Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Мотель "Un Minx" » VIP-номер, Луций Виничетти.


VIP-номер, Луций Виничетти.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i021.radikal.ru/0812/04/30c6691175f8t.jpghttp://s51.radikal.ru/i134/0812/d6/3a5d18feb94ft.jpghttp://i076.radikal.ru/0812/5f/74ede17a93a8t.jpg
http://s55.radikal.ru/i148/0812/4b/74407a1bb9cct.jpg

2

====> Бассейн
\11 июля, ночь\

Яркий свет холла резанул по глазам. Болезненно прищурившись, Луций прикрыл глаза ладонью. Гордый обладатель лёгкой близорукости, он не сразу привыкал к насыщенному свету. Пространство казалось слегка размытым, мутноватым и не ярким. Словно картина, случайно оставленная под дождём.
Юрген прдефилировал  к стойке, открывая изумлённому взгляду огромную татуировку на спине. Тело змеи извивалось, по бледной (на взгаяд италянца) коже немца. И  Луций следовал за ним взглядом, жадно всматриваясь в тату на спине, выуживая взглядом  излучистое тело кобры, начинающееся где-то в брюках и уходящее на грудь через правое плечо.
Интересно, а хвост уходит в ложбинку между ягодицами?. Тату было выполнено с огромным искусством. И выглядело как печать греха, похоти. Двумя словами – чертовски сексапильно. Учитывая огромную, непоклебимую любовь Банкира к подобному бунтарскому искусству. 
И он не удержался, чуть коснувшись разрисованного плеча ощущая пальцами лёгкий рельеф рисунка, будто смахивая  невидимую капельку. Так легко и невесомо, что Герр Змей даже не заметил прикосновения.  Логичное мышление испугалось и уползло куда-то, оставив банкира на растерзание того самого пресловутого предвкушения, что растягивает губы в самодовольной улыбке, придает движением вальяжность  и кошачью грацию. «Мммм что сейчас будет» говорила многозначительная ухмылочка. Он даже и не подумал её скрыть, проскальзывая мимо Юргена. Вообще он редко позволял себе подобное. Легче было увидеть зебру в сине-розовую полоску, чем банкира, ведущего себя как завсегдатай стрип-клуба. Так что немец в своём роде наслаждался эксклюзивчиком. Никто больше в клане не видел его в подобном виде и, скорее больше не увидит. Сам же частенько повторял, что хороший кот в своём доме не гадит и всё же сам сегодня нарушил это правило.
Комната была обставлена с огромным искусством, хотя обстановка вовсе не занимала мужчину.за исключением, может быть кровати, которая выглядела как бильярдный стол. Привыкший к роскоши он отдавал ей должное скорее по привычке, хотя по природе не был прихотлив. Собственно по этому ключ от первого випа и перекочевал к капориджиме. 
Зайдя в свою комнату, банкир сбросил с плечей полотенце, по-хозяйски накинув его на кресло.  И пройдя к кровати, уселся на неё, опираясь руками в упругую кровать. 
А к чему лишние па?
- Иди ко мне…

Отредактировано Луций Виничетти (2009-03-24 12:10:16)

