то было приятно видеть, кому-то просто приходилось улыбаться. Пройдя через пульт ди-джея, рядом с которым был и Марио, Сержио взял микрофон, после чего музыка в зале стала стихать, а прожектора высветили центральное место, где предстояло выступать Имре. Не дожидаясь тишины или особого внимания, что в клубе было сложно создать, Сержио замер ровно под отведенным для Имре местом, чуть морщась от яркого света, поднял микрофон и заговорил, давай брату время спокойно подняться на возвышение и освоиться там.
- Добрый вечер, дамы и господа. Я рад приветствовать вас в нашем клубе. Этим вечером мы порадуем вас возможностью зажечь ночь под феерическое пение сеньора Имре Месароша.
Все прожектора перенаправились вверх и словно окутали светом фигуру Имре, притягивая тем самым все взгляды публики к нему.
- Мировая звезда мюзиклов и пронзительно-чувственного рока подарит вам незабываемые впечатления, после чего мы устроим для вас азартный аукцион, на котором любой желающий сможет попытать свою удачу и везение, поспорив за право поужинать в обществе блистательного Имре Месароша. Кто не мечтал достать звезду с неба? Мы дарим вам этот уникальный шанс. Итак, господа, мы начинаем! Революция!
Марио сработал как всегда гладко, на последнем слове зазвучала первая мелодия, задавая публике революционную порцию драйва.

Отредактировано Сержио Марикьяре (2009-04-22 23:02:23)

40

Беседа с Эрмете закончилась с появлением дона, а вместе с ним и других членов Семьи. После проделки Паоло, пусть и не специальной, Орсо понял: парню просто не суждено жить тихо и спокойно. Ну не судьба.
К их компании все время кто-то подходил и здоровался. Настроение дона Морелло поднималось на глазах, он чувствовал себя свободно и непринужденно. По крайней мере, так казалось Орсо. Даже постороннему  человеку с первого взгляда на дона можно было понять, кто хозяин этого вечера. С улыбкой на губах, Фабретти не отказывал себе в удовольствии любоваться этой харизматичной личностью.
- Орсо, вода тут подается за деньги. А алкоголь - бесплатно. Смекнул?
"Вот хитрый бес. Неужели ему так важно, что я пью?" Орсо смущенно улыбнулся и опустил голову, мол, извините, больше не повторится. "И правда, люди сюда веселиться пришли, а я тут порчу всю малину своей чопорностью и целомудрием." Предусмотрительный бармен пододвинул ему пустой стакан.
Фабретти проехался им по барной стойке ближе к Джулио.
- Ну что, Джулио, приказ дан, наливай.
- Как вечер? Еще не знаю, он только начался. Правда, с раздач. Где-то читал, что вечеринку можно считать удачной, если у нее плохое начало.
- Что? – Орсо обернулся на дона, не меняя позы, так и протягивая  свой стакан команданте, что бы тот налил спиртное. Нахмурился, прикидывая. Уточнять у дона, что он имел ввиду под раздачей, у контрабандиста и мыслей не было. По одной простой причине: не его дело. Но догадка имелась. Фабретти попытался глазами найти Сабатини и только вздохнул: советника и след простыл.
Освещение в зале приглушили и на сцене появился администратор клуба, как полагал Орсо, всё внимание и свет прожекторов были направлены на него. После его выступления контрабандист сделал глупую физиономию и переспросил:
- Имре Месарош?
Вряд его кто услышал среди шума и гама, что подняла толпа после обещанного аукциона.
- Что за аукцион? – Обратился он к дону уже громче, что бы тот услышал. Глаза у Фабретти загорелись от любопытства. Любил он это слово, «Аукцион».

Отредактировано Орсо Фабретти (2009-04-23 00:10:46)

41

С доном спорить было не принято. Бутылка виски была отличным продолжением. Хотя обжигающе холодный виски отпускал вожжи самоконтроля, даже у Джулио, который умел пить.
- Когда речь идет о деньгах - это всегда вызывает повышенный интерес у людей. - чуть улыбнувшись, ответил на ухо склонившемуся к нему дону и замолчал.
На взаимное рычание между Рыжим и Паоло, команданте смотрел даже с некоторым умилением. Юные акулы клана мысленно отметил. Хотя отношения в клане периодически накалялись между всеми, потом договаривались, и отпускало. 
Джулс сел на высокий стул вполоборота к танцполу - Орсо, тебе со льдом? - команданте принял открытую бутылку из рук дона, а бармен поставил пару чистых стаканов. Наполнил их наполовину и один стакан прокатил по столешнице в сторону контрабандиста.
Администратор замер у микрофона, умело представил исполнителя, его слова определенно привлекли внимание притихшей публики.
Началось шоу, в свете прожекторов под аплодисменты весьма эффектно смотрелся певец. Против «чувственного» рока Джулс тоже ничего не имел. Информация об аукционе была весьма занятной. Команданте подобными лотами не интересовался, предпочитая любоваться небесными светилами со стороны, а звездами подавно. Хотя заманчиво выглядел блондин, но перелет все же не располагал к таким жестам.
Зазвучала первая мелодия, Джулио в пару глотков осушил свой стакан. В баре было достаточно темно, незаметным жестом команданте развязал галстук, который одел скорее для смеха и сбросил его на свободное место. А так же ослабил пару верхних пуговиц рубашки, становилось жарко. Улыбка сошла почти на нет, четче обозначились жесткие складочки в уголках губ.
Джулс снова наполнил стакан виски и перевел взгляд на певца.

Отредактировано Джулс Эрмете (2009-04-23 00:23:21)

42

Основная причина появления ее в этом клубе сводилась к тому,что Сабрине было невыносимо, адски скучно.
Не так давно вернувшаяся из туманного Лондона, она еще не до конца пришла в себя от резкой смены климата, и душная жара, накрывавшая родной город в этот вечер, заставляла искать спасения в помещениях с кондиционером и прохладными напитками.
Кроме того - "Sole Nero" было новым,пока еще неизведанным местом, и разговоры об открытии нового клуба давно будоражили Палермо. Почему бы и нет?
В зале,несмотря на довольно большую разношерстную толпу людей,было прохладно.
Легкой танцующей походкой Сабрина прошествовала к одному из столиков у стены,заказала бокал мартини и грациозно опустилась на стул, с небрежным игтересом разглядывая публику.
Судя по всему, на открытие намечается что-то интересное.
За время, которое понадобилось официанту на то,чтобы принести заказ, Сабрина успела отшить четверых потенциальных ухажеров.
Принесли заказ - бокал мартини с кубиком льда и маслинкой без косточки. В это же время на освещенной прожекторами площадке появился мужчина с микрофоном, объявивший о начале вечера.
Знакомое имя зажгло искры искреннего интереса и легкую улыбку на губах.
Сколько они не виделись? Полгода? Год?
Их сумасшедшие,ни на что не похожие отношения длились уже три года. За это время он успел исколесить полмира, а она - кардинально  поменять свою жизнь.
Но каким попутным ветром Имре занесло в Палермо? Аукцион какой-то придумали... Имре,Имре... Выдумщик...Взбалмошный, энергичный..Непредсказуемый...
Надо же...А ведь скучала все-таки...
Улыбнувшись своим мыслям, Сабрина, порадовавшись,что выбрала столик, с которого прекрасно видно всю площадку, аккуратно потягивала мартини, из-под полуопущенных ресниц глядя вверх,где в дымовой завесе свет прожекторов выловил подтянутую фигуру.
Интересно, заметит или нет?
Почему-то вспомнилось,как на одном из мюзиклов пару лет назад во время песни Имре на сцене поймал ее взгляд,и оставшуюся часть выступления пел всему залу - адресовывая все слова только ей.
Она потом пришла к нему в гримерку. Сабрина  усмехнулась, вспоминая, как он, устав расшнуровывать корсет ее вечернего платья, в итоге просто разорвал его... А потом она ехала, укутанная в его куртку, и они смеялись,вспоминая шокированные лица персонала...
Вся жизнь с Имре - это сплошная череда непредсказуемых безумств и сумасбродства. Наверное, за это она его и любит...

