Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Закрытые » Вилла семьи Морелло, 23 июля 2008 год


Вилла семьи Морелло, 23 июля 2008 год

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Гостиная, вечер.

2

Вернувшись из администрации Палермо, в которой пришлось проторчать несколько часов кряду, да еще и после утомительной поездки загород, Антонио поспешил поскорее переодеться в свежую одежду и наконец-то снять с себя удавку-галстук, который именно сегодня казался невероятно тесным. Быстро освежившись в душе и одевшись в то, в чем было свободно и хорошо гулять по дому после трудного дня, мужчина спустился вниз, по привычке инспектируя собственное жилое пространство, чтобы знать - где кто, и что делают. Ему нравилось быть в курсе любых событий, поэтому подобный экскурс чуть ли не по всем закоулкам своей виллы он совершал каждый день.
Прогулявшись по террасе, Тони заглянул на кухню, чтобы поинтересоваться у Чолиту и недавно нанятой кухарки, скоро ли ожидается ужин. Ему сообщили, что через час будет готов, ибо они только приступили к разделке утки, которую купили к вечеру, после чего дон был шутливо выгнан с кухни, чтоб не мешал работать.
Усталость никак не спадала, и веки налились тяжестью, грозясь вот-вот плотно сомкнуться. Вернувшись в гостиную, Антонио долго ходил вокруг да около дивана, намериваясь на него прелечь, но подумал, что если сейчас уснет на часик, то потом едва ли встанет. Да еще и голова будет болеть. Взгляд с дивана переметнулся на бар, спрятанный в стенном углублении и сейчас темный, без подсветки. Но в лучах вечернего солца бутылки слишком зазывающе играли золотыми бликами на своих боках, так и примания страждающего от усталости "путника" к ним приложиться. Дон не удержался. Да, может ему вообще не помешает выпить грамм сто чего-нибудь живительного, чтобы нагулять аппетит и снова почувствовать себя человек. Обычным смертным, довольным жизнью.
Отпрянув от дивана, Тони быстро пересек комнату в сторону бара и включил встроенную подсветку. Теперь разномастные бутылки заиграли еще привлекательнее, да так, что трудно было выбрать - какую брать. Решив остановиться на роме, мужчина крикнул Чолиту, чтоб та притащила колу. Пить без разбавки не хотелось, да и кола сможет взбодрить.
И вот, наконец-то устроившись за барной стойкой, сделанной из старого, но дорого красного дерева, за которой когда-то пил его отец, и отец его отца, и их братья, друзья, враги, Антонио смог расслабиться. Смешав в глубоком стакане стопку рома на глазок, залив сверху колой и бросив пару кубиков льда, дон жадно пригубил коктейль, наслаждаясь терпким привкусом любимого алкоголя в сочетании со сладкой шипучкой. То, что надо, для бесконечного и жаркого дня, проведенного в гос учреждениях и поездках в машине. Всего одного глубокого глотка хватило, чтобы прийти в чувство. Отставив стакан подальше, чтоб не спихнуть локтем, дон дотянулся до пульта и направил его на стерео-систему. Кто-то очень хороший уже вставил туда несколько дисков, и осталось только выбрать, что слушать. Первый диск - Вивальди. Кнопка "next". Queen. Да, что-то "посовременнее" будет здесь уместнее. Слушать классику совершенно не хотелось, несмотря на то, что Тони пристрастился к ней сразу же, как перестал дотрагиваться до фортепиано. Гостиная наполнилась негромкой бодрой музыкой, и дон, удовлетворившись своим выбором, продолжил смаковать свой коктейль в ожидании ужина.