3

Он буквально кожей ощущал взгляд банкира, чутье взьерошилось всеми волосками на теле...и уколом возбуждения в области паха. Кожа словно горела, особенно спина, как в жаркий день после пары часов на пляже. Брюки доставляли конкретный дискомфорт, из предмета одежды превращаясь в орудие пытки...но был в этом особый перец, кайф какой-то. Пропуская Луция, снова заметил хитрую и откровенно говорящую улыбку чеширского кота. Юрген почему-то тут же представил, как Виничетти томно муркает ему на ухо. Недавняя статУя призывно плюхнулась на кровать, да ещё и поманила:
- Иди ко мне…
Лечу на крыльях недотраха, радость моя... - Юрген облизал губы и демонстративно захлопнул дверь, медленно поворачивая ключ в замке. Швырнув его на ближайшую горизонтальную поверхность столика, немец и шмотки свои на кресло сбросил, и ботинки на пол(он тоже шел босой):
-Ммм...герр Банкир, - мужчина сделал шаг к нему, пристально глядя в глаза, - А я, признаться, хотел зажать тебя к стеночке и потискать.
Один момент - и он уже близко-близко. От Луция будто флюиды исходили, так называемый "психический ток", непременно сексуального характера. Он гипнотизировал также, как и черные бездонные очи...затянут - не выберешься, роковой конец, обволакивающая блестящая тьма.
Одна нога вклинилась между ног банкира, тогда как колено второй "ступило" на постель рядом с Виничетти, касаясь бедра того. Раскрытые ладони обхватывают лицо, притягивая...Он наклонился, вновь впиваясь в губы поцелуем, уже более настойчивым и откровенным. От первичной легкости "налаживания контакта с целью" не осталось и следа...напротив, горячего желания теперь было гораздо больше. Своим потоком лавы немец грозился сжечь партнера до угольков, весь накопившийся огонь выплеснуть...не просто это - целыми днями ходить, как роботек какой-то.
Луций, а ведь здесь мы с тобой похожи...
И ещё запах, заставивший ноздри трепетать, прямо как у хищника, учуявшего кровищу и свежее мясцо. Эта тонкая свежесть, и не от того, что они плавали и дышали ночным воздухом...запах этого человека, едва уловимый, кружащий голову - вот что это такое. Ладони плавно сьехали с лица на плечи, пальцы любопытными змейками проползли под ткань халата, продвигаясь на спину и стаскивая ненужную махровость за собой. Одеяние слегка соскользнуло с тела, оголяя наполовину торс. На секунду Рау прервал поцелуй, протянув хриплым шепотом в губы:
-Хочууу... - и вылизать и зацеловать каждый сантиметр...
Пятерня легла на грудь, мягко надавливая, желая опустить Луция на постель. Светлые глаза заметно потемнели, как море во время шторма, наполняясь невиданной доселе влажной притягательностью и жизнью...холод улетучивался, оставался где-то там, в районе суматошных рабочих будней. И с узелком халата справиться было проще простого, открывая себе обзор, в полной мере наслаждаясь рельефной мускулатурой, ухоженным бронзовым произведением искусства. Взгляд кажется даже физическим прикосновением, настолько прожигающий и бесстыдный, до самой души...раздевающий уже обнаженного. Дионосийское начало активно пускало свои щупальца, нещадно задавливая бедного Апполончика...

4

вот что странно.. почему я не кидаюсь на него как кролик? Почему с мозга да сих пор не слетает странный стоп-сигнал? ну, бля, что ж я как девица-то? Что за странная энергетика у этого немца?.. подавляющая, поразительно-сильная...
Колено вклинилось между его ног, настойчиво, но достаточно мягко, заставляя сильнее развести ноги, пропустить.. поддаться этому натиску. Стирая,  тем самым, неоднозначный вопрос какую роль в сексе предпочитает Юрген. И, как не странно, без проблем соглашаясь внутренне. Банкир ещё с юности был абсолютно безразличен к собственной позиции, предоставляя выбор партнёру. Какая разница, если в итоге оба получат желанное удовольствие.
Мир сузился до размеров кровати, незначительные детали утеряны и сожалеть о них пустое, суетное.
Тонкая полоска света рисует полосу на виске, молочную рваную полосочку, словно змей перепачкался белой  глазурью. Как тут удержаться от того, что бы не слизать этот сладкий лунный свет со щеки? Перекинув вес на руку, вплести волосы в жестковатые волосы на затылке, почувствовать ладонью напрягшуюся шею, отдаться, наконец, поцелую, до стука зубами друг о друга, до боли в губах, до жадно сплетённых языков, до покалывания затекших мышц у основания шеи. Слабенький нерв у локтя, на который лег вес тела сицилийца, предупреждающе дрожит, и приходиться отпустить шею, возвращая ладонь на упругую кровать...
-Хочууу... - хриплый шепот щекотит пересохшие губы, извечно обветренные и оттого ли, очень чувствительные. Приятная ласка.. немец вышивает последние остатки самообладания. А их и правда сложно отпустить. И не понятно что держит... возможно Луций и правда слишком уж завяз в своём образе. Сросся с этой маской отстранённо-холодной вежливости, и снять её перед кем-то из семьи, всё равно что на работу придти голым.
Женщинам в этом плане проще - "подумаю об этом завтра" и проблема решена. А ему, Луцию, еще с немцем прорву вопросов решать, работать. А как тут устоять, когда жестковатый халат сползает к бёдрам, под настойчивыми руками, когда глаза пронзительно синего цвета с жадностью смотрит на его тело, поглаживая физически ощутимым восхищением изгибы его тела.
Холодные пальцы давят на разгорячённую кожу груди.
Неет, дорогой. Ты будешь вести. Но не во всём. Луций поднял взгляд, чуть улыбаясь, и остановил настойчивый нажим. Не так быстро...  мы всё успеем. Не спеши. Рука, выпутываясь из халата, останавливает и направляет выше.. на плечо...
Ловя некоторое удивление в глазах любовника, Луций лишь улыбнулся, и, прищурившись, запустил пальцы за пояс брюк, выуживая пуговицы из петлиц и освобождая бёдра немца от ткани.
Приблизившись, он ловит губами ворсистую дорожку, пролегающую вниз, к паху. Захватывая губами тонкую упругую, кожу, нежно посасывая её и отпуская. Словно поддразнивая, отравляя ожидание минета,  медлительностью ласк. И в точности в ту секунду, когда язык коснулся покрасневшей головки, взгляд черных глаз взметнулся вверх, выискивая мельчайшие эмоции на лице Юргена.