43

Орсо Фабретти
Джулс Эрмете

Мальчики, разумеется умные, сразу поняли к чему дон веедет. В любом случае, намек был слишком жирный, чтобы его не заметить. И ведь даже не сопротивлялись. Хотя, порой, Тони уставал от бесприкословного подчинения, как описывает ее омерта, и хотел просто пошутить с некоторыми парнями. Те, кто был с ним в дружеских отношениях, могли и руки позаламывать, а вот остальные, не просекшие фишки, что у дона иногда бывает веселое настроение, понимали все буквально. В общем, это тоже неплохо. Можно, например заставить их веселиться, или попросить Орсо поцеловать Джулса. Что-то вроде игры в "бутылочке", только без самой бутылочки, а с доном.
Но довольной морде Антонио снова появилась какая-то задумчивая улыбка. Когда Фабретти переспросил имя выступающего, мужчина кивнул.
- Ага. Дурацкое имя, не правда ли? Ну, для мое консервативного итальянского слуха. - дон сделал глоток сок и поморщился, ощущая, что вермута там действительно мало. Он так и просил, но было непривычно. - Аукцион, Орсо. Ты был когда-нибудь на аукционах? Повышаешь ставки за товар, и кто даст большую цену, тому товар и достанется.
Иногда Антонио чувствовал себя великим воспитателем. Почему-то часто ему не по работе задавали удивительные и просто глупые вопросы, и приходилось их по полкам расскладывать. В основном, это касалось пешек из шестерок, которые, дай Бог, восемь классов закончили, но некоторые другие тоже тормозили. Но обращать на это излишне внимания Тони не стал, настроение уже поднялось, и чтобы зашкалить на пятибалльной отметке, оставалось лишь скорее произнести эту гребанную речь и уйти в отрыв. Сегодня как-то особенно хотелось вести "неправильны образ жизни", о чем и пожалеть с утра.
- Давай, Орсо, поспорим с тобой на этого парня. - Тони с интересом пронаблюдал за тем, как Джулс разливает по стаканам виски. - У меня с собой не много денег, так что не надейся, что ты быстро проиграешь.

44

Толкать речь, что "привет, самый лучший город на земле!" Имре не стал. Не гастрольный тур, что уж тут путать Мадрид и Дубай? Нелепости на потом. А пока он просто вскинул руку вверх, пропарывая полоску света от пушки, направленной на него. Трек включили на последних словах Сержио. Имре подмигнул ему и улыбнулся, перехватывая микрофон из руки в руку. Песня началась. Жаркая, быстрая роковая волна хлынула в зал.
Начать сразу с чего-нибудь горяченького - самое оно.
Выступление планировалось одним получасовым блоком на шесть песен. И привет. Дальше Имре хотел вкусить прелестей клуба самолично. После первой песни он обратился к зрителям, говоря по-итальянски, обаятельно улыбался и шпарил слова колоритным дойчланд-акцентом.
- Добрый вечер! Надеюсь, вам нравится здесь? Я спою ещё несколько песен. Не слишком тяжело для этого города? Я уже всех вас люблю. После аукциона поговорим об этом с глазу на глаз, - сделал бровками нахал.
А потом началась чехорда. Имре глянул туда, где сидел звуковик. Он не хотел петь дальше «Последний танец», он улыбался, сиял, но на моральном фронте всё полыхало от странной паники  отсрочить эту песню.
Замахав рукой, Имре обратился прямо к звуковику. Ведь это не концерт. Просто посиделки в клубе.
- Марио! Да, рад тебя видеть. Добавим сладенького в этот вечер, - и уже  в зал, - специально для любителей сахарного. Организуем лучшую подругу для всех дам.
Марио его понял. И пошла минусовка к «Сладкому Трансвеститу». Прыткий работник зала взбежал по лестнице и протянул Имре красную трость. Игривая и вызывающая песня, на грани вульгарности, на грани смеха. Имре втянулся, он пел в кайф для самого себя, ловил настроения в зале тех, кто откликался на музыку. Да, он порядочно хулиганил, песня требовала того. В конце концов, он сам любую песню мог превратить в хулиганство парой вызывающих телодвижений, а спеть её, как подобает. Для разнузданного двадцать первого века он не был из ряда вон, не резал глаз экстравагантностью, хотя обитая в Палермо, думал, что тут пропитано всё ощущением еще двадцатого века, как в кино про мафию, дыханием далёких десятилетий.
Песня кончилась, а он всё убирал к чертям подальше «последний танец». Марио уже даже не спрашивал, просто поставил следом «Неутолимую жажду», партию вампира Герберта фон Кролока из мюзикла «Бал вампиров», которого несколько раз играл Месарош. Секунды Имре слушал музыку, переключался из шаловливого и развязного настроения на лирический лад. Когда он вступил в вязь мелодии, запев, из микрофона в динамики с песней проливалась грусть, всё-таки в своё время этот персонаж удался взбалмошному Имре, как не дивно. Чем ближе к финалу песни, тем больше отчаяния и страсти в голосе. Он верил в своего героя и жил им, был им, пока пел его песню.
- И как всегда, когда
касаюсь жизни,
В руке моей ничто не остаётся!
Хотел бы я огнём
и пеплом стать,
но и сгореть никак не удаётся.
Но всеми нами правит
лишь подлинная сила -
скверная,
безмерная,
поглощающая,
разрушающая, -
жажда, и она неутолима.
Вам, смертным, перед утренней зарёю,
я проповедую
сегодня и сейчас:
до будущих тысячелетий,
один лишь бог есть, и ему лишь служим, -
Неутолимой Жажде!

Следом за песней вампира, вечно влюбляющегося и вечно утрачивающего из-за своей кровожадной природы, должно было идти «Рондо» на венгерском, ни черта не ясно для тех, кто не знает языка, но по мелодии, по голосу, чувствуется, что поётся о любви и нежности. Только Имре опять задёргал Марио.
Покуда тот не успел поставить трек «рондо», Имре поднял руку в его сторону, пальцами в воздухе перебрал.
- Нужно бы вернуть веселье.
Марио только вздохнул. Работать с Имре гладко не получалось. На концертах он так себя не вёл. А в клубе тасовал программу, как ему настроение подсказывало. В конце концов, это было не трудно. Всё-таки играли минусовки. Не более того. А на больших концертах всегда была живая музыка, там было не до выбора.
Пока звучало вступление, Имре успел по инструкции Сержио опустить руку, перебрать пальцами, допроситься воды и напиться, поблагодарить кивком и улыбкой за манну небесную. А потом бутылка полетела обратно в руки работника клуба.
- Let me entertain you! – воскликнул певец и улыбнулся, возвращаясь к своему привычному настроению. И понеслась, покатилась, расплескалась по залу озорная, жгучая, солнечная песня.
После неё осталось всего две. Отступать было некуда. Марио уж понял, что Имре как может, отпихивает в конец программы песни из одного и того же мюзикла. Какого чёрта? Ответ на этот вопрос варился только в нездоровой голове певца. Но он вздохнул. Словно смирился. Вышел на центр лестницы, спустившись со своего импровизированного «неба». И спел для зала рондо любви и смерти.

- Ты совсем ребёнок, ты совсем ещё дитя,
Но от чего я так взволнован?
Просто человек, но я смотрю в твои глаза.
И я в плену, я околдован!
… Живи, как прежде вновь. Ты растопила лёд!
И снова бьётся сердце Смерти…
- вот же угораздило его найти взглядом в зале Сабрину. Главное – вовремя! Имре улыбнулся сейчас только ей. Когда-то, как три года назад на мюзикле, просто выхватил сокровище взглядом. Настроение стремительно поползло вверх, это спасло его от заволакивающей сознание паутины этой песни. Начинала сказываться беспечность Имре, тот факт, что он забыл в эти сутки принять медикаменты, не дающие его сознанию играть с ним злые шутки. Но взгляд в глаза Сабрине был мгновением спасительного вдоха. Жаль, не на долго этого хватило.

