Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Клуб "de l'Ombre" » Центральный проезд к клубу


Центральный проезд к клубу

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://s58.radikal.ru/i159/0907/15/237f27ed6b81.jpg
Широкое двухэтажное здание неправильной формы, окруженное с фасада десятиметровым газоном, с задней части здания небольшой внутренний дворик со скамейками и декоративными скульптурами. Вся территория обнесена забором, увитым плющем. Есть въезд на поземную парковку. Широкие ворота открываются и закрываются автоматически, с пульта, находящегося внутри здания. Вход или въезд в ворота свободный.
В пристройке с левой части здания расположена псарня, собак из которой используют как в боях, так и для охраны территории - дверцы клеток открываются с пульта.
На входе в здание стойка ресепшена. Днем это спортивно-развлекательный клуб, с тиром, крытыми бассейнами, баром, тренажерными залами, и на аренах можно проводить обычные тренировки с тренерами клуба.
В клубе всегда дежурит несколько охранников из бывших или теперешних гладиаторов. Широкие просторные окна застеклены небьющимся оргстеклом и увиты декоративными растениями.
Но вечерами предлагаются более зреличные  и азартные развлечения.
Добро пожаловать в бойцовский клуб.
http://i045.radikal.ru/0907/fc/d41b0bd6fbe4.jpg

