Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Сержио Марикьяре


Квартира Сержио Марикьяре

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

Джанлука проснулся первым. Спросонья уселся на край кровати, запутался в сетке с непривычки и аккуратно, стараясь не шуметь больше сделанного, выбрался из белесого кокона. Он сходил за своими полурастерзанными вещами, вернул себе более-менее просохшее с утра белье, а брюки были измяты и еще оставались совсем сырыми, потому он их повесил, куда смог в ванной приткнуть. Чтобы не создать впечатление ненароком, что он уже ушёл, Лука размялся прямо рядышком с кроватью и устроился отжиматься на кулаках. Обычная утренняя процедура. "А потом надо бы в "качалку". И заглянуть домой, к родным. Интересно, Сержио не разозлится, увидев меня тут, когда проснется?" Лука не думал, что у Сержио в привычке пользоваться разок человеком и выкидывать вон из своей жизни. Нет. Он делал скидку на то, что живущий в одиночестве человек может не любить утром кого-то обнаруживать подле себя. Но он решил, что лучше разозлить, чем обидеть уходом. И потому остался и отжимался.

Отредактировано Джанлука Капелетто (2009-05-28 21:59:34)

62

Утро, точнее время когда он просыпался, Сержио откровенно не любил. Он был настолько совой, что будь его воля отменил бы световой день напрочь. Открыв глаза, Сержио еще какое-то время непонимающе смотрел по сторонам. Что-то было не так. Непривычно. Полог откинут, а с пола раздаются какие-то странные звуки. То ли трахает там кто-то кого-то, но кой черт тогда в моем доме, если трахаю не я. То ли ... я еще сплю.
Приподнявшись на локтях так, что теперь наконец-то стало видно, что там происходит, Сержио удивленно замер. В поле зрения появлялась и пропадала дивная задница в белых облегающих трусах. Сильно облегающих. Не скрывающих ничего, совершенно. Лишь подчеркивающих.
- Эй, куда?
Реплика вырвалась невольно, когда зад в очередной раз пропал из вида, но больше не появился. Вытянув шею, Сержио таки умудрился увидеть, что ему не померещилось и не приснилось ничего, а на полу и правда лежит Джанлука.
Так. Вспоминаем. Он приехал вчера и привез шлем. Это я помню, отлично. Выпили кофе. Черт! Он мыл мне спину! Я таки соблазнил его. А дальше что?
Память не отшибало и выпивка была не при чем, просто по утрам он почти всегда туго соображал, обычно помогало кофе, но его Сержио еще не пил. Вопрос о том, что делать дальше был весьма актуален, Сержио менял любовников, подчас даже не удосуживаясь спросить их имена, а потом без сожаления расставался с ними. Иногда встречался еще раз или два, иногда даже крутил романы, но никогда ему не хотелось так сильно просто прикоснуться к кому-то. А вот к этому парню вдруг захотелось. Вчера. И утром это не прошло. Сержио предпочел бы проснувшись, увидеть его рядом, точнее ощутить. Чтобы вновь руки касались сильных мышц, а губы ловили бархатистость кожи, а еще хотелось ощутить как затапливает его мощь молодого зверя.
И в кого ж ты такой уродился то? Сущий медведь.
- Доброе утро, вижу чувствуешь ты себя отлично, раз упражняешься. Прежде чем что-то будет или не будет, напомни мне, что ты там вчера выбрал?
Как говориться утро вечера мудренее и то, что возможно казалось вчера парню привлекательным, сегодня могло оказаться не столь желанным, а потому Сержио давал ему шанс передумать.