- Последняя песня, дамы и господа, - Имре опять улыбался, - И я перестану Вам надоедать. Но куда бы Вы не ушли после этого чудесного вечера, – взгляд его сделался в мгновения ока темнее и строже, никого не было достаточно близко, чтобы заметить, как сильно и быстро расширились зрачки, затопив радужку светлых глаз чернотой, а через пару ударов сердца зрачки сжались до маленьких точек, тёмный край радужки и сузившийся зрачок оставляли серо-зеленое светлое марево глаз полыхать в луче света, направленном на Имре, - последний танец всегда останется за мной.

Зазвучали первые такты финальной песни. О финальном танце.
Имре стал лукавым, томным, змеем, шипящим о соблазне. И чем дальше, тем больше менялся он, втягиваясь в эту роль, надевая образ на себя, как идеально сидящую дорогую перчатку, только, похоже, она врастала под кожу.
Он злорадствовал, он почти кричал, что последний танец всегда, всегда остаётся за ним! За Смертью! К финалу на последних витках мелодии взгляд его стал вовсе безумен, когда нота отзвучала, высокая, истерически-острая и оборвалась вместе с музыкой в нужный миг, Имре глянул в зал хищно, глаза его казались стеклянными. Секунды он оставался таким. Потусторонним гостем, такой себе «знакомьтесь, Джо Блэк». А потом улыбнулся, словно рубильник переключили. Он сделал несколько шагов назад, махнул зрителям рукой.
- Было здорово. Увидимся на аукционе!
Световик отключил пушку, под покровом клубной полутьмы Имре благополучно сошёл в зал. Просто куда-нибудь. За столик. Выпить и унять пульс безумия, который разросся в голове, оказавшись не только сценическим образом. Быстрее, пока он не затопил его целиком. В суматохе скачущих мыслей он даже забыл, что видел в зале знакомое лицо. На деле знакомых было больше. Просто Имре не повезло встретиться и с ними взглядом.

45

Кабинет - танцпол
Габриэль Лучиа

Выйдя из кабинета и направившись по коридору ровным, но быстрым шагом, Рита ощущала в себе присутствие некой злобы и раздражительности. Как и ожидалось, разговоры с адвокатами всегда приводят только к отрицательным эмоциям, да и к лишним нервам, которые как раз девушка собиралась снять бокалом чего-нибудь крепкого.
- Дружба с адвокатом явно за рекомендовалась. - Негромко сказала она, даже и не подумав, услышит её коллега или нет. Эти слова были чисто мысли вслух.
Выйдя в зал танцпола, Рита положила диски в сумку А лучше вообще в машину отнести. А ещё лучше сразу шефу отдать и проследовала по указанию Габриэля к бару, вопросительно посмотрев на него, удивляясь, что он решил остаться, а не сразу уйти, кое желание промелькнуло у девушки, выйдя из кабинета Абруцци.
Не найдя, свободного стула, ибо все гости уместили свои задницы на них, и ни капли не расстроившись по этому поводу, Корстье нашла свободный кусок места, чтобы подойти к барной стойке и тут же заняла его, поймав деловитый взгляд соседней дамочки.
- Мартини пожалуйста. - Сделала заказ та у бармена, когда тот освободился. Повернувшись к Лучиа, Рита поставила левый локоть на стойку, в ожидании заказа, и осмотрела присутствующих на танцполе. - Морелло теперь явно от меня без ума. - Шутливо произнесла она, сама улыбнувшись своим словам.
Повернувшись чтобы взять принесенный стакан мартини с подобающими рюшечками и трубочкой, Корстье сделала пару глотков и глянула мельком на вход в клуб, от куда прибывали посетители. Горячительный напиток приятно разлился по телу, и как только Рита почувствовала, что напряжение снялось, тут же вспомнила о начальстве.
- Надеюсь, шеф ещё не скоро появится в клубе. А то как бы по-дружески не повиснуть у него на плече, толкая записи в руки, чтобы поддержал пока мы тут отжигаем. - Корстье расплылась в улыбки от представленной такой картины. Конечно, такого не произойдёт Или может? Да неет...

Отредактировано Рита Корстье (2009-04-23 12:10:24)

46

Основной зал

Сержио вернув микрофон Марио, прошелся по залу, оценивая с разных точек то как смотриться Имре на возвышении. В целом остался доволен выбранным местом и подумал, что стоит та продумать систему подвешенной сцены, которую при необходимости можно будет закреплять на нужной высоте. Короткий разговор взглядами и жестами с барменом и полученный ответ, что все ок. В клубах всегда было чуть жарко, такую температуру поддерживали специально, чтобы посетителям всегда хотелось пить. Удовлетворенно кивнув каким-то своим мыслям, Сержио вдруг улыбнулся, увидев как Джанлука пытается быть серьезным и солидным в то время как на него нет-нет да и вешаются дамочки возрастом слегка за. С одной стороны это не плохо, но с другой надо его оттуда убрать. Нечего отвлекать внимание от стриптизеров, а вот у бара самое то, дамы с горя выпьют еще больше, все прибыль.
Оставив решение этого вопроса на другой раз и решив к тому же это обсудить с начальником охраны, Сержио заметил в зале Санто. Тот двигался по всему к бару, что вполне отвечало и помыслам самого Сержио. Имре пел уже четвертую песню, зал частью лежал у его ног, частью вожделел его, а остатками любопытствовал. Все шло отлично.
Подойдя к бару, Сержио заказал себе бокал коньяка и сел рядом с Санто:
- Кажется вечер будет весьма удачным с точки зрения прибыли, что не может не радовать. Если Имре приберег "Последний танец" на финал, а оно судя по тому, что очередность поменялась, именно так и будет, то аукцион стоит перенести на более ранний срок, не затягивая до конца вечера. Кошельки уже все в сборе?
Он имел в виду конечно сеньоров, что пожимая плечами от недоумения на повизгивания своих молоденьких фифочек, все же раскошеляться на энные суммы во время аукциона.
Бармен поставил перед ним бокал коньяка, Сержио приподнял его и улыбнувшись, слегка отсалютовал босу.

