Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Казармы охраны.

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Северный корпус.
Помещения старинного особняка, видимо, когда-то бывшее конюшней.  Снаружи ничем не примечательная дверь, такая же как и все, выходящие в коридор.
Изнутри же помещение больше похоже на военную казарму или на тюремный барак, нежели на часть дорогого особняка. Вдоль северной стены несколько узких окон, забранных несколько неуместным зверь витражным стеклом в кованой раме.
Два ряда двухъярусных коек, несколько ламп висящих по центру, над проходом. Аккуратные светильники у изголовья и по тумбочке с личными вещами, иногда даже запираемой на замок.
Отгороженная часть комнаты охраны – общая душевая. Со стороны общей казармы выставлена узкими шкафчиками.

2

По крайней мере, в одном свезло – место в казарме нашлось сразу. То ли не хватало мяса, то ли просто дон раздобрился, припомнив старые заслуги, но Нат оказался на втором ярусе койки, около окна, и был вполне доволен происходящим.
Увы, собственной квартиры ему пока не предвиделось – отец в очередной раз «загремел». На старости лет Эрнест тюрьму явно считал курортом, и посезонно менял место обитания, доводя полицию своими визитами. Но в этот раз он неудачно поторопился, потому то с сыном в очередной раз и не увиделся. Но тем лучше.
За время его отсутствия, хитрожопая тетка, не будь дурой, квартиру сдала двум молоденьким студенткам, так что еще чудо случилось, что полиция не спустила Идальго с лестницы, когда он запихивал тощих визжащих девах обратно в комнату, пытаясь хоть как-то выяснить у них, кто теперь хозяин квартиры.
Хотя, мельком тогда глянув в зеркало на витрине потрепанной жизнью парикмахерской, он решил, что и сам себя спустил бы с лестницы: небритая рожа, белая рубашка с засохшими на воротнике пятнами крови, нечищеные ботинки и часы с давно севшей батарейкой. Увы, государство не озаботилось тем, чтобы выдавать заключенным новую одежду по выходе из тюрьмы. А родственников, способных принести обновку, у Идальго просто не было.
Бросив мешок с пожитками (в виде зубной щетки, белья, бритвы, пары полотенец и библии) купленными за сегодняшний день в свой ящик, Эстакадо приземлился на койку и, уперевшись локтями в колени, сложил буйную голову на руки.
Ежик колол пальцы, а во рту все еще оставался привкус перехваченной в обед питы, с прожаренным как подметка куском баранины. Но это было приятно.
Все вокруг было другим. Осточертевшая за пять лет обстановка, шорохи за дверью, долгие разговоры зеков в полутьме – все это осталось позади серой тонкой пленкой, похожей на ту, что так мерзко налипает на кишках чищенной к обеду рыбы.
До смены оставалось минут десять. Сегодня предстояло торчать в ночь под звездным южным небом.
Переодев костюм на черную боксерку и более легкие штаны, Идальго вооружился братом-близнецом оставленной в участке ЧЗ-75, сунул под брючину нож.
Напоследок закрыв шкафчик с вещами, словно сейфовую дверь и похлопав по крышке для надежности, мужчина вышел в коридор, направляясь на смену.

3

Закрытый дворик --->

Дорога до северного крыла показалась Журавлеву вечной. Миша, мелкая егоза, отказывался идти целенаправленно, все время путался под ногами, просился на ручки, тащил с ухоженных дорожек в кусты и время от времени принимался реветь, требуя от сопровождавшего его мужчины такого же хорошего настроения и жажды действий. Мужчина же, наоборот, пытался настроить его на свою, серьезную, волну, чем невероятно медведя раздражал, за что был пару раз укушен за ногу.
- Tak, slushay, - окончательно потеряв терпение, Олег опустился на корточки перед косолапым и сделал грозное лицо. - Ili ti prekraschaesh orat' i kusat'sya, ili ya nadewayu na tebya wot eto, - он отстегнул от шлейки медвежонка кожанный намордник и потряс им перед носом притихшего животного. - Ty ne ofonarel li sowsem za nogu menya kusat'?
Миша обиженно уркнул и ткнулся носом в ладонь. Надевать намордник ему, само собой, не хотелось.

Они уже почти дошли до казарм - консильери решил, что там для медвежонка найдется небольшая комнатка, потому что прислуга явно попадает в обморок от такого подарочка, а охрана - мужики бывалые. Тем более, что кое-кто уже высовывался из-за угла, с интересом поглядывая в их с Мишей сторону.
Убедившись, что озорник притих, Журавлев перехватил поводок удобнее и поднялся на ноги, направляясь к казармам.

4

Вытащив с чьей-то тумбочки одну из не распакованных зубочисток, Идальго сжал ее зубами, намереваясь ради развлечения полчасика покатать по губам, ибо на страже власть имущих все равно заняться конкретно было нечем. Надо было еще прихватить термос, благо один из первой смены, храпящий где-то в тишине комнаты, вполне мог оставить там что-то, увы, не алкогольное, но тоже приятное на вкус.
Бесцеремонно пошарив в ящике на предмет «чем бы тут съестным поживиться», оный термос Идальго нашел без труда, и в нем даже что-то призывно булькнуло.
Выдав крайне подозрительное:
- Хм… – испанец открутил посудине голову, вскрыл крышку, поражаясь как громко она чпокнула, и, понюхав что-то сильно травное, сделал пару глотков.
Водичка оказалась как водичка, минералка с каким-то убойным привкусом то ли лимона, то ли мяты, и даже язык не обожгла, а значит и градуса не имела, но что-то в этой водичке было не так, потому как…
Поначалу Нату показалось, что ему под ноги подкатили бочонок, облепленный ради прикола мехом, благо веревка к этому чуду инженерной мысли прилагалась, но когда зверек развернулся, демонстрируя четыре лапы, черный нос, и бусинки-глаза, охранник взвис мозгом конкретно. Покосившись на термос и, не совсем верным движением оставив его на коробку пожарной охраны, висевшую тут же, при выходе на стене, мужчина почесал тыковку, в очередной раз колясь о лениво небритый ежик.
- :%*( !! – Вышло в итоге красиво, не цензурно, но зато крайне информативно, выражая в нескольких коротких словах целую фразу «кто это суда и за каким притащи, и что это вообще такое укуристое?».
За свои почти сорок, Эстакадо повидал в жизни многое, и собак всяких-разных, даже выращенных из пробирки, и в интернете нарыл мусора еще на десять насыщенных фильмов ужасов, но медведя, живого, и по ходу голодного, даже контрабандой он видел впервые.
Не зная, как реагировать на нечто, ползающее у ног, Нат по принципу простых логических измышлений, перевел взгляд на веревку, идущую от шеи животного и перешел по ней дальше, уперевшись взглядом в чью-то руку.
- Зоофил? – Выдал охранник, ничего плохого не имея. Увы, как назло в голове понятия малость спутались от пережитого шока, так что слово ветеринар куда-то запропастилось. Подняв взгляд снизу вверх по руке, Идальго уперся взглядом в лицо человека, решившего выгулять вместо собаки медвежонка.

5

Миша, кажется наконец восприняв необходимую Журавлеву траекторию движения, почуял запах людей и рванул ко входу в казарму, а ему навстречу по каким-то своим делам следовал один из охранников. Так они и подвисли в дверях - ошалевший мачо уголовной внешности, вылупившийся на животное как на восьмое чудо света, и само животное, тоже ошалевшее и потому отступившее на пару шагов назад.
- Прошу прощения? - обычно от охраны не требовалось отдавать честь при виде консильери, и даже по стойке смирно они вытягивались только перед доном. Но получить в лицо такой лестный комплимент Олег все равно как-то не ожидал. И тоже немного ошалел, хотя внешне ничем не выдал, лишь сузились немного светлые глаза, пристально рассматривая не виданного тут ранее молодца. - Еще раз, я что-то не расслышал, как вас зовут?

