Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира семьи Гиршман


Квартира семьи Гиршман

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Небольшая трехкомнатная квартира. Находится на последнем этаже четырехэтажного дома, на первом этаже которого располагается магазин сувениров, потому у входа вечно ошиваются толпы туристов. Квартира спроектирована и обустроена не хитро: гостиная, кухня, ванная комната, спальня Рахель Гиршман (матери) и спальня Саши. В связи с болезнью матери, молодой человек живет один, она появляется лишь изредка. Мебели в квартире не много, только самое основное. Не до нее семье Гиршман ни сейчас, ни пару лет назад.
Гостиная
http://s56.radikal.ru/i153/0903/79/40b20fd2d557t.jpg
Спальня Саши
http://i022.radikal.ru/0903/ab/e6a276491eb9t.jpg

2

"Если вы проснулись у себя дома в своей постели, то значит, вы там и уснули", – гласит непреложная народная истина. Однако другая думающая часть человечества утверждает, что сыпать цитатами легко, потому что на свете столько великих писателей и мудрецов и они столько всего умного сказали, что вроде как и напрягаться не стоит, цитируй себе да и все.
Саша в отличие от людей высокообразованных, думал слишком мало, он не анализировал, пытаясь понять, на чем держится и как работает весь этот бардак, что творится вокруг его жизни. Подобно тому, как вампир не войдет в дом, пока ты его сам не позовешь, Ги не торопился впускать бардак в свою жизнь, в которой вроде бы все было разложено по полочкам. Он как евреи, которым спустя множество лет запрета вновь разрешили многоженство, но мало кто торопится этим воспользоваться. 
Ги проснулся оттого, что услышал, как во входной двери с привычным скрежетом прокручивается ключ. Он поднял голову с подушки, ожидая услышать шаги, которые должны принадлежать его матери, но их не последовало. И тогда он позвал:
-Мам, - голос с утренней хрипотцой пробежался по пустым комнатам небольшой квартиры. – Мам, это ты? В ответ тишина, когда-то пугающая и леденящая, а сейчас вошедшая в привычку. Отыскав свой мобильник под подушкой, молодой человек набрал нужный номер и приложил трубку к уху, чтобы услышать незнакомый так сильно обезображенный болезнью голос. Перебросившись с Рахель парочкой дежурных фраз, удостоверившись, что она еще жива и пообещав заскочить к ней в больницу по возможности, Саша, поднялся с кровати и направился в душ. Ему хотелось поскорее покинуть квартиру, в которой сегодня прямо с утра стало невыносимо. Шейный отдел отчего-то ныл, и парень массажировал позвонки подушечками пальцев, стоя под теплыми струями душа. Еще пол часа, для того чтобы высушить волосы, одеться и сделать пару глотков холодного кефира из холодильника.
Выйдя из дома, Саша пряча руки в карманы брюк, соображал кого можно навести в столь ранний субботний час.

Съемная квартира Мими

3

Ночной клуб "Sole Nero"