2

Порт

Ветер хлестал в открытое окно, но нисколько не остужал горящего лица. Абруцци докуривал последнюю сигарету, не обращая внимания на отлетающие от нее чешуйки пепла, оседающие где-то на обивке заднего сиденья. Одной рукой он держал руль, второй трубку сотового телефона, заканчивая один разговор, он начинал следующий. В целом, все, что ему было нужно – позвонить двум людям: Грато и Элизио, которые в свою очередь занялись бы всем остальным.
Предваряя обе беседы, первым поступил звонок от дона. Короткая, несодержательная беседа: новости, планы, ничего существенного. Оба были довольно сдержанны. Оба знали, к чему все это идет. Бессмысленных шагов быть не может. Могут быть ошибочные. А вот за них каждый отвечает головой.
Разговоры что с одним, что с другим боевиком были долгими. Несколько предложений, предположений, обсуждений, пока не пришли к единому мнению. Грато, оставленный у Чикаго, все еще находился неподалеку от него, наблюдая за происходящим. Он же и описал Абруцци все, как свидетель. Кого стоило благодарить за то, что сам Санто не успел приехать в клуб к кульминационному моменту, итальянец даже думать не хотел… Поскольку благодарить того, в чье существование не веришь – жизненно глупо.
Узкие улочки с неспешно движущимися по ним машинами, стремящимися по своим делам людьми: серо и буднично. И никто не знает, что с каждым из них случится уже завтра… Никто не застрахован от того, чтобы вот так пойти отдохнуть куда-нибудь, выпить чашечку кофе в кафе и не подозревать, что это последнее, что он успеет сделать в своей жизни.
Мысли метались. Мысли были похожи на горячечный бред. Допинга, что давали сигареты, оказывалось мало. Выброшенный в кровь адреналин бурлил вовсю, заставляя вены едва ли не вздуваться.
Элизио обещал, что все будет в лучшем виде. Его ребята явятся вовремя. Грато тоже отличался пунктуальностью, а, следовательно, человек двадцать, вооруженных до зубов, в распоряжении сегодняшнего дружественного визита будет.
Завернув во внутренний дворик домов, расположенных в сотнях метров от клуба "de l'Ombre", итальянец заметил уже несколько машин стоящих рядом друг с другом. Люди, разгуливающие вокруг них, не были похожи на ребят, что из-за пазухи вот-вот могут выудить пистолет-пулемет узи или же утяжеленную беретту. Скорей это старые знакомые, случайно встретившиеся, решившие посплетничать о чем-то старом и почти забытом, смеющиеся, шутящие… Вот только те, кто их все таки видел, интуитивно чувствовали исходящую от них опасность.
Притормозив возле лотуса цвета мокрого асфальта с флуоресцирующей белой полосой по центру, Абруцци вышел из машины, приветствуя кивком вмиг смолкших парней. Всем, каждому из них было прекрасно известно для чего они здесь. И каждый из них понимал, чем это для них может закончиться. Никто… никто из присутствующих не был застрахован от преждевременного исчезновения в мир иной. И это читалось в глазах. Нет, не страх или смирение, а жажда жить, жажда сделать все, чтобы уцелеть самому и не дать погибнуть тем, кто бьется с тобой бок о бок.
Приняв поступивший на телефон вызов, итальянец известил Грато и его парней о готовности. Появление в скором времени Элизио стало бы стартовой отмашкой для всех. Потому, чтобы не тратить время зря, каждый вернулся в свою машину, еще раз проверил оружие, прихватил с собой побольше боеприпасов, надел маски, вдохнул поглубже и…
Шум лопастей вертолетов известил о том, что пора давить на газ.
Синтиано, один из людей Грато, что оказался сидящим в машине Санто с отданным ему стингером в руках, вытащил из-под одежд нательный крестик и, прикрыв глаза, поцеловал его.
Машины сорвались со своих мест, чтобы через несколько минут, возглавляемые грязной, пятнистой от пыли, но различимо черной мазерати остановиться напротив ворот клуба "de l'Ombre", над крышей которого уже неподвижно зависли два черных Bell-212, с готовыми спуститься вниз вооруженными людьми, упакованными в бронежилеты, с масками на лицах, оставляющими лишь открытые глаза.
Профессионалы своего дела, знающие, что любое промедление смерти подобно, ребята действовали с завидной синхронностью, читая, улавливая мысли, намерения друг друга.
Первое слово было дано Синтиано. Именно он задавал тональность готовящемуся концерту. Для того, чтобы дать боевику голос, пришлось ставить авто дальше всех.
Но, как только кваттропорте остановилась, парнишка, не наживший еще и двадцати трех лет, легко толкнул дверцу, почти выскальзывая из салона на землю, припадая на одно колено, вскидывая на плечо уже заряженную ракетницу. Время ограничено. Полиция может появиться от пяти до десяти минут. И было бы прекрасно, если бы удалось о них не запачкаться.
Создавший сегодня себе уже неплохую репутацию, стингер выпустил заряд в сомкнутые для чужаков, управляемые с пульта двери. Преодолев двухсотметровое расстояние, боеголовка послушно взорвалась, с лязгом поцеловав сталь решеток.
Но их уже ждали. Камеры слежения четко фиксировали приезд гостей. Встречая "радостным" лаем посетителей, навстречу им выскочили из загона псы. Яростные, свирепые, готовые разорвать в клочья, чующие азарт охоты, страх жертв.
Заданный стингером аккорд подхватили узи и калашниковы, расстреливая мчащихся собак через решетку забора и на территории клуба. Животные с режущим слух визгом, изрешеченные пулями, словно спотыкаясь о невидимое препятствие, падали на землю, затихая, делая последний выдох.
За собаками появились люди, которые, в отличие от псов, что были лишь отвлекающим маневром, настроены оказались куда враждебнее. Не успев распахнуть двери клуба, они вскинули оружие и без предупреждения открыли огонь. Четверо нападавших были серьезно ранены. Трое из них умерли мгновенно. Перевес и успех встречи остался бы на стороне клуба, если бы с крыши не начало отстреливаться прибывшее подкрепление, обезоруживая, обезвреживая явившуюся охрану точными выстрелами.
Карло и Бруно остались снаружи, держа под прицелами выживших, но обезоруженных охранников, остальные вошли в клуб, пряча лица под душными масками.
Секунда на то, чтобы сориентироваться… Множественные залы ресторанов. В каждом из них есть вероятность скрыться и расстрелять пришедших с минимальным риском для собственной жизни. Бойцы разделяются, рассредоточиваются, не заходя, однако, слишком далеко. Их цель – не захват здания. Их цель – шум. Первая автоматная очередь оставляет нелепые выбоины на стенах, поверх голов посетителей. Находящаяся в здании охрана клуба группируется, готовая взять ситуацию под свой контроль, вот только им мешает явно стойкая решимость "посетителей" стрелять в любого, кто к ним не так повернется. Продвигаясь по этажу, боевики подстраховываются, беря под прицел все дверные проемы, из которых могут появиться еще люди, они без лишнего стеснения выпускают обоймы в мебель, картины, архитектурные украшения клуба, людей.
Первый вертолет высалил троих своих пассажиров, больше похожих на правительственные спецслужбы по внешнему облачению. Встретив на своем пути запертую дверь, пройти через которую нужно знать определенный набор цифр, бойцы не задумываются над кодом, расстреливая замок, вышибая дверь и проникая внутрь. К этому времени еще один вертолет совершает высадку троих ребят. Они видят происходящее внутри и приходят на помощь своим, выстреливая в вооруженных охранников. После чего, слаженной группой все вместе по небольшой лестнице спускаются вниз, первое время глаза привыкают к приглушенному свету, не столь яркому, как дневной свет на улице. Перед глазами проявляется уставленное коробками пространство под лестницей, пара стульев, покрытых небольшим слоем пыли, которые отнюдь не преграждают путь, но находятся здесь, словно в старом чулане.
Прямо и налево еще одна дверь. Она так же заперта. За ней слышны голоса, смех. Расстреливая замки, шестеро боевиков проникают внутрь. Все так же калашниковы сперва плюются по стенам, много выше уровня человеческого роста, отстреливая от стен куски строительного материала, а после опускаются ниже, с яростью брызжа в не успевших пригнуться посетителей, телохранителей, работников клуба.
Санторио входит в здание одним из последних: скрытое маской лицо, перепачканный пылью костюм, снятый и оставленный в машине галстук… Он замирает, сделав пару шагов к ресепшену, не обращая внимания на исходящий тошнотворным писком металлодетектор…