47

Микка Стольетти

Ну, вот так всегда только появляется шанс удовлетворить свое любопытство и на тебе…припоминают твои же слова «давай не будем о работе». Чуть-чуть ведь можно? Саша сам над собой посмеялся. Со своим настроением парень  пока еще не определился, но в основном он предпочитал быть человеком хорошего настроения, так ему было удобней. Потому сняв с себя очки в толстой роговой оправе, он аккуратно надел их на красивые глаза Микки, которая тут же напомнила ему Сандру Балок во времена своей цветущей молодости.
-Не волнуйся, это фикция. Стекла обычные, - поспешил добавить Гиршман, доставая из кармана пиджака мобильник. – Хочешь посмотреть на себя со стороны? Смотрится, конечно, забавно, ну сама идея мне нравится.
Полазив в телефоне, молодой человек установил его в режим фотокамеры "Съемка в темном помещение", и мобильник, издав характерный щелчок, запечатлел новый образ Микки. Фотография вышла несколько размытой, но девушка на ней выглядела очень даже симпатично, так что, нажав «Сохранить», Саша протянул телефон своей собеседнице. – Нравится?
Люди, сидящие за барной стойкой периодически менялись, среди них были и просто «причалившие», чтобы сделать заказ, запрокинуть голову и, выпив все одним махом, отправиться на танцпол или же в темные углы клуба, с которым Гиршман не успел еще ознакомиться. Прямо неподалеку от него и Микки расположились представительные мужчины в деловых костюмах, которые может быть, и выглядели напыщенными, но умели развлекаться будь здоров. О, в этом Саша был уверен. Некоторые сходили с дистанции величавости и пафоса после принятого в больших дозах элитного алкоголя и кокаина высшей пробы и начинали вести себя похабно, а на утро их шестерки угрожали администрации клуба, обзванивали редакции газет и журналов, чтобы не допустить в печати фотографий добропорядочного семьянина с очаровательной малолеткой, чья тонюсенькая ручка пропадает у них в штанах. Но были и такие, кто знал меру, оставаясь аристократом во всем.
-Нееее, автографа мне будет мало. Хотя у Джейкобса сейчас какая-то интрижка с бразильцем Лоренцо Мартоне. Эту сахарную парочку твоя бабуля зовет на обеды?
Тем временем на клубной сцене начались какие-то перфомансы и Саша увидел чью-то говорящую в микрофон голову. Да именно ее, потому как моментально у сцены столпился народ, который перекрыл полный обзор, так что пришлось довольствоваться относительно малым, хотя барный табурет и был достаточно высоким.
-Имри кто? – усмехнулся Саша, повернувшись в сторону Микки, потому как никогда не слышал об этом певце, фамилию которого, вероятно, могут запомнить и выговорить без запинки только его фанаты. Да, Ги сейчас даже сильно сомневался в том, что правильно повторил его имя. Нет, может быть, чувак и был известным, вот только вместо мюзиклов и нежного рока, Саше была ближе другая музыка, да и «Песни года» он по телевизору не смотрел.
-Аукцион за право поболтать с ним с глазу на глаз?! Нет, ну надо же! - совсем развеселился молодой человек. – Это кто? Самый элитный хастлер города? Да, возможно, он сейчас был груб в суждениях, но это одна из обычных реакций человека, когда он сталкивается с чем-то непонятным и новым для себя.
Когда светловолосая голова начала петь, то Саша мысленно отметил, что у ее обладателя сильный и приятный голос, а поведение на сцене напоминало участника магического ритуала Вуду, где он уже не принадлежал сам себе.
Алкоголь в бокалах у молодых людей закончился практически одновременно и теперь Гиршман, силясь перекричать голосистого иностранца, заказывал бармену новую порцию коктейлей, стараясь не слишком занудствовать со своими пожеланиями «того побольше, а того поменьше».
-Я заказал тебе «Гранатовый браслет», - объявил парень Микке, в перерыве между песнями. – Это дамский коктейль на основе джина, так что, думаю, тебе должен понравиться. Джин, ликер «Шартрез» и гранатовый сок. Вот и все, - перечислил ингредиенты напитка. – А себе взял «Кюрасао-1». Несколько капель горькой водки «Битер» оставляют прикольное послевкусие.
Честно отработав свои деньги, певец, грациозно махнул на прощание рукой разгорячившейся толпе и растворился в клубном пространстве.
-Ну как? Впечатлилась? –улыбнулся молодой человек.

Отредактировано Саша Гиршман (2009-04-23 16:49:07)

48

Осмотревшись по сторонам и заметив на другом конце барной стойки компанию, состоящую из дона, команданте и сеньора Фабретти, Санторио решил не мешать их беседе, о чем бы та ни шла, хотя были мысли перекинуться парой слов с Антонио, но все это могло подождать. В том числе аж до завтрашнего дня. Теперь можно было расслабиться.
Добравшись до оазиса сегодняшнего вечера, Абруцци попытался выбить себе местечко с самого края. Через какое-то время ему это удалось и он сел на высокий стул, заказав двойной виски безо льда.  Бармен положил перед Канэ круглую бумажную салфетку с логотипом клуба, а сверху на нее поставил заказанный напиток. Развернувшись к возвышению, ставшему сценой, Санторио прислушался к Имре, перестав воспринимать звучащую музыку только как фон. Глоток за глотком, но стакан медленно пустел. И вот уже попросив бармена плеснуть добавки, итальянец заметил присевшего рядом Марикьяре.
Тот тоже умел правильно и много думать о прибыли. Так что произнесенным словам Абруцци улыбнулся.
- Да, все пока складывается достаточно удачно. Потихоньку, но вечер набирает обороты. Ты хорошо начал, - кивнув в сторону выступающей звезды, Санто явно всецело одобрял выбор. – Стоит за это выпить.
Приподняв вновь пополнившийся янтарной жидкостью низкий, широкий стакан, Канэ прикоснулся краем дна к бокалу с коньяком, хоть звон почти полностью потонул в окружающих звуках.
- За начало. – Парой глотков уменьшив количество напитка ровно наполовину, Санторио тут же попытался найти новый тост. Уж раз приложиться к коксу ему была не судьба, да и другого рода наркотики приходилось обходить стороной, то уж на крепких спиртных он собирался отвести сегодня душу. – И за твой успех. – Подчеркнуто выделив голосом местоимение, Абруцци вновь приподнял стакан, допивая его содержимое до конца, на какое-то время задерживая виски во рту, а потом полностью проглатывая, ожегшую гортань жидкость.

49

Основной зал

Санто Абруцци

Пить хотелось не только публике, но и самому Сержио, точнее не пить, а выпить, так что чекнувшись с Санто, итальянец одним махом ополовинил бокал, почти надругавшись такой скоростью над благородным напитком. а потом довольно улыбнулся. Нет, он конечно понимал, что Абруцци позвал его в свой клуб не за красивые глазки, но услышать такое подчеркнутое "твой" было приятно. Подняв бокал, он произнес ответный тост:
- И за продолжение. Я засранец удачливый, так что эту девку волоку за хвост, куда бы не шел. Тут важнее с кем идти.
Почти повторив манеру выделять местоимения Санто, Сержио вполне искренне все это сказал. Он и правда любил свою работу, а став работать с Санто, ощутил, что наконец-то может если не все, то очень многое. Его не вязали по рукам, не ставили рамок и ограничений и Сержио был благодарен босу не демонстрируя чрезмерно, но чувствуя уважение к этому человеку.
Глянув на то как быстро пустеет стакан с виски, Марикьяре спросил:
- Сказать Соренто, чтобы нашел тебя попозже?
Соренто был негласным замом начальника охраны и частенько "подрабатывал" тем, что развозил по домам то одного, то другого "боса", когда им приходило в голову оторваться по полной и значит речи о том, чтобы сесть самим за руль не шло. Сам Сержио так и собирался сегодня поступить, но начать чуть попозже, где-нибудь после аукциона. Настроение устойчиво подбиралось к отметке "преотлично" и не собиралось опускаться.

50

Рассмеявшись сказанному, пока стакан наполняли вновь виски, Санто подхватил его не глядя, поднимая вновь в готовности произнести или услышать тост. Вспомнив про зажженную сигарету, Абруцци быстро поднял ее скопившимся столбиком пепла вверх и дотянулся до пепельницы, чтобы стряхнуть. Теперь он был готов и далее слушать Сержио.
- Нет, Соренто ничего говорить не нужно. Я справлюсь сам, - смочив горло виски, после чего сразу же вдохнув воздух через сигарету, Абруцци поднялся со стула, освобождая место другим желающим, и похлопал помощника по плечу. – Насладись вечером.
Улыбнувшись, Канэ исчез в толпе, держа в одной руке виски, другой пытаясь никого не подпалить недокуренной сигаретой. Нужно было спуститься вниз, проверить, все ли там готово ко второй части вечера, когда уже гости дойдут до нужной кондиции и им захочется не только танцевать, но и посмотреть становящуюся обычной программу клуба.
Пройдя через пустой зал с выделяющей на нем сценой в гримерную, Санто ни у кого, ничего не спрашивая, лишь осматриваясь, удостоверяясь во всем своими глазами, отметил, что девушки на месте, что все почти подготовлено. Красотки, еще не переодетые в сценические костюмы о чем-то щебетали между собой. Поздоровавшись с каждой, Абруцци затушил сигарету в одной из пепельниц, что стояли почти на каждом гримерном столике, заглянул за кулисы, проверив выход, ведущий на сцену. Все было в порядке.
Скоро должна была прозвучать речь дона, когда все уже достаточно веселы, но еще способны уловить смысл слов. Набившимися в клуб людьми итальянец сегодня интересовался поверхностно, что не мешало ему узнавать лица влиятельных и важных людей, с которыми он стремился подойти и лично поздороваться.
Вернувшись на первый этаж, допив виски по пути к стойке бара, Санторио жестом дал понять бармену, что не имеет ничего против, если его стакан окажется менее пуст. Заполучив еще порцию, Канэ осмотрелся по сторонам, пытаясь определить настроение собравшихся.