День ни о чем. Слоняние по квартире, изучение содержимого холодильника, трижды контрастный душ, бездушное звучание телевизора в пустой гостиной, серое окутанное небо тучами за окнами квартиры, молчащий телефон, скорбящее, но взлелеянное одиночество. В конце концов, Саша задремал под какое-то телешоу, вещающее о важности здорового питания и опасности образования холестериновых бляшек на стенках сосудов. Снилось что-то отвратительное и скомканное: таблицы, которые надо заполнить какими математическими расчетами, но пугающие формулы оказываются бестолковыми, цифры не сходились…
Внезапно комнату озаряет электрический свет и звучит громкая музыка. Гиршман резко отрывает голову от диванной подушки, пытаясь понять, что происходит. Рука парня при этом попадает во что-то мокрое, но тот хватает ревущий мобильник, силясь прочитать высветившееся на дисплее имя.
-Да, - сонным голосом отвечает Саша, попутно изучая свою руку, перепачканную в чем-то белом. И откуда это?
- Ты спишь? – раздается голос по ту сторону «реальности». Отличный надо сказать вопрос, требующий не менее глупого ответа.
-Почти, – молодой человек все никак не мог понять, кто именно ему звонит, так как разобрать буквы все еще спящие глаза не смогли.
- Спорим, что ты сейчас оторвешь свою сонную задницу с кровати или где ты там лежишь и примчишься сюда?
-Сюда? – Саша все-таки понял, что влез пятерней в размазанный по тарелке майонез, в который он с таким упоением макал блинчики с мясом.
- Ага. Тебе же хочется увидеть нашу Пати. Она вернулась. Черт знает, где шлялась, но сегодня будет там, где обычно.
- Тодес, это ты что ли? – при имени «Пати» в душе у Ги все перевернулось, уж очень давно не было от этой девушки никаких вестей.
- Естественно, ты, что азбуку забыл? Собирайся, пока ее никто не снял, - усмехнулся голос в трубке. – Ты скоро будешь?
- Скоро!
Умывшись, молодой человек приводил себя в порядок, представляя себе хрупкую фигурку Пати, заглядывающую в окна, притормаживающих в злачном квартальчике, машин. Для него, как и для других эта девушка была настоящей загадкой, тайной, которая даже будучи раскрытой не перестанет быть менее любопытной. Безусловно красивая, пусть и низкорослая итальянка с прямыми черными волосами, пронзительными карими глазами, обрамленными длинными ресницами, обладательница пухлых вишневых губ, изящной талии и непропорционально большой для такой фигурки грудью – Пати, манила к себе мужчин, мечтающей о живой куколке, темноволосой подружке Барби. Сколько ей? Чуть больше восемнадцати, если и про это она не врала. У Пати вроде бы были хорошие любящие родители (Саша видел их однажды), но при этом девушка совершенно с ними не ладила. Причины для скандалов всегда были разными, и всякий раз Пати искала «утешение» на панели, по крайней мере, она так говорила, но многие думали, что ей просто нравится торговать собой, на сколько раскованно и непринужденно девушка себя вела. Однажды после очередной ссоры с «предками», Саша приютил Пати у себя. Почти две недели они прожили вместе, и парень открыл множества разных граней загадочной брюнетки. За тремя бутылками пива она как-то поведала ему историю своей жизни, которая постоянно корректировалась в течение следующих дней. Она врала. Врала, что всю жизнь прожила в Палермо, потому как в одном из городских ресторанчиков Пати долго трепалась с какой-то девушкой, а потом сказала, что та была ее лучшей подругой в Милане. Как то она сказала, что ее удочерили в пять лет, но до этого она вскользь упомянула о нелюбимой младшей сестренке, которая была копией отца, тогда как Пати – матери…
В любом случаи Гиршман последний раз видел эту девочку в начале лета, и вот теперь редкостный засранец и по совместительству бывший одноклассник по кличке "Тодес" говорит, что Пати снова "вышла на улицу". Саша набирает ее номер, но женский голос все так же сообщает о недоступности абонента. Ну, совсем не хотелось парню ехать в это злачное место, но других путей для встречи с Пати сейчас не было.

Подворотни

Отредактировано Саша Гиршман (2009-05-15 16:21:45)

4

обычная стандартная съемная квартира (Корона)