6

Бычится Натан умел как никто. От природы крепкая шея и твердый лоб делали его характер тем самым буйволиным, свернуть который не представлялось возможным ни силой, ни доводами.
А вот поводов к тому, что бык рога опустились, могло быть много, и прежде всего, такой вот кочкой на ровной дороге, могло стать пренебрежительное отношение кого бы то ни было. Может причина была в не слишком высоком уровне образования, которое как мазоль на пальце, все время в ненужный момент напоминало о себе. А может просто потому, что как животное, Идальго постоянно стремился к первенству и не терпел попыток свергнуть себя с должности главного кобеля на псарне, но тут его как по хребту палкой огрело. Сразу как-то наклонив голову, так что взгляд приобрел своеобразную угрюмость, Нат в ответ, не слишком церемонясь, проговорил:
- А ты кто таков, зоофил, чтоб я перед тобой отчитывался? – Как-то само собой, деликатное поведение животновода вызвало у Эстокадо неприятную ухмылку, и нездоровый блеск в глазах.
- Вот это шпендель выискался, того и гляди из штанов выпрыгнет! Да кто он вообще такой? Тощий что твоя треска… – Нехорошо сощурив глаза, мужчина шагнул вперед, не столько физически, сколько морально давя на противника. По всем прикидкам этот костюмный хлыщ, обзаведшийся экзотичной животинкой, к Дону мало какого отношения имел…пять лет назад, а значит, по представлениям Натана, и сейчас ничего иметь не мог.
И без того не слишком цивилизованная улыбка, переросла в оскал, когда животинка, не будь дура, поползла куда-то в ноги своего хозяина, явно лучше чем человек понимая, кто тут есть самец.

7

Миша правильно сделал, что струхнул, потому что поспешив ретироваться за Олега, как раз перестал мешаться под ногами, но, затаившись в укромном месте, грозный хищник все-таки на всякий случай издал предупреждающий рев.
Неопознанный громила пыхтел и пыжился, грозно хмуря заросшие брови (которые в сочетании с бритой головой напоминали Олегу продюсера какой-то русской певички), а потом и вовсе решил перейти в наступление - непонятно пока было только, начнет махать кулаками сразу или чуть погодя.
Журавлев не сдвинулся с места и не изменился в лице, все еще продолжая в упор разглядывать наглого детину и заодно наматывая на руку поводок, который грозил опутать ноги. Вторая рука была занята намордником, а впрочем....
"О чем это мы? Не морды же чистить тут друг другу, ей богу"
Странно было лишь то, что мужчина его не знал. Хотя нет, не странно - Олега не было четыре дня, а новым людям вряд ли показывают альбом с фотографиями начальства. Никто, наверное, не подозревает, что они начнут кидаться на первых встречных.
"Откуда тебя только откопали?"
- Олег Журавлев. Консильери, - спокойно, немного небрежно, чтобы не показаться пафосным, но и в меру, потому что выражать пренебрежение к персоналу русский никогда не пытался. А потом - холодный взгляд в налитые кровью глаза молодца и сухой приказ. - Теперь отчитывайся, как полагается.

8

На не слишком благородном лице отобразилось некоторое подобие мыслительного процесса, точнее Натан прищурил глаза, как бы не слишком веря словам «белого воротничка». Наверное, такое же выражение должно было случиться у человека, которому сказали, что только что мимо проскакало стадо озабоченных нло – Фома неверующий обзавидовался бы.
- Консильери, да? – Вновь взглянув на руку, по мнению охранника слишком нервно (при таком каменно лице) наматывающую ошейник мишки, Идальго быстрым, рассчитанным на неожиданность движением, перехватил запястье мужчины. Следовало признать, что если выпендрежник был тем, кем назывался, испанец вполне мог хватануть и неприятностей за свое нахальство, но остановиться было выше сил Эстакадо, тем более что от такого противостояния кровь приливала отнюдь не к нужной голове.
Медленно, преодолевая сопротивление Журавлева и упертость животины, не желавшей тащиться за укоротившимся ошейником и вставать на задние лапки, Натаниэль поднял руку «пока что незнакомца» выше, где-то на уровень груди. И взглянул в светлые очи сурового животновода.
Запах горячей солоноватой кожи, пульса бьющегося в пережатом до боли запястье, скрип поводка, все сильнее натягивающегося и собственная дрожь напряженных мышц руки.
Глаза испанца смеялись, будто он не мерялся силой с надменным красавчиком, а где-нибудь с друзьями травил байки в баре.
- А я тут, садовником… подрабатываю. – Осклабился уголовник, медленно разжимая пальцы и отпуская руку Олега:
- Подстригаю не в меру ретивые кусты. – Перегнав зубочистку из одного уголка губ в другой, боевик отступил, все так же ухмыляясь то ли своему поступку, то ли тому, как отреагировал советник Дона.
Этот мужик ему понравился, он, в отличие от большинства должностных, не начал верещать и брызгать слюной, а это уже было большим плюсом.
Окинув пристальным взглядом крепкую фигуру, Идальго пришел к выводу, что такого мальчика он был бы не прочь затащить в постель, что, как и большинство умственных процессов, не преминуло отразиться на его небритой морде.

9

Незапланированный армрестлинг совсем выбил Журавлева из колеи - по-хорошему вместо молчаливого сопротивления надо было бы съездить этому неандертальцу по физиономии, но это было немного не в стиле консильери - махать кулаками на идиотов, которые еще до рождения обменяли у черта мозг на мускулы. Общество давно вышло из тех веков, где величина кулака определяла величину пещеры и количество жен, но в данном конкретном случае, пожалуй, стоило вспомнить первобытные мудрости и не лезть на заведомо более сильного самца. Пусть упивается своей маленькой победой - у Олега тоже в свое время был шанс месяцами патрулировать территорию, пожевывая пучок зубочисток, но его интересовали другие занятия.
Разум все это понимал, холодно анализировал, но игра в гляделки подливала масла в огонь, и Журавлев против воли скрипнул зубами, не позволяя себе так просто сдаться, однако понимая уже через несколько секунд, что как бы он себе не льстил все это время, форму он явно теряет. Не спасал даже немаленький вес медвежонка, так что уже под самый конец Олег крутанул запястьем, спуская с пальцев пару оборотов поводка - чтобы Миша смог встать на четыре лапы.
Но тут неожиданный соперник сам решил отвязаться, и очень захотелось потереть занывшее запястье, но вторая рука была занята намордником, да и не хотелось доставлять этому кабану очередную порцию удовольствия.
- Стриги одуванчики, а в хозяйский сад не суйся, - теперь это чудовище скалилось не просто торжествующе - а еще и похотливо. "Вот хрен, а? И где Каро таких берет? Не иначе этапом из колоний вывозят" - У тебя обход или ты на нарах зад просиживаешь? - двухэтажные койки казармы всегда напоминали Журавлеву тюремные, хотя в СССР о таком комфорте можно было только мечтать. Но тут он явно оговорился, и поймал себя на этом - но что уж тут поделаешь, детина слишком напоминал ему уголовника из тех, с кем пришло коротать срок. "Наверное, и правда из тюрьмы. Это все объясняет." - Дуй на пост, а то будешь нянчить медведя до утра. Сейчас узнаю у Джорджио как тебя зовут - завтра отправишься полоть лютики... садовник. - он только совсем чуть-чуть улыбнулся, окидывая громилу взглядом, и на этом внешне совершенно потерял к нему интерес, двинувшись по аккуратно стриженному газону вдоль здания, направляясь к небольшому кабинету зам.начальника охраной.
А вообще надо бы так и сделать. Всяко лучше чем гадски мстить лишней сменой. А садовник все время жаловался, что по такой погоде всякая дрянь из земли так и лезет.