3

Ленивую сонную тишину курортного дня внезапно разорвал треск вертолетных лопастей. Сидящие за стойкой ресепшена охранники, и без того косящиеся на каждого, кто показался подозрительным, особенно после того, как вместо трех человек по распоряжению начальства их оказалось пятеро, переглянулись. Лючиано положил руку на тревожную кнопку, отправлявшую сигнал в полицию и дублирующий на виллу дона Канторини, о чем конечно, охранники не знали. Остальные взялись за рукояти глоков, наполовину вытаскивая их из кобуры. Грохнули, разлетаясь в стороны, тяжелые ворота. Пискнула нажатая кнопка. У всех, находящихся в клубе бойцов сработал сигнал тревоги. Два десятка человек с дробным топотом понеслись в арсенал, забирать оружие более серьезное, чем травматики. Рикардо, начальник охраны, наблюдая вторжение - по иному это назвать было сложно - короткими отрывистыми командами рассылал людей. Спустить собак. Семеро с бокового и подземного входов на улицу. Те кто дежурит в залах остаются на своих местах, успокаивают людей. На мониторах бойня на улице. Псы, приученные атаковать бесшумно, разделились на тройки и кинулись на нападавших. Захлебывающийся визг, разлетающиеся веером автоматные очереди, и часть ротвейлеров с развороченными боками и грудью бьются в траве, на последнем издыхании стараясь впиться хоть в ботинок врага. Люди, стелящиеся вдоль стен, огрызаются на свинцовый дождь короткими, но злыми плевками выстрелов, укладывая ворвавшихся на землю, рядом с отвоевавшими время псами. Почти безнаказанно выцеливающие с крыши охранников стрелки почти сравнивают счет, вынуждая гладиаторов отступить под защиту здания.
Рикардо в этот момент разговаривает с МакДейстом.
- Синьор Джулиан, это почти полномасштабные боевые действия. Мы постараемся задержать их, насколько возможно отсекая от посетителей, и дождаться приезда полиции. Подтверждение сигнала уже пришло. Координатору синьора Канторини уже отправлена вся информация. Да. Хорошо. Тянем время. Спасибо.
Бывший военный советник нажимает кнопку мобильника. Он свою работу выполнил, остается только ждать. Ждать и следить за камерами, ориентируя людей.
Четверо охранников поднимаются на второй этаж, чтоб отсечь тех, чье присутствие в здании выдал погасший детектор замка. Постоянная связь помогает вылавливать рассредоточившихся по клубу нападающих. В нескольких залах их прямо на входе встречают выстрелы в упор - и от гладиаторов и от чьих-то телохранителей, успевших для безопасности загнать клиентов под столы. Охранники, следуя указаниям Рикардо, старались стрелять по ногам. Телохранители, такими указаниями не связанные, били на поражение.
Рикардо говорит, куда повернуть четверке на втором этаже, и четыре ствола слаженно кашляют в спины нападающих.
- Тянуть время, тянуть время... - пальцы бывшего вояки барабанят по столу. Несколько секунд, и, глядя на один из экранов, демонстрирующий развороченные ворота, он решается.
- Жозе, берешь со стоянки джип, да, тот черный, замуровываешься и вклиниваешь его в ворота. Ключи знаешь где.
С подземной стоянки выкатывается бронированный монстр, зеркальный двойник автомобиля Каро, для него, впрочем, и стоявший. Достаточно неторопливо подъезжает к воротам и тяжело крутанувшись, встает в них боком, заклиниваясь, перегораживая дорогу. Сидящему внутри Жозе остается только молиться и уповать на крепость корпуса и стекол.