3

Вечерело, когда порше Сабатини въехал в ворота виллы после очередного визита мафиози  к Цахесу. Можно было пригласить врача на дом, но надо было сделать рентген, окончательно убедиться, что ребра целы и легкие идут на поправку. Да и, откровенно говоря, Гамбит уже на стены лез от вынужденного безделья и валяния в постели. Та немногая работа, которую можно было сделать, не выходя из дома, занимала мало времени и дни тянулись, как резиновые. Энергичный, привыкший к активному образу жизни советник, образно говоря, на стены лез, просматривая   в несметном количестве диски с фильмами, валяясь в набившей оскомину комнате. Время пролетело бы незаметно, если бы можно было поехать в Эриче. Но, увы, тогда пришлось бы объяснять матери, откуда продолжающий временами мучить  кашель, да  ставшие желто-серыми синяки на теле. Так что небольшая прогулка в центр города скорее развлекла, чем была обременительной. Загнав машину в гараж, Арриго вошел в дом и уже привычно направился в спальню, как услышал приглушенные звуки музыки из гостиной.
-Антонио дома?
Мелькнула удивившая мысль. Последнее время дона было не застать. Постоянно в разъездах или занят делами так, что не прорваться. А Арриго давно хотел с ним поговорить тет-а тет, но никак не получалось. Вот и сейчас,  в гостиной вполне мог быть Джулс или кто-нибудь и прислуги.
Однако повезло. Когда Сабатини заглянул в гостиную, в ней, расположившись на диване, был лишь хозяин дома.  Редкий шанс. Не заворачивая в свою комнату, вошел в гостиную
- Добрый вечер, Тони, не помешаю?
Получив утвердительный ответ, чуть замешкался посреди комнаты, покосился на стакан рома в руках Морелло и хозяйский   бар. Честно говоря, Арриго вот уже неделю, как втихушку  заглядывал в него и « брал взаймы» бутылки с отменным коньяком. Солидная батарея «пузырей», красовавшаяся на полке семь дней назад изрядно поредела, «растеряв» самых выдержанных и дорогих  «собратьев», нашедших свой конец в корзине для мусора в ванной  на втором этаже. Гамбит честно собирался возместить дону  эти  «убытки».. кхм.. когда- нибудь,  но руки   так и не дошли.
-А может  не заметил? Вроде,  Тони  коньяк не особо жалует. Для гостей держит.
Мелькнула слабая надежда. Сделав самую невинную морду,  устроился на диване, лишь облизнувшись на сиротливо притулившиеся  в баре  остатки былой роскоши.
-Тони, я поговорить с тобой хотел. Помнишь, перед  этой историей с Лимите, я занимался казино? Там троих ребят наших копы замели- Беппо , Джино и Рокки.  Надо бы их семьям «страховки» выплатить. Я позавчера навещал жену Джино, она недавно родила.
Обратился к дону, но… Нет, о компенсациях семьям раненых боевиком Гамбит действительно собирался поговорить, как только выдастся возможность. Но был еще один вопрос, куда как более личный и неоднозначный, о котором надо было поговорить с Антонио.

4

Весь день что-то обдумывая, решая, стараясь загадать заранее, Тони под вечер слишком устал от собственных мыслей, и теперь мог думать о чем-то бесконечно тривиальном. Даже о новых розах в саду и то было приятно думать, нежели от делах. Да, совершенно устал. И все это только в середине недели, хотя у мафиозо и не было такого понятия как "выходные дни".
Несмотря на музыку и шумные мысли о том, как там поживает дочь и все ли у нее хорошо, Антонио услышал тихий щелчок замка входной двери. Прийти мог кто угодно из тех, кто жил в доме. Остальные предпочитали сначала сообщать о своем прибытие через охраны. Как дон и догадался, это был Арриго. Спрашивать, откуда тот приехал, он не стал, так как было понятно, что ничего важного не произошло. Да, даже если бы и было важное, советник тут же и рассказал бы.
- Арриго.. привет. - мужчина кивнул Гамбиту и жестом руки предложил присоединиться. Прошло полторы недели с того дня, как он обменял долю бизнеса на своего советника, и тот, подлечившись, уже стал походить на человека, а не на жертву гладиаторских боев. Но все равно переносица все еще была спрятана под пластырем, да и вокруг глаза красовался желтый след. Смотреть на выздоравливающего бойца было приятно. - Садись.
Чуть сдвинувшись на край дивана, чтоб Арриго мог свободно на нем уместиться без нарушения "личной зоны", Тони успел перехватить его взгляд, заинтересованно упавший на стакан с ром-колой. Предлагать вслух, как это обычно делается, будет ли тот пить, дон не стал, так как уже точно знал ответ. Арриго вообще любил выпить, и, практически в одиночестве проижив на вилле, явно скучая от безделия, уже успел осушить многие бутылки коньяка, которые, пустые, находила Чолита в его ванной комнате. Все бы ничего, и не жалко дорого французского коньяка, да вот только Антонио никогда не нравилась особая страстность к алкоголю вообще. Особенно в период особого скопления проблем со всех сторон. Часто это приводило к привычке, к плохой привычке. Но об этом он еще успеет сказать Арриго, а пока что они - выпьют. Вдвоем. Это куда лучше. Отыскав среди залежей ликеров, ромов и виски нужную бутылку коньяка, Антонио плеснул на два пальца напиток в пузатый бокал и отнес его советнику, усаживаясь рядом.
Арриго собирался о чем-то рассказать, и это его тревожило. По крайней мере Тони уже не единожды видел это озабоченное выражение лица последнее время, и теперь можно было догадаться, что речь пойдет как раз о том, что терзает Сабатини последнее время. Но начал он издалека, и совсем о другом, как окажется позже.
- Прибавление в клане, да? Это всегда хорошая новость, и отличный повод, чтобы выпить за новорожденного. - дон улыбнулся Арриго и протянул к нему руку с зажатым в ней стакане, чтобы чокнуться. - Пусть будет достойной сменой.
Сделав небольшой глоток и отставив стакан обратно на стол, Тони удобнее устроился на диване, подминая под спину подушки, и закурил.
- Насчет "страховки" - не волнуйся. Отсчитают и передадут в конце недели. Да и Джино надо дать побольше, чтоб купили что-нибудь малышу. - Тони затянулся и подпер кулаком щеку, задумчиво разглядывая Гамбита сбоку. - Так о чем ты хотел поговорить?