63

Джанлука перестал валяться на животе и сел, скрестив ноги по-турецки. Удобно так было. И лапы на лапы улеглись. То есть руки на ступни. К мускулам еще и гибкость добавлялась. Возможно, потому он и не перебарщивал с размерами накачиваемых частей тела.
Он не просёк тонкого поворота с выбором вариантом, задумчиво посмотрел сначала на мужчину, потом стал оглядывать красивый балдахин его кровати, бессознательно потёр ладонью свой коротко стриженный затылок и проморгался.
- В общем-то, я же не ушёл. Потому ... - опять он столкнулся с проблемой откровений, а от них ему было душно и неловко, потому он краснел и мялся, от такой запинки стало стыдно, он же взрослый человек, - ...потому после душа у нас был секс.
Он даже глядя в лицо Сержио это сказал. Как партизан-герой держался. Уши пылали. Потом заметил, какой Сержио помятый, небритый, заспанный. Плечи расслабились, налитые силой и напряжением.
- Ты завтракаешь, когда просыпаешься? - заботливый большой плюшевый зверь, - Я могу приготовить, если тебе не вылезти из кровати. Если тебя вообще всё это не раздражает.

64

Боже и это взаправду что-ли все? Честно-честно? Да быть такого не может. Как кто-то там из великих сказал "Не верю!"
Такая откровенность вкупе со смущением и румянцем на щеках делала Джанлуку сказочным принцем, но никак не реальным парнем двадцать первого века. Сержио даже умилился про себя, а потому язык не повернулся сказать какую-нибудь забавную пошлость, которые частенько срывались с языка по утрам, до первой чашки кофе. Однако не поддеть его было выше сил, румяные щечки были столь соблазнительны, что Сержио всячески провоцировал парня на новую розовощекую вспышку. Добродушно улыбаясь, Марикьяре спросил:
- Мммм? У нас был секс? Кто бы мог подумать, что такое в жизни бывает? И как тебе?
Рассмеявшись, он упал на спину, расслабляя плечи.
- Иди сюда, - похлопав по упругому матрасу рядом с собой.
- Не раздражает. С удовольствием что-нибудь съем, только вот есть у меня нечего, надо было утром заказать что-нибудь, но я забыл, так что даже если сделать это сейчас, привезут не раньше чем через час.

65

Улыбки, смех, добрый взгляд - и Джанлука даже подумать не мог, что над ним издеваются. Он тоже улыбнулся, но несколько растерянно. Так как эта тема была всё ещё щекотливой для него. Он не знал, как смотреть на человека, который так пристально рассмотрел его тело, так... провел с ним время. И о чем с ним говорить, чтобы это не вызывало насмешек?
Ох, как сложно. Джанлука смотрел на свои большие ладони и молчал. Потом поднялся и аккуратно, чувствуя себя слоном в посудной лавке, примостился рядом с Сержио на матрас.
- Извини, если я не по адресу с вопросом, но как вести себя правильно после того, что было? Я не хочу этой затягивающейся неловкости и неказистости с моей стороны.
Джанлука осторожно прилёг рядом и уложил руку горячей ладонью на плечо Сержио.
- И ещё, - улыбнулся он мягко, - я всё время хочу касаться тебя. Просто касаться. Ну... - приподнял он брови, вместо пожатия плеч, - и не просто тоже. Пока мы наедине, ты не против? - он смотрел на Сержио ожидающе, тёмные глаза блестели добрыми плюшево-медвежьими бусинами.
Голос его был низким, негромким и нежным, таким нашёптывают что-то уютное баюкаемому малышу.
Тут он вспомнил о завтраке, который на время застили откровенности.
- Мы быстрее доедем до меня и... конечно, если тебе вообще интересно и есть время ехать ко мне.

