Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Сержио Марикьяре


Квартира Сержио Марикьяре

Сообщений 31 страница 60 из 79

31

Сержио закупался основательно. Еды оказалось очень много, так что часть была расставлена тут же для начавшегося завтракообеда. Или уже ужина?
Аппетитные ароматы пробуждали организм отзываться в нетерпении, в желании наброситься на все и отведать из каждой тарелки понемногу.
Взглянув на сооруженную тогу, скрывающую плотно собою тело Сержио, Санторио присел на стоящий по соседству стул, поморщившись, выпрямив спину и вытянувшись по струнке, от того, что натянулись все порезы под пластырями, рискуя вот-вот открыться и закровоточить вновь. Но выглядело это совсем иначе. Со стороны невозможно было определить, откуда исходит боль, судя по занятому положению.
Наложив в свою тарелку пасты и сыра, Канэ взялся за вилку, наматывая на нее длинные спагетти, чередуя их с небольшими кусочками сыра. Хорошее начало дня. И не важно, сколько на самом деле времени, ведь сутки можно выстроить совсем по-другому от общепринятых, объявив утром то время, когда проснулся. Будь это хоть шесть часов вечера.
- Вина? Хотя для нас еще утро, не рановато? Может воды? Есть еще сок.
- Спасибо, достаточно воды.
И желательно холодной. Со льдом. Чтобы перестать чувствовать жар. Откуда он шел – не было ясно. В квартире сохранялась достаточно прохладная атмосфера, хоть за окном, правда, уже начинала устанавливаться привычная жара.
Доев все, до последнего, периодически поглядывая на Сержио, иногда даже встречаясь с его взглядом, от чего моментально отводя в сторону свой, Абруцци не стал задерживать дольше положенного, быстро поднявшись со стула, унося спешно запачканную едой тарелку в раковину, чтобы тщательно вымыть. Потому что просто так сидеть и смотреть на человека рядом с собой, было невозможно.
Зашумела вода.
- Как ты себя чувствуешь? Как спалось?
- Прекрасно. Хорошо. Никогда не чувствовал себя лучше. – Не подбирая слов, говоря все то, что первым приходило в голову, Санторио поставил чистую, высушенную тарелку рядом с раковиной, полагая, что владелец сам выберет, куда ее лучше потом убрать, машинально коснувшись оставленного на шее следа, усилием воли заставляя себя не смотреть в сторону Марикьяре.
- Не буду злоупотреблять твоим гостеприимством. Только воспользуюсь телефоном… - Вспомнив, что Серж ничего не знает об аварии, Санто и не стал вдаваться в подробности. Нужно было отыскать теперь свою одежду, связаться со всеми необходимыми людьми, чтобы заняться восстановлением ключей, пластиковых карт. Нужно было так же объявиться в полиции, уладить вопрос по сгоревшей машине. А уж потом заняться иными, не менее важными делами.
Не найдя остатков костюма в спальне, Канэ снова появился на кухне.
- Ты не видел мою одежду?

32

Обед прошел в непринужденной обстановке это явно не про них. Они оба старательно делали вид, что все как всегда и привычно, но оба по-видимому сились вспомнить, что же там было под полупрозрачным пологом в темной комнате. У Сержио даже мелькнула мысль, что может, как в клубе, завести себе тут повсюду камеры, как бы сейчас было проще.
Покончив в едой, Сержио сделал кофе, пока Санто кинулся мыть тарелки. Вид Санторио у раковины даже малость шокировал, Сержио усмехнулся и сказал:
- Хорошо смотришься. Я и не знал, что ты такой оказывается хозяйственный. А гладить ты умеешь? Утюг у меня где-то есть, но я с ним не особо хорошо обращаюсь. Это я к тому, что твоя одежда вон там.
Кивком головы указав на стиральную машинку, что давно уже отключилась, а значит одежда была выстиранной и высушенной. На слова о телефоне Сержио лишь кивнул, телефон весь обед лежал на краю стола, так что Санто прекрасно знал где его взять.
- Могу, дать тебе что-нибудь из своего, правда думаю, что мы с трудом найдет что-нибудь подходящее для тебя. Все брюки будут коротки, хотя можно привести в чувства твои собственные брюки утюгом, а вот рубашку взять из моих. Или поло, у нее воротник повыше и облегает шею лучше.
А потом без каких-либо пауз, словно с омут с головой, Сержио сказал:
- Санто, прости.
И без дальнейших объяснений было ясно за что прости, глупо было бы пытаться отпираться и делать вид, что все так и было, когда оба знали чьей работы этот засос.

33

Слова Сержа несколько разрядили обстановку. Улыбнувшись, а затем и рассмеявшись, Санторио привалился плечом к стене. То, с каким лицом произносил слова Марикьяре, выглядело довольно забавно. Он действительно его подкалывал.
- Мелкая моторика, знаешь ли, очень хорошо помогает отвлечься от того, что роится в голове.
Посмотрев на стиральную машину, Абруцци подошел к агрегату, открыв дверцу, вываливая наружу все то, что в ней не так давно открутилось, высохло и даже успело остыть. Одежда была чистой, но довольно измятой. Рубашку можно было даже не стирать, а выбросить изначально. Лоскуты на спине лишали ее напрочь всякого, даже сносного вида. В этом нельзя показываться на люди.
Скомкав рубашку в бесформенный мягкий шар, Санто придержал брюки за пояс, выпрямившись, придирчиво осматривая. Чтобы добраться до дома – вполне сойдет. А там можно отыскать что-то более приличное. Запасные ключи от квартиры он знает у кого взять. Так что без жилья никак не останется.
- Если ты не против, я возьму эту оранжевую футболку. Верну при случае. А это не мешало бы утилизировать. – Сунув в руки Сержа то, что некогда было сорочкой, Канэ серьезно взглянул на извинившегося коллегу.
За что?
- Тебе не за что извиняться. Все в порядке.
Каким образом появился все же этот засос – оставалось тайной за семью печатями. Но предавать слишком много значения и зацикливаться на столь несерьезной ситуации – напрасная трата времени. Возможно, об этом еще придет время подумать, но не сейчас. Все живы, никто не пострадал. Да и засос имеет тенденцию к исчезновению… И синяк… Если это его руки дело.
Жаль только, что память сыграла злую шутку, ничего не сохранив в своих архивах, а пропустив куда-то в бездну все наиболее значимое, сочтя незначительным.
Подняв с края стола телефон, Абруцци бегло набрал номер, назвав адрес, куда за ним следует приехать. После чего исчезнув в комнате, надел белье, носки и брюки. Пора было прощаться.
- Спасибо за то, что помог. Не стану более занимать твое личное время. Увидимся на работе. – Обувшись, бросая стандартные короткие фразы, коими привык оперировать в повседневной жизни, Санто дошел до двери, ведущей в подъезд.
- Не найдется сигареты, а то я совсем безо всего… - похлопав по мятым карманам, Канэ был больше похож не на того, кем он являлся, а на какого-то бродягу, спящего, где ночь застанет. А с разбитым носом и вовсе представлял дикое зрелище.