51

Он был великолепен.Как всегда.
И как всегда поражал, почти сметал зал своей неукротимой страстью и энергией.
Полностью отдаваясь музыке, он жил в этот момент лишь ею, горел, отдавался этой стихии до конца,так,как мог только он,зажигал зал своей яростной,неукротимой  харизмой.
Таким Сабрина увидела его впервые.
И влюбилась с первого мгновения - даже не в самого Имре.В его голос. В его песни.
Она слышала все,что сейчас исполнял Масерош - на премьерах,мюзиклах,концертах...
Но никогда раньше - все вместе,безумным миксом мелодий, жанров, образов...
Последние песни заставили невольно улыбнуться.
Это был ее любимый мюзикл - именно на его премьере три года назад Сабрина впервые увидела Имре на сцене и была поражена созданным образом Повелителя Теней, поющем о любви и смерти.
После он часто пел ей отрывки из этой постановки, некоторые песни они даже исполняли дуэтом.
Взгляд светлых глаз певца Сабрина почувствовала на себе даже прежде,чем подняла глаза от бокала.
Он смотрел на нее - удивительно,что в такой темноте при бьющем в глаза свете Имре вообще что-либо смог разглядеть! -  и улыбался.
Так,как умел только он и только для нее - одними уголками губ.
А потом была последняя песня, и по коже словно пробежали мурашки - с освещенной прожектором площадки на нее смотрел не Имре - это был ее Дер Тод,такой,каким она когда-то увидела его в первый раз - всего мгновение,прежде,чем взгляд потемневших глаз заскользил дальше по толпе
"как же поразительно ты умеешь вжиться в образ,Имре..."
Последние звуки песни еще не затихли, и зал пораженно молчал, а Месарош уже исчез с освещенного пространства, сливаясь с тенями в зале.
Проследив направление, женщина  допила свой мартини,поднялась со стула - богиня Баст в человеческой ипостаси! - и направилась в толпу. В конце концов,они давно не виделись.
Она нагнала его возле барной стойки и опустила прохладную ладонь на плечо.
- Ты превосходен, Имре. Рада снова видеть тебя.

Отредактировано Сабрина Микелли (2009-04-23 16:51:26)

52

О да.. на нее одели очки. Да еще какие очки.. Такие большие, такие интересные, такие-такие-такие..
-И как тебе не жалко отдавать их в мое распоряжение?
Микка весело улыбнулась Саше, старательно вглядываясь в экран телефон и пытаясь там разглядеть себя. Впрочем, ничего интересного она не увидела, кроме как второй черепахи.. А где же Буратино?
-Нравится? Ты смеешься? Может стоит открыть Общество Черепах-Тортил?
Девушка удивленно посмотрела на молодого человека, возвращая тому его переговорный аппарат. Правда, наверное, стоило ликвидировать либо сам телефон, либо хотя бы хранящийся в нем отныне компромат на нее. Вот увидит кто-нибудь случайно такую мою замудренную фотографии и не наведается к нам в мотель, испугавшись секретаря его владельца. Впрочем, очень даже интересно смотрится..
-Я похожа в них на космонавта.. И еще мне кажется, они вот-вот упадут с моего носа.
Все-таки голова у девушки не была столь большой, да и очки явно были не для нее.. по крайней мере, их размер. Девушка развернулась лицом к барной стойке, решив попугать своим внешним видом парня "по ту сторону ограды".
-Моя бабуля…
Мик продолжала настырно следить взглядом за мальчиком-барменом, старательно поворачивая голову в ту сторону, куда он шел, надеясь все же на его внимание. Но оно как-то не ловилось.. словно очки были проклятые. Или же, может владельцу законному они и приносят удачу, но вот мне.. Мик сняла очки, протянув их обратно Саше.
-Держи. Моя бабуля тоже сахарная.. Сахарная парочка, сахарная бабуля.. И еще говорят, что зараза к заразе не липнет.
Девушка вновь улыбнулась и тут же услышала, что кто-то начал что-то объявлять на сцене. Только вот ее это не очень сильно заинтересовало, что она даже не стала поворачиваться лицом к сцене. Намного интереснее было наблюдать местную публику. Местную – это в смысле ту, которая обитала на данный момент вокруг барной стойки.. Да еще и такая вся разномастная публика.. Странно, Микки была почти уверена, что увидит здесь своего босса, но как-то пока он не попадался на глаза, зато попадались другие, не менее интересные личности. Только вот ее, Мик, с ними ничто не связывало и, наверное, стоило этому пока радоваться.
-Не знаю, я не расслышала имени певца.. А хастлер-не хастлер… Ты что это так разволновался? Неужто ревнуешь?
Микка хмыкнула, принимая приготовленный коктейль от того самого бармена.
-Ммм.. интересно-интересно.. Ну твоему вкусу я доверяю, так что если что.. Вся ответственность ложиться на тебя..
Задорно подмигнув Саше, Микка сделала первый глоток, оставшись вполне удовлетворенной вкусом и оставленным послевкусием.. Проба чего-то нового всегда доставляла огромное удовольствие, тем более, если это "что-то" такое вкусное, да и как могло быть иначе, если порекомендовал этот коктейль знаток дела и всего разнообразия вкусов!
-Знаешь, Саша, и правда очень нравится.. Правда, этот ликер я пью, наверное, впервые.. Больше всегда предпочитала Бейлиз и все с ним связанное.
Неопределенно пожав плечами, девушка принялась рассматривать стакан Саши, пытаясь понять, что же многих так тянет к чему-то столь водко-содержащему.. Хотя, Ги вроде сказал, что всего лишь несколько капель.. Да и в принципе, есть ли разница, какой спирт употреблять и в каком его виде?

Отредактировано Микка Стольетти (2009-04-23 17:13:53)

53

- Сабрина, - улыбнулся он, тут же приобняв её одной рукой. В другой уже был бокал с абсентом. Он сделал заказ минуту назад. Много зелёного абсента. И всё.
- Думаю, этот концертик был для тебя и Сержио. Это ведь маленький южный городок, тут меня почти не знают. Что я, что рок-бэнд из местной школы, думаю, разница была ясна и приятна только вам двоим.
Имре улыбался, но отчасти в полыхании его улыбки был виновен алкоголь. Его не беспокоил даже подступающий аукцион, он не планировал на нём присутствовать. Представив, что творилось бы в Париже, Милане, Берлине, имей место такие торги там, где популярного горлопана знали чудесно, он предпочёл бы вылезти на сцену и напиться внимания зала. Тут он был "кто-то, кто нравится молодёжи". Всё, что он обещал - это спеть, а потом поприсутствовать на проданном ужине.
Он ощущал, как дрожит реальность, подобно горячему воздуху над асфальтом в зените лета. Так просто было упустить её, лёгкий эфир восприятия сущего. И взгляд на действительность резко переменился бы, потеснилась бы в сознании личность Имре Месароша, успутая его псевдо-я, ожившему созданию чужой гениальности. Отчасти в  том, что Имре забил на лекарства был виновен тот фактор. что Имре не хотел жить на таблетках, такое амплуа ему претило. И если рядом не было дающей пинка матери, агента или сердобольной подружки, то он и не принимал ничего. Но так он жил всего месяц. И дотоле его пинали. А вот сегодня творилось что-то невероятное, стоило только обойтись без медикаментов.
Голос его был особо бархатен и глубок, улыбка особо заманчива и соблазнительна. Он едва себя осознавал.
- Чин-чин, - подмигнул он давней соседке по протекающему с пеперывами флирту, отсалютовав абсентом.
Выпить с роскошной женщиной томным вечером где-то в Италии - чем не кайф? С точки зрения Имре - кайф по всем статьям.