Отредактировано Джанлука Капелетто (2009-05-29 01:12:58)

66

Когда Лука лег рядом, Сержио перевернулся на бок и подпер согнутой в локте рукой голову. Улыбчиво глядя на явное чувство неловкости, но не за то, что он лежит рядом, а скорее за то, что разрывается между тем, что ему хочется и тем, что ему внушали добропорядочные менторы, Марикьяре коснулся тыльной стороной ладони щеки парня, а потом прочертил рукой долгую дорожку от подбородка по шее и груди.
- Возможно пока тебе это может показаться трудным, но все же стоит вести себя естественно. Ничего постыдного в том, что было между нами этим утром, нет. Стыдиться или смущаться здесь нечего. Если тебе хочется спросить или сказать что-то, то просто делай это. А еще лучше и правда делай, тело оно правдивее и искреннее любых слов.
Глядя на сильное тренированное тело Луки, Сержио решил объяснить на более понятном для него примере.
- Ты ведь наверняка не просто железо таскаешь, но и спарринги проводишь. Разве при этом ты сопернику что-то говоришь словами? Но он прекрасно понимает твои взгляды и ловит каждое твое движение. Здесь примерно так же все, ну разве что победа достается одна на двоих и проигравшего нет.
Поймав улыбку Джанлуки, Сержио не удержался и сорвал ее с губ парня поцелуем. А потом прошептал, почти не размыкая прикосновений губ:
- Касайся. Где хочешь. Как хочешь. И не просто тоже.
А собственные руки наглядно демонстрировали как и где он хотел бы, чтобы его коснулся Люк. Было очень заманчиво отложить завтрак на пару часов, а то и до ужина, тем более, что сегодня был выходной и у Джанлуки тоже, Сержио успел перед уходом заглянуть в комп и полюбопытствовать на график работы охраны клуба, кажется именно это совпадение и стало той последней точкой в делеме "да или не стоит".
До ужина он не доживет, просто умерев от голода, но на пол часа завтрак все же забылся напрочь. Дорвавшись до Луки, а потом задохнувшись в феерии ощущений от прикосновений сильных и на удивление ненасытных рук, Сержио вдоволь насладился небольшим аперитивом перед завтраком заставив все же зверя зайтись в стонах, когда умелые губы и язык довели парня до экстаза. Сержио любил такие маленькие удовольствия, не находя ничего зазорного в том, чтобы поработать головой. Довольно облизнув губы, он приподнялся, оперевшись локтем в кровать, откровенно любуясь раскинувшимся любовником, что все еще приходил в себя.
- Я с удовольствием позавтракаю у тебя, если это было предложение. Готов? Или дать тебе еще пол часика поваляться? Правда я не гарантирую, что через пол часа ты вновь не окажешься в таком состоянии.
Довольно рассмеявшись, Сержио крепко обнял Люка и жарко поцеловал его в губы.

67

После оргазма Джанлуке было хорошо, уютно, спокойно. И хотелось свински спать! Он поморщил нос, прижал кулак к губам, зевая. Потом потянулся всем своим большим тренированным телом, неосознанно соблазняя любовника. Хотя не важно, как он двигался. Он только оставался собой и этого было достаточно.
- У меня ничего впечатляющего нету,- речь шла о квартире, - но зато есть еда, которую можно приготовить, это сейчас как раз вовремя.
Пережитые сладкие моменты отзывались таким замечательным букетом ощущений. И севший было на постели парень спросил у Сержио, как обычно, негромко и мягко.
- Это будет очень некстати, если на полчаса сейчас всё-таки остаться в кровати? Сонно. Неказистый любовник я. Теперь клонит в сон.