О том, как Саша в подобном виде, а главное, в состоянии почти полной невменяемости, добрался до дома, думается, что писать не стоит. Тут можно достаточно ясно представить недоуменные взгляды пассажиров вечернего автобуса, реакцию прохожих и соседей. Гиршман сейчас не думал ни о чем, в голове был только план оказаться как можно быстрее дома.
Захлопнув за собой входную дверь, парень замер, прислушиваясь к ставшей уже давно привычной тишине пустого дома. Мать была в последнее время совсем плоха, так что она никак не могла оказаться сейчас здесь, среди всей этой угрюмой немногочисленной мебели. Однако привычка вслушиваться осталась. Боль, которую доставляла тишина, стала для Саши уже чем-то необходимым, без ее присутствия он не мог вести столь бессовестный образ жизни. Для полного извращенного удовольствия нужно было просто позвать ее, сначала по социальной роли, а потом по имени.
-Мама? Рахель?
А дальше, стандартное картинное сползание по двери, как в любом фильме претендующим на звание с корнем что-то там «драма», а еще слезы от боли, страха, омерзения и одиночества. Сначала они были безмолвными, сопровождающиеся трясущимися плечами и выпяченной нижней губой. Потому послышались более конкретные всхлипывания, а затем вой мистического некормленого пятилапого животного, а потом Саша закричал. Это были просто звуки, которые рождались в его подсознании и выдавались сквозь напряженные голосовые связки.
-Ненавижу! Ненавижу! – прокричал он и повалился на пол, обхватив перепачканными кровью руками коленки. Все как он хотел тогда, в той квартире.
Час спустя. Истерика прекратилась. Молодой человек поднялся на ноги и отправился в ванную комнату, где, включив свет, он резко отскочил от зеркала, так будто бы оно угрожало ему смертельной опасностью. Через пару минут Гиршман пришел в себя и приблизил лицо к отражающей поверхности в белой пластиковой оправе. Из-за запекшейся корки крови, которая фактически покрывала все лицо парня, как маска, обладающая неким косметическим эффектом, Саше было сложно оценить характер полученных повреждений и ранений. Намочив водой, кончик полотенца нежно персикового цвета, он чуть дрожащей рукой провел по разбитой скуле, оставляя на коже кровяные разводы. Нос сильно опух в районе переносицы и сильно болел при каждом касании полотенцем. Наверное, он был сломан, но вроде смещений не было. Саша шарил в медицине, потому как оба его родителя были медиками. Мама – детский хирург. Отец – анестезиолог. И не смотря на то, что сосудики полопались в глазах, сотрясение мозга естественно имело место быть, но было в легкой форме, потому как Гиршман не чувствовал сильного головокружения и приступа рвоты. Да, голова адски болела, но не более того.
Промыв опухшее лицо полотенцем, ясно осознавая, что носу требуется постановка точного диагноза, что завтра его некогда приятная мордашка превратиться в сплошной синяк, а белки глаз еще сильнее нальются кровью….Однако он жив и сейчас – это самое главное. Нервишки все еще шалили, потому зацепившись ногой о таз, Саша отвесил ему отменного пинка. И тут он вспомнил про ноги, которые к слову из-за подобных пеших прогулок по городу были израненными и грязными.
Забравшись в душевую кабинку прямо в брюках, Ги принялся промывать раны на ногах, а потом дверца кабинки открылась, и в таз устремились мокрые перепачканные кровью и грязью штаны.
Спустя получаса, молодой человек сидел в футболке и нижнем белье на кожаном диване, завернувшись в плед. Он пытался осмыслить все произошедшее, потому как понимал, что ему придется что-то говорить шефу относительно своего несколько недельного отпуска, который Саша потратит на приведение в порядок своего изуродованного ушибами и ударами лица.
Этот номер он помнил наизусть. Почему вот он решил звонить именно сейчас, а не с утра? Наверное, все еще чувствовал себя смелым героем, сбежавшим от злодейских рук и членов.
- Сеньор Роббинс?
- Да
-Это Саша, Гиршман Саша. Вы сейчас можете говорить?
- Что у тебя с голосом? Он практически неузнаваем. Что случилось?
- С голосом? Я хотел…можно мне взять выходные. Мне...мне нужно, пару недель.
- С чего это вдруг они тебе так срочно понадобились?
- Моя мама, она очень болеет, - начал было Саша, но потом отбросил эту идею в сторону. – Я сильно упал, ударился, в общем лицом.
- Это как же нужно было упасть, Саша? - с явным скептицизмом в голосе. - Даже ребёнок при падении руки вперёд выставляет.
- Я соврал. Я подрался, и меня избили, по лицу. – по сути дела это была правда, потому как драка все-таки состоялась, пусть и выглядела крайне нелепо.
- Где ты сейчас?
-Дома.
- Вот и оставайся там. Сейчас приеду и посмотрю, что там с твоим личиком. Договорились мы?
Такого поворота событий Гиршман никак не ожидал, а потому замотал головой так, будто бы Роббинс мог его сейчас видеть.
- Не стоит, правда. Просто, прошу, дайте мне выходные. Я потом все отработаю. Клянусь!
- Я сказал ждать меня, - прорычал Джо, чётко разделяя слова. - Ясно?
-Да, сеньор.
Разговор был окончен и, как казалось Саше, отнюдь не в его пользу. Надев белые носочки, молодой человек еще раз заглянул в ванную, чтобы рассмотреть свое опухшее разноцветное лицо, которые показалось ему еще более безобразным, Ги включил тусклую лампочку бра и, усевшись обратно на диван закрыл глаза, ускользая от света.