4

Телохранители не ждали, не прятались в отличие от охраняемых ими объектов, они, обученные держать оружие, били метко, на поражение. Грато был уверен в своих людях, прежде чем лезть в тот или иной зал, они старались из-за угла отследить всю территорию, расположение потенциально опасных объектов, которых снимали с занятой позиции, прикрывая друг друга. Но не всем это удавалось сделать. Еще двое с серьезными ранениями были уложены на первом этаже. А вскоре, раздались ответные выстрелы и в казино.  Один погибший и один раненый. Застигнутые врасплох, пулями в спины. Остальные, прикрытые ими, сумели развернуться, чтобы дать бой, решетя пулями появившихся охранников.
Первые, особо громкие минуты очень быстро перетекли в более тактичные, продуманные действия, когда нападавшие уже не открыто показывали весь свой настрой, устилая фонтанами гильз полы клуба, а предпочитали действовать осторожнее, приберегая силы, приберегая людей, находя укрытия, из-за которых можно было не просто портить обшивку стен, а намеренно выстреливать в целящихся в них людей.
Карло и Бруно, оставленные на улице, присматривать за периметром и ранеными охранниками, как по команде повернули головы на раздавшийся со стороны шум двигателя. Огромный джип с ревом дикого зверя вынырнул из-за угла, мчась к воротам, преграждая все пути к отступлению. Его рифленые шины оставили яркий, глубокий след от маневра, когда машина сделала разворот.
Не сговариваясь, оба боевика подняли оружие и выпустили обоймы в нахально ведущий себя автомобиль. Пули отлетели от брони, искрясь маленькими вспышками. Осознание бесполезности содеянного пришло мгновенно. Конечно, всегда есть шанс попытаться разбить стекла, если они бронированы по второму уровню. Но если здесь уровень выше, то даже это будет бесполезно.
Отслеживая теперь и водителя автомобиля и даже не пытающихся куда-либо уползти людей на газоне, Карло и Бруно, прижимаясь к стене здания, пытались, все еще пытались контролировать ситуацию, хотя и понимали всю бесполезность затеи.
Санторио встретился взглядом с кем-то из охранников, быстро перебегающим зал от стола к столу и сам прижался к стене, прячась от возможной пули, которая с запозданием, но пролетела мимо, утопая в стене напротив. Пришло время давать задний ход. Абруцци достал телефон и бросил маячки Элизио и Грато, что в свою очередь, верно поняли условный приказ.
Они, обмениваясь жестовыми и короткими звуковыми сигналами со своими людьми, стали медленно, стягиваться в один пучок, подобный морскому ежу с торчащими во все стороны дулами оружий.
Нападавшие со второго этажа, рассредоточиваясь по лестнице короткими перебежками, спустились вниз. Здесь все выжившие встретились, подтягиваясь к выходу из клуба. Из разных углов залов ресторанов, через которые они проходили, со скрытой агрессией щелкали предохранители пистолетов. Нападавшие, добравшись до дверей, как капли ртути, вытекли на улицу, снова группируясь вдоль здания. Раненых и убитых было решено оставить на местах. Отделившись от основной группы, три человека пошли в сторону перегороженный ворот, спинами вперед, прикрывая остальных от возможных выстрелов со стороны клуба, из его окон, остальные прикрывали этих троих от вероятных нападений из-за ворот или из машины.
Сам джип помехой не являлся. Все легко могли перебраться через него. Главное, нужно было вернуться к оставленным за воротами авто и, как можно быстрее, скрыться.
Но не успели наемники дойти до джипа, как с оглушительным воем сирен на поле сражения появились рыцари в серебряных доспехах на полицейских машинах.
Грато, не долго думая, ударил Абруцци апперкотом под дых, рывком срывая у того с головы маску и перехватывая оружие, пряча смит-н-вессон в собственный карман.
- Тихо…
План, родившийся в его голове, когда возможность скрыться провалилась, был понят и подхвачен остальными. Чье-то дуло уперлось в затылок скрученного с зафиксированными за спиной руками Санторио. Идеальная картина пойманного заложника, благодаря жизни которого преступники намеревались выбраться из переделки.