10

- Хозяйский сад? – Улыбка на лице боевика приобрела какой-то крайне специфический оттенок, однако препятствовать продвижению того, кто назвал себя консильери, Натан вроде как не стал. Правда и не посторонился сам, отчего в коридоре произошла специфическая заминка: Журавлеву с медведем пришлось пройти от охранника так близко, что ладонь испанца как бы невзначай так мазнула по бедру.
Даже сквозь ткань, чувствовалось мимолетное напряжение бедра, гладкость проскользнувшей по тыльной стороне ладони ткани, и жар живого тела, запрятанного под ней.
Только когда Олег отошел шагов на пять, боевик вспомнил, что хотел полюбоваться не только на мордашку, и повернулся в его сторону. Рассматривать шикарные формы пришлось не долго, но и этого хватило, чтобы понять: таких «мальчиков» на зоне очень любили, и Идальго тут исключением не был:
- А Дон то умеет выбирать себе цветочки посочнее. – Прокомментировал свои мысли вслух служака, и готов был присвистнуть, но пожалел зубочистку, так что просто довольно так сжал зубами и без того измусоленную деревяшку.
Такая задница, и в самом деле, могла понравиться не только охраннику, но и даже дону, однако отчего-то этакое совпадение интересов вызывало где-то внутри клокочущее чувство ревности.
Усмехнувшись собственным пахабным мыслям, Идальго ощупал ладонью яица, чуть сжал их, чувствуя, что сейчас не отказался бы и от минета где-нить в подсобке, но, увы, нахал с медвежонком свалил, а свои подбивать было не спортивно.
Еще раз глянув через плечо в ту сторону, куда удалился молодчик, испанец, лениво потягиваясь, заступил на свою смену, бродить ночью по территории виллы, охраняя покой и сон власть имущих.

Въезд на Виллу

Отредактировано Натаниэль Эстакадо (2009-02-26 18:47:55)

11

Олег, конечно, все слышал и, конечно, никак не откомментировал. Не повернулся и даже не сбился с шага, хотя испытал ужасающей силы желание развернуться и пристрелить безымянного засранца (благо пистолет все еще был при себе).
«Я б вас послал, да вижу - вы оттуда...»
Во времена бурной молодости, Журавлев бы точно не спустил это на тормозах, но сейчас ему уже было не до соревнований, у кого длиннее, да и не было потребности (равно как и особой необходимости) метить и без того подконтрольную территорию. Так что инцидент теоретически мог бы быть на этом исчерпан, даже скабрезные замечания в свой адрес, оставшиеся без комментариев, лишь подтверждали тщетность выступлений особо ретивого самца, однако положение обязывало наглядно продемонстрировать, кто на деревне главный.
В данном случае применение силы, равно как и любые дисциплинарные взыскания, не будет иметь никакого эффекта. С этого уголовника станется еще бахвалиться тем, что он пашет третью смену подряд, потому что не побоялся нахамить консильери, ведь Журавлев отлично помнил, что даже тут, на Сицилии, перемывать кости начальству было излюбленным делом шестерок. Но сплетни сплетнями, а с таким вопиющим прямым хамством по отношению к старшему в семье Журавлев столкнулся впервые, и сразу даже не смог прикинуть, как за подобное поведение можно было бы надавать по ушам. Жаль, что прилюдные порки остались в веках.
Миша тоже все что-то ворчал себе под нос, косолапя у правой ноги мужчины и все время оглядываясь на оставленного позади детину, так что возникло ощущение, что медведь собирается-таки свести с обидчиком счеты, причем с этой смышленой зверюги станется затаить обиду и для начала вырасти и заматереть.

Консильери дошел до комнатки заместителя начальника охраны и огорошил его тремя заданиями:
– найти комнату медведю (полупустые кладовые в бывших конюшнях точно были, надо было просто убрать оттуда ящики),
- принести животному еды (с кухни, молоко, овощи, хлеб… насчет мяса следовало еще поточнее узнать у ветеринаров),
- и назначить некоему его подопечному завтра пару часов работы под началом садовника. В районе казарм.
Джорджио не знал, какому приказу удивляться сильнее, но особенно его заинтересовал последний, в частности причины, по которым вновь обретенный после пятилетнего отсутствия охранник ухитрился так быстро попасть в немилость к советнику дона. Естественно, никаких подробностей Олег не стал раскрывать, однако в процессе идентификации проштрафившегося охранника узнал, что зовут его Натаниэль и что он действительно пару дней как откинулся с зоны. «Ну вот все и объясняется.»
Джорджио немного расстроился и по всему было видно, что он собирается с пристрастием допросить самого... Эстакадо, кажется... (фамилия запоминалась легче, потому что вызывала ассоциации с соответствующими инженерными сооружениями). Это желание Журавлев тоже пресек на корню, но остался не вполне уверен что слухи по округе не пойдут.
Тут же нашелся кто-то, кто был отправлен разгребать кладовую, еще одному счастливчику пришлось бежать на кухню, а сам Олег выкурил сигарету, подождав с Мишей у входа к казармы, пока все устроиться. Откопали даже неплохой матрас и миску для воды, консильери устроил медвежонка в кладовой и оставил его там под личную ответственность вконец охреневшего Джорджио, который даже догнал его еще раз у входа в дом и уточнил насчет Натаниэля. Журавлев только намекнул, что панамку для бритой тыковки нужно подобрать поярче, чтобы человек не унывал «в штрафбате», и что у Эстакадо вообще-то есть шанс избежать позорной отработки в клумбе на глазах у коллег, но как это сделать, пусть он думает сам, глядишь и в верхней голове что-то заработает.
Оставив недоумевающего сицилийца на ступенях крыльца, консильери пожелал ему спокойной ночи и скрылся внутри дома.

---> Комнаты консильери

12

"Dolce vita" Вилла Франческо Канторини » Ворота (въезд на виллу) --->

Бойцам Фестер не удосужился дать каких-либо распоряжений, как этого не сделал и глава клана. А посему бычки не зная, что им делать поплелись в казармы вслед за телохранителем дона. Болтающийся на плече пленник вонял кровью и ей же пачкался, приводя своего износчика в грязное состояние и скверное расположение духа. Вот так и портится еще одно утро в Раю.
Процессия в составе Бенедикта Фестера, несущего на плече плененного мужа, и бредущей следом парочке бойцов подошла к казармам. Войдя, телохранитель пошел сразу к душевой, на глупую голову посчитав, что его все еще преследуют. Однако у входа в душевую он обернулся и увидел, что ребята и не думали идти за ним, а поплелись с невозмутимыми мордами к своим кроваткам. Пару раз недоуменно моргнув Фестер кашлянул:
- Кхм! Господа, а вы куда вообще собрались? Вы часом не подумали, что я один буду разбираться с этим малым? – охранники переглянулись и двинулись к Фестеру. – Один, сходи за бинтами, второй за мной, поможешь привести в порядок. Не думайте, что если начальник охраны приболел, то можно поваляться и поплевать в зад соседу по шконке.
Возражений не последовало, видимо с положением Фестера считались. Ворча один из парней пошел потрошить аптечку, а второй зашел в душевую, прихватив по совету телохранителя пару полотенец и моток веревки.
Связав пленному руки за спиной, уложил его на плиточный пол. Намочил полотенца и начал обтирать грязное окровавленное тело, прибегая к помощи призванного бойца. Под воду пока было решено не совать, дабы не очухался раньше времени. Как только тело привели в более-менее нормальный вид, Фестер отправил помощника отнести этот кусок мяса на кровать. Как раз уже вернулся второй с бинтами.
- Так, а теперь отодвиньтесь, дайте дядя Беня ему гениталии перетянет, – взяв в руки бинты, Бенедикт на скорую руку, по-полевому, собирался перебинтовать проблемные места. Но мумии не получилось, ибо ран на теле не было.Вся кровь что была оказалась из носа и кровавого кашля.
- Или я старый стал, или еще не проснулся, чтобы замечать очевидное...
Носовое кровотечение остановили, привели в товарный вид, такому опрятному и допрос с избиением приятно устроить, осталось разбудить спящую красавицу и можно допрашивать. Если ему конечно мозги не отбили.
- Значит, вы – двое из ларца, одинаковы с торца, следите за ним. Буду через пять минут. Если что, отвечаете сначала задницей, а потом и головой. Ясно?
- Херли ты командуешь, командир хренов? – лопнуло терпение одного из парней.
- Пасть заткни, урод, - холодно ответил Фестер, - рискуешь не проснуться завтра.
Возможно, угроза подействовала, а возможно и нет, но буйный замолчал. Злобу затаил уж наверняка, но Бенедикта это сейчас не волновало. Оставив пленного на охрану, сам Бенедикт ушел в свои апартаменты, где вымылся и сменил одежду на чистую. Только после этого он вернулся обратно в казармы. Ребята стояли по обе стороны от койки и сторожили связанного. Сходив за ведром ледяной воды, Фестер встал рядом с кроватью и вылил содержимое сосуда в лицо связанному с размаху.