34

Извинения были приняты, хотя и не стали таковыми, но все же стало как-то легче на душе. Вот только задница болеть меньше не стала. Пока Санто ходил одеваться, Сержио приготовил кофе и разлил его по чашкам. Поставив одну на стол, он положил рядом пачку сигарет, затянувшись одной и запивая дым кофе.
- А тебе идет яркий цвет, прямо таки солнце засияло, стоило тебе войти.
Посмеиваясь, Сержио кивнул на стоящую чашку кофе, а потом подошел и поставил на стол пепельницу, что до этого держал в руке.
- Бери, конечно, сигареты только лайт, извини, других не курю.
Стоило пойти и самому одеться, но почему-то было лень, больше голову занимала мысль, что же все таки было утром. Даже мелькнула мысль, что вчера в клубе все таки дурь была, иначе откуда такие провалы.
Сам ты дурь, причем ходячая. Была бы вчера дурь, которую ты между прочим не употребляешь, так не помнил бы много больше. А ты только постель не помнишь. Соображаешь что это может значить? И ведь все еще хочется, значит расслабься и угомонись, не было ничего.
Старательно убеждая себя в этом, Сержио расслабился, да и что толку напрягаться, когда уже поздно пить минералку. Докурив, он затушил окурок в пепельнице и последним глотком допил кофе.
- Санто, я справлюсь с посудой сам, пощади свою мелкую моторику, не то взбунтуется моя совесть.

35

(Тут будет пост.)

36

Проводив Санто, Сержио ушел закончил с уборкой посуды, а потом ушел в душ. Душа было много и долго, зато помогло. Закончив наконец-то с самокопанием в тщетных попытках восстановить странные провалы в памяти, Сержио решил, что ничего не было и точка, а значит можно выбросить все из головы и напомнить себе, что дел еще по горло. К тому же кроме дел была и еще одна проблема - Имре. Брат свалил из випки и словно в омут канул. Телефон молчал, точнее твердил, что абонент вне сети или выключен, самого братца в пределах видимости не наблюдалось, однако в голосовом ящике мобильника оказалось от него сообщение, что он едет куда-то в гости, с ним все в порядке и вообще все круто. Выругавшись в пол голоса, Сержио отчасти успокоился, Имре не маленький мальчик, а он ему не надзиратель.
Пора было собираться в клуб, сегодня был последний рабочий день, впереди два выходных. Это радовало как никогда. Вызвав такси, поскольку байк он вчера оставил на стоянке клуба в виду обильного возлияния коньяком, Марикьяре оделся и отправился на работу.

Ночной клуб "Sole Nero"

37

» Ночной клуб "Sole Nero" » Зал первого этажа и бар
Доехав на городском транспорте, Джанлука довольно шустро нашёл нужный дом и позвонил в домофон. Он растерянно заморгал, когда ему ответил голос Сержио. Охранник не сразу подал голос. А потом пробубнил, что это Джанлука и что он привёз оставленный сеньором Марикьяре на работе шлем.
- Поднимайся на последний этаж. Дверь открыта, - как само собой разумеющиеся вещи сказал он Джанлуке.
"Значит, он на меня не сердится. Иначе наверняка бы попросил приехать кого-то, только не меня... или нет? Не стал бы он пояснять такие мелочи Соренто. Зачем ему знать о нашем... недоразумении. Или попросил именно меня, чтобы заодно сказать, что я уволен?"
- Охохонюшки, - тяжело вздохнул Джанлука и вошёл в квартиру босса.
- Доброе утро... Ваш шлем...

38

Ночной клуб "Sole Nero"

Сержио был на кухне и варил кофе. Он услышал как вошел Джанлука, сообщивший, что привез его второй шлем. Шлем, который оставил Имре в его кабинете.
- Иди сюда, я на кухне.
Встречать его Сержио не стал, да и не мог, он варил кофе со специями по особому рецепту. Джезву нужно было каждые три секунды легонько постукивать по пузатому боку давая части пышной кофейной шапке опуститься на дно для особой крепости напитка, поэтому Сержио стоял сосредоточившись на этом процессе и когда Джанлука вошел, то едва повернув в его сторону голову, но не выпуская из виду джезву, он спросил:
- Кофе будешь? - и не слушая ответа, добавил, кивнув на шкафчик - чашки там, достань еще одну.
Кофе был практически готов и сняв джезву с огня, Сержио последний раз стукнул теперь уже по ее дну ладонью, обернутой кухонным полотенцем, и разлил кофе по чашкам.
- Сахар нужен? Сливки? Хотя для этого кофе сливки не нужны, слишком много специй, что не сочетаются с молоком.
Сам он пил без сахара и сливок, но в доме держал и то, и другое для гостей. Взглянув на парня, Марикьяре обратил внимание, что тот все еще в клубной униформе - темно-синих, почти черных брюках и облегающей черной футболке с надписью на спине Security, а на груди слева был логотип клуба. Ему с таким то телом безумно шло, но отчего-то хотелось забыть о клубе и положении.
- Джанлука, сними футболку.
Голос звучал негромко и спокойно, только вот взгляд был каким-то необычным, теплым что-ли. А еще казалось, что если не видеть логотипа клуба, то можно представить будто он пьет утренний кофе просто с милым и до судороги в животе красивым парнем.