68

Сержио просто рассмеялся, беззлобно, без издевок или подколок, просто было весело. На него самого секс действовал как хорошая порция кокса, такой заряд бодрости, что ни о каком сне обычно речи не шло. Наверное поэтому он и мог трахаться всю ночь напролет, что после каждого оргазма энергия лишь усиливалась. А Лука оказался настоящим мишкой, сладко посапывая после экстаза. Чмокнув его в припухшые губы, Сержио толчком ладонью в грудь отправил парня обратно на подушки.
- Поспи, а я пока в душ и кофе сварю. Понравился утром или что-нибудь менее "горячее" сделать?
Из кровати надо было срочно уходить, иначе Луке грозило не уснуть, а ему самому никогда не добраться до завтрака. Поднявшись, Сержио откинул окончательно полог и нисколько не смущаясь того, что сам он совершенно голый, направился в ванну. Контрастный душ, умывание, бритье и прочие утренние радости, после чего замотав бедра полотенцем, Сержио стараясь не разбудить спящего Джанлуку, ушел на кухню, попутно прихватив из ванны его брюки. Положив их в стиральную машинку, Марикьяре включил режим сушки и усмехнулся про себя, что подозрительно странные утра у него пошли, он уже не в первый раз занимается чужими штанами. Через 15 минут машинка щелкнула и отключилась, брюки вполне были сухими, а немнущаяся ткань избавляла их от встречи с утюгом. Аккуратно сложив, Сержио повесил их на спинку стула.
Пока заваривался кофе, была проведена полная ревизия того, что было в холодильнике. С позавчера оставалась кое-что из мясной нарезки, упакована она была в специальный контейнер, так что даже не заветрилась и пахла весьма приятно. Остальное было безжалостно выброшено в мусорное ведро. Закурив, он соорудил пару бутербродов, добавив туда много сыра, а потом повернул голову в сторону комнаты и достаточно громко позвал:
- Лука, вставай, соня, ты обещал мне приглашение в гости и завтрак.
Спал парень даже не пол часа, а сильно побольше, учитывая, что пол часа Сержио только в душе отмокал.

Отредактировано Сержио Марикьяре (2009-05-29 02:42:35)

69

- Лука, вставай, соня, ты обещал мне приглашение в гости и завтрак.
Он поднял мятое лицо от подушки и улыбнулся сонно. Надо же, его не будили вот так, позвав по имени, уже со школьных лет. Как только он стал жить один, а это случилось в 18, он больше не просыпался от криков идущей по коридору матери, которая устраивала подъём своим пятерым чадам. Сейчас же, услышав, как его будит Сержио, Лука был счастлив.
Он вышел сначала на кухню. Остановился в дверном проходе, руками упершись в раму.
- Я ополоснусь, ладно?

70

Не особо отвлекаясь от кофе, Сержио коротко взглянул на появившегося Луку, улыбнулся и кивнул:
- Да, иди, с душем думаю ты и сам разберешься, зубная щетка на полочке лежит новая, можешь взять. Одежду не забудь, - кивнул на спинку стула, где висели брюки и лежала футболка.
Когда парень ушел, Сержио напомнил себе, что и самому стоило бы одеться и не ради того, чтобы не смущать невинность своим видом, а чтобы самому хоть немного угомониться и не лишить себя завтрака. Но кофе это святое, прерваться сейчас значило испортить все, а значит придется побыть так.

Отредактировано Сержио Марикьяре (2009-05-29 18:34:52)

71

Организованность заботы так порадовала и вовсе не дала хода мыслям, что для Сержио привычно, что у него ночуют какие-то люди, которым к утру нужна вакантная щётка. Да в принципе Луке только предстояло как-нибудь после дойти до озарения, что Сержио себя в связях не привык ограничивать и у него таких Люков бывала пара дивизий.
Шустро отфыркавшись под водицей, Лука вернулся уже одетым. Вещи-то с собой он в ванную захватил с посыла Марикьяре. Сам бы наверняка прохлопал бы ушами. Нет, он был парнем самостоятельным. Но порой терялся и утрачивая дальновидность.
- Пора ехать за завтраком, - скаутски-бодро сказал он, улыбаясь солнцем с постера о здоровом образе жизни. Подошедший к Марикьяре парень помаленьку загасил свою улыбку и, будучи уже очень близко, сосредоточенно сопя, дёрнул с его бёдер двумя пальцами полотенце. В этот же момент он пробубнил:
- Одеваться пора.
Но за всем этим бой-скаутским самовыражением было ясно видно, что ему просто страсть, как хотелось сдёрнуть с Сержио полотенце, только откровенно пока выразить это не получалось и ему было необходимо что-то говорить, как-то оправдать свою тягу и приукрасить ситуацию. То, что всё итак понятно, соображал даже сам Лука, потому он, осознавая, как разоблачил сам себя, стоял и сминал в руке полотенце, не поднимая от него глаз.
- Это глупо?