Отредактировано Бенедикт Фестер (2009-03-04 23:46:35)

13

На  этот раз "выныривал" из небытия одним махом. Словно из ледяной пропасти после раскаленной бани. Был как-то у Сабатини подобный жизненный опыт при обмывании заключенной  сделки с русскими. Надолго запомнилась Арриго эта дыра во льду, куда  под дружное ржание запихнули теплолюбивого от природы итальянца.
Вот и сейчас, одновременно со шквалом ледяной воды закрутила задницей верная подружка- боль.
-ЫЫы....
Глухо застонал мужчина, на инстинктах отворачивая в бок морду от низвергающегося водопада. Морду, потому как лицом, то, что осталось от "нежной" встречи с кулаками Каро назвать было сложно. Кожа на скуле была порядком содрана вместе с успевшей проступить щетиной. Один глаз исчез с лица, утонув в здоровенном багровом фмнгале от щеки до брови. Нос распух, теряя форму и продолжая сочиться кровью, хоть и не так активно, как раньше. А вертихвостка -боль, "ласково" "пощекотала" многочисленые ссадины и ушибы на обнаженном торсе, ткнула кулаком в переносицу и кувалдой, с размаху вдарила по ребрам так, что дыхание в пятой точке сперло.
-Ёёёё....
Первое возвращение  в этот бренный мир было куда как менее болезненным из-за остатков адреналина в крови. Но природный анальгетик мало помалу исчезал, давая нервным окончаниям напомнить оружейнику, что он не бог. И пока еще живой не бог.
Распухщий, сухой язык скользнул по губам, собирая крупные капли воды, а заодно проверяя целостность зубов. По видимому мать  не зря в детстве творогом пичкала- зубы оказались целы. Чего не сказать было о губах, изрядно увеличившихся в размерах и покрывшихся запекшейся коркой. Но не велика беда.  Хорошо, что чувствует ноги, вот колени согнулись, распрямились. Значит позвоночник не поврежден.
Руки.. Руки!
Лежащее на постеле тело дернулось, словно от электрического разряда. Руки! Их словно бы не было! Но.. с задежкой в несколько секунд жизненно необходимые конечности отозвались ноющей, отдаленной  боль. Уфф.. слава богу, просто затекли от впившихся в мышцы веревок.
Мужчина медлено, словно поднимая огромную тяжесть, открыл глаза. Вернее говоря, открылся один глаз. Слипшиеся ресницы второго дернулись, но веки так и не смогли преодалеть набухшее давление отека.
Несколько минут Сабатини лежал, тупо сверля взглядом  потрескавшийся, не шибко чистый потолок и силясь вспомнить, что произошло и где он находится. Память неохотно, но  "рассказала"  все, что произошло до момента отрубона на вьезде на виллу Катарини. СЕйчас же.. да хрен знает, где он сейчас был.
Дернувшись всем телом, мужчина попытался сесть, но так и не приняв нужное положение в пространстве, тяжело завалился спиной на лежанку. Минута отдыха, и новая попытка.
Сев лишь с четвертой попытка, переждав мгновения головокружения  и подкатывающей тошноты,  оружейник хмуро огляделся, фиксируя в ближайшем обозрении двух боевиков враждебного клана и ... Ох ты ж бля. Личный охранник дона Лимите собственной персоной.
И снова мутный взгляд серого глаза обшарил комнату. Распухшие губы скривились в невеселой усмешке
- Здравствуй, жопа... 
Приветствие собственного незавидного положения и озвученная констатация сего факта. В горле запершило, отдаваясь в легких шорохом тараканих лапок . Содрагающий тело кашель, и металлический привкус снова наполнил рот, смешиваясь со слюной. Мужчина сплюнул на пол, оставляя отпечаток кровавой слюны. Машинально дернул рукой, в попытке вытереть губы. Не удалось. Руки были связаны.
-Дай воды.
Обратился к Фестеру, как к пастуху находящихся в казарме баранов.

14

Бенедикт молча наблюдал за пробуждением избитого мужчины, делившего кровать с простынями чужого клана. Не сказать, что он ему сочувствовал, скорее понимал, как тому неуютно. Мало того, что избили, так еще и на посторонней территории, где людей хлебом не корми дай изувечить ближнего. При взгляде на лицо пленника Фестер сразу вспоминал свои первые промахи в пограничных войсках Германии. Там было порой жарковато. Достаточно несоблюсти одно глупое правило начальника м его верные псы из числа твоих сослуживцев начинали месить твою морду руками и ногами. Либо они заставляли простых солдат, не рабов командира, избивать тебя. Тогда начинались либо избиения стенка на стенку, когда друзья не хотели делать больно другу. Либо друзья переставали быть таковыми и делали, что им говорят. Может именно поэтому у Бенедикта с дружбой, как правило, не складывалось.
"Больной" начал подавать признаки речи и попросил воды. Да, должно быть сушняк замучил, после побоев то самое. Бык не будучи садистом кивнул одному из бойцов, давая одобрение, и тот отошел за стаканом воды.
Нужно было сообщить боссу о том, что "гость" способен говорить.
Учитывая, что Каро сейчас не в лучшем состоянии, можно предположить, что дон сейчас у него. Не буду пожалуй названивать. Ограничимся текстовым сообщением.
- Дай-ка свою трубку... - попросил телохранитель у второго. Получив в руки телефон Бенедикт открыл окно для нового смс-сообщения и быстро пробежавшись по кнопкам набрал текст. Введя номер дона Франческо Фестер послал смс и вернул телефон владельцу.
Подошел второй и протянул Бенедикту стакан воды. Взяв стакан телохранитель подошел к сидящему на кровати сбоку и приставил грань емкости к опухшим губам.
- Пей.

Отредактировано Бенедикт Фестер (2009-03-05 23:29:44)

15

_____ Комната Каро

Оставив капо на попечение заморенного вида врача и Дона, Нат с чистой совестью отправился в казармы, намереваясь хорошенько отоспаться, но был поймал в дверях с откровенно плохими новостями. Голубок, что тогда мило тискался в коридоре с мишкой, и в самом деле оказался Консильери. Мало того, он оказался чертовски злопамятным Консильери, и свою угрозу осуществил. Впереди боевику предстояло не мирно похрапывать в койке, а полоть грядки жопой кверху, фантазируя на тему того, как он этими самыми ножницами и тяпкой кастрирует советника Дона при следующей встрече.
До того разозлившись, что в руках судорога прошла от желания кого-нибудь придушить, Идальго с силой грохнул таз о пол и пнул его в сторону душевой, секунды три с удовольствие наблюдая за горизонтальным полетом «тарелочки».
Первый гнев спал довольно быстро, сменившись нехорошим оскалом. Советник не забыл, и отреагировал, а значит можно будет и дальше подумать, где этого птенчика зажать можно.
Наверное предаваться мечтам уголовник смог бы еще долго, если бы его тяжелый взгляд не уперся в незнакомый зад. Недоуменно моргнув, Нат глянул выше, на спину и плечи, и улыбка стала куда как шире и довольнее. Тот самый бычок, которого уголовник приметил еще у ворот, никуда сбегать и не собрался, засветившись во всей красоте уже в казармах.
- Ой ты ж бл*, хороший зад у тебя, красавчик! – Довольно оскалил зубы боевик, обходя и плюхаясь на ту же койку, на которой лежал связанный пленник. Сабатини, и без того замученный пытками, тут же оказался еще и водой облит, потому как под массой Эстакадо, кровать серьезно прогнулась и нос пленника стукнул по стакану, протянутому быкообразным «сослуживцем».
- О, еще один бесплатный душ? – Вконец развеселился Идальго, этаким небрежным жестом беря пленника за подбородок и поворачивая мордашкой к себе:
- У-у-у, как тебя приложило то. Дону не понравится, он любит мальчиков покрасивше… а вот мне ты нравишься. Подштопать, подлатать, переодеть в что-то сексуальненькое, и будешь как конфетка! – Радостно загоготав и облокотившись о чью-то подушку, Нат критично так осмотрел сердобольного боевика с морды, и даже присвистнул:
- И ты вблизи ничего, только морду бы тебе попроще…