5

-Спасибо, дон. Ребятам весточку в тюрьму передадут, чтобы за семьи не беспокоились.
Это действительно было важно не только из человеческих соображений, но и из соображений бизнеса. Боевики постоянно рисковали жизнью и свободой. Да, конечно они знали, на что идут, когда входили в семью, но.. У кого-то были жены, дети, которых надо было кормить, у кого-то пожилые родители. И мужчины вполне естественно, волновались, что будет с их близкими, если их посадят или убьют. И то, что клан гарантировал поддержку нетрудоспособных родственников членов клана, что бы не случилось, сильнее привязывало людей к Короне.
-У Джино прекрасный малыш. Первенец
Арриго невольно улыбнулся, вспоминая щекастого сосунка, похожего как две капли воды на отца.
Решив одну проблему, мафиози немного расслабился, проследил взглядом движения крестного отца.
Вот при всех мыслимых и немыслимых недостатках дона ( а покажите мне начальника без недостатков в глазах подчиненных. Таких просто не бывает, будь они  хоть золотые), была у Морелло пара  чертовски приятных черт- догадливость и не жадливость к выпивке. Мало того, что опасения получить по башке за выхлебанный коньяк не оправдались, так Антонио еще и налил, что, надо сказать, было весьма кстати. Буквально залпом,  для храбрости,  осушив подношение , оружейник несколько минут помолчал, собираясь с мыслями, потом заговорил на тему, которая волновала его с того самого визита в казино.
-Тони.. Ты же знаешь, что мои родители -чета Сабатини, не мои настоящие отец и мать. Меня усыновили, когда мне было семь лет. Выростили и воспитали , как своего сына. О своих настоящих родителях я ничего не знаю. Все , что от них осталось- вот это кольцо. В пеленки было завернуто, когда в приют подбросили.
Мужчина показал дешевое кольцо с синим камнем  на пальце. Безделушка,    которая  ну никак не соответствовала его статусу в клане, но которое он никогда  не снимал. 
-Но.. в приюте я был не один. У меня был брат-близнец. Его я помню отчетливо. Не знаю, по каким соображениям, но меня усыновили одного. Брат тогда так и остался в сиротском доме. Я пытался его искать, но  через некоторое время после меня, его тоже забрали в какую-то семью. Сколько я не вкладывал усилий и денег, чтобы получить о нем хоть какую-нибудь информацию, увы, все было впустую. Сейчас же я нашел его. Нашел..
Мужчина невесело усмехнулся .
....если это можно назвать- нашел. Увидел. После того, как мои ребята разгромили клуб "Империум". Он владелец "Империума" . Себастиано Гримальди. 