5

Дом Джо Роббинса >>>>>

Телефонный звонок застал Джо на полпути обратно к дону Франческо, заставив сделать резкий противоправный разворот через двойную сплошную и, выдавив педаль газа, рвануть в обратном направлении. Кажется, работа сама стремилась оторвать американца от празднования, на котором ему совершенно не хотелось появляться. Однако то, что Саша выпадал из рабочего граффика на целых две недели, было довольно неприятной неожиданностью, всё-таки мальчик пользовался своего рода популярностью. Кроме того, за один разговор он соврал целых два раза - сначала попытался списать всё на болезнь мамы, затем на падение с лестницы. Кто знает, что ещё он мог сказать не так, как было на самом деле? Особенно если брать в рассчёт, что Гиршман так запаниковал, когда начальство снизошло до того, чтобы заглянуть на огонёк.
Спустя пять минут чёрный Бентли под резкий визг тормозов остановился около дома, вызвав кчу подозрительных и даже осуждающих взглядов кучки туристов, которая выбралась погулять при вечерней прохладе. Не обратив на них внимания, американец, старательно маневрируя (что, несмотря на далеко не хрупкие габариты, у него очень даже неплохо получалось), просочился в подъезд и взбежал на четвёртый этаж через две ступеньки. На звук дверного звонка навстречу ему вышел Саша.
Брови директора борделя невольно поползли вверх от открывшегося взору зрелища. Похоже, что это была даже не просто драка, а истинное избиение младенца. И по сравнению с тем, что сам Джо не так давно творил с Яном, эта бойня и в самом деле была довольно жестокой. Личико явно не берегли. Американец вошёл в квартиру, закрывая за собой дверь, а затем поднял руку и аккуратно взял Сашу за подбородок, разглядывая полученные травмы.
- Недурно тебя разукрасили, - Джо нахмурился и, отпустив подбородок, приобнял парнишку за плечи, подталкивая в комнату. - Садись и давай по порядку: кто, как, где и за какие провинности это сделал.