Отредактировано Санто Абруцци (2009-02-11 17:32:11)

5

Ориентировка на налёт на клуб " de l`Ombre" поступила неожиданно. Война кланов, несомненно, это из-за неё шли вразнос точки бизнеса мафии, где отмывались деньги и делались их дела. Если клуб "Chicago" был под рукой Короны, то бойцовский клуб - принадлежал людям под руководством Козы. Что тут же и обсудили по дороге на новый объект зубоскалы спецназа.
Запах горелого напрочно впитался в доспехи и одежду полицейских, что помогали только что разбирать развалины в баре и вытаскивать тела и то, что осталось от тел. Неприятная работа. Потому все с облегчением поехали на новый адрес, хотя понимали, что могут попасть именно здесь - в самое пекло. Однако, адреналин всегда помогал против мыслей о бренности жизни. Постучали друг другу по шлемам, чтобы встряхнуться и взбодриться, поорали что-то дикое, поржали.
С визгом тормозов развернувшиеся три машины спецназа полиции встали возле ворот клуба. Командир, оценив вклиненый на входе бронированный джип, дал отмашку лёгкому бронетранспортёру встать впритирку к машине. Спецназ высыпал из транспорта, моментально кувыркаясь под капотами обеих машин, как под прикрытием. Некоторые вспрыгнув, пробежали по верху двух авто, оказавшись во дворе, резко меняя диспозицию, подчиняясь команде по ларингофонам - рассредоточиться и окружить группу, что ощетинившись оружием, стояла и явно угрожала оружием заложнику в центре. Заложник был без сознания. Командир резко потребовал освободить невинного и сдаться. Ситуация ему не нравилась - что-то слишком просто. Почему вооружённые люди находились во дворе? Неужели, отпор охранников клуба был настолько успешен? Или правы были слухи, что в "de l`Ombre" просто склад оружия и тренировочная база Козы Лимит?

6

Рикардо кивнул приветственно, уступая место хозяину клуба, поднявшемуся по внутренней лестнице из своих комнат, и показывая на мониторы камер слежения. Там как раз заканчивали выскальзывать из здания последние нападавшие, провожаемые одиночными выстрелами и огрызавшиеся в ответ.
Хороший ракурс был у камер, направленных на двор и ворота, в которых взгромоздилась черная туша джипа. Двое мужчин обменялись кивками и по команде начальника охраны гладиаторы, которые были на первом этаже, заняли позиции, с которых было удобно простреливать двор и вход в здание. Боевикам не хотели дать уйти просто так - пока нападавшие перелезали бы через джип, они были бы великолепными мишенями. Но до того как боевики добрались пролома, заменившего собой ворота, с визгом тормозов и лихим разворотом примчалась доблестная полиция. Рикардо добился того, чего от него хотели - протянул время, сберегая те драгоценные секунды, которые понадобились полиции, чтоб добраться до клуба.
Джулиан колебался недолго - если не поставить полицию в известность, что все боевики уже покинули здание, то можно ждать еще одной порции разрушений и пальбы уже от спецназа, "зачищающего территорию".
- Рикардо, я сейчас выйду к полиции. Скажи паре парней, из тех, что в броне, чтоб ждали у выхода. Мы же не хотим, как и любые законопослушные граждане, недоразумений с полицией? - МакДейст улыбнулся старому знакомому и поправил ворот рубашки, собираясь выходить.
Но тут оба с недоумением впились взглядом в монитор, на котором буквально за пару секунд один из нападавших превратился в заложника.
- Чего они этим хотят... - Рикардо осекся на полуслове, поняв смысл действий и невольно оценив нахальность плана. Могло и сработать. Вот только сицилийская полиция, зачастую сначала стрелявшая, а потом разбиравшаяся...
Еще пара фраз и бывший военный кивает:
- Они вас уже ждут, синьор Джулиан.