72

- Пора ехать за завтраком
Сержио обернулся на появление улыбчивого красавца, а иначе как-то не удавалось назвать его с такой лучезарной улыбкой, разве что Солнышком, но слишком уж не мал был размерами и габаритами парень, чтобы так его назвать.
Медвежонок и судя по этой лыбе ой не плюшевый то.
- Кофе и можем ехать, без него я не человек.
Разлив кофе по чашкам, Сержио обернулся поставить джезву на плиту и, хотя к приятному, но все же удивлению, уставился на то, что сотворил с ним Лука. А парень, смутившись едва ли не по привычке, мял в руках сорванное с него полотенце. Нисколько не смущаясь наготы, Сержио обернулся и оперевшись локтями о край столешницы, улыбнулся, глядя искрящимся задорными искорками взглядом.
- Глупо? Вряд ли, скорее мило и весело. Глупо было бы сказать, что ты хочешь это сделать, а потом сообщить, что это плохо, развернуться и уйти. Лука, глупость можно сказать, но сделать ее невозможно, делают обычно ошибки, но я бы не назвал это, - выделив голосом это слово, вложив в интонацию столько смысла, что не понять его было бы невозможно, - ошибкой.
Сделав пару шагов, Сержио оказался рядом с Джанлукой, приобнял его и с отчасти скрываемым восторгом, задрав голову, поцеловал его. Высокий, статный, сильный и при этом такой тискательно-милый Лука все время заставлял ощущать это щемящее чувство восторга, находясь рядом с ним. Оставив еще один поцелуй теперь уже на плече парня, Сержио посмеиваясь оставил его в покое, дав спокойно выпить кофе и съесть бутерброд.
- Это твой, свой я уже умял.
Сделав пару глотков кофе, Марикьяре прихватил с собой чашку и улыбнувшись, ушел одеваться. Вернувшись через пару минут, он поставил чашку в раковину, сообщив:
- Я готов, идем. Помнишь куда положил шлем, что ты привез вчера? Забирай его и выходим.
Выставив на центральном пульте кондиционера уже привычные 16 градусов, Сержио рассовал по карманам все необходимое и взял с полки свой шлем.

------Квартира Джанлуки.

73

----из клуба Соле Неро

Прошло несколько дней с момента их первой ночи, но по ощущениям Луки словно бы несколько лет, жизнь переменилась и он испытывал вполне распространённый среди влюблённых букет чувств, который возглавлялся мыслью "как я жил до тебя?!". Ничего сверхоригинального. Но этот парень и был прост, а в том и заключалось его обаяние. Этот парень в общем-то и не парился по поводу того, что варилось в его душе.
пару дней назад днём на диком пляже он сам решился подкатить к Сержио со своими желаниями и чувствами, руки лезли, куда им хотелось, а лука выдал только "ну, что ты будешь делать...", не собираясь меж тем останавливаться на достигнутом. Првородно чистые эмоции и тяга кристалльная, как родниковая вода, в его любви к Сержио не было ничего, что запятнало бы кого-то из них двоих.
В прихожей Лука шустро стянул с себя футболку, ухватив ее двумч пальцами под затылком. Ему было жарко, а в квартре Сержио было, как обычно, блаженно прохладно. И он не собирался делиться этим волшебным ощущением с какой-то тканью.
- Я должен пойти гулять с Себо, обещаю уйти тихо-тихо, - он улыбнулся, носом тыкаясь в короткие темные волосы на затылке Сержио.