6

Наверное, Саша задремал, потому, как шеф приехал очень быстро, хотя, может быть, так оно и было. Писклявый звонок прозвонил настойчиво два раза прежде, чем молодой человек решился все-таки открыть дверь. Причем, только когда сеньор Роббинс оказался на пороге квартиры, Гиршман вдруг понял всю опрометчивость своего поступка, ведь он оставил сумку с мобильником, бумажником и прочей дребеденью в той самой злополучной квартире. Саша то и домой попал лишь только потому, что держал запасные ключи в горшке с каким-то большим цветком неведомого ему происхождения, находившемся между лестничными пролетами.  Сейчас мог прийти вообще кто угодно, а он даже не удосужился спросить «Кто там?», не говоря уже о том, чтобы посмотреть в дверной глазок. Однако все обошлось, но в его жизни сейчас начнется еще один сюжет.
Парень отлично видел, как поползли вверх брови шефа, едва тот посмотрел на своего подопечного. Да, Саша сам понимал, что выглядит сейчас крайне хреново по все параметрам. Сделав несколько шагов назад, он опустил глаза как нашкодивший щенок, которому вот теперь было стыдно смотреть в глаза хозяину. А ведь Ги и вправду был виноват, он рисковал своим рабочим местом, пожалев Кристал, парень ведь отправился продавать себя на стороне. И пусть он этого совсем не хотел, но вот эти оговорочки уже никому не будут интересны.
Сеньор Роббинс аккуратно приподнял личико Саши за подбородок и тут же очутился почти в плотную с разбитыми губами, ранки на которых покрылись кровяной коркой, с опухшим от ударов лицом, пусть пока различного оттенка красного, но совсем скоро появятся желто-фиолетовые гематомы, а еще тучная от возможного перелома переносица, которая венчала картину аля «царек уродцев».
Спустя пару минут они сидели вместе на диване, и Роббинс призывал Гиршмана к ответу, который вертелся у того на языке, но вот только, чем он был чреват. Смысла нагло обманывать не было, но возможность приврать использовать просто необходимо дабы не попасть в опалу к руководству мотеля.
- Сегодня у меня был выходной, как и вчера, - начал парень свою историю. – Я гулял и встретил старых знакомых, таких старых, что и не упомнишь, когда и при каких обстоятельствах познакомились. Они, - пауза, - уличные проститутки, работают на совсем молоденького паренька, кажется Кеппард, или нет, в общем, что-то созвучное, точно не воспроизведу. Так вот, решили заскочить на их рабочее место, чтобы увидеться с остальными, а тут клиент приехал. Типа очень важный. Просил пять человек для каких-то англичан, а сутенера нигде не было. Ребята вообще говорили, что не видели его какое-то время, будто бы сквозь землю провалились. Меня тоже позвали, - Саша с опаской посмотрел на реакцию Роббинса, а потом продолжил. – Я поехал из-за одной знакомой. Просто не хотел, чтобы она попала в неприятную историю, к тому же посредники были очень подозрительными. У них был белый фургон и красное старое Рено. Ну, нас отвезли на квартиру, сказали, что клиент сам будет вызывать. Там была молодая девушка, медсестра, она взяла у каждого кровь, а дальше, посредники решили развлечься нахаляву. Может быть уличной шлюшке все равно, но мне такое не катит. Я стал возмущаться. Завязалась драка, а потом я убежал.
Гиршман упустил много возможно важных нюансов, но в целом история была правдивой и он был рад, что смог рассказать, и эта пытка закончилась, однако, молодой человек с волнением ждал того, что скажет сейчас Джо Роббинс. А вдруг это будет: «Пошел вон!». И где я буду искать работу с таким заработком?

7

Джо молча выслушивал всё, что говорил ему Саша. Конечно, он не был ясновидящим, чтобы с ходу определить, привирал парень или нет, но история выходила складная, с тем лишь недостатком, что уж больно подозрителен был сюжет. С чего какой-то медсестре брать кровь у проституток, которые пришли чисто ради того, чтобы поразвлечь клиента? Если он такой боязливый по части личной гигиены и венерических заболеваний, мог бы, в конце концов, пользоваться предметами защиты а ля презервативы. Американец хмурил брови. Конечно, это было далеко не в его традициях - позволять своим проституткам подрабатывать где-то на стороне, пусть и в целях самопожертвования. Всё-таки, это был тот товар, который он лично воспитывал и выхолащивал. Если бы ситуация выглядела несколько иначе, пожалуй, Джо наказал бы своего подопечного за такой проступок, но сейчас его больше волновали подробности самого инцедента.
Рука Роббинса осторожным движением поднялась с плеч Саши, и пальцы мягко вплелись в волосы парнишки, словно босс желал как-то успокоить его, поддержать. Конечно, после такого стресса Гиршману просто необходимо было получить моральную опору, а кто как не Джо мог бы ею стать. Всегда спокойный и уверенный в себе и в завтрашнем дне, способный быть покровителем и даже защитником, Джо был неизменно мягок со своими подчинёнными. Конечно, лишь до тех пор, пока не появлялась довольно веская причина их наказывать, но и тут американец предпочитал не играть в игрушки: всё-таки конфликты на рабочем месте - это только лишний геморрой.
- Это всё? - мягко спросил мужчина, поглаживая Сашу по голове. Это всё выглядело почти отеческой заботой, если закрыть глаза на тот факт, что отцы не только не торгуют телами своих сыновей, но также и не спят с ними самолично. - Может, ты ещё что-нибудь запомнил? Как выглядел этот Кеппард или как его там... Где находится квартира, в которую вас притащили. Там же наверняка ещё остались проститутки, вероятно, ты хотел бы им помочь? - Джо улыбнулся уголками губ. - Ты ведь такой заботливый мальчик.
Неизвестно куда пропавший сутенёр - это, кстати говоря, наводило на некоторые размышления. Всё-таки, не так давно увиденная голова одного из работников ещё не выветрилась из памяти директора "Un Minx". Пальцы перебирали прядки волос Саши по-прежнему почти нежно, но двигались несколько механически, потому что мысли были заняты как раз сутенёром.
- И кстати, кто эти уличные проститутки, у которых пропал сутенёр? Ты помнишь их имена? - как человек, который постоянно плавает в сфере торговли "ночными бабочками", Джо очертательно знал, кто и кем заправляет, а если не помнил - то мог бы проверить. Даже если это был и не тот самый сутенёр, которого пришили, то следовало хотя бы выяснить, куда он подевался, ведь девочками (и мальчиками) теперь некому заправлять. Американец едва заметно вздохнул. Кажется, работы становилось всё больше и больше, и пахла она всё неприятнее. Он искренне надеялся, что не придётся ещё раз отвлекать Альваро от празднования собственной помолвки, но что-то наподобие интуиции подсказывало, что придётся.