5

Луций в руках - горячий воск, обжигающий и позволяющий лепить из себя примитивные фигурки человеческих страстей. Как им приятно жечься, и как приятно держать. Язык банкира прошелся по щеке, и в этом было нечто особенно первобытное, новая волна возбуждения заставила блаженно закатить глаза. А с какой голодной страстью герр казначей отвечал на поцелуй, словно уже с десяток лет не целовался. С животным упрямством положив ладонь на грудь, немец так хотел подмять под себя это холеное тело, почувствовать его своим, сжать в обьятьях до хруста костей...и не удалось. Да, некоторое удивление в глазах таки отразилось. Рука, понукаемая всей силой воли, заползла обратно на плечо...Затем на шею, и пальцы вплелись во влажные волосы, перебирая их, слабо сжимаясь в кулак. Юрген смотрел на него сверху-вниз сквозь полу прикрытые веки. В глазах плескалась леди Похоть, дразняще хохоча, будто насмехаясь над немцем. Радиус всплесков становился всё шире, амплитуда колебания всё больше. Рау внутренне скреб когтями по простыням, матрацу, по чему только можно...и готов был утробно зарычать, подобно потревоженному в тайге медведю.
Агррррр....Луууций, я сейчас сгорю дотла, оставив горстку пепла!
Но тут поцелуи внизу живота заставляют даже мысли хаотично разлететься в разные стороны, всю умственную деятельность из головы напрочь отшибло. Юрген прерывисто вздохнул, томно размыкая губы и следя за Виничетти своим извечно немигающим взглядом. Пальцы стали копошиться в волосах с оттенком какой-то отеческой заботы, явно инцестуального оттенка. Он ощутил прикосновение шершавого языка к собственному члену, с уже поблескивающей от прозрачной смазки головкой. Резкая вспышка внутри, немец издает тихий глухой стон. Это сладкая мука, вроде и прерывать не хочется, и понимаешь, что тебя надолго все равно не хватит. Не хватит на просто стоять и принимать ласки, когда хочется захапать в свои лапы всё и разом...
- Несколько минут, и я на тебя точно накинусь... - тихий шепоток, отдающий безжалостностью намерения это дело провернуть и затрахаю до потери пульса...
Стоящий одним коленом на постели, в обманчиво-расслабленной позе, он действительно создавал впечатление зверя наготове…

Отредактировано Юрген Рау (2009-04-02 20:46:02)

6

Держать в руках бедра. Не тискать, не скользить по телу, изучая его упругий рельеф, а просто держать.  Наслаждаться крепостью мышц, напрягающихся под пальцами, от его, Луция, ласк.  С каким-то мистическим вдохновением итальянец скользил губами по гладкой головке, задевая её языком, словно пытаясь слизать особенный мускусный запах мужского вожделения.  Умудряясь даже в столь интимную пикантную  ласку привести нотку целомудрия, даря возможность немцу почувствовать себя по-настоящему желанным. Свойство характера, наверное, отдавать партнёру себя без остатка, и неважно - отношения однодневны, как бабочка, или выдержаны временем.  Особое, имеющее материальное воплощение, таинство секса, текущее сквозь пальцы тонкими струйками песочных часов, падающие тонкими дрожащими стрелками теней от ресниц на щёки. Шумное дыхание в давящей тишине. Оно как лакмусовый показатель страсти. Его нельзя переврать, сымитировать. Оно, раздувающее тонкие крылья носа, честное и самое лучшее музыкальное сопровождение. Сбивчивое, немного дрожащее, но самое дорогое вознаграждение. И не надо стонов, не надо восхищённых лишних восклицаний, если слышишь подобное.
Двухметровый немец, знающий о сексе больше, чем банкир о деньгах, а почти дрожит в нетерпении, зарываясь пальцами в его волосы. И даже льстит, что мужчина, в чьём распоряжении самые роскошные и умелые куртизанки хочет именно его так сильно. В дребезги разбивая устоявшее мнение Банкира о том, что владельцы борделей – законченные асексуалы. А запах сводит сума, поднимая волосы на загривке. Молочный аромат мужского тела. Никакие афродизиаки и благовония масел не сравняться с ним. Его хочется вдыхать до боли в лёгких, бесконечно долго, как сумасшедший парфюмер из бесцеллера Зюзкинда.
Ещё немного и я сам тебя скушаю, - внутренне хохотнул итальянец, в ответ на горячий шепот и  отрывавшись от члена, напоследок вкусно его чмокнул.
Пальцы нехотя заскользили по бокам, не желая отлипать от них, изучая маленькие, до дрожи в коленках, эротичные впадинки на прессе. Гладкая кожа и такая горячая…
Банкир откинулся на гладкий, прохладный шёлк простыней, ощутив их контраст с горячим телом и чуть подтянулся вверх, продавливая кровать локтями. Даже и не думая отрываться от знойно припекающего взгляда красавца-немца,  отвечая ему извечным прищуром черных очей.