54

После того, как юное создание удалилось, Сергио свободно выдохнул и присел неподалеку от дона и компании, точнее подле них, заказав у бармена очередной бокал апельсинового сока, пил его мелкими глотками, не вмешиваясь в разговоры, а только внимательно слушая. Мысленно отметил слова об аукционе, улыбнулся, конечно, скорее самому себе - вместо кошелька сегодня с собой у него была карта, что давало преимущество перед каждым, сидящим здесь с наличностью. Но, по иронии судьбы его мало интересовал ужин со звездой.
Глаза иной раз осматривали танцпол с маленькой толикой надежды на то, что найдется девушка, которую можно будет увезти отсюда на ночь, но пока подходящей кандидатуры не наблюдалось. Бокал с соком постепенно опустел, и Сергио достал сигареты, затянувшись горечью табака, расслабив плечи. Песни слабо доходили до его сознания, скорее - просто музыкальный фон для размышлений.
Адвокат все равно чувствовал себя здесь лишним. Скорее его присутствие в клубе обозначалось лишь необходимостью быть рядом с начальством. Даже вот такой выходной для Сергио был рабочим. Никогда не знаешь из какой подворотни выскочит злостная полиция и потребует говорить.
Настроение, к счастью не упало, несмотря на то, что пятно от лимона уже проявилось на белоснежной дорогой ткани, а дополнительный стакан сока под, все-таки, достаточно не плохую музыку - только разогрел этот ансамбль душевного спокойствия.
- Синьор Антонио, а автограф у Звезды взять-то можно будет? Платить не придется? - ослепительная белоснежная расслабленная улыбка.

55

Антонио Морелло
Джулс Эрмете

Орсо расслабился. Виски, подливаемое Эрмете, действительно сняло напряжение и скуку. Он с улыбкой наблюдал за певцом на сцене. Ну что сказать, он ничего не имел против такой музыки, но не его это было, не его. Фабретти любил классику и нескольких «родных» бардов. Еще бывали исполнители, которые, как говорит сегодняшняя молодежь, "торкала" его. Но таких мало, и только единичные песни.
-До-он, я не про то говорю… - обиженно пробурчал Фабретти, сам  замечая, как пьянеет." Слабак ты, Фабретти." И конечно, контрабандист далеко не часто прикладывается к бутылке. Просто не любит это дело. Тем более виски. Коньяк и вино проходят лучше. Поэтому пьянел быстро. Но и были свои плюсы - трезвел тоже быстро, если постоянно не поддерживать состояние опьянения.
- Я знаю, что такое аукцион, я там живу на аукционах. Но на аукционах выставляют несколько лотов. А тут что? Одна певчая птичка?
Фабретти поморщился, потер висок  и подставил стакан хозяину бутылки, то бишь Джулсу. В  голове гудело от слишком громкого звука, и когда концерт закончился, контрабандист вздохнул с облегчением. Возможно, он бы и получил удовольствия от прослушивания репертуара Месароша, но дома на музыкальном центре.
- Спасибо, Джулио. - Орсо забрал наполненный стакан виски рукой, которая зажимала двумя пальцами сигарету.  Другой рукой, согнутой в локте, он упирался о столешницу бара. Отпив немного, мужчина, прищурившись, блаженно затянулся.
- На кого? На него? – Фабретти быстро выпустил в воздух дым, немного отвернувшись от собеседника. Рука, в которой был стакан и, снова сигарета, указала для уточнения на сцену, где еще присутствовал певец. Деньги у контрабандиста были в особом почтении. Свои - тем более. И что бы он так запросто с ними расстался, нужно нечто повесомее, чем ужин со звездой.
- Нее, дон, это немного не для меня. Вот если бы лотом был, ммм… -  Орсо задумчиво засунул сигарету в рот и потер подбородок большим пальцем. – Допустим, Джулс. Или…
Фабретти повертел головой в поисках потенциального претендента на лот. Глаза выискали по близости знакомое лицо.
- Или, О, синьор Абруцци. Вот тогда бы еще стоило. А так мне нет никакой выгоды и интереса. Контрабандист хитро улыбнулся и осушил бокал. В глазах плясали пьяные черти.
- Если только певец – это не выигрыш в нашем споре.

56

Нацепив свои очки обратно на нос, Саша радостно просиял, будто бы вживаясь в образ счастливого обладателя. Ему нравилось не реже чем раз в неделю превращаться для самого себя в Деда Мороза и отправляться за покупками на санях с посохом и большим мешком. А еще он любил скупать дорогую одежду, листать журналы, составляя список вещей, которые он должен иметь, а также те, которых он непременно должен избегать. Гиршман не испытывал презрения к толстосумам, выпячивающим на всеобщее обозрение лишь наименее важную сторону своего богатства – деньги. Ведь природа распорядилась с каждым по-своему: кто-то получил мозги, кто-то внешность, кто-то возможность демонстрировать свои денежные успехи. К тому же непреложная истина гласит: «Деньги, успех, интеграция в престижную среду с прочным общественным фундаментом экономят нам душевные силы». Саша считал, что на вопрос: "Ты сегодня умный или красивый?", нельзя ответить и то и другое.
-Заревновал? – молодой человек широко улыбнулся. – С чего бы это? Могу попытаться найти ему кого-то из общества слепых. Ну не любил Гиршман такие подначки, потому реагировал подобным язвительным образом. Он никогда даже и не думал, чтобы бороться за почетное звание «Образцовая шлюха города», к тому же парень, не смотря на то, что безумно любил слушать комплементы в свой адрес, был рад, что его внешность подходит далеко не каждому.
-Бейлиз – это попса, - весело рассмеялся Ги и похлопал девушку по плечу так, на всякий случай, вдруг та решит обидеться. –Новые эмоции никогда не помешают. Пойдем потанцуем? –спросил Саша и спрыгнув с барного табурета потянул Микку за руку. –Уверен, под это можно танцевать!
Сделав парочку быстрых глотков, молодой человек оставил на стойке пустой стакан и повел сеньориту Стольетти на танцпол, где уже было весьма людно. Пробираясь сквозь толпу танцующий разгоряченных людей, Саша выбрал местечко рядом с квартетом разряженных итальянок и милующейся парочки.
Молодой человек двигался, повинуясь ритму танца, и вместе с ним двигалось все клубное пространство. Танец  дает возможность овладеть иным естеством мира. Здесь серость  уступает место другим краскам: ярко-красным, обжигающе – оранжевым, радужно - синим и призрачно – серебристым. Больше всего в танце Саше нравился момент, когда на танцполе ловишь чей-то взгляд и понимаешь, что эта музыка вас обоих объединяет. Качественная эмоциональная музыка приводит танцпол в экстаз. В один момент он вдруг срастается и начинает двигаться как один организм: люди на нем одинаково свободно танцуют с незнакомцами, друзьями и любовниками.
Следующий трек парень уже танцевал, давая Микке почувствовать у себя на плечах и на талии его руки. Двигаясь, повинуясь ритму, Саша и думать, перестал о барьере, который должен разделять подчиненного и начальника, ему было потрясающе легко и свободно. К тому же девушка в момент танца обладала такой чувственностью, что каждое ее изящное движение вызывало у Ги взрыв новых эмоций. Чего-чего, но всему миру стоило бы признать, что так как танцует в Италии, так не танцуют нигде. Здесь в танце есть все: прирожденная грация движений, чувственность, лихорадка свободы и жар действий.
- Ты великолепно танцуешь, - громко говорит Саша, обводя девушку за руку вокруг своей оси. Молодой человек обожал парные танцы под быструю музыку, ведь в них грань дозволенного может быть нарушена так внезапно, и в тоже время, всегда можно сослаться на неточность движения. Мол, хотел положить руку на талию, а она случайно скользнула и ущипнула за пятую точку.
-Не устала? –спросил Ги, обнимая Микку за плечи.