74

--------"Sole Nero"

Вечер как вечер, Сержио даже позволил себе то, что крайне редко делал в клубе, где работает - потанцевать. Однако, мероприятий на эту ночь не планировалось, публика была в меру беспокойная, охрана работала на ура, Санто где-то отсутствовал, так что со спокойной совестью можно было свалить домой не под утро, а уже сейчас. Глянув на часы, Сержио подумал, что два часа ночи это еще не так поздно, особенно для того, кто работает по ночам, пусть и не каждую ночь. У себя в кабинете, собираясь домой, он набрал номер Луки, который был в эту ночь выходным, согласно графику смен охраны, и поинтересовался, не хочет ли тот заглянуть в гости. Ответ заставил улыбнуться и поспешить.
Заехав за Джанлукой, Сержио довольно улыбнулся, когда сильные руки, сидящего позади парня, сжали его тело. Это почему-то напомнило их милую прогулку по дикому пляжу. Положив шлем на полку, Сержио начал раздеваться, снимая куртку и скидывая туфли, он всегда предпочитал ходить дома босиком. Раздевался как оказалось не только он, Лука успел не только разуться, но и стянуть с себя футболку. Не то, чтобы Марикьяре имел что-то против, скорее наоборот, а уж при том, что руки вновь обняли тело, а теплое дыхание коснулось кожи головы, когда большой медведик прошептал, что будет тихим-тихим.
- Мммм, утром так и быть, ты можешь "тихо-тихо", но обещай, что на ночь это не распространяется, обожаю когда ты напрочь забываешь о глупых приличиях.
Урчаще рассмеявшись, Сержио развернулся, не размыкая рук Луки, взглянул на него, а потом жадно впился поцелуем в губы. Шепча между поцелуями, Сержио увлек за собой парня, на ходу расстегивая ремень его джинсов:
- Я просто адски хочу тебя.
Идти на ощупь не так просто, лево-право при таких головокружительных поцелуях, отчего-то так и норовят поменяться местами, а потому вместо гостиной они оказались в спальне. Сержио собирался слегка разнообразить места соблазнения и разврата, но сейчас и кровать была кстати. Это был уже не первый раз, настолько не первый, что Сержио наконец-то позволил себе позабыть о возможных неудобствах Луки и оторваться в страсти по полной. Когда не остается ни мыслей, ни сомнений, ни границ и даже дыхание куда-то исчезает, потому, что вспоминаешь о нем, лишь когда обессиленно раскинувшись на смятых простынях, прижимаешься к заходящемуся в таких же судорожных вдохах любовнику, чувствуя какую-то удивительную нежность. Она обычно проходит стоит лишь страсти успокоиться, но сейчас Сержио буквально задыхался ею, лаская Луку нежными поглаживаниями рук и мягкими поцелуями.

75

Напрочь забывать о глупых приличиях у Луки выходило пока что не очень, но он старался абстрагироваться от того, что за стенами есть соседи. И надо заметить, Сержио вцелом, а в частности его руки, губы, язык, и прочие примечательные части тела, ему в том очень помогали.
Во время их близости, если не говорить о физическом аспекте, Лука улетал в такие дали, где ощущал себя в невесомости, полной молочного сияющего блаженства, он был счастлив так, как дитя радуется улыбке матери, как лес радуется дождю, в общем, говоря проще, он был по уши влюблён в Сержио Марикьяре, и души в нём не чаял, сам факт внимания Сержио к его скромной простоватой персоне возносил Луку на вершины экстаза, ничего неординарного, лишь реакция глубоко втюрившегося парня, склонного рядить в святого предмет своих воздыханий.
Да, тихонько у них не вышло. Лука приходил в себя, дыша пока отрывисто, зато вовсю улыбаясь в потолок. Нет, конечно, это были не столь глухие времена, когда искусных любовников было еще поискать, только у Луки на этот счёт был в жизни лишь Сержио, он интуитивно догадывался, что с любовником ему несказанно повезло, если говорить уже не о чувствах, а исключительно о физической составляющей процесса.
Но, конечно, сейчас Лука в такие дебри не залезал.
- Расскажи мне что-то о себе, можешь? Что-то такое, что может показаться неважным.
Он перебирал пальцами тонкую ткань сетки над кроватью, а другой рукой бессознательно гладил кожу Сержио, ощущая прохладную влагу на ее горячем шелке.
- Зачем она тебе? ...эта сетка.