8

Саша не поднимал взгляда на своего шефа, потому что чувствовал, что подвел его, да и ненавидел свое изуродованное лицо, пусть и временно, но из-за него молодой человек лишился хорошего заработка. За две недели он может заработать порядочную сумму денег, но теперь ему придется думать, на что будет жить, когда расплатится со службой Интернет-доставки тех вещей, которых он ждал уже как пару недель. Привычки откладывать деньги у Гиршмана не было, хотя на одной его кредитке лежала достаточно большая сумма, но она предназначалась на похороны матери, потому как он хотел, чтобы как можно меньше людей участвовали в его личной трагедии. Да и в больнице у Рохи молодой человек сможет не скоро объявиться, дабы избежать ее волнения и ненужных расспросов. Хотя в последний раз мать его с трудом узнала из-за резкого ухудшения зрения и действий препаратов, как объяснили врачи.
Роббинс ласково поглаживал Сашу по голове, очевидно, переваривая и обмозговывая ту информацию, что он сейчас услышал. А парень просто смотрел куда-то перед собой немигающим взглядом, пытаясь о чем-то подумать, но мысли тут же разбредались по углам сознания. Интересно, чтобы сказала Рахель, если бы сейчас вдруг вернулась домой и увидела избитого сына в обнимку со взрослым мужчиной на диване? А если я приду к ней в больницу и скажу «Здравствуй мама я шлюха, а ты лечишься на заработанные мной деньги»? Хм, поможет ли это откровение ей быстрее умереть? Ги порой сам пугался подобных своих мыслей, но в последнее время они посещали его голову с завидным постоянством.
- Я плохо его помню, если бы увидел, то непременно бы опознал, а так..., - Саша попытался вспомнить внешность сутенера, которого видел пару раз и то мельком. – Светлые волосы, кажется, длинные, не особо высокий, но личико миловидное, будто бы девчачье. Адрес квартиры я знаю, у моей мамы в соседнем доме подруга живет. Я там не раз бывал. Гиршман более-менее понятно объяснил местоположение той злополучной съемной квартиры, так что ее можно было запросто найти. А вот насчет помочь другим, у Саши возникли некоторые догадки относительно того, что шеф вытягивает из него информацию, которая оказалась для него весьма релевантной. На самом деле парень переживал только за Кристал, ну и еще немного за Мику, хотя тот был очень проворным парнем и смог бы постоять за себя. Вот только ни блондиночку, ни его самого, Ги не видел, когда сматывался через окно. Он понимал, что Роббинса тревожит что-то другое, навряд ли жизнь беспризорных уличных шлюшек, однако, Сашу это не касалось.
- Зоэ (именно так звали Кристал), Мика…Микаэль, Андрэ, София, - выдал парень, подняв ноги на диван, он натянул на согнутые колени низ футболки. – Когда я убегал, в гостиной осталась только одна девушка, Софи, я не знаю, куда делись остальные. Может, их по комнатам развели. И сеньора, что управлял фургоном и отдавал приказы тоже не было… Еще был такой здоровенный мужик, но он вместе с медсестрой пришел. И еще один ублюдок, он был со мной и с Андрэ в комнате. Настоящий псих! Одет в милитари и очень агрессивный. Ему тот водитель фургона сказал, что тот может меня трахнуть, но уверяю ничего не было. Честно! – стал оправдываться Саша, попутно давясь воспоминаниями о том самом Адальфо, который побрезгал отыметь его из-за национальной принадлежности.
-Что же теперь делать? Мне пришлось оставить там свою сумку. В ней - ключи от квартиры, мобильник…А вдруг они сюда заявятся? Или нет? – спросил молодой человек, касаясь подушечкой пальца опухшей переносицы.