7

Англичанин покачал головой, смутно узнавая лицо скрученного "заложника", но вот имя никак не шло в голову. Благодарно кивнул бывшему военспецу, выходя из каморки наблюдения и направляясь к уже ждущей его у входа паре гладиаторов. Риск нарваться на пулю со стороны боевиков во дворе был велик, да и полиция могла понервничать, выражая свое настроение в паре другой предупредительных выстрелов в корпус.
А вот командир спецназовцев, озвучивавший обычные требования полиции, был Джулиану знаком. Он довольно живо интересовался боями, даже сделал себе постоянную карту и появлялся в клубе не реже раза в месяц. Память на лица у англичанина была неплохая а вот с именем, как всегда, пришлось немного напрячься. Пабло, кажется. Нет, Павло Пьячче.
МакДейст сделал шаг, показываясь на улице и показывая пустые ладони.
- Синьор Пьячче, это хозяин клуба. В здании уже никого не осталось.
За то время, пока звучала эта фраза, пара охранников выскользнула вперед, прикрывая блондина от возможных выстрелов со стороны боевиков.

8

Командиру не нравилось, что надо было разделять внимание на два объекта - группу во дворе и входы в клуб. Зависание ситуации - самое неудачное из всего, в деле, когда надо решать всё быстро, резко разбираться, пока преступники ещё не опомнились, и этим увеличивать шансы на то, что все парни из отряда сегодня вернуться домой целыми и здоровыми. Зависание губит операцию вкорне.
Пока от нападавших не последует хоть какой-то ответ, решающий судьбу заложника - напряжение будет нарастать по экспоненте и закончится кровавой бойней, свинцовым ливнем. Не хотелось бы.
На появление хозяина клуба Пьячче отреагировал спокойно, поставив себе галочку - носиться по залам здания не придётся - уже хорошо. Поднял руку, показывая, что ситуацию понял и просит не вмешиваться. Заложник - приоритет. Последствия и жалобы о разгроме - чуть позже.
Ещё раз проорал требование о сдаче оружия и освобождении жертвы. Подумал, что, если нападавших так мало, то они похоже потрёпаны - трупы в клубе. Или - у них был расчёт на какое-то мощное оружие, судя по дыре вместо двери.
Напряжение, решение, растерянность, крики, сжатые до белизны на рукоятках оружия пальцы, капли пота от адреналина и внутреннего страха, ругань вполголоса, молитва шопотом, вечер ныряющий в сумерки, замершее время и люди в нём. Ожидание.

9

Нападавшие становились все более и более тесным комком, тыча оружием в разных направлениях, стараясь держать на мушке каждого, кто был к ним враждебно настроен. Прицелы автоматов постоянно меняли цели, перемещаясь то с полицейского на полицейского, то с появившегося владельца клуба на его охранников, что старались прикрыть и свой охраняемый объект. Все они – заложники обстоятельств.
Абруцци поднял голову, свыкнувшись с болью от удара. Грато не постеснялся приложить силу. Правдоподобен сукин сын. Втянув шумно воздух, Санторио постарался выпрямиться, осматриваясь. Лицо после маски чертовски зудело, но почесать его не было возможности.
Англичанин, скрываемый от вероятной пули живым щитов, донес до полиции весьма важную информацию. Ребята лишь плотнее обступили итальянца. Порой можно было подумать, что он вовсе не заложник, а такой же охраняемый объект.
Полиция повторила свои требования. Никто с ними спорить и не собирался. Элизио посмотрел на Абруцци, затем на своего коллегу – Грато: все равно прорвутся. Немного позже, но… Кивнув друг другу, они, и все, кто еще держал псевдо оборону, молча сложили оружие на землю и рассредоточились, поднимая к голове пустые ладони, показывая, что сдаются, понимая, что сейчас уже ничего не изменить, не исправить. Когда река подхватывает тебя течением и несет к водопаду, лучше не сопротивляться, иначе будет лишь хуже. А неизбежное падение настигнет все равно.