6

Антонио почти пропустил мимо ушей информацию про новорожденного, и вообще про то, что Арриго рассказывал про ребят, попавших в тюрьму, так как знал, что дальше разговор пойдет о чем-то более интересном. Дон никогда не был равнодушен к людям, которые его окружали, и любил быть в курсе их семейных дел и дел вообще. К тому же, слухи так или иначе стекались и попадали к нему, особенно на больших семейных праздниках. Так уж повелось, что итальянцы любили поговорить, и раскрыть свою широкую душу могли любому, дай им только пару бокалов хорошего вина. В этом не было ничего удивительного. Но вот люди, занимающиеся серьезной работой, редко открывали себя, поэтому Тони было очень любопытно, о чем таком мог ему рассказать Сабатини.
Разговор пошел о родителях, о семье, о брате. Дон слышал эту историю неоднократно, в том числе и от других членов клана, но никогда в подробностях эту историю не знал. Задавать вопросы слишком личного характера, буквально залезая в душу, он никогда не торопился. Для начала собеседнику нужно было самому выговориться.
Спокойной кивая и иногда прикладывая к губам сигаретный фильтр, Тони внимательно слушал заново историю про брата-близнеца Арриго. Ничего нового и удивительного. Но уже, как в каком-нибудь плохом детективе, мог предугадать исход. Если уж он заговорил о безуспешных поисках в прошедшем времени, то можно было ожидать, что он наконец-то его нашел. Но, по безрадостной физиономии, можно было подумать о худшем: мертв, в тюрьме или тот не принял брата, в конце концов. Что еще могло случиться?
Плавно разговор перетек с семейной истории на случившееся в "Императуме", и Антонио задержал дыхание, ожидая скорой развязки. Где-то в животе заиграло чувство нетерпеливости, как при прочтении книги, когда очень хочется заглянуть на следующую страницу, чтобы напряжение отступило.
Себастиано Гримальди. Имя знакомое, но уже, за этой суматохой, забытое. А ведь он, дон, так и не видел этого человека. Даже не просил Санторио достать его фотографию. Вмиг Антонио почувствовал себя глупым, словно бы был сам в этом виноват. Судьба подстроила интересный эпизод, в котором никто не смог предупредить, подготовить одного брата ко встрече со вторым. Резко, неожиданно. Даже для Тони. Почему-то он сразу представил себе, что, спустя 15 лет, встретил Джованни. Несмотря на отличие, он смог себе представить замешательство Арриго. Не во всех красках, разумеется, но это стало возможным.
Даже не зная, что ответить, мужчина поспешно допил свой коктейль и, не удостовив Гамбита и взглядом, поднялся за добавкой. Только после того, как он заново смешал себе ром-колу, вернулся обратно на диван и посмотрел прямо в глаза Арриго. На губах появилась неискренняя улыбка, словно бы она помогла собеседнику расслабится.
- Арриго, это же чудо. - не слишком весело заметил он и спешно облизал пересохшие губы. - Судьба, оказывается, чертовски жестокая сука. Но и она умеет дарить подарки.
Честно говоря, Антонио не знал с чего начать. Он понимал, что Арриго обратился к нему за помощью, за мудрым советом, но кем он был, чтобы называть себя мудрецом? Дон сам несколько растерялся, словно бы это произошло с ним.
- Как я понял, вы не разговаривали? Ты его просто видел? - В порыве крайнего любопытства, Тони пересел ближе, а его улыбка стала добрее. - А он тебя видел? Или все это время ты ничего не предпринимал?
Последний вопрос - глупость. Мужчина сам это понимал. Но неужели Гамбита не грызло чувство нетерпения?