57

Орсо Фабретти
Джулс Эрмете
Послышались первые звуки песни, и на помосте появилась сама звезда. Тони так и не видел, как тот выглядел, и теперь мог рассмотреть его. Что ж, хороша звезда. За такую и не грех бабки заплатить.
А вот слова Орсо привели его в немалое удивление. Интересно, что он имел в виду: поспорить на ужин с Джулсом или Санто? Ладно Джулс, но вот зачем Орсо понадобился Санторио.
- Хочешь поспорить на Абруцци? Посмотрим, как он потом тебе пустит пулю в лоб, когда ты ему сообщишь. - Антонио улыбнулся своему соседу и закурил, сминая фильтр губами. Потом окликнул Джулио и засмеялся, - Джулс, сеньор Фабретти хочет разыграть тебя на аукционе. Может, ты так его разыграешь? Пощупай бедного парнягу за задницу, а то Имре ему не нравится.
С интересом прослушав программу Месароша, практически не отрывая взгляда от сцены, вернее, от самого виновника концерта, Антонио почувствовал, что кокаин начал действовать. Можно было прекрасно почувствовать как в кончиках пальцах щекотно запульсировала кровь, вынуждая хозяина ими как-то подвигать. Что, собственно, дон и сделал, быстро постукивая ногтями по столешнице барной стойки в такт музыки. Будь он помоложе, ну и не находясь на таком посту, то спустился бы на танцпол и здорово бы там отжег под яркие и динамичные песни звезды. Признаться честно, ему дейтсвительно понравилось, несмотря на то, что он всегда был любителем более спокойной музыки, вроде Синатры. Хотя, это, скорее, привычка отца, просто позаимствованная.
Дождавшись окончание концерта, который прошел как-то слишком быстро, дон сполз со своего табурета, оставляя в баре пустой стакан, и, пробираясь сквозь толпу, торопливо пополз в сторону диджейского помоста, где и было оговорено толкать небольшую речь. По пути он хлопнул Сергио по плечу и шепнул ему на ухо.
- Иди и сам поинтересуйся, Сергио. Сегодня наш вечер, не ограничивай себя общением.
Переждав, пока все отойдут от выступления Имре, диджей снова сделал музыку потише, и в этот раз яркий свет прожектора упал на то место, где стоял Антонио. Все замолкли, но он не торопился ничего произность. Для начала ему надо было поправить микрофон под свой рост, откашлится, чтобы голос звучал уверенней, и только потом начать.
- Всем привет. Ну как вам клуб? - дон слегка улыбнулся и оглядел зал, молодежь тут же зашумела, одобряя клуб.  Мне тоже понравился, правда я еще не успел побывать во всех его укромных уголках. Но ничего, и у вас, и у меня еще целый вечер впереди. - Тони отвернулся на момент от микрофона и еще немного откашлялся. - Меня никто сегодня не назначал тамадой вечера, поэтому я буду краток. Есть пара поводов, почему сегодня состоялось это сборище. Вы, разумеется, знаете, что я баллотируюсь на пост синдика палермской коммуны. Да, да... я уже официально подал документы в избирком, и они были приняты. Так что, надеюсь, все пройдет гладко... - в этот момент дон выделил в толпе и в вип-ложе взглядом несколько людей, который как раз были из коммуны, и с которыми ему предстояло еще побороться. - Правда, недоброжелатели как всегда захотят все испортить. Но уж куда без этого. В общем, как один из первых вкладов в свой будущий возможный пост синдика, я основал фонд в поддержку семей, чьи родственники погибли месяц назад в террактах, прогремевших по Палермо. Как вы знаете, взрыва было два. И оба в благополучных мирных районах. Один раз - случайность, а вот второй... Так как никто еще не взял на себя ответственность за содеянное, то мы, силами жителей города, решили помочь пострадавшим. Все деньги, которые вы потратите на аукционе, которые вы заплатите за удовольствия в этот вечер пойдут в фонд. Разумеется, мы так же ждем безвозмедных щедрых подарков от влиятельных людей. Очень хотелось бы помочь тем людям, кто остался без родных.
Антонио на некоторое время замолчал, отмечая что-то вроде минуты молчания. Кажется, почти весь зал так же притих. Сказав последнюю фразу, он почему-то вспомнил о смерти своего отца и брата. За это ему никто не платил деньги. - В остальном - развлекайтесь, дамы и господа! Сегодня ваш вечер. И, пожалуйста, не портите обивку диванов и кресел; они совсем новые.
___________
Саша Гиршман
Микка Стольетти
Собственно, все. Рассказав все, что планировал, Антонио снова спустился на танцпол, подцепил с подноса мимопроходящего официанта стакан виски, и пошел вглубь толпы. Возвращаться к бару он не торопился, и пока просто рассматривал людей, который находились в зале. Быстро выпив дозу виски и передав опустевший стакан тому же официант (а может и не тому, они все тут похожи), мужчина прошел еще дальше. Как раз в этот момент зазвучала лиричная песня, и некоторые разбились по парочкам. Разумеется, Тони был один, но его взгляд уже упал на одну милую девушку, которая, впрочем, танцевала с молодым парнем. Слишком молодым для нее. Подцепив пальцами узел галстука, чтобы просто его немного ослабить, он в два шага преодолел расстояние до танцующей пары.
- Разреши.
- фраза предназначалась юноше, приобнимающему девушку за талию.