39

Его ответ никому не понадобился. Потому Джанлука просто достал вторую чашку и поставил рядом с первой.
Сержио сказал снять футболку. И парень решил, что боссу не по нраву, когда работник в форме и вне клуба. Лука пожал плечами, преспокойно стащив с себя футболку. Когда он поднимал руки, чтобы подцепить пальцами ткань футболки на спине, мышцы взбугрились, чётко очертившись.
Футболку он аккуратно сложил, глядя на свои руки в процессе, и оставил на стуле.
- Извините... меня... - пробормотал он глухо, промаргиваясь, потом нашёл в себе силы поднять взгляд, лоб пошёл волнами, Лука глядел исподлобья.
Он то ли за случай в клубе извинялся, то ли за то, что расхаживает в форме вне заведения. Но он всё ещё не доехал до дому, а с вещами в клубе были небольшие проблемы. Парни пошутили и всё перепрятали. Боссу это не обязательно знать.

40

Сержио не отводил взгляда, глядя как двигается сильное атлетичное тело парня, как перекатываются под кожей рельефные бугры мышц. Это было красиво, просто красиво, словно статуя Микеланжело ожила, чудом оказавшись у него дома. Почти лаская тело Джанлуки, но пока лишь взглядом, Сержио улыбнулся:
- За что? Прежде чем просить прощения, определись для себя в чем же ты виновен и вина ли это?
Подняв руку, он коснулся кончиками пальцев грудных мышц, очертил рельеф верхнего пресса:
- Как долго ты занимаешься? Вряд ли такое можно получить за пару месяцев, разумеется если не есть стероиды, но что-то мне подсказывает, что ты вряд ли стал бы их принимать.
К прикосновениям лишь пальцев, добавилась вся ладонь, Сержио крепко прижав ее, кожей впитывал ощущения, что дарила близость этого парня. Его кожа была теплой, гладкой и какой-то бархатистой на ощупь, вновь накатило ощущение, что он взял в руки своего мишку, только мишка вдруг стал таким огромным, что и не поднимешь его так просто. Ласкающе поглаживая грудь и плечи Джанлуки, Сержио не пытался его лапать, просто было безумно приятно воспринимать красоту тела прикосновениями. Скользнув рукой по груди к шее, а потом тыльной стороной пальцев очертив ее крепкую стать, Сержио приподнял подбородок парня, чтобы видеть его глаза:
- У тебя есть девушка?

41

У Джанлуки приоткрылись губы и дышал он теперь через рот. Тихо, спокойно, но нижняя губа как-то сама приопустилась. Парень опустил взгляд и следил сначала за скользящей по его коже рукой Сержио. Потом посмотрел в его глаза. А босс задал вопрос. И Джанлука ощутил, как его лицо горячеет, заливаемое румянцем.
Он моргнул медленно и словно бы сонно. Бархатный и тёплый взгляд внимательных тёмных глаз был таким специфическим, как пропитан тихой нежностью к милому трогательному существу, на которое Серж не был похож, уж никак не попискивающий месячный котёнок.
- Нет, - после заминки ответил он. Лука не умел увиливать, хитрить, врать. Хороший семейный мальчик, он отвечал правду, когда ему задавали вопрос, даже, когда это не шло ему на пользу. Конечно, не доходило до идиотизма, он не был тупым.

42

Джанлука залился краской смущения, а Сержио только улыбнулся. Без издевки, без насмешки, только улыбка, теплая и чуткая. Перед ним оказался парень, не испорченный алчностью и пороком. Сержио почти не верил, что все это происходит на самом деле и Люк реален. Неужели такие, как ты, все еще есть на этом свете?
- Нет? А парень?
Сержио знал, что парня у Люка точно не было, слишком уж у него было много парней, чтобы определять это без каких-либо ошибок, но увидеть этот чудный румянец на щеках еще раз очень хотелось, вот и спросил. А рука все еще гладила плечо, освободившись от кофейной чашки, к ней присоединилась и вторая, но только скользнув по другому плечу, чтобы сжать его и потянуть на себя. Оперевшись бедрами о край столешницы, Сержио притянул к себе Джанлуку так, чтобы можно было обнять его за талию, чувствуя как перекатываются мышцы спины под ладонями и при этом видеть его. Для Люка не самая удобная была поза, ему чтобы сохранять равновесие пришлось бы либо упереться ладонями в столешницу по обе стороны от бедер Сержио, либо ему в грудь. Он намеренно делал это, заставляя выбирать и с нетерпением ожидая, что же выберет сейчас парень.

43

У Джанлуки горели даже уши. Но он смотрел в глаза. Только сглотнул.
- Нет. А похоже? - вот, наконец-то вопрос.
Ему с его собственной точки зрения не из чего было выбирать. И он упёрся ладонями по сторонам от тела Сержио в край столешницы. Но не отстранялся. И чувствовал, как щекочут кожу касания рук мужчины. Его на миг окатило жаром и явно видные Сержио соски напряглись. Лука шумно вздохнул и поджал губы, посмотрев в сторону.
- Сеньор Марикьяре, - а что дальше говорить? Он не отстранялся. Он не хотел обидеть. Пальцы зашевелились. Он тронул кончиками подушечек чашку.
- Кофе? - спросил Лука с лёгкой улыбкой. Ресницы опустились, он смотрел на кофе. Просто надо было куда-то смотреть. Густющие и пушистые ресницы на строгие скулы Джанлуки бросили тени. Сильная спина была ощутимо напряжена. Не только она.