7

-Бля. «Санта Барбара»
Мелькнула в голове мысль, когда Сабатини рассказывал, что приключилось с ним.
-Как в кЫно.
Только в отличии от кЫно, советник напрочь не знал, что делать дальше.
И никогда не пришел бы к дону, не стал бы беспокоить его  личными  делами, если бы дело не касалось бизнеса клана. Казино начали разрабатывать  по обычной схеме - демонстрация силы, потом должна была состоятся «светская беседа»  с представителем клана, после которой хозяин заведения или начинал платить клану, или …отказывался. И вот тогда упрямца запускали в «мясорубку», давя всеми возможными методами, вплоть до физических воздействий, избиений.  Как правило, после этого упрямства у бизнесменов  поубавлялось. Лишь единицы оказывались настолько «баранами», что  продолжали упираться  дальше. Такие заканчивали свою жизнь на дне залива. Все гениально просто. Просто.. . с посторонними людьми. А что делать, если потенциальный «дойный бычок»- твой родной брат? И что делать, если решаешь этот вопрос не ты, так как дело касается денег  и сферы влияния клана? И денег больших - клуб богатый и ежемесячный «налог» мафии  на него по криминальному закону  должен составить  немалую сумму. Плюс, еще момент. Это Палермо, где  едва ли не весь сверхдоходный и скользкий бизнес поделен между двумя группировками. Не трогай Корона сейчас «Императум», рано или поздно  «жирное»  казино попытается прибрать к рукам Лимите.
Вот, бля, и думай, какое это «чудо». Согласится ли Бастиан платить Короне, Арриго понятие не имел. Себастиан Гримальди был взрослым, незнакомым человеком… который тридцать (!) лет назад был мальчишкой, роднее которого не было. Закон  мафии гласил-  надо любыми способами заставить «купца» платить «налог», или убить, чтобы другим не повадно было. Только вот как пропустить, в случае отказа, через «мясорубку» родного брата?   
Вот с этой дилеммой и пришел Гамбит к крестному отцу.
Мужчина насторожено следил за выражением лица Морелло, за мельчайшими движениями, но, увы,  предугадать его мысли по этому поводу не мог. 
-Да, я его видел. И он видел меня во время  погрома. Узнал.
Гамбит вспомнил момент, когда стащил маску с лицу. Стащил в шоковом состоянии, в стрессе, не контролируемом порыве.
-Попробуй не узнай, если лица, как две капли воды похожи. Он каждый день видит его по утрам  в зеркале, когда бреется.
-Но кроме  брата моего лица никто не видел. Камеры, как обычно, ребята перестреляли первым делом. Записей с моей физиономией остаться не должно. И.. думаю, полиции он меня не заложил. Иначе моя физиономия светилась бы сейчас на каждом фонарном столбу, с красочной надписью- «Разыскивается» И в Эриче копы не наведывались. Но это - пока не заложил. Что он сделает дальше- я понятие не имею. Больше я его не видел.
А вот над вопросом – «Или все это время ты ничего не предпринимал?» - Сабатини задумался. Со дня разборок в казино прошло полторы недели. Первые сутки, понятно-  был заложником  у Лимите . А вот потом. Почему все это время Арриго так и не предпринял попытки встретиться с братом? Сам себя Гамбит оправдывал тем, что мол, ну не являться же к близнецу, после тридцатилетнего перерыва,  с такой рожей. Но.. не это было главной причиной. Встреться они с Себастианом при других обстоятельствах, он наверняка нашел бы время, чтобы увидеть его, поговорить с ним. И наплевал бы на сломанный нос и фингал на пол лица. А вот что делать с  погромом? Придти и сказать- «Здравствуй, брат, я тут тебе половину нового казино разнес, и  вообще, я  оружейник клана «Корона» , а ты нам теперь должен платить каждый месяц за то, что построился на нашей территории. Но я чертовски рад тебя видеть»?
-Ыыыы… бляяя…
Вопрос так и остался без ответа.

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-15 17:56:03)