76

С ним было хорошо и до, и после. Даже просто вот так лежать и чувствовать как мерно поднимается и опускается могучая грудь, как его пальцы поглаживают плечо и спину. Удивительно это было и странно, но все равно приятно. Сержио редко когда повторял встречи с любовниками, предпочитая необременительные отношения с вечно новыми кандидатами, а вот с Лукой почему-то так не получилось. Может еще и потому, что парень был таким искренним и при этом ненавязчивым, но только одна встреча сменяла другую, а Сержио было все мало.
Откинувшись на спину, уперевшись локтем в кровать, Сержио дотянулся до тумбочки и взял сигарету. Закурив, он помолчал какое-то время, а потом взглянув на сетку, ответил:
- У меня энтомофобия. Я не выношу насекомых. Никаких. Даже при том, что окна я открываю редко, при центральном климат-контроле их можно вообще никогда не открывать, я опускаю сетку на время сна, просто чтобы спокойно спать. Даже зная, что в квартире нет ничего ползучего или летающего, так спокойнее.
Откинувшись на подушки, затянувшись пару раз, Марикьяре помолчал, вспоминая то, что родило его фобию, а потом негромко рассказал:
- Мне было около семи лет тогда, мы жили на окраине Неаполя. Босоногое детство с играми в разбойников, похищения и выкупы. Было весело, у нас была большая компания таких же как я задир. Играли мы обычно в ближайшем лесу, до него было рукой подать, а прятать там жертв было удобнее, чем на городских улицах. В один из дней жертвой выпало быть мне. Меня похитили разбойники, послали ультиматум о выкупе, а до тех пор спрятали меня в лесу, связав и заткнув рот кляпом. Хорошо еще хоть к дереву не привязали, веревки достаточно длинной не оказалось, так что просто по рукам и ногам, а потом толкнули в кусты. Быть жертвой скучно, валяешься себе в лесу пока тебя не найдут или не отпустят. Это был первый и последний раз когда я ею был, да и вообще потом никогда больше не играл в разбойников. Затолкав меня в кусты, никто не обратил внимания, что там оказался здоровый муравейник, а я даже встать не могу, потому что руки связаны за спиной, а ноги не только по щиколоткам, но и в коленях. Я почти ничего не помню из того дня, словно кто-то стер память. Очнулся я уже в больнице, мать призраком сидит рядом и молиться. Я лишь потом узнал, что три дня провел в реанимации, муравьи были повсюду, в ушах, в носу, по всему телу под одеждой. Я видимо катался по земле и часть из них давил, за что они лишь еще больше стервенели, вгрызаясь в меня своими челюстями. Несколько штук достали из легких, засунув мне какую-то трубку туда. Отравление муравьиной кислотой было настолько сильным, что врачи не давали мне больших шансов в те три дня. Но я выжил, хотя теперь у меня кроме фобии еще и сильнейшая аллергия на любые укусы, начинается отек Квинке и я задыхаюсь.
Докурив, Сержио тут же взял еще одну сигарету, кажется одной ему с таким рассказом оказалось мало. Через пару затяжек воспоминания отпустили и стало легче, Сержио взглянул на Луку и рассмеялся.
- Захочешь меня убить просто подсунь в постель какого-нибудь жука и я гарантированно умру от разрыва сердца.