44

И все таки вот оно, еще одно подтверждение твоей невинности. Господи, Люк, нельзя быть таким, ведь это невозможно выдержать. Быть может кто-то другой, но не я.
Сержио не лгал себе, что этот парень по какой-то неведомой причине вдруг умудрился так зацепить его, но не говорить же ему открыто. Хотя, почему нет? Парень он честный, значит вряд ли обидится на встречную честность.
- Джанлука, оставь "Сеньор Марикьяре" для клуба, меня зовут Сержио.
Напряженное тело под руками, мышцы спины как натянутые струны, только тронь их пальцами и запоют. И ведь тронуть хотелось, а уж стоило увидеть как маленькие соски наливаются в тугие горошинки, так маняще, так сладко, так близко, что стоит только чуть потянуться и вот они уже под губами. От подобных мыслей те спазмы в животе стали слишком ощутимы и скрутив все внутри живота, перекинулись на другие части тела. Легкие тонкие брюки не скрывали ничего, а почти прижатые друг к другу тела лишь усугубляли подобную откровенность.
Бархатным, рокочущим голосом, явно наполненным нескрываемым желанием Сержио негромко сказал.
- Люк, вот там, - неопределенный кивок головы назад, - две двери. Одна из них ведет в мою спальню, другая выпустит тебя отсюда. Ты можешь подумать, помедлить, попить кофе, но все же реши, какую ты выберешь. Выберешь первую, не жди каки-либо привилегий в клубе, выберешь вторую, это не станет поводом для придирок к тебе.
Чуть крепче сжав руки на талии парня, Сержио отодвинул его, поднялся со стола и улыбнувшись коснулся кончиками пальцев щеки там, где еще пару секунд назад легла тень от пушистых ресниц, приглушая яркость краски смущения.
- Кофе ...
Не смущая больше ни взглядом, ни прикосновением Джанлуку, Сержио ушел в спальню и сбросив одежду на спинку кресла, прошел в ванну. Прохладный душ был нужен в любом случае. Выберет Люк первую дверь, их ждет пьянящий первой откровенностью секс и свежесть тела будет лишь кстати, выберет другую, холодная вода избавит собственное тело от лишнего напряжения, давая покой и возможность потом уснуть.

45

Он внимательно смотрел на кофе и задумчиво моргал. Сержио заговорил с ним.
- Сержио, - повторил он и улыбнулся мягко, - Хорошо.
Мимолётный взгляд в глаза. И скулы опять обожгло краской. Лука покачал головой и отвёл глаза, поднял руку, потёр пальцами свой лоб. То, как рад ему был мужчина, явственно ощущалось им. Он не потому краснел. К реакциям тела он не относился, как паникующая монашка. А к словам и откровениям - явно со смущением.
Он молчал. Сержио всё расставил по местам своими фразами и ушёл. Лука присел за стол и какое-то время вдумчиво пил кофе. В чашке почти ничего не осталось. Обняв её ладонями, в которых чашечка терялась, он смотрел перед собой и думал сосредоточенно.
"Не обидеть его своим уходом. Не испортить всё слишком поспешными действиями. Но он позвал сам. Он будет прав, обидевшись на то, что я уйду. Но не обижу ли я его тем, что я не уйду?"
Потому Лука оставил чашку в покое и испортил Сержио все сказочные планы, он постучал в дверь ванной.

46

В большой, отделанной черной мраморной плиткой ванне была еще и душевая кабинка. Сержио оставил дверь в ванну незапертой, а створки кабинки открытыми, ему было все равно, что на пол лилась вода, система отвода воды избавляла от вероятности потопа, зато когда в дверь раздался стук, она открылась, приглашая войти лучше всяких слов. Сержио стоял под водопадом струй, ухватившись руками за скобы наверху, вода лилась по обнаженному телу, лаская каждый изгиб. Он не обернулся, но все равно увидел его. Плюшевый мишка, мягкий и теплый, вот только с настоящей медвежьей силищей в каждой клеточке своего тела.
- Потрешь мне спину?
И повел плечами призывно и в то же время благодарно.
В детстве он не расставался со своим мишкой, обнимая его, когда засыпал, а иногда представляя себе как этот мишка обнимает его. Любой психолог бы сказал, что это детская потребность мальчика в отце, которого у него не было, но психологи ничего не говорили, поскольку их Сержио никогда не посещал. Зато теперь он мог позволить себе плюшевого мишку, к которому можно прижаться и ощутить как сильные руки крепко обнимают в ответ. Сержио отдавал предпочтение сексу с мужчинами именно потому, что любил их силу, было дико приятно ощущать как сжимают тело крепкие руки, как прижимается тяжелое тело. Но при всем этом, он не был пассивом, лишь в ранней молодости как-то попробовав секс снизу. Было не плохо, но не то. Ему нужно было чувствовать силу другого, но брать самому, растворяясь в этом океане мощи.
Удивительное сочетание, почти извращенное - прижаться к нему, забываться в его объятиях и взять потом его тело, покорить его душу.
Отступив на шаг назад, чтобы вода лилась лишь по груди и животу, Сержио взял флакон с гелем для душа и щедро выдавил себе на спину. Перламутровая струя потекла по загорелой коже, светлой полосой обрисовывая бугорки позвонков, стекая на бедра и скрываясь в ложбинке между ягодиц.

47

Несколько секунд Джанлука просто смотрел. Дыхание его становилось всё тяжелее. Он сглотнул и отвернулся, стоя всё на одном и том же месте в дверях. Лука держался за косяк двери, как за спасительную соломинку. Вновь словно сонно моргнув, он снова перевёл взгляд на Сержио под душем. Он не мог подойти, но не мог и отказать, когда так доверчиво просят. Ноги сами понесли его, тело оказывалось умнее сомневающейся головы.
- Чем тереть? - спросил тормозящий Джанлука. Он стоял рядом полуодетый, капли оседали на ткани брюк, на обнажённых груди и животе, футболки-то уже не было. Не зная, куда девать руки, он просто взялся за края створок душевой кабины. Сержио мог и не смотреть, от того взгляд Джанлуки не становился менее тёплым и ласковым. Особенности разреза глаз, их цвета или то самое зеркало души?