16

Вода.
Арриго облизал пересохшие губы, обхватил кромку стакана, наклоняя положением головы  емкость так, чтобы вода перелилась через  край. Глоток, второй, третий. Привкус засохшей крови во рту, размоченыой водой, усилился. Зато шершавые , как наждачка язык и нёбо  наконец-то обрели привычную влажность. Оторвался, чтобы перевести дыхание. Поднял взгляд на Фестера, благодаря глазами. И собрался уже снова присосаться к стеклу, как в комнату ввалился амбал, унесший раненого Каро.
Заметил краем глаза, но не отреагировал сразу.  А зря. Кромка стакана больно ткнулась в разбирую переносицу, когда бритый боевик плюхнулся задницей  на лежанку. Аж искры из глаз посыпались.
-Ох ты ж бля...
Прорычал сквозь сжатые зубы. На скулах заходили жевлаки, но головой не дернул, сдерживая естественную реакцию заехать в глаз сразу вслед за небрежным жестом, с которым наглец ухватил  подбородок. Жесткие губы раздвинулись в плотоядной, насмешливой ухмылке.
-Так за чем же дело стало, заинька? Развяжи и поворачивайся анфас
Дернул плечами и головой, освобождаясь от хватки
-Бля.. Вот только этого мне и не хватало сейчас
Видел Сабатини в своей жизни таких молодчиков, и не раз. Явно недавно освободился  из мест не столь отдаленных, судя по бритой голове. Нравы в тюрьмах ни для кого секретом не были. Боевики выходили из них сексуально голодные, как звери  во время весеннего гона. И по нескольку дней не вылезали из борделей. Этот же, судя по всему, сразу попал " с корабля на бал"
Мужчина пошевелил руками за спиной, стараясь ослабить путы. Шансов мало, если дело дойдет до драки, но ... другого выхода может  просто не оказаться.  А второго боя сейчас он не выдержит точно. Максимум, на что хватит сил- на один удар. Да и то, если повезет.
Арриго кинул взгляд на стоящего неподалеку охранника Катарини, пытаясь предугадать его реакции.

17

<<<<< Комнаты Альваро. Северный корпус

В казармах до этого Леон не бывал. Будучи личным врачом Дона, он был избавлен от обязанности оказания медпомощи  боевикам. Франческо,нужно отдать ему должное, не беспокоил хирурга понапрасну.Только,если дело касалось его самого или кого-то из приближенных. Полутемное помещение с одинаковыми койками и тумбочками навевали мысли не то об армейских казармах,не то о тюремных бараках. Впрочем, о последнем Леон мог судить только по наслышке, личного знакомства с нарами он, к счастью,не имел.
В помещении было почти пусто - если не считать телохранителя Франческо с парой боевиков и лежащего на койке пленника. Который и права выглядел не лучшим образом. А при виде того,кто с наглой ухмылкой примостился рядом, Леон неслышно вздохнул. Нет, надо же,какое невезение. Второй раз за утро он сталкивается именно с этим,не внушающим ему ни малейшего доверия и просто откровенно раздражающим его амбалом.
- Приветствую, господа.
Окинув взглядом нагло лыбящегося боевика, чья рука небрежно сжимала подбородок  измочаленного мужчины, Вельтман нахмурился и повернулся к стоящему чуть поодаль Фестеру.
-Бенедикт, быть может,я чего-то не понимаю,но по-моему, это слишком. - короткий кивок в сторону бритоголового. Потом взгляд ультрамариновых глаз пробежался по пленнику. Залитый кровью, мокрый с головы до ног - видимо, получил ни с чем не сравнимое "удовольствие" пробудиться от ведра холодной воды,вылитой на голову... Сейчас Вельман смотрел на пленника не как на  члена вражеской группировки, а как врач на пациента. - Судя по его виду,наши бравые ребята уже успели приложить к нему...ммм...ноги? Или это Аль его так отметелил?

Отредактировано Леон Вельтман (2009-03-10 02:28:09)

18

Поднадзорный начал делать жадные глотки предложенной ему воды, утоляя свою дикую жажду. А благодарный взгляд в сторону Бенедикта самому телохранителю был даже приятен. Все-таки остается человеком, даже работая на мафию. Старушка мать могла бы гордиться сыном.
У бойца зазвенел телефон, чему Бык не придал особого значения. В такое время у каждого мобильник с пеленок, что дает людям лишний повод испортить вам настроение даже когда вас нет рядом или дома у обычного телефона. Охранник ответил и передал трубку Бенедикту.
- Фестер.
В трубке послышался голос босса:
- Приехал Леон, и пока он здесь, хочу чтобы он осмотрел пленника. Вы в казарме?
- Да. Мы в казарме сейчас. Буду ждать Леона.
Наступила тишина. Бросать трубку первым было не положено в разговоре с начальством. А посему Фестер ожидал услышать то, что беспокоит дона. Если бы ничего не беспокоило – уже бы отключился. И дождался.
- А что это за номер, с которого ты звонишь?
Не промедля ни секунды Бенедикт ответил:
- Это номер одного из охранников. Мой телефон сейчас не при мне.
- А ты мой номер из его телефона удалил?
В пору было и оскорбиться. С такими вещами Бык расправлялся автоматичеки.
- Дон, не беспокойтесь об этом. Моя работа - ваше благополучие.
Франческо нашелся, чем ответить на такое безапелляционное заявление.
- Мне беспокоиться действительно не о чем. Если кто-нибудь из наших солдат пришлет мне сегодня ночью любовную смс – на свидание пойдешь ты, Фестер.
Телохранитель не смог подавить смешок:
- Ради вас, дон Франческо, я готов пойти на все что угодно.
На этот раз дальнейших вопросов не возникло.
- Хорошо. А для начала проследи, чтобы мои номера не расходились где попало.
Дон положил трубку, за ним и сам Фестер отнял от уха «ракушку». Быстрыми движениями пальцев очистил списки вызовов и повторно очистил папку для смс, только после этого отдал телефон хозяину.
Телохранитель снова поднес стакан к губам пленного, как от входа раздался голос, вещающий о прелести чьей-то задницы. Оборачиваться Фестер и не подумал. А вот нововошедший сам подошел к койке и упал на нее, чем доставил некоторые неудобства Сабатини. Бритоголовому явно хотелось поиграть с кем-нибудь. Но раз он лез со своими играми ко всем сразу, можно было сделать вывод, что с ним играть никто не хочет. Только было Бык собрался что-то сказать бритоголовому, как от дверей послышался еще один голос. На этот раз не столь нахальный, а посему более приятный и распологающий к себе. Голос принадлежал Вельтману.
- Доброе утро, - ответил немец на приветствие доктора. А вот услышать последующий упрек в свой адрес Бенедикт не ожидал и лишь развел руками:
- На меня не смотри, я его вообще не знаю, - также кивнул на бритоголового испанца, после чего к последнему и обратился. – Друг, дай доктору осмотреть «гостя», дону нужно, чтобы он был в порядке и не умер от дурного слова в его адрес. А морда моя тебя не должна касаться. Ферштейн? – улыбнулся.
- На нем каждый успел оставить по автографу, - бросил в сторону Леона.