77

Лука внимательно его выслушал, история так и оживала перед его глазами, было страшно и Сержио было просто по-человечески жаль, а уж человечности в этом медведе было вдосталь.
Покуда он слушал, рука его сжалась на плече Марикьяре, как будто он пытался поддержать его, оказавшегося на краю бездны или нового морального потрясения. В общем-то, это могло покоробить взрослого мужчину, у многих самцов водился неслабый пунктик по поводу касаюейся их жалости. Но у Луки было много младших сестёр и братец, потому он привык поддерживать и утешать, даже не задумываясь о том, на сколько это его стремление может оказаться неприятным для предмета его опеки.
- Я не захочу тебя убивать, - ответил он и повторил зачем-то, медленне, тише, оставаясь серьёзным не по ситуации, - Я не захочу убивать тебя.
Приподнявшись, он перевернулся на бок и подвер голову кулаком.
- Наверное, будет справедливо, если ты узнаешь, чего боюсь я.

78

Это большое чудо оказывается был не только доверчивым и ласковым, но еще и очень чутким. Лука, реагируя на каждое слово, невольно выдавал себя, когда даже не осознавая этого, бросился защищать уже выросшего мальчика, обнимая крепкой рукой за плечи и словно бы стараясь выстроить невидимую стену между детским ужасом, ставшим взрослым кошмаром, и тем, что было сейчас между двумя мужчинами, не побоявшихся откровенности.
Вряд ли бы Сержио позволил кому-то так с собой обращаться, тем более на людях, но здесь и сейчас не было никого, зато рядом был удивительно милый медведик, в объятиях которого было так приятно утонуть и забыться, ощутить и довериться его силе. Потеревшись щекой о плечо Люка, Сержио улыбнулся, услышав его слова о том, что парень никогда не захочет его убить. Он не стал говорить, что всякое может случиться, что лучше не зарекаться, что будущее не предопределено, просто мягко коснулся его губ поцелуем за то, что здесь и сейчас Джанлука искренне верит в то, что никогда не захочет его убить.
Все еще улыбаясь, Сержио перевернулся так, чтобы лечь на бок, подперев рукой голову. Поза прекрасно позволяла одновременно любоваться лежащим рядом парнем, ласкать его грудь кончиками пальцев и в то же время внимательно слушать.
Справедливо? Удивительно, но ты кажется все еще веришь в справедливость. И правда чудо.
- Расскажи. Мне интересно.
Марикьяре предполагал чего может бояться такой парень как Лука, вероятнее всего он боялся за своих родных и близких, что может не оказаться в нужный момент рядом, чтобы уберечь, слишком уж много в нем заботы, мягкости и ласки. Но не той приторной, от которой хочется избавиться как от липкой сладости на солнце, а нежной и трепетной, легкой как вечерний бриз.

79

Сержио был проницателен. Он догадывался, что Лука боится за своих родных и близких. Да, боялся и ещё как! Панически порой! Но для того это было настолько есетственным страхом, что он не считал нужным о нём говорить, думая, что такой вид страха испытывают в принципе все люди. Все нормальные люди. Конечно, к таковым он сразу безоговорочно относил и Сержио. Потому о родичах он говорить не стал.
- Я не говорю о тех страхах, что одолевают почт всех людей. Я расскажу тебе о своём личном страхе, как ты рассказал о своём.
Его широкая горячая ладонь улеглась на кисть руки Сержио, поглаживая и исследуя кончиками пальцев кожу его руки.
- Этот страх родом из детства и он достаточно бестолковый. Мне было не так много лет, еще до школы, я просто испугался маскарадных масок или, вернее, блеска живых глаз за неживым лицом маски. Мать надела маску на какой-то праздник, и позвала меня, а я до жути испугался, тогда я еще был единственным ребенком в семье и как-то был покапризней, что ли. Конечно, я сейчас не ору при виде маскарада, но то чувство, которое я испытываю, схоже со ступором бандерлогов перед Каа, наверное.
Он рассказывал, пощипывая пальцами кожу на руке Сержио и только сейчас прекратил, виновато заглаживая растревоженные участки ладонью.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Сержио Марикьяре