48

Если бы Сержио просто ощутил руки на своей спине, то вряд ли бы улыбка пропала с его губ, уступая место настороженности и непониманию. Но он не ощутил, а лишь услышал странный вопрос, заставивший его обернуться и взглянуть на Джанлуку. Тот был одет, лишь разулся, и стоял перед душевой кабинкой, вцепившись в открытые дверцы, словно это был последний оплот сопротивления, вообще почему-то мелькнула картинка перед глазами, что несчастного котенка пытаются помыть, заталкивая в ванну, а он упирается всеми четырьмя лапками и душераздирающе орет, не понимая, что ни убивать, ни топить его не будут, да и вода это не так страшно, а даже тепло и приятно.
Поддон душевой был выше уровня пола и стоя сейчас перед Джанлукой, Сержио выравнивался с ним в росте, взгляд был точно глаза в глаза. Вновь как тогда в клубе, Сержио долго и пристально смотрел в омуты зеркала души и искал там ответ, вновь не тронув и пальцем его. Сержио отдавал себе отчет, что Джанлука не семи пядей во лбу, но дураком тот точно уж не был. Наивный - да, смущенный - да, невинный - да. Дурак - нет. И присутствие его в ванне, куда можно попасть только войдя в спальню, дало Сержио повод считать, что парень сделал выбор и вполне определенный. На взгляд Сержио, но видимо у них была разная определенность с Джанлукой.
- Руками, Люк, спину обычно трут кому-то именно руками. Только тебе не кажется, что прежде чем идти в душ, стоит все же раздеться? Из моей одежды тебе точно ничего не подойдет, а ходить потом в мокром думаю будет мало приятно.
В другое время Сержио сообразил бы, что все не так, как ему хотелось бы и Джанлука зашел в ванну совсем не за тем, чтобы тереть ему спину, но когда кровь приливается к одной голове, то она явно отливает от другой и Сержио сейчас оказался столь же недалекого ума, явно не желая видеть все в истинном свете. Он и не замечал, пока вдруг не увидел, что Люк все время старается отвести взгляд, пусть Сержио и не отпускал его, но парень пытался. Внутри что-то щелкнуло, словно клацнул переключатель и кровь перенаправили к верхней голове.
С какой-то тихой грустью в голосе, Сержио отступил на шаг назад от Люка и негромко сказал:
- Ты наверное заблудился в моей квартире и ошибся дверью, это легко исправить. Она там.- кивнул на выход из ванны. - Иди, я не держу тебя. Только ответь мне, зачем ты прикоснулся ко мне в клубе и потом ответил на поцелуй?

49

"Ну, вот я и обидел его", - подумал он с тоской. И эта грустная нежность в глазах тут же отразилась.
- Я шёл поговорить с тобой. Не мыться. Я хотел бы остаться с тобой. Но так нельзя, не правильно так делать на третий день знакомства, и я не хочу обижать тебя в угоду моим желаниям. Уже задел тебя в клубе. Итак. Я не знаю, - Лука опустил глаза, разглядывая пол.
- Не знаю, почему сделал это. Хоть ответ и не достоин мужчины. Но правдив. Сделал и всё. Но дальше, - он поднял голову вновь, чиркнув взглядом по нагому телу и сглотнув от того, как его самого окатило от увиденного теплом и защекотало в животе, - ...дальше я уже осознаю свои действия и... я не хочу поступать с тобой некрасиво, Сержио.
Он говорил негромко, с расстановкой, явно собирался с мыслями. Явно хотел его. Но сейчас, похоже, готов был вот-вот предложить сначала выйти за него замуж, а потом в спальню.
Моргнул и замер, задумчивый. Смотрел прямо в лицо.
- Знаешь, я понимаю, что повторил бы всё в клубе, если бы уже сейчас мог выбирать.
Плюшевый медвежонок был милый, но живой и со взрослыми желаниями, хотя и не испорчен.
Он подался вперёд, пальцы отцепились от створок душевой и проскользили по поверхности немного следом за подавшимся к Сержио Лукой.
Совсем близко, так, что видны капельки от водяных брызг на ресницах. И губы совсем близко от губ Сержио, полноватые, насыщенного цвета, упругие.
- Можно? - спросил он, выдохнув в губы кофейным запахом, оглядывая так близко черты лица Сержио. Ресницы дрожали, пока двигался зрачок.

50

Сержио слушал Люка и чувствовал как внутри разливается как-то непонятная и непривычная нежность. Этот огромный медведь, который кажется одной левой мог вырвать из земли вековое дерево, на деле был трогательным и заботливым, таким искренним и совершенно невинным.
"я не хочу поступать с тобой некрасиво, Сержио." и шагнул ведь вперед, потянулся за ним, наплевав на все и позабыв о воде. Сержио чувствовал, что парень смотрит на него как на хрупкую хрустальную вазу, боясь при своих габаритах случайно задеть и разбить. Это было так мило, особенно при том, что он не был вазой да и разбиться с таким парнем не боялся.
Господи, Сержио, что ты делаешь? Это для тебя нормально переспать с тем, чьего и имени то не знаешь, а ведь Люк ради тебя страдает сейчас. Стоит ли его так ломать сейчас? Но ведь я не ломаю, я лишь говорю, что не вижу ничего дурного в том, что двое чувствуют, что не чужие сейчас друг другу и значит совсем не имеет значения три дня или три года между ними.
Улыбнувшись уголками губ, вдыхая аромат крепкого кофе, Сержио прошептал, почти касаясь губ Люка:
- Поступи со мной некрасиво. Я очень этого хочу.
И в доказательство своих слов, руки Сержио скользнули по плечам Джанлуки, обвили его шею и довольно замерли там. А губы, растеряв все слова, ставшие сейчас абсолютно лишними, слились в поцелуе.
Медвежонок ...