58

Саша Гиршман
Антонио Морелло

Ну а кто когда говорил, что призрачная доля хамства и капля наглежа, тщательно завуалированные за ширмой кокетства и флирта, не будут в итоге наказаны? Ведь все равно, в каждой ширмочке, в особенности, если эта ширмочка скрывает величайшее творение Существа с Верху, то есть – женщины, в таком зановесе всегда отыскивается хоть и маленькая, но все равно дырочка, либо щелочка.. Не важно как называть, тут важен результат. Вот и Саша послал ответный "удар", воплотившийся в не менее язвительное замечание "бейлиз – попса". Девушка лишь хмыкнула, мысленно же улыбнувшись радостно хлопку по плечу. Ну нравилось ей все больше, когда Саша к ней прикасался! Главное, чтобы не слишком больно.
-А откуда ты знаешь. Может я вообще – самая что ни на есть попса. Вот и напитки выбираю себе подстать.
Ну не хватало только высунуть язык и с полным удовлетворением продемонстрировать его зазнавшемуся мальчугану. Хотя, а она что – лучше? Такая же зазнавшаяся хамка.. Ну просто это игра, которая не может не вызывать улыбки, и оба собеседника это прекрасно понимали, что доставляло еще большее удовольствие. Хорошо, когда тебя понимают, что бы ты не творил. Хорошо, когда тебе в ответ творят то же самое, и ты тоже это понимаешь. Все хорошо, вот и с Сашей было хорошо. А еще лучше, когда это "хорошо" переходит в степень "замечательно", ну или хотя бы "прекрасно"…. И как-то Мик уже даже перестала терзать себя заоблачными надеждами, как те начали сбываться, а если точнее – Саша вытащил-таки себя со стула и направился в сторону танц-пола, прихватив с собой за руку и саму Мик. Ох, и какая широкая улыбка сияла на лице Мик по дороге к выбранному молодым человеком месту! Вот такая веселая и счастливая улыбка, вызванная ощущением нужности кому-то, да еще и не просто кому-то, а кому-то так же нужному.. Ну, Мик так надеялась.. Или это все же был алкоголь и обещанная доля смелости?
"В танце главное – не тело, в танце главное – душа!" – Мик вспомнились именно эти строки при первом погружении в море музыки и теплое бурное течение плавного ритма.. Потонув словно в океане чувств и эмоций, девушка даже не отдавала себе полного отчета в своих действиях. Происходило и происходило. Было и было. Будет и будет. Танец – это выражение того живого, что еще осталось в душе, выражение чувств намного более отчетливое, нежели словами. Конечно, слова тоже зачастую имеют огромную власть над сознанием людей, но порой нужно что-то такое молниеносное, чтобы человек даже не успевал задуматься обо всем происходящем. Тогда все выражаемое – на самом деле искреннее. Танец – это зеркало души, зеркало того всего истинного, что сейчас занимает большую часть твоего тела и мыслей. В большинстве случаев, все эти чувства – еще совсем сырые, еще вовсе не признаны самим хозяином тела, его мозгом, порой, они даже отвергаются.. Но если человек находится в полнейшей власти музыки, то все стены и барьеры, которые, возможно, до это так долго и старательно сооружались, рушатся. Только в танце видно человека настоящего, его внутреннее "я", пусть и не постоянное, но имеющееся.
Парень тем временем что-то попытался прокричать, Мик лишь кивнула в ответ ему головой, решив не придавать особо значения его словам. Это просто комплимент.. На самом деле.. Каждый все оценивает по-своему. Впрочем, мне главное, чтобы мне нравилось. Потом – Саше, что и происходит, по его словам. А уж потом – всем остальным. Хотя, можно обойтись без остальных. Девушка легко улыбнулась своим мыслям; улыбка стала еще шире, когда Саша приобнял ее за плечи. Еще мне нравится, когда меня обнимают за ноги. Вот тогда чувствуешь, что действительно нужна человеку. Только тут еще рано говорить "нужна". Только тут ты, Мик, пьяна. Ох, пьяна-пьяна.
-Не устала. Вспомнилась сценка из какого-то давно просмотренного мультика: "Упал. Упал. Не упааал." Так и Мик "не устааала". Хотя, небольшая передышка требовалась девушке, потому она прижалась к парню, обеими руками взявшись за воротник его пиджака.
Каблуки, конечно, восполняли разницу в росте между Мик и молодым человеком, но для следующего задуманного маневра требовалось резко подрасти хотя бы сантиметров на пять. Пришлось пользоваться подручными средствами, довольствуясь тем, что получалось. Микки приподнялась на носочки, в то же время одной рукой наклонив лицо Саши вниз, взявшись для этого своей рукой за его пушистый затылок, и потянувшись своими губами к его уху…. Что-то хотела она такое прошептать, отчего по ее губам проскоьзнула очередная улыбка, но не успела….
Мужчина даже не спросил у нее разрешения, он сразу же перешел с насущным вопросом к Саше, да и вряд ли бы отказ Микки что-то значил бы для него. Мик как-то удивленно посмотрела на только что подошедшего, потом на своего миловидного кавалера, потом снова на мужчину и, наконец, опустилась с носочков на полную ступню, правда, предварительно успев прошептать быстро на ухо Саше, что скоро вернется.. Прошептала тихо, но близко к уху, коснувшись его легонько своими губами. Ги должен был услышать эти слова, ну или хотя бы почувствовать их.
Девушку немного качнуло, она замерла между двумя представителями сильный половины человечества. Главное, чтобы они не забыли, что они не только сильные, но еще и здравомыслящие да и серьезные люди.

59

Спустя минуту уже и музыка перестала выделяться из общего шума. Просто громкий фон, молодежь, люди постарше... Очередной стакан сока... Скука смертная... Для него скука... Как бы не старался улыбаться; не пытался наслаждаться...
Саччи, мать твою, научись расслабляться!!!
Мимо прошел дон, и от его ответа на простой вопрос Сергио закашлялся, улыбнулся и кивнул. Он внимательно следил за тем, как Антонио идет к сцене, поправляет микрофон. Речь, которая сначала не заняла внимание адвоката, стрельнула по нервам на словах о взрывах. Сразу промелькнули картинки разрушенного дома (он ездил туда после больницы, смотрел), стало страшно. В этом адском огне погибла его горничная Виктория, сосед, молодая пара с маленьким ребенком... Страшно... Эти люди заплатили слишком большу цену за его жизнь. Он выжил - другим не повезло... Сергио слушал босса и мрачнел с каждой секундой. В аукционе он участвовать не будет - стопроцентно, а вот выделить определенную сумму - запросто. Хотя бы потому, что из-за него три семьи потеряли родных. А Сергио на своей шкуре знал, как это... Стало тяжело на душе. Он повернулся к бармену, бросив короткое:
- Сто - коньяку... - залпом выпил, выдохнул.
После пламенной речи возобновилась музыка. И на медленной композиции захотелось вспомнить ту саму, уже упоминаемую в мыслях, молодость. Сергио встал и прошел в глубину танцпола, приглашая какую-то блондинку, которая сразу растаяла в его руках. Вечер все же обещал быть приятным. Саччи улыбнулся в предвкушении.

60

Антонио Морелло
Джулс Эмете

Слова, сказанные доном, озадачили Орсо. Может из-за алкоголя он не сразу понял. Почему Абруцци должен так поступить? Ведь это нормальное дело. Ужин с известными людьми – классический лот на благотворительных аукционах. Так что же такого в том, что Фабретти охота больше поужинать с  Джулсом или Санто, чем с неизвестным ему певцом? Зачем так все… опошлять?
Осознание пришло после последней фразы
-Пощупай бедного парнягу за задницу, а то Имре ему не нравится.
Осознание вызвало кривую ухмылку у Фабретти. И слушая монолог своего босса, Орсо все больше погружался в себя. "Никакая политическая маска, ни холеная мимика и красивый запас слов не изменят ваше бандитское нутро, дон. Дед скажи, как я могу уважать того, кто меня не уважает? Я не понимаю? Мы же оба убийцы, жестокие и низкие существа, погрязшие в крови и в разврате. Так почему я тут, так и останусь внизу, а он взбирается вверх, непринужденно улыбаясь? Уже почти недосягаемо, и при этом не отказывает себе бесцеремонно пользоваться своей властью над нами, явно упиваясь этим. Почему это так привлекает? Черт."
Орсо со стуком поставил стакан на стол. Никто не видел его, все взгляды устремлены на человека в белом с сияющей улыбкой и потрясающим обаянием. От лицемерных речей стало вообще тошно. Фабретти сам был не ангел, так что не имел права судить даже внутри себя. От этого он задыхался, казалось, в помещении нечем было дышать. Он оттянул галстук и расстегнул первую пуговицу на воротнике. Не помогло. Он затушил сигарету в пепельнице и взглянул на Эрмете.
Красивый профиль. Крупный нос, четко-отчерченные  губы, надменный разлет бровей. И глаза тоже устремлены на босса. Орсо усмехнулся. Бросив взгляд на кандидата пост синдика, контрабандист прошел мимо Джулса, легко коснувшись рукой его плеча.
- Извини, Джулио, кажется, наш дон немного неправильно меня понял. Я выйду. – бросил напоследок и стал пробираться к  выходу, не дожидаясь окончания речи. Очутившись на улице, он оперся спиной о стену и запрокинул голову, с наслаждением вдыхая ночной воздух. Прохладный ветерок выветривал опьянение. А вместе с этим восстанавливалась и ясность рассудка. Глупая обида проходила, и Орсо успокаивался.  Но покидать улицу не спешил. Вытащил последнюю сигарету из пачки и закурил. Сама пачка полетела аккурат в мусорную корзину, стоявшую у входа в клуб.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Ночной клуб "Sole Nero" » Зал первого этажа и бар