Отредактировано Бенедикт Фестер (2009-03-09 22:04:41)

19

Побитый, но не побежденный, Сабатини, кажется, готов был воевать до последнего. Если бы не присутствие целого табуна в казармах, эту браваду про «анфасы, да про профили», Нат стерпел бы от вражины только в одном случае: спустив с него штаны, да похлопав по «розовой попке» своей ручищей. Благо в такой позе любое петушение казалось не просто смешным, но даже заводящим. А при данных обстоятельствах, увы, такие нежности со стороны уголовника вышли бы пленнику боком – и без того измятый как не единожды отполосканные носки, оружейник мог и богу душу отдать от таких телячьих нежностей. Задумчиво почесав тыковку и, решив, что с полудохлым драку затевать не стоит, Нат улыбнулся, так что стало видно – по крайней мере с правого бока у боевика не хватало пары зубов.
Звериная решительность короновца явно сыграла ему же на пользу:
- Ей богу, ты мне нравишься, мужик. Если выживешь после беседы с Доном, я те точно пива принесу.- Оскалив зубы, Идальго глянул было на заморенного жизнью врача, второй раз пожалев недокормленного в детстве бедолагу, как голос подал бычара. Как оказалось, терпение в здоровяке тоже было вполне рогато-копытное, во всяком случае первые пробный такой выпад про свой зад он стерпел, хотя и с мученическим выражением во взгляде:
- Не, теленок, ты конечно хорош, но я не ферштейн. Вот все мычишь-мычишь, а че не телишься? – Медленно, даже с этакой ленцой поднявшись с кровати, так что пленника то почти и не качнуло, Идальго поравнялся с красавцем, что так откровенно завладел всем его вниманием, и тоже довольно улыбнулся.
Запах от боевика шел тоже приятный, не какие-то там одеколоны-ферамоны, что так усердно наносились в последнее время поверх проплешин и дряблых животов, а естественный, горький, шершавый как нождачка запах. Явно одурев от такой комбинации (хотя при его то интеллекте и жизни на инстинктах это было скорее закономерностью, чем исключением) Эстакадо не удержался, да и хватанул несчастного бычка за зад, явно ожидая что тот сейчас взбеленится.

20

Сабатини криво усмехнулся на замечание амбала и тут же скривился снова, но по другой уже причине-гримаса отозвалась болью в расцветшем под глазом фингале.  Боевик кажется сам не понимал, насколько близок был к истине - "если выживешь после встречи с доном". Но показывать этого не стоило.
- Копи деньги на пиво.
Оскалился и тут же навострил уши, едва Фестер взялся за телефонную трубку, отвечая на звонок.  Понятно, что просрав бой Каро и попав в плен, он оказался заложником у враждебного клана. И понятно, что судьбу советника Короны будут решать не стоящие сейчас рядом люди. А вот что решит делать Катарини, это вопрос. Большой вопрос.
Во всяком случае, судя по разговору, должен придти врач. Леон.  Именно так , по сведениям мафиози, звали "костоправа" Лимите.  Значит приказа пристрелить его здесь и сейчас не было. Уже хорошо.
Ждать пришлось не долго. Тот незамедлил явится собственной персоной. Впрочем, радостного энтузоазма это у пленного не вызвало
Не любил Сабатини врачей, ох не любил. Наверное единственный врач, которому он доверял, был Авраам Цахес. Старый еврей отлично знал свое дело , при этом имея подход к пациентам. Но  здесь его мнения никто спрашивать не будет.
-Хых.. Скажи спасибо, что не палача к тебе пристали
И тут же хмуро глянул  на телехранителя дона
-Да уж, "автографы".
Откинулся спиной на лежанку, так как сидеть было тяжеловато, а влитая в тушку вода подействловала, как после похмелья - в ушах зазвенело и стало клонить в сон. Не удивительно. Считай сутки на ногах, да плюс ранения.
Однако  "картину маслом" с участием Фестера и боевика все же не смог не заметить. И даже  не смотря на плачевное состояние ухмыльнулся
-УУууёёё...
Безмерно радуясь в душе, что активный "бычок" переключил свое активизированное переизбытком  гормонов внимание на телохранителя.

21

От развернувшейся сцены Леон поморщился,как от головной боли. Подобные типажи довольно часто попадались и на его жизненном пути,всякий раз вызывая непреодолимое презрение. Судя по потемневшим глазам Фестера, он тоже был отнюдь не в восторге. "Ну сейчас огребет,красавчик"   На памяти Леона Бенедикт никогда не позволял зарвавшимся боевикам безнаказанно глумиться. В голове мелькнула мысль,что этого громилу он не знает, хотя посещал виллу весьма часто. Впрочем, ему просто могло везти - в конце концов,он редко бывал в этой части здания. Очевидно,лимит везения исчерпан...
Оставив молодчиков выяснять отношения в сторонке, Леон приблизился к пленнику. Даже на первый взгляд  было видно,что состояние у него отвратное. Сломан нос, лицо почти заплыло от синяков, весь в крови, художественными потеками украсившей лицо и грудь - сломанный нос продолжал кровоточить. И дышал он как-то странно, с прорывающимся хрипом. А значит, как минимум он здорово получил по легким.
- Перестарались ребята, - констатировал Леон, обращаясь к Фестеру. Подошел вплотную, приподняв за подбородок лицо пленного,осмотрел отек от ударов. Да уж,по сравнению с этим красавцем Аль  здоров,как бык, отделался парой царапин.

22

Бенедикт начинал терять свое немецкое терпение. Не нравились ему такие типы. Нахальный, думающий не головой, а скорее задницей. Таких Фестер предпочитал стрелять сразу, чем чесать языками. Может так бы он и сделал, не будь незнакомый ему доселе бритоголовый говорун членом его мафиозного клана. Крошить своих направо и налево глупо. Но никто ведь не говорит, что нельзя немного размять кулаки о зарвавшегося придурка, считающего, что ему все можно. Бык подозревал, что именно бурной реакции и добивается этот проходимец...
Так зачем расстраивать его?
Изо рта телохранителя послышался звук издали немного похожий на рык. Глаза потемнели, а по лицу прошлась опустошающей волной ярость, выжигая добродушное выражение лица. Таким Фестера видели немногие, и это было не потому что тех кто видел его таким уже нет в живых. Просто он редко выходил из себя. Но этому уроду удалось вывести.
- Убери от меня свои руки, падаль! - с нажимом в голосе отчеканил телохранитель. - Иначе я тебе все кости переломаю.
Бенедикт схватил обеими руками амбала за грудки, не давая ему отойти. Ни секундой позже Бык ударил противника лбом в челюсть со всего маху, наваливаясь на него в попытке завалить на пол.

Отредактировано Бенедикт Фестер (2009-03-10 22:25:39)