51

Фраза вызвала у Луки вздох, который забыл закончиться и замер на половине. Он глянул мельком в глаза, восторженно удостоверяясь в том, что происходящее правдиво. И последний сантиметр между губами перестал существовать. Лука целовал Сержио с замиранием от удовольствия, его окатило таким ощущением, словно он летел вниз на "американских горках". Пальцы ног защекотало от силы переживаемого и Лука их сам для себя незаметно поджал. Стал ещё больше похож на мишку.
И когда только успела рука улечься на пояснице Сержио? Он обнимал его, перекрыв поясницу своим предплечьем, а пальцы этой обнимающей руки прижимались к боку Сержио. И никуда оттуда не торопились. Лука сделал шаг внутрь кабинки, подвигая Сержио собой. Штаны совершенно промокли. Ну, не до них было. Теперь, оказавшись с ним на одной возвышенности душа, Лука нависал над Сержио и целовал его, опустив голову. Одна рука всё также обнимала. А другая не знала, куда ей деваться. И пальцы шарили по стенке душа кончиками подушечек, словно парень вдруг ослеп. Прижимаясь пахом к боку Сержио, длинноногий Лука нечаянно продемонстрировал ему этим прижатием, что не только ноги у него длинные, не только плечи каменно-твёрдые и не только ... в общем, всё было совершенно определённо ясно. Тело по-прежнему было умнее и смелее, глаза не видят, а руки делают, классический пример этой фразы - поведения Джанлуки в этот момент. Прижимая его крепко, Лука наконец нашёл применение и свободной руке. Пальцы блуждали вязью прикосновений по мокрому и скользкому от текущей сверху воды бедру Сержио, трогая то тут, то там, чуть сильнее нажимая, с любопытством и нежностью, и отступая. Пик робкого и от того такого яркого эротизма.

52

Долго оставаться на плечах руки не могли, обнимать лишь шею было мало и Сержио осторожно выбрался из рук Люка лишь затем, чтобы тут же снова прижаться, обхватив его через спину. Осознав, что рук хватает лишь на то, чтобы перекрестились только кисти, Сержио аж задохнулся от восторга. Почти все его любовники и рядом не стояли в сравнении габаритов тела, он мог обнимая их, полностью свести руки за спиной и взять себя за локти, а тут едва дотягивался. Впору бы вопить "И это все мое!"
А Люк, полностью отдавшись поцелую, осторожно начал открывать для себя Сержио, касаясь его то в одном месте, то в другом, но всякий раз это было очень чувствительно и дико приятно. Словно целовал этими прикосновениями. Руки Сержа заласкали всю спину парня и устремились ниже, чтобы в ответ на касание пахом, вжаться в его тело сильнее. Пальцы коснулись мокрых брюк и выразили свое неудовольствие, царапнув ткань. Разорвав поцелуй, Сержио со щенячьим восторгом стоял задрав голову и посмеиваясь смотрел на Люка:
- В душе штаны ну просто совершенно лишние.
Игриво подмигнув парню, Сержио присел на корточки и принялся стягивать мокрые брюки, что поддавались много хуже, чем если бы были сухими. Пришлось просто стягивать их с бедер, а потом выворачивая, срывать с ног. Но все же брюки сдались, улетев мокрой тряпкой на пол ванны. Вместе с трусами.
А вот подниматься Сержио не торопился, он буквально замер, пораженный открывшейся красотой.
- Вот это даааааа!
Понимая, что для неопытного парня подобных ощущений будет слишком много для первого раза, Сержио сдержался, чтобы не закончить все прямо здесь и сейчас, насладившись лишь лаской губ и языка. Но не ощутить все же не смог, слишком красив был в своем огромном совершенстве Люк. Поцелуй у самого основания члена, другой, третий, а до чувствительной головки все еще было так далеко и тогда Сержио коснулся его языком и жарко лизнул, на долгий миг замерев кончиком языка на гладкой головке. Это было прекрасно, но стало совершенно восхитительно, когда в ответ Люк ожил, дрогнув всем телом. Впитывая в себя эту дрожь, Сержио медленно поднимался, покрывая поцелуями живот парня, надолго задерживаясь на его груди, все никак не в силах оторваться от тугих сосков, целуя то один, то другой, а потом вновь впиваясь губами в первый. И слушал стоны Люка, пока еще тихие, затаенные, но уже ощутимые. Они были там, глубоко в груди, прятались в душе, но уже рвались наружу, становясь громче от каждого нового поцелуя.

53

Сержио раздевал его, а Лука всё тяжелее было просто сопеть через нос. Дыхание распирало грудную клетку. В ней было тесно. Почти невыносимо тесно. А внизу было жарко и всё тело преисполнялось дрожи именно начиная оттуда, куда его начал целовать после восклицания Сержио. У Джанлуки были связи с девушками, но они не вводили его в такое замешательство, как сейчас. А смесь того, что ему было неловко, и что ему страсть, как хотелось, туманя сознание порядочного мальчика похлеще текилы.
- Ох, Сержио, - пробормотал он сдавленно, а мужчина целовал его грудь. Прекратив скестись в стенки душевой кабинки, Джанлука неловко застыл с руками в воздухе над плечами Сержио, они дёрнулись разок и всё же опустились на плечи мужчины. Потом скользнули дальше, по шее к лицу. И взяв его лицо в ладони, Джанлука заставил Сержио поднять взгляд.
- Спасибо, - зачем-то невпопад сказал он. И опустил взгляд, тяжело дыша через рот. Вниз. Туда, где явно рады друг другу были они оба. Лука шумно сглотнул и повёл бёдрами, задевая намеренно своим членом член Сержио, неотрывно наблюдая за этим. Дыхание вновь перехватило, Лука судорожно вздохнул.
- Ох, как...

54

"Спасибо"
Брови на миг взлетели вверх, а на губах появилась веселая улыбка.
- Да за что же, медвежонок?
Милый, скромный мальчик постигал науку откровенности тел и это было так приятно наблюдать, особенно когда ты наблюдаешь в роли одного из участников этого познания. Качнув бедрами, Лука задел своим членом возбужденную плоть Сержио и их тела одновременно пронзил короткий импульс, от чего в животе раздался крошечный взрыв. Прижавшись бедрами к ногам Джанлуки, Сержио слегка отклонился корпусом назад и обхватил ладонью соприкасающиеся члены, туго приласкав обои сразу. Вот теперь взрывав внутри стало много больше и они перестали быть крошечными. Тела мужчин реагировали одновременно и совсем одинаково. Прикрытые глаза, приоткрывшиеся губы и задержавшийся в груди стон, когда тела дрогнули, пронзенные сотнями импульсов наслаждения.
Это было хорошо, это было приятно и желанно, но мало. Сержио прильнул на секунду всем телом к Люку, обвил одной рукой его за шею и прошептал в самые губы с лукавой улыбкой:
- Страшно?
А другая рука нащупала за спиной стойку с регуляторами и нажала кнопку выключения воды. В душе хорошо, но не в первый же раз. Сержио в принципе всегда заботился о своих любовниках в постеле, ему нравился обоюдный секс, а не живая кукла, поставленная в ту или иную позу, но с Люком вообще было все иначе. Его хотелось не просто этого парня, а наслаждаться им, выпивая его блаженство как нектар, слизывая его в кожи языком и блаженствуя в послевкусие.
Обняв его за талию, Сержио сорвал с губ парня еще один долгий поцелуй, а потом со стоном отстранился. Взял за руку и шагнул из кабинки.