9

Интуиция в очередной раз оказалась абсолютно права - из описания парнишки следовало, что речь идёт именно о том самом Алене Кеппарде, чью голову американец около часа назад видел в коробке на блюде и с наручниками в зубах. Дело принимало крутой, не обещающий ничего хорошего и приятного оборот. Хотя нет, кое-что приятное он всё-таки обещал - невероятно жестокую расправу над теми, кто позволил себе выкидывать вот такие финты ушами перед лицом Лимите. Не даром, ой, не даром славится их семья своими садистскими наклонностями - едва ли выживет хоть кто нибудь из тех, что попадутся под горячую руку. Но сначала их разделают. Да. Как на скотобойне. Хотя нет, хуже.
Теперь Саша невольно становился нежелательным свидетелем для тех людей, которые решили играть в такие безрассудные игры, и его страх перед тем, что они решат заявиться в эту маленькую уютную квартирку, был вполне обоснованным. Если б только мальчик знал, как плохи его дела, он, пожалуй, сюда бы вообще не пришёл - сразу на последние деньги взял бы билет заграницу искать убежища.
Тем не менее. Убийство сутенёра - одно. Зачем им проститутки? - рука Джо остановилась, перестав поглаживать Сашу по голове, что говорило о куда более глубокой задумчивости, чем прежде. Ги тоже замолчал к этому моменту, так что в комнате повисла напряжённая тишина. - У них взяли кровь. Вероятно, на анализ, нахрена же ещё? Так. Венерички, группа, резус, гормоны... что ещё там можно выудить?.. И при этом они убивают сутенёра. Ладно бы просто убили, но подкидывать его голову как подарок... Тааак, вот теперь точно надо валить к Альваро. Будем соображать на двоих.
- Собирай вещи, - без предварительных объяснений скомандовал Джо. - Гардероб можешь оставить здесь, бери только основное. На работу ты всё равно в ближайшее время не выйдешь, приодеваться будет не для кого. Ну, и прочие мелочи, вроде зубной щётки и любимого шампуня, - и пояснил, опережая логично возникающий вопрос о месте перемещения: - Поживёшь у меня пока. Заодно составишь компанию ещё одному, близко связанному с этим делом и тоже неплохо побитому, - о том, чьими стараниями Ян заполучил все свои травмы, американец решил попросту умолчать. Ему не хотелось сейчас выкладывать все подробности, да и Саше не было особенной нужды знать даже о том, что Кеппарда уже нет в живых.
Ещё американец хотел было добавить, что подождёт в машине, но потом в целях безопасности своего подопечного передумал.
- Если ты беспокоишься о своём заработке - я оформлю тебе больничный. Не ого-го какие деньги, но сможешь пока их использовать на лечение матери. В моём доме тебе всё равно не придётся беспокоиться о продуктах и прочих бытовых затратах, - так же спокойно продолжил американец. Самый верный алгоритм работы с подчинёнными - за тобой будут беспрекословно следовать, если ты сможешь стать достойным "папочкой". Скорее всего, именно поэтому Джо старался быть как можно более миролюбивым и заботливым. Состояние здоровья матери Саши его совершенно не беспокоило, но он понимал, что это волнует Ги.
И в дополнение ко всему Кукольник снова аккуратно приподнял Сашино лицо за подбородок, но уже не для того, чтобы лишний раз полюбоваться многочисленными ранами и ссадинами, а чтобы мягко коснуться его губ своими, стараясь не причинять боли и вместе с тем показать, что не так уж оно и уродливо, не вызывает брезгливого желания отвернуться или просто отвести взгляд.
- Всё будет хорошо, - успокаивающе шепнул Джо, улыбнувшись уголками губ. - Понял?