23

Наверное инстинкты тут должны были Нату подсказать, что лучше такого буйвола по ляжкам то не хлопать, ибо огрести он сможет по меньшей мере два рога в живот, но истосковавшаяся по жизни на воле душа так и требовала, если уже не безудержного секса, то хотя бы хорошей драки. Словно еще не прочувствовав глоток свободы в четырех стенах виллы, за нудным патрулированием территории и ежедневной сменой, но, уже успев опьянеть с него, Идальго с безумством вышедшего на белый песок тореадора, ожидал хоть какой-то реакции. И он ее с успехом дождался.
Мордашка «командира» как-то сама собою расцвела не добродушной улыбочкой пса, которому хозяин подкидывает вечерами сочную кость, а самой настоящей звериной гримасой. Крылья носа раздулись, как у быка, бьющего копытом оземь, зрачки расширились, делая и без того тяжелый взгляд вообще по ощущению похожим на дубину, а речь расцвела рычащими грудными нотами недовольства. 
- Так вот где ты включаешься! – Мысленного гоготнул Нат, но тут же был наказан за свою расслабленность.
В отличие от выражения «убери свои руки от меня», рассвирепевший мальчик явно был не против его обратной стороны - свои собственные руки он к Идальго приложить не побоялся. Ухватив испанца за боксерку и подвернувшуюся не к месту кожаную лямку сбруи, желтоглазый бес что было дури в широколобой башке, саданул лбом Ната по челюсти, и, если бы не удача, остался бы испанец инвалидом на всю жизнь. А так только в голове громко ухнуло, и челюсть просто онемела от удара. Звезды из глаз правда не посыпались, но боль дошла тем последним камешком, что выбил тормозной рычаг из-под стоявшей на горе вагонетки.
Послушно проваливаясь на спину, будто получил полный нокаут, Идальго с прытью, никак не подходящей его массе, поставил под брюхо нападавшего ногу и красивым таким доводом отправил полюбившегося бычка в полет через свою голову. Оказавшись снова «на коне» мужчина резво поднялся на ноги, решив что пользоваться случаем и добивать противника не стоит.
В голове слегка гудело, челюсть ныла и, судя по тому, что что-то неприятно сочилось по подбородку, губа таки проиграла в неравном поединке за крепость с лбом, зато настроение было выше некуда и передние зубы, даже спустя столько лет, не повстречались с мусорным ведром.
Хотелось продолжения. Даже в узком пространстве между койками, где во всей красе Нату развернуться было просто негде, это казалось возможным, тем более что по венам уже растеклась убойная доза адреналина, но стоящие за спиной два бугайка, как-то не собирались пока становиться рефери и явно намеревались вмешаться. Весь вопрос в том, на чьей стороне.

ООС: как выглядит сам бросок ногой:
http://pic.ipicture.ru/uploads/090310/aqUS9X6yEm.gif

24

Бенедикт со всей страстью несущегося по полю трактора въехал в зубной забор испанца. Чем думал немец, затевая драку? Он, похоже, забыл, что такое мозги и отдался инстинкту. Первобытному инстинкту, который успешно задавливал многие годы. Ему случалось ввязываться в драку в армии, случалось биться стенка на стенку еще в школе, но голова практически всегда оставалась холодной и трезвой. Что собственно и помогало ему выходить победителем даже в драке с несколькими противниками. Сейчас же впрыск адреналина перекрыл благоразумие. В висках стучало «Изувечу!». На лице было написано то же самое.
Попытка завалить у телохранителя прошла успешно. Такую тушу, а по весу на вскидку, противник был тяжелее самого Фестера, завалить еще надо постараться. Но все же получилось. В падении на пол у Быка уже промелькнула мысль «Хана тебе», но его агрессивный настрой наткнулся на ногу, упершуюся в живот. Помещение казармы закрутилось перед глазами. Пролетев пару метров по воздуху, немец приложился спиной об пол.
Твою мать, поймал на базовый прием, как молокососа!
Быстро вскочив на ноги, Бенедикт почувствовал, что по спине прошлась неприятная волна боли, а в глазах на миг потемнело. Но пыл его это не остудило. Казалось наоборот, он рассвирепел еще больше. Другой бы уже, возможно, схватился бы за пушку, но Фестер решил сломать заносчивого ублюдка голыми руками. Кулаки сжались до хруста. Испанец уже и сам стоял на ногах, что нужно было исправлять.
- Не жить тебе, баран! – с азартным и в то же время злобным оскалом бросил телохранитель и кинулся на противника.
Стоявшие невдалеке двое мордоворотов явно оживились, как только началось более быстрое движение в помещении. Но мозгов хватило только у одного подскочить разнимать дерущихся. Он кинулся первым и преградил дорогу Фестеру, останавливая его и не давая приблизиться к Натаниэлю. Второй амбал, который был не в восторге от Бенедикта и с удовольствием посмотрел бы как тому начистят морду, повинуясь стадному чувству, кинулся секундой позже в сторону испанца, хватая его со спины и пытаясь также остановить от продолжения схватки.
Тот что держал Бенедикта чуть слышно пробормотал ему:
- Дон нам всем задницы подпалит, остынь! – ход был верен, упоминание о доне Франческо несколько остудило немца, и он перестал вырываться из объятий пытающегося его остановить охранника. Тяжело дыша он лишь злобно буравил взглядом бритоголового.
- Не здесь и не сейчас.

25

-Не, ну вот что, у меня морда медом намазана  что ли? То один хватает, то второй.
Мысленно проворчал Сабатини, когда врач повторил тот же самый жест, который за минуту до этого продемонстрировал амбал, и который так же как и в первый раз отозвался болью под глазом.
-Так что ли не видно, что пол рожи заплыло?
Арриго дернул головой, борясь с соблазном послать костоправа куда подальше. Но выбирать не приходилось.
- Док, Вы б мне  отек чем-нибудь помазали и кровь из носа остановили.
-Вместо того, чтобы рассуждать о "вселенских проблемах", кто там кого и сколько отметелил, бля. К Цахесу, нахер, к Цахесу... если выживу. 
Однако через мгновение  внимание мафиози переключилось на неожиданно начавшуюся драку.
-Ы-хы-хы.. А здоровы "ребятишки" в Лимите.
Не смог не оценить красоту проведенного приема

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-03-11 20:12:27)

26

- Бенедикт! Не здесь, - Леон чуть поморщился - еще не хватало на глазах у пленника "выносить сор из избы",как говорится. Хотя мысль о том,что нахальный громила свое огребет по самое не балуйся, была приятна. Вот надо же - всего пару раз столкнулся с человеком,а такая стойкая неприязнь! Еще раз мысленно поблагодарив все силы небесные за то,что по большей части огражден от общения с подобными типами, Вельтман вернулся к осмотру измочаленного,но на редкость говорливого плененного. "А он здорово держится. Для избитого,попавшего во вражескую группировку и без пяти минут пришитого смертника... Наглый" -
- Тут  одним "помазать-остановить" не обойтись,к сожалению.
Хмыкнув, хирург выпустил явно недовольного его прикосновениями мафиози и открыл аптечку.
Холодный компресс быстро остановил кровь, впрочем, с таким переломом его бы отвезти в клинику,наложить нормальную повязку... И герою явно сломали как минимум пару ребер. Хорошо,если вообще не отбили легкие...  Рентген точно был бы не лишним.
Все это Леон отмечал машинально - профессионализм не задавишь, натуру не переделаешь. Не смотря на работу на мафию, он прежде всего все так же оставался врачом. Потом уже - мафиози.
Тугую повязку на ребра он все-таки наложил. И нос вправил - дыхалка перерубится - и привет предкам. Трупом он им пока точно не нужен.
По крайней мере, первая помощь.
"Я точно стребую с Ческо отдельный кабинет...с рентгеном... может,посоветовать ему отгрохать в каком-нибудь крыле медпункт?"
Обработав лицо пленника прохладной мазью,снимающей отеки, Леон вколол "пациенту" пять кубиков глюкозы и окинул мужчину критическим взглядом. Для работы - поле непаханное,ей богу. Но по крайней мере,жить будет и от кровопотери после  глюкозы точно не загнется.

27

Комнаты консильери Олега Журавлева --->

Когда раздался звонок от Франческо, Журавлев уже вышел на свежий воздух и даже поежился, с наслаждением ощущая как утренняя прохлада пробирается за ворот рубашки, расстегнутой на пару верхних пуговиц.
- Пленника с парой охранников доставь в погреб. Туда, подальше к бочкам, не к бутылкам...
- Да,
- вместо армейского «так точно», которое просилось на язык.
Крестный отец сразу же отключился, и Олег отправил коммуникатор в карман, сворачивая по гравийной дорожке ко входу в казармы и вспоминая невольно вечерний инцидент с неким Эстакадо, возжелавшим подстричь кусты и наверняка уже получившим весть от Джорджио, что ему это будет великодушно позволено сделать сегодня после смены.
В помещении было шумно, людно и пахло… дракой. «Что еще за хрень?»
Сначала грешным делом подумалось, что забузил пленник, но Сабатини, даже после работы Леона, выглядел неважно, а пара молодчиков явно растаскивала Эстакадо («Ну здравствуй, епт!») и Фестера («Это что за новости?»). Консильери кивнул Арриго (вражда враждой, но он не был простой морелловской шестеркой и заслуживал определенного уважения) и, остановившись в нескольких шагах от злых встрепанных мужчин, посмотрел на врача:
- Леон, вы закончили? – получив согласие, обратил свой испепеляющий взгляд на Фестера и продолжил. - Бенедикт, отведи сеньора Сабатини в погреб, – самое время было дать потерявшим разум мужикам хороший (и публичный) выговор, но в любом случае это стоило делать не при пленнике. Журавлев глянул на сознательных охранников и кивнул одному из них. – Марио, иди с Бенедиктом, – а вот теперь, с особым наслаждением, проявившемся лишь в короткой, заметной разве что только боевику усмешке, можно было обратиться и к Эстакадо. – А тебя, Натаниэль, кажется, ждет ответственное задание. Давай, вперед.