55

Сержио явно знал, что делал. И то ли по причине этой опытности Луке было так хорошо, то ли потому, что с ним в принципе был Сержио. И не важно, как именно Сержио его касался, важно, что Он!
-Страшно? - спросил Сержио, и Лука сначала кивнул. А потом запоздало среагировал и устыдился собственного ответа.
- То есть... это ново.
Ничего стыдного в том, чтобы признать собственную неопытность, Лука не видел. Но неопытность и трусость - вещи разные!
Сержио повёл его за собой. И Лука покорно пошёл. Под ногами чавкала влага. Та часть тела, что заработала искреннее восхищение у Сержио, была чуть поспокойней, ласки в душе принесли некоторую разрядку. И идя следом Лука, по крайней мере, не бил сам себя собственным "Ого".

56

Сержио только негромко добродушно рассмеялся на такую искренность. Смех не хуже рук ласкал. Сержио снял с держателя полотенце и не столько стал вытирать Джанлуку, сколько ласкать его тело прикосновениями мягкого полотенца, а следом ладони, которая якобы проверяла сухая ли стала кожа. Литая грудь, весь в кубиках пресса живот, умопомрачительные бугры бицепсов. Сержио неспеша обошел Луку, начав вытирать его спину и вновь море ласки, от которой он сам млел. Прижавшись щекой к спине, Сержио потерся как кот, а потом заурчал прямо в позвоночник, полотенце упало к ногам, когда руки выпустили его, оглаживая бока и опускаясь на упругие ягодицы. Его тело было совершенным, мощным, атлетичным, прекрасно прокаченным, но каким же гибким, это ощущалось даже сейчас, когда Люк лишь слегка поводил плечами и прогибался в спине под ладонями Сержио. Могло показаться, что Люк носит спортивный бандаж, настолько высокими и совершенными по форме были ягодицы, но парень был наг и под пальцами не было ничего, кроме бархатистой кожи и ощущения упругости мышц. Именно в этот момент Сержио решил, что сделает его фотосессию в обнаженном виде и наймет для этого лучшего в мире фотографа.
Завершив оборот вокруг Джанлуки, сделав последние два шага, Сержио замер напротив него, положив руки на грудь Люка и поглаживая кончиками пальцев. Улыбнувшись, он сказал:
- Тебе наверное все это говорят, но ты прекрасен. Возможно я не оригинален, зато компенсирую это искренностью. И я хочу тебя, Люк. Для тебя все это ново, но поверь мне, это настолько же прекрасно, как прекрасен ты сам.
У него кружилась голова от желания, но Сержио никуда не торопился. Хотелось в полной мере насладиться каждым мигом того самого робкого и от того такого яркого эротизма, что открывал для себя Джанлука. А кроме того, сдерживаясь сейчас, он доводил себя до состояния когда желание начинает закипать внутри, чтобы взяв тело Люка, достаточно быстро кончить. Серж совсем не желал, чтобы первый раз Луки запомнился ему неприятными ощущениями после, а такое грозило парню с непривычки, если растянуть удовольствие надолго.
- Пойдем.
Шагнув к двери в спальню, Сержио полуобернулся и протянул руку Люку. Он не тащил его, не настаивал, он звал его с собой. А когда его руки коснулась рука Люка, а сам он сделал шаг навстречу, на лице Сержио расцвела счастливая улыбка.
Кровать приняла тяжесть двух тел и Сержио, на какое-то время замерев под мощью накрывшего его тела Люка, со стоном впился в губы Луки поцелуем, а потом перевернулся, оказываясь сверху. Оторвавшись на мгновение, чтобы увидеть лицо Люка, он коснулся поцелуем его щеки, где так нежно сиял румянец смущения, и прошептал:
- Все будет хорошо. Доверься мне.
И было море ласки, нежности, заботы, смазки и мягкости рук. Сержио готовил его тело, чутко реагируя на каждое ответное проявление Джанлуки, а губы спорили с языком за право большего блаженства, касаясь самых сокровенных и чувствительных точек. Сильное натренированное тело неохотно поддавалось на непривычное для себя вторжение, но все же сдавалось на милость завоевателя. Сержио достал пару презервативов и надев один на член Люка, вторым облачил себя. Перевернув парня на живот и сместив его при этом на правый бок, Сержио согнул левую ногу Луки в колене, высоко подняв. Хотелось видеть лицо Джанлуки, чувствовать его руки на своем теле, но сейчас разумнее было выбрать эту позу, так тому стало бы легче в первый раз.
Добавив еще смазки, Сержио направил свой член, коснувшись головкой тугого ануса, чувствуя как сопротивляясь, сдается тело парня. Войдя, он тут же вышел и снова коснулся ануса, вонзаясь в узкое тело. Он повторял это несколько раз, давая телу привыкнуть и лишь потом медленно и очень плавно вошел по самое основание. Казалось член попал в огненные тиски, но это было настолько приятно, что сдержать стона было невозможно. Круговым движение бедер, Сержио постепенно растягивал тугое кольцо сфинктеров и вдруг вскрикнул, когда Люк вздрогнув всем тело, сжал его внутри себя почти до боли. Головка прошлась по бугорку простаты и больше сдерживаться Джанлука уже не мог. Раз за разом Сержио вонзался в огненный жар тела, касаясь головкой простаты и стоило лишь ощутить как отзывается тело Люка на блаженный импульс наслаждения, как из собственной груди вырывался урчащий стон.
Он мог так часами мучать тело любовника, но с Люком этого было нельзя сейчас и Сержио скользнув рукой по его бедру, сомкнул ладонь на стоящем колом члене. Поймав ритм толчков бедер, Марикьяре добавил к ним искусность ласки рукой и в пару мгновений заставил Джанлуку кончить. А стоило ощутить как содрогается в оргазме тело Люка, сжимая внутри плоть Сержио, как тот кончил следом, не в силах сопротивляться этой сладостной агонии.