10

Всё. Дальше следовала схема действий, что отрабатывали сотни раз на полигонах, прогоняя возможные сценарии по освобождению и захвату. Тут не требовались команды, и ожидание приказов. Каждый из спецотрядов знал что ему делать. Это создвало ощущение стальной машины, которая подминала уже безжалостно и бескомпромиссно, подавляя оставшиеся мысли о сопротивлении, инстинкты, гордость. Назвался преступником - будь им.
Полицейские, в минимум движений положили сдавшихся на землю, сковав наручниками и придавили их сверху. Теперь лишь следовало перегруппироваться, пока не наступило желание посопротивляться у всё ещё дышащих адреналином мужчин, и быстро вывезти их с территории, подальше от лишних глаз, в участок. Командир Пьячче гаркнул водителю броника, чтобы подтолкнул вклинившийся джип. Затем он кивнул хозяину клуба синьору МакДейсту, уведомляя о том, что закончил с неотложными делами. Задержанным зачитали их права, а заложника опрашивали на предмет первой помощи и всячески оказывали внимание.
Отойдя к МакДейсту, Павло поднял прозрачное забрало шлема и коротко улыбнулся.
-Неприятно встречаться по такому поводу, синьор МакДейст, но... что поделаешь. Дева Мария хранит вас, как я вижу. Скажите своим людям, пусть освободят ворота. Что здесь произошло?
Ткнув пальцем в троих парней, командир позвал их за собой и направился ко входу в клуб, предупредительно посмотрев на хозяина с намёком, что необходимо осмотреть всё внутри здания, оценить проблему. Остальные оставались погрузить задержанных и ждать распоряжений. Впрочем, Пьячче не собирался тянуть.

11

Англичанин кивнул на слова полицейского, и махнул рукой парнишке в джипе, чтоб выехал из ворот. Тот повозился с полминуты, выворачивая, и увел машину обратно на стоянку.
- Да, повод приятным не назовешь, - кивок головы, пока спецназовцы заводят всех задержанных через освободившиеся ворота в машины.
- Скорые мы уже вызвали, - предупреждая следующий вопрос, - есть раненые, возможно и убитые. Все произошло довольно быстро, вам сигнал поступил сразу, - англичанин повел рукой на искореженные остатки ворот, - как только это все взорвалось. Интересно, что это было? Гранатомет?
МакДейст прислушался, пытаясь разобрать, слышны ли сквозь городской гул сирены скорой помощи.
- Вы будете осматривать территорию? Чем я могу вам помочь?

12

-Для гранатомёта - слишком уж мощно разворотило и оплавило не по детски.
Посомневался командир, притормаживая в дверях.
-Я оставлю ребят, чтобы пока оцепили всё до подхода оперативников. Помогите своими парнями, не дайте всем в панике рвануть из здания. Свидетели и пострадавшие должны быть переписаны и опрошены.
Скорее для себя сказал последнее, озаботившись тем, что вынужден будет ждать основные полицейские силы. С задержанными не хотелось бы тянуть. Всё же ощущалось в воздухе, что идёт война и без прикрытия клан не оставит своих. Лучше было  - уезжать.
-Синьор МакДейст, ещё одно - записи с ваших камер слежения. Лучше подготовьте сразу, всё равно попросят следователи.
Над крышами в едва начавшихся сумерках поплыли по остаткам утекающей в небо жары пронзительные звуки сирен. Спец отряды расслабились немного - шли на подход свои. Командит Пьячче всё же пробежал с парой своих по залам и коридорам клуба, отмечая обстановку. Вернулся быстро, отрапортовал подъехавшим полицейским, что повёз задержанных в участок и замахал рукой над головой, приказывая жестом своим всем собираться, грузиться и гнать "на базу". Заложника, конечно же, везли в участок, никто особо и не спрашивал - хочет ли он ехать. Надо. Спецполиция умела быть убедительной.