Отредактировано Олег Журавлев (2009-03-12 22:57:56)

28

Капля крови наконец-то добежала до конца подбородка и неприятно так ломанулась вниз на боксерку. Поморщившись, Нат высунул кончик языка, пытаясь определить повреждение губы и пришел к печальному выводу – улыбаться ближайшее время ему придется только одной половиной рта, тобишь очень-очень криво. Однако времени на большее не хватило – бычок, почуяв обиду «за родину» вскочил обратно на ноги и изготовился нанизать Идальго кусочками на вертела и видимо изжарить:
- Я к твоим услугам, красавица! – Насмешливо проворил уголовник, наслаждаясь подрубленной хрипотцой голоса. Таким бы тембром да на ушко бычку шептать как его зад хорош, а не на драку нарываться... Но секс без драки был так же плох, как бабы без выпивки, а значит стоило попотеть усерднее, ради признания такого шкафчика.
Встав на три четверти к противнику, мужчина ссутулился, от этого менее грозным на вид не становясь, и подогнул руки в локтях, однако не поднимая их выше брюха. Судя по всему в тюрьме Идальго посещал не только душевые и спортзал, но и подзаписался в какую-никакую секцию, ибо для уличной драки боевая стойка была слишком уж цивилизованная и контролируема.
Но показаться во всей красе не дал случай. Сначала один телок, потом и второй, полезли разнимать развеселившихся бычков. Тот что был сзади, резво ухватил испанца за плечи, естественно нарываясь на ответный недовольный рык, второй же угомонил седеющего мальчика, которого явно то ли побаивался, то ли уважал.
- Неужели любовничек нового Дона? – Мысль мелькнула и угасла, как только в помещение вплыл консильери.
Нехорошо осклабившись и дернув плечом дескать не вербально говоря боевику «отвали пока не огреб», Идальго утер кулаком след под губой, и вперился взглядом в советника Дона.
Говорить он ничего не стал, да и куда там, но взгляд у боевика был очень красноречивый, и не понятно, чего в нем было больше, злости или голодного сексуального желания.
Встряхнув руками, словно сгоняя с себя накатившее напряжение, испанец на мгновение, перед тем как выйти, повернулся к возбужденному драчуну:
- А с тобой, детка, мы еще поговорим. Так что выбирай время для свиданки! – Гоготнув, боевик скрылся в дверном проеме, но еще долго слышны были в коридоре его матюги и недовольное ворчание садовника, на чью голову такое «сокровище» сбагрили.

29

Появление Журавлева в казармах окончательно успокоило Бенедикта. Продолжать драку, так преждевременно прерванную хозяевами помещения, в присутствии консильери немец собирался в последнюю очередь. Все-таки советник пользовался уважением в глазах Фестера, это во-первых, а во-вторых, русский мог рассказать об этой стычке дону. По сути сам Фестер не сделал ничего такого, чего не сделал бы другой уважающий себя мужчина на его месте. Дать отпор зарвавшемуся ублюдку вполне достойно, вот только жаль, что это случилось при стольких свидетелях. А в первую очередь перед пленным итальянцем. И это могло не понравится Франческо.
- Я в норме, - бросил Бык удерживающему его охраннику, давая понять, что столь длинные обжимания ему не нужны.
Леон уже видимо разобрался с болячками пациента, довольно быстро надо признать. Хотя многого он сделать в таких полевых условиях не смог бы.
Журавлев сказал отвести несчастного заложника в погреб, явно не для дегустации вин. Взгляд консильери, пытающийся пробурить в Бенедикте дырку, немец выдержал спокойно и твердо, ибо считал себя правым и готов был отвечать за свои действия. А вот с бритоголовым у советника свои делишки.
Натаниэль значит. Он здесь всего ничего, а уже «ответственное задание» от Журавлева… Хех…
Проводив глазами испанца, давя в себе желание сплюнуть на пол, Бенедикт подошел к доктору и пациенту. Приставленный в помощь боец тоже приблизился. К нему Бенедикт и обратился.
- Бери его и пошли. В подвале отлежится…возможно.
Немного посочувствовав Сабатини, учитывая его неблагодарную жизнь, Фестер двинулся к выходу, по дороге бросив Леону:
- До встречи, док.
Марио помог узнику Лимите подняться и держа его сбоку за руку, чуть повыше локтя, повел вслед за Фестером.

-----> "Dolce vita" Вилла Франческо Канторини » Винный погреб

30

Доктор зашевелился, начав делать то, что ему по должности положено, и Арриго немного поуспокоился на счет его профессионализма. Лишь поскрипывал зубами, да тихо матерился, когда боль при процедурах становилась слишком ощутимой. Ну да не до жиру. Хорошо хоть вообще врача прислали, а анастезия видать вся на Каро ушла. При воспоминании о недавнем противнике Сабатини невольно ухмыльнулся. Ну хоть не он один сейчас с помятыми боками и узукрашенной рожей. Хотя, конечно, победителю прием другой. Наверное и пожрать дали, и стопочку налили.
Ы-хы-хы. Вот она, сука-Судьба-то как распорядилась.
Думать о будущем, включив защитные реакции,  измочаленный мозг отказывался. И правильно делал, иначе очень бы захотелось  прям тут же  пустить себе пулю в лоб.
-Спасибо, док.
Побрагодарил эскулапа, снова укладываясь на лежанку, чтобы хоть немного передохнуть. От давящей повязки дышать стало тяжелее, зато исчезло отвратное чувство, что при каждом движении внутри что-то обрывается, тыча острым концом в бок.
-Только бы не перелом. Хотя.. вряд ли. Был бы перелом, сейчас вообще "мяу" сказать бы не мог, не то, что двинуться. 
Тем временем разборки между амбалом и Быком ( наконец-то вспомнил кличку охранника Катарини) поулеглись. Хоть и не без помощи шестерок. А еще точнее- после появления консильери Лимите, обладавшим немалой властью. Кивнул на приветствие Журавлева. Эх, вот  она жизнь. Вроде ничего лично друг против друга и не имеют. Но... бизнес есть бизнес. А мафия, это в первую очередь -бизнес. Хоть и противозаконный. Люди будут улыбаться, при деловых встречах сидеть за одним столом, но... в случае надобности, не задумываясь выпустят пулю в лоб друг другу. Таков закон бизнеса, таковы правила игры на большие деньги. 
Однако долго полежать не дали.
Кряхтя, мужчина поднялся. Чуть посидел на кровати, давая  подсбившемуся вистибулярному аппарату найти равновесие. Встал.
-Зая. Вот сейчас не надо виснуть на мне. Право слово, нету у меня сил, "выгулять" тебя по бродвею.
Оскалился на охранника, взявшего его под руку, и неторопливо  пошел вслед за Быком, отводя взгляд от его затылка, дабы не было соблазна.
-Эх...  силенок бы сейчас побольше, да руки бы свободные.  Один удар.. Да куда там. Здесь их как собак. Гавкнуть не успею, как уложат.
______ Винный погреб

Отредактировано Арриго Сабатини (2009-03-13 01:27:03)