8

Переворачивая сказанное Арриго в своей голове раз за разом, дон удивлялся все больше, в какой нелепой ситуации тот оказался. Вернее, сказать, в ситуации с двойным дном. Семья семьей, но ведь клан никогда не заступится за того, кто не будет честно платить дань, будь тот хоть братом советника. Омерта есть омерта. Кто ж знал, что так выйдет.
С лица дона Антонио все равно не сползала какая-то сумасшедшая улыбка. Несмотря на всю эту чернуху, сложившиеся факты ему нравились, и даже не тем, что сеньор Гримальди в 33.3% случая захочет с ними, с "Короной", сотрудничать, а тем, что это выглядело так невероятно, словно бы кто-то специально написал пошло закрученный сценарий для итальянской новеллы под видом тяжелого боевика. К тому же, он был раз за Арриго, что тот, хоть и при странных обстоятельствах, нашел своего брата, ведь он видел как советник мечтал его найти. И вот...  и вот.
Больше всего его удивляло, что ни Гримальди, ни Сабатини не искали встречи. Если Гримальди и не знает, кем является его брат, то Арриго - вполне. В его руках все карты для флеш-рояля, а он чего-то ждет. Но понять можно, ведь Гамбит не свободный человек, как большинство граждан Палермо. Он связан обязательствами перед доном и Семьей.
- Вряд ли бы он принялся тебя искать таким странным способом. Ведь вы когда-то были самыми близкими друг для друга людьми... - не обратив внимания на то, что сигарета, которую он недавно прикурил, спокойно дымилась в пепельнице, Тони достал новую из пачки и зажал губами. - С другими заботами я совсем и забыл про этот клуб. Тем более, что эту тему мы с тобой так и не поднимали с тех пор, как тебя избитым привезли на виллу. Как только ты мне сегодня напомнил о Гримальди, я подумал о том, что стоило бы отправить в клуб Савалоро. Как раз бы посмотрели, как тот справится с новым постом.
Щелкнув зажигалкой, дон долго смотрел на едва подергивающуюся кисточку огня, не торопясь прикуривать, затем его взгляд расфокусировался и он о чем-то задумался, замолчав на минуту.
- Даже не знаю как правильнее поступить. - наконец прикурив, Антонио поделился своим сомнением, хотя почти никогда не сознавался вслух о том, что неуверен. - Я мог бы отправить тебя на встречу, но понимаю, что это неверный выход из положения. Почему бы тебе не встретиться с ним отдельно, не по делам? Просто для личного знакомства.
В голове еще крутились мысли о том, что Сабатини все померещилось. Может, хорошенько стукнули по голове, и смазанное лицо мужчины, назвавшегося хозяином клуба, показалось ему знакомым? Ведь ни от кого больше он не слышал этой истории, а ведь те парни, что сидят теперь в тюрьме, тоже должны были видеть Гримальди. Разумеется, дон лично их не наведовал, но слухи могли запросто распространиться.
- Все это кажется мне большой шуткой... прости, Арриго. Я не смогу полностью поверить, пока не увижу собственными глазами. - Антонио усмехнулся и сбросил пепел с сигареты. - В любом случае, я предлагаю тебе с ним встретиться. Найти брата стоит большего, чем деньги. Разумеется, если тот окажется разумным человеком.
Оставив сигарету лежать рядом с другой, мужчина снова пригубил ром-колу и посмотрел на собеседника через край стакана.

9

-Да , дон. Были. Когда-то. Я уже не тот семилетный мальчишка. И он тоже. Мы изменились. И каким он стал, одному богу известно.
Из разговора выходило, что Морелло, занятый проблемами межклановой войны, и думать забыл о казино.
-Так может зря я напомнил? Может не стоило привлекать внимание крестного отца к брату и его бизнесу? Может быть... Но слово вылетело- не поймаешь. С другой стороны, рано или поздно он все равно бы вспомнил. Да и Лимите...
Терзаемый сомнениями, Гамбит поднялся, вновь наполнилсвой бокал. Наверное, надо было спросить разрешение, но все мысли были заняты братом и возникшей проблемой. Как же просто было в детстве. Никаких сомнений или раздумий. Пора, фонтанирующая  порывами, эмоциями, движением. Сначало делали , потом думали. А сейчас? Жизнь научила сто раз подумать, прежде чем что-то  сделать. А зачастую и не сделать, решив, что это не рационально. И при этом никаких гарантий, что решение  правильное.
Мужчина неожиданно задержал взгляд на втором, сидящем на диване.
-А ведь ты тоже живешь мозгами, Тони. Думаешь. Считаешь. Как и я. Потому и глаза у тебя так часто грустные . И вот эти две вертикальные морщинки между бровями. Они уже прочертили дорожку на твоем лбу- так часто проступают на лице.
Арриго машинально сделал два шага к дивану, и едва не протянул руку к дону, чтобы стереть эти две задумчивые складки, словно это могло что-то изменить. Пелена выдохнутого дыма скрыла излом бровей, темноту задумчивых глаз, и натолкнувшись на нее, мужчина остановился, тряхнул головой, отгоняя наваждение. Опустошил второй стакан, поставил на стол.
- Что-то в последнее время стал много пить.
-Я такими вещами не шучу.
И резко сменил тему разговора.
-Сегодня на ужин утка?
Сабатини усмехнулся  вдруг мелькнувшей мысли - обнаглел совсем, прижился в гостях, как у себя дома. Даже завтраки, обеды, ужины  по расписанию. Набаловался. Давно ли обходился заказанной пиццей, если не было время заехать в ресторан.
-Спасибо, Тони. Пойду я,  пожалуй. Встретимся за ужином.