57

Сержио трогал его, Сержио его ласкал. То, с каким благоговением и восторгом он смотрит на Луку, от его внимания не укрылось. У парня не было оснований не верить таким взглядам, такому наслаждению им. И он больше не переживал. Он понял, что Сержио будет вести в этом танце и отдался в его власть. Правильно, надо заметить, сделал. Парню повезло попасть в руки такого чуткого и умелого любовника.
Сержио привёл его в спальню. Лука смотрел на него, как завороженный. Улегшись сверху на мужчину от получил его стон и его поцелуй. Но Сержио довольно скоро оказался сверху. И руки его стали колдовать там, где прежде Джанлуку не касались. У него были только две девушки. И, конечно, ни одна из них не ласкала его сзади. Это порядком смущало, лицо Джанлуки горело, горело и там, где касался Сержио. Но он действовал так деликатно, что Лука не испытывал почти никакого дискомфорта. Чуть прохладные от смазки пальцы вошли в его тело. Лука озадаченно нахмурился, ощущения были специфическими. Скользко, нежно, туго. Лука скомкал простынь рядом с лицом, стиснул зубы, тихонько впервые простонав и поведя едва заметно бёдрами, то ли убежать от ощущений пытаясь, то ли простимулировать их в какой-то определённой зоне. Так длилось долго, его тело вело себя теперь податливей. И Сержио решил, что пора. Он стал укладывать Луку в более удобную для секса позу, Лука поддавался, давая себя сгибать, как пластилинового. И вот, он лежал, глядя из-под полуприкрытых век на свои пальцы, сжимающие простыни, не столько от боли, сколько от волнения.
В его разласканное, но всё-таки тесное тело, Сержио ввёл свою плоть, дыхание у Луки перехватило. Он старался не двигаться, понимая, что так может создать лишнюю боль, никому не нужную. Но когда Сержио вышел и толкнулся в него осторожно опять, Лука непроизвольно чуть выгнулся в пояснице, приподнимая сильные круто изогнутые ягодицы, меж которых Сержио проникал всё глубже и глубже.
Их первая чувственная связь выкрала у Луки всего несколько непроизвольных поражённых стонов, всё было внове, и Лука тонул в обилии ощущений, прежде им не изведанных.
Тело внутри пульсировало теплотой. Было сладко, приятно, хорошо. Лука нежился в посторгазменном наслаждении. Так нежился, так нежился, что не сразу заметил, что успел сгрести Сержио в объятия, спиной к своей груди, скомковался вместе с ним и сопел ему теперь за ухо, довольно вздыхая. Большие горячие руки прижимали Марикьяре крепко-крепко. Ладони лежали у него на животе и на груди.

58

Это было невозможно, это было нереально, но это было и Сержио кажется впервые в жизни полностью променял мечты и фантазии на реальность, не пожалев ни секунды об этом. Джанлука, нежась в пережитом наслаждении, сначала просто обнял его, затем прижал к себе спиной, а потом и вовсе засопел в ухо, словно большой медвежонок, теплый, мягкий и плюшевый.
Чудеса в этом мире бывают, а сбывшаяся мечта, родом из детства, и есть чудо.
Мой Люк ...
Накрыв руки Луки, Сержио поглаживал их кончиками пальцев, раз за разом давая себе увериться, что Джанлука настоящий и это все не сон. Если бы кто-нибудь из знакомых сейчас увидел его, то вряд ли бы узнал. Весь цинизм, серьезность, жестокость, прагматизм и логика остались где-то далеко, за дверьми этой спальни, а сам Сержио, урчал как котенок под большой теплой рукой, что гладит его, и терся щекой о плечо Люка, нежась в его объятиях. Ему было хорошо и больше он ни о чем не думал.
- Лука, тебя дома ждут?
Он был бы не против продлить это утро и возможно даже до самого вечера, но парня могли ждать дома, не стоит давать повода лишний раз волноваться.

59

- Я живу один.
Ответил Лука. И перелёг на спину, погребая Сержио к себе на грудь. Дыхание его было всё спокойней, Лука просто засыпал. Вот такая обычная мужская черта. Он получил удовольствие. Ему было приятно, спокойно, хорошо. Почему бы теперь не захрапеть? Тем более уже натикало около семи утра. Вот так незаметно он и провалился в сон. А спал Лука крепко, сон его не был чутким. И Сержио представилась возможность елозить по нему, моститься спать слаще.

60

- Тогда давай спать.
Спать и правда хотелось, а раз Луку никто не ждет, то поспать можно и не подрываясь, чтобы бежать домой. Хотелось еще и есть, но это можно было потерпеть немного. Медвежонок перекатился на спину и Сержио оказался лежащим у него на груди. Довольно улыбнувшись, он поцеловал его грудь несколько раз, а потом все же избавился об обоих презервативов, поправил полупрозрачную сетку вокруг кровати и положил голову на плечо Джанлуки, засыпая под мерное покачивание спокойного дыхания.
Если бы Сержио мог сейчас сейчас видеть, то раскраснелся бы от смущения не хуже Джанлуки. Совершенно и окончательно провалившись в глубокий сон, Сержио устроился у Люка подмышкой. Когда-то он спал так, положив медвежонка, которого звал Люком, себе подмышку и накрыв его сверху другой рукой. А теперь сам угодил в подобные объятия, узнавая на себе, что оказывается так спать слаще всего. Ему снился какой-то сон, что-то неопределенное и в то же время конкретное. Было море, солнце, было ощущение чьих-то сильных рук на плечах и Сержио улыбался, замирая от чуткости этих рук.
Улыбался он не только во сне.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира Сержио Марикьяре