10

- Собирай вещи, - скомандовал Джо и молодой человек посмотрел на него выпученным от удивления глазами. Нет, такого акта милосердия и поворота событий он не ожидал. Шеф просит переехать к себе на какое-то время, пока все не уляжется, говорит о больничном и деньгах, которые так необходимы Саше. Тут и возражать не придется, однако, процедура переезда немного пугала парня. Он не привык жить у кого-либо, даже ночевать после различных тусовок или же ночи работы, Гиршман предпочитал дома. Ему здесь было не особо спокойно, но зато уютно. Чего уж говорить, своя квартира – свои правила, а вот тут придется обитать в чужой. Да еще не просто в доме у друга-приятеля, а своего шефа. Все это было как-то волнительно для парня, но другого выхода не было, да и Саша понимал, что сеньор Роббинс проявил безмерное великодушие, позвав его к себе. Видимо, все очень и очень серьезно подумал Ги, поднимаясь с дивана. Насчет своей такой уникальности и неотразимости для шефа он сомневался. Однако как тот сейчас напоминал Саше отца – авторитарный, всегда четкий в своих словах и суждениях и, не смотря на это, заботливый и добрый. Молодой человек бросил взгляд на полочку, где в рамке стояла свадебная фотография родителей, а под их счастливыми лицами подпись на иврите «Рахель Леви и Ноам Гиршман навеки вместе». Последнее время, когда Саша смотрел на эту фотографию, он думал, что, наверное, у родителей была очень несчастливая жизнь. А ему, так вообще не стоило рождаться и заменять умершего в детстве брата. Хреновая у нас у всех судьба…
-Компанию? – озадаченно спросил парень, не совсем понимая, кто там, у шефа еще побитый имеется. Вообще слово компания, прежде всего, ассоциировалась в голове у Саши с сексуальными услугами, но сейчас он был едва ли на них способен.
- Спасибо, сеньор вы так добры ко мне. Мне чертовски стыдно, что все так получилось. Я не думаю, что эти парни будут меня долго искать, может уже к завтрашнему вечеру они вообще про меня забудут, - наивно полагал молодой человек. – И я тогда сразу домой вернусь…
Роббинс снова к нему прикоснулся, приподнимая обезображенное побоями личико за кончик подбородка, но на этот раз Ги не стал закрывать глаза. Он, отчего то очень хотел увидеть искренний огонек в глазах босса, чтобы тот развеял окружающее Сашу лицемерие. И он его увидел на удивление себе. Мужчина действительно был искренен сейчас с ним. Не брезгая, Джо коснулся израненных и подернутых кровавой коркой губ парня, успокаивая и говоря, что все наладится, все будет хорошо. Гиршман немного вздрогнул, так сказать, профессиональный прием, но парень действительно знал, что значит быть с шефом, хотя когда это случилось в первый раз, он чувствовал себя не в своей тарелки. Просто Саше было легко и свободно спать с незнакомыми людьми, даже если они уже стали постоянными клиентами. Здесь не надо было показушно стараться, а включать свою воображалку или же просто подстраиваться под настроение и желания клиента, а вот спать с начальником – это как экзамен какой-нибудь сложный сдавать.
Пошатывающейся походкой, Ги отправился в ванную, чтобы забрать там различные средства своей личной гигиены аля мочалка, зубная щетка и т.д. В зеркало парень решил больше не смотреть, потому прямиком отправился к себе в комнату. Пытаясь прикинуть, что ему лучше взять, кроме сменного белья. Саша пытался собираться как можно быстрее, но голова сильно кружилась, а перед глазами плыло от резких движений. Так что спустя пятнадцать минут с горем пополам и большой черной дорожной сумкой, наш герой предстал перед сеньором Роббинсом.
Далее заперев квартиру на ключ, столкнувшись в лестничном пролете с соседкой, которая окинула мини-компанию из двух человек любопытным взглядом, Саша вышел на улицу и опустил козырек кепки как можно ниже на лицо.

Дом Джо Роббинса


Вы здесь » Сицилийская мафия » Жилой район » Квартира семьи Гиршман