10

Антонио задумчиво перевел взгляд с глаз Арриго на его бокал, потом на стол, шкаф, и снова уставился в стену. Мог ли он себе представить то, что случилось с Сабатини? Некогда близкие братья перестали существовать и случилось двое чужих мужчин. Со своими привычками, со своей биографии, в которой не было места для второго - только как воспоминание. Интересно, какое же это чувство должно терзать человека, когда он знакомится, хоть и мельком, со своей "второй половиной" вновь. Несмотря на все свое внутреннее любопытство, Тони совершенно не хотел чувствовать это на себе, а вот посмотреть со стороны - да, словно бы он какой-то особо изощренный вуайерист.
- Утка... - дон не стал продолжать тему, раз уж Арриго поставил жирную точку. Так было бы нечестно. Да к тому же, может ужин и считается очень бытовой темой для обсуждения, но, поевши, всегда можно рассчитывать на более толковые ответы на искомые вопросы. Разом допив вторую порцию коктейля, Антонио поднялся с дивана, отталкиваясь рукой. - С апельсинами и кус-кусом.
Обойдя столик и снова всунув в губы сигарету, дон внимательно посмотрел вслед уходящему советнику. Широкие плечи, массивная спина, крепкие ноги. Такой сильный, что даже и поверить невозможно, что за всей этой мышечной массой, волевыми чертами лица может оказаться обычный человек, которого легко вывести из душевного спокойствия одним лишь толчком со стороны судьбы. Так хрупко.
Антонио растянул губы в грустной улыбке, абсолютно не насмешливой, скорее - задумчивой, и, пока Арриго не ушел далеко, окликнул его.
- Кстати, не в курсе, кто выдул весь мой коньяк в баре?
Не то, чтобы это было важно, просто дону захотелось озадачить Арриго другой проблемой, чтоб тот не начал есть себя изнутри. Пусть пооправдывается, поупирается.

11

Еще несколько шагов  и Арриго скрылся бы в двернм проеме, как раздался голос Морелло.
"Кстати, не в курсе, кто выдул весь мой коньяк в баре?"
Ыыы.. Ну вот с чего дон взял, что это "кстати"? Вот совсем даже не кстати. Такие вопросы "кстати" не бывают никогда. И вот всего-то с полтора метра, за косяк завернуть и можно было обоснованно сделать вид, что не услышал вопроса. Но, увы, увы, уйти  сейчас словно бы к нему не обращались, уже не нахальство, а хамство в отношении крестного отца.
Пришлось остановиться. Медленый поворот, во время которого лицо мужчины менялось по давным-давно  отработанной  программе. Брови дернулись вверх, приподнялись, в серых глазах мелькнуло удивление. Не слишком нарочитое, но вполне читаемое.
-Коньяк? Какой коньяк?

Просторная, обшарпанная кухня со старыми, царапаными огромными плитами тонет в тенях, которые не в силах разогнать запыленная лампа на шестьдесят ватт без абажура. Тонкая нитка паутины, заброженная пауком, тянется от потолка к патрону лампы. Объемистая, немолодая воспитательница стоит, уперев руки в бесформенные бока и сверлит взглядом чернявого мальчишку , чья физиономия ото рта до самых ушей   перемазана белой, липкой массой. И чистый, невинный, ангельский взгляд серых глаз под  удивленно приподнятыми ьровями.
- Сгущенка? Синьора, какая сгущенка?
Тонкий мальчишеский голосок аж подрагивает от  обиды несправедливого обвинения, пока нога заталкивает под плиту чисто вылизанную, пустую банку.

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-04-16 20:59:30)