Отредактировано Луций Виничетти (2009-04-06 02:29:36)

7

Губы, а затем и язык прошлись по чувствительной головке....волна тонкого восторга прокатилась внутри, концентрируясь солнечным сгустком в паху, лучами своими расходясь дальше. Юрген закинул голову назад, ловя резко ставший обжигающим воздух...он жег легкие, губы, как крепкий алкоголь. Руки Луция на бедрах, спокойны подобно приклеенным. Но в груди бьется навязчивое желании, чтобы пальцы наоборот вцепились в ягодицы, смяли их, оставляя красноватые следы. И непонятно, чего ему хочется больше - чтобы тот впился в него или самому впиться так же в зад банкира, с липким смаком ценителя сжимая упругие бронзовые половинки. Конец ласки резко обозначился звонким чмоканьем, немец опустил голову и узрел Луция уже зазывно лежащим на постели, глядя сродни хитрому лису, которому известны все тайны мироздания. Взгляд Юргена, казалось, должен был расплавлять от присутствующего в глазах желания.
Предлагаешь мне накинуться, я так понимаю...
-Ммм....можно побольше, и даже без хлеба. - пробормотал, совсем бесстыдно ухмыляясь.
Стащить штаны окончательно и швырнуть куда подальше, чтобы не мешались...Он ступил коленями на постель, возвышаясь над партнером, проскальзывая ладонями по ногам его вверх. Затем обхватил их в районе колен, разводя в стороны, позволяя себе обозреть открывшуюся "панораму". Немец игранул бровью, поглаживая его бедра...без опаски, как при прикосновениям к дорогому фарфору, нет. Он словно желал пройти сквозь, распробовать и запомнить каждый миллиметр кожи, отложить в памяти собственных рук точную форму бедер Виничетти. Одна ладонь поднимается вверх по точеным рельефам красивого тела, исследуя бока. Опустился к нему...близко…Ищущие губы наконец могут снова целовать, приникая к шее, и после лаская так художественно выпирающие ключицы. Затем ниже, переключится с ключиц на твердые темноватые соски, словно просящие, чтобы их приласкали. Мужчина обвел языком по ореолу, не выдерживая и прикусывая один зубами...не сильно, но ощутимо. Влажно поблескивающая горошинка смотрится так сексуально, что невольно хочется посасывать, как младенец материнскую грудь. Дыхание уже давно гораздо чаще обычного, ощущение, будто из комнаты постепенно выкачивают весь воздух, грозя оставить их в вакууме. Юрген резко выкинул руку, до сего покоившуюся на бедре, в сторону, слепо отыскивая что-то...на самом деле нечто вроде лунки, приделанной к этой кровати в виде бильярдного стола. Он не отвлекался от медлительно-томного процесса зацеловывания груди советника, одновременно роясь в этой самой лунке. Нашел...белая маленькая баночка извлечена на свет, так же слепо и нетерпеливо отвинчена крышка.
-Время десерта...
А вот теперь Рау отстранился, заглядывая банкиру в глаза и зачерпывая пальцами скользко блестящую густоватую массу. Растерев между пальцами, тот проник ими в ложбинку меж ягодиц, лаская и смазывая вход. Губы на уровне его губ, почти невесомое касание, дыхание один в один…Юрген надавил указательным, вводя его внутрь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Мотель "Un Minx" » VIP-номер, Луций Виничетти.