12

Антонио хмыкнул и потер пальцами свои губы, чтобы скрыть улыбку. Хотелось рассмеятся, но нужно было тщательно делать вид, что он вполне себе верит в слова Арриго. Играть так играть.
Сделав несколько шагов навстречу к советнику, чтоб удобнее было беседовать, не повышая голоса, дон сел на подлокотник дивана и внимательно посмотрел на собеседника. Улыбки уже не было.
- Я слышал у тебя какие-то проблемы с квартирой. Можешь оставаться.
Вилла была большой. Пожалуй, даже слишком для одного жителя. Особенно сейчас, когда Джульетта была далеко от дома. Часто сюда заглядывали почти все члены Семьи, но почти никто не оставался здесь надолго - пожить. А дон скучал и тосковал в одиночестве, ведь и поговорить за ужином было не с кем. Разумеется, можно было поддержать беседу с дочерью, или с Чолитой, или с теми остолопами, что стояли на охране, но такие разговоры были совсем другого качества. Не того, что хотелось. Поэтому Тони был вообще не против того, если кто-то у него поживет. Последнее время, правда, дома он бывал редко, так как набралось куча дел, которые нужно было успеть до августа, но в остальном же, особенно вечером, он был свободен как ветер.
Конечно, периодические налеты на бар ему не нравились, и не тем, что многие бутылки, там стоящие, стоили бешенных денег, а тем, что Арриго мог запросто пристраститься. Алкоголь никогда не был постоянным спутником жизни мафиозо, они вообще старались не иметь пагубных привычек, кроме тысячи скуренных сигарет, поэтому Антонио весьма обоснованно не нравилось то, что советник втихушку спивается.
- Как добьешь лимит в баре - все возместишь. Вернется моя дочь: не смей пить при ней, и вообще показываться нетрезвым в ее обществе. - фразы сказаны сухо, без намека на приветливость - обычный приказ. Дальше - уже мягче. - В остальном же, можешь приглашать меня для компании; в последнее время я так изматываюсь, что часто чувствую потребность в выпивке.
Поднявшись с удобного подлокотника, дон вернулся к журнальному столику и погасил бычок. После чего, взяв два стакана, направился на кухню. Чолита и так сегодня намучалась с этой уткой, судя по ее вздохом. Можно было хоть так убавить ей хлопот.
Еще раз удостоив Сабатини быстрым взглядом, дон скрылся в небольшой коридоре, ведущем к кухне. Оттуда и крикнул:
- Ужин обещали через минут двадцать!

13

Поверил? Не поверил? Пока Гамбит стоял и ломал себе голову над этим вопросом, Тони предложил остаться на его вилле. По правде сказать, предложение было неожиданным. Дом Арриго, дом его приемных родителей и детей, находился в Эриче, и мотаться каждый день оттуда в Палермо по пробкам было не очень удобно. Потому и снимал небольшую квартирку в районе Короны. Не слишком удобную, без прислуги, с которой никак не мог ужиться. Плюс, проболев, за последний месяц не внес вовремя плату. Это, конечно, не большая пролема, можно было договориться с хозяином, но  все же. Мужчина задумался. С одной стороны, когда живешь сам по себе, сам себе хозяин. С другой- вилла охраняется и не надо вскакивать по ночам, прислушиваясь к неожиданному стуку за окном и щелчку, напомнившему щелчок взвода курка. Сюда не нагрянет полиция с неожиданным обыском под предлогом проверки документов. .  Поостерегутся связываться с богатым горожанином. Можно бросить машину в парке, и ее отгонят в гараж. И утром стекла не окажутся перебиты, а машина будет вымыта. И не надо будет тащиться на мойку. Да и что говорить- хороший бассейн, тенистый парк, свободный от толп личный пляж, уютные комнаты, тот же .. халявый бар, все весьма соблазнительно. Но мужчина колебался, насколько удобно оставаться в чужом доме. Тем более...ыыы.. вон, к бару доступ похоже, собираются перекрыть. Да еще и ребенок Морелло. Избалованная девчонка, в которой отец души не чаял, потакая всем капризам дочери.
Но  в этот момент из кухни донесся запах  пожареной  утиной грудки с апельсинами. А Тони что-то там говорил о каком-то кус-кусе. Что это за хрень, Сабатини понятие не имел, но звучало вкусно и заманчиво. Желудок плотоядно заурчал, отдавая свой голос за смену места обитания. Если не самый весомый, зато решающий аргумент, соблазн, которому трудно противостоять.
-Спасибо, Тони. Наверное, я приму твое приглашение.
-Ы-хы-хы..А с баром. С баром всегда можно что-нибудь придумать. Вон Джулс практически  живет на вилле, Санто часто приходит, Сергио заглядывает, Паоло. При правильном подходе, всегда найдется на кого свалить вину и списать опустошенные бутылки. Хы! 
Успокоенный этой мыслью, Арриго шустро погорцевал в свою комнату смыть дневную пыль и поторопиться на "свидание" с уткой, пока дон все не стрескал в одну харю.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Закрытые » Вилла семьи Морелло, 23 июля 2008 год