13

Англичанин вел себя спокойно, невозмутимо, а ведь наверняка знал куда больше, чем показывал. Санторио старался не выпускать его из виду, периодически поглядывая, но не преследуя постоянным взглядом. Полиция проявила себя во всей красе, со всей старательностью и присущей ей заботливостью. Санто отвели в сторону, спросили, как он себя чувствует, что являлось чисто формальным и ничего не значимым вопросом, так как ответа на него никто не ждал, занявшись иными тонкостями, поскольку первая помощь явно не требовалась, а потрепанный вид, вызванный парой ударов, в серьезной медицинской помощи не нуждался.
Полиция с присущей ей тщательностью и наработанностью навыков собрала нападавших, уже обезоруженных боевиков, уводя их друг за другом в полицейские машины.
Санторио посадили в одну из таких, подальше от тех, кто взял его в заложники, чтобы они ненароком его не убили. У клуба остались еще несколько полицейских, а машины с задержанными выехали по направлению участка.
Уже отъезжая, Абруцци видел, как оставленная вдалеке его машина, которую бы он не узнал – настолько та была грязная – не знай, что это именно она, неторопливо поехала прочь с улицы. Сидящий за ее рулем Синтиано, со стингером, лежим где-то в салоне авто, совершенно незамеченным отбывал с места происшествия. Вероятнее всего он отправится на виллу, рассказать, как все было. Повезло ему. И правильно. Мальчишка же совсем еще.
Достав сотовый телефон, Канэ набрал номер дона:
- Алло.
- У меня все хорошо. Еду в полицейский участок.
- Ничего себе "хорошо". - в голосе мелькнуло немалое удивление. - Можешь поконкретнее? Ты был внутри клуба?
- Да, - лишь ответив на последний вопрос Санторио скосил глаза на окружающих его парней и снова опустил голову, сосредотачиваясь на разговоре. Говорить более пространно о конкретном он сейчас не мог.
- Много убитых со стороны Макдейста? - Антонио знал, что раз Санто едет в машине, то он может лишь отвечать нераспрастраненными предложениями. Только отвечать.
- Нет. Ставки по акциям дальше принятого максимума не поднимались, - доносить суть не относящимися к делу фразами - попытка одурачить рядом находящихся. Все равно Антонио поймет о чем речь.
- Сколько твоих пострадало? - уже более ровно продолжил допрос Антонио.
- Около восьми процентов, - но опять же понятно, что под финансовыми терминами, в ключе которых ведется разговор, скрыта конкретная цифра.
- Значит, жирно засветился... - послышался вздох, - Ничего не говори без Дино. - так, на всякий случай, словно бы Абруцци не знал об этом, - Попытаемся тебя вызвонить, а если нет - Дино приедет без звонков.
- Я был там. Меня взяли в заложники. Нелепая ситуация, - с усмешкой сообщил Абруцци, все так же поддерживая с этой стороны трубки некий "свой разговор", тем самым обрисовывая то положение, к которому они пришли, чтобы Антонио не подумал, что Санто, как и прочие, обвиняется.
- Хорошо. Жди. - два слова и короткие гудки.
Санто убрал сотовый в карман и погрузился в размышления.

Полицейский участок

Отредактировано Санто Абруцци (2009-02-15 09:06:18)

14

- Конечно, синьор Пьячче. Мои люди сейчас оказывают первую помощь тем, кому это необходимо. И успокаивают остальных. Увы, боюсь, что компенсация морального ущерба клиентам и урон репутации заведения страховка не покроет.
Англичанин невесело усмехнулся, прикидывая во сколько выльются компенсации - на них экономить МакДейст не собирался. Лучше потраться один раз, чем терять доход постоянно. Хотя основной доход клуба заключался далеко не в ресторане, но принципиальность не даст поступиться ни чем.
- Записи - непременно. Мои люди буквально сейчас начнут готовить копии для полиции. Вы сами понимаете, камер много, охват большой, это займет некоторое время, но зато полиция получит полную картину произошедшего.
Блондин чуть наклонил голову, показывая, что уже думал об этом. И невольно улыбнулся про себя, гадая как поведет себя полиция с мнимым заложником, когда увидит записи с камер. Сам он пока не хотел ничего говорить, снимая с себя причастность. В конце концов, он же мог и не видеть, правда?
Несколько машин скорой помощи влетели прямо во двор рассыпая из своих дверей людей в белых халатах.
Англичанин извинился перед полицейским и ушел в здание - организовать людей и помочь врачам, в конце концов, клятвы Гиппократа, равно как и любой другой клятвы, Джулиан придерживался скрупулезно.
Единственное, что его задержало на пару минут в холле - это звонок Канторини. В двух словах описав ситуацию с окончанием нападения, Джулиан добавил еще, что находчивый налетчик ему чем-то знаком, но он не может вспомнить имя. Пообещал в течении нескольких минут выслать кусок записи с этим человеком без маски и отключился.

15

Кухня >>

Огонек сигареты вспыхивал и прятался в чешуйках пепла, дым лениво змеился по салону старенького авто, припаркованного под густой тенью деревьев в удобных ста метрах от клуба. Дино не спешил, смотрел на здание клуба и докуривал вторую сигарету.
На заднем сидении тихо, как мыши сидели Лео и Джо. Парни смышленые, остроглазые и неслышные как тени.
В лучшие времена это здание было красиво освещено в вечернее время, теперь же часть подсветки разворочена, естественно все закоротило и ни черта не освещается, на золотисто-бежевых боках здания следы от очередей калаша… ах, Абруцци, а угол-то ты чем снес? На некогда ухоженной территории перед самим клубом следы от крови, где-то присыпанные песком, где-то замытые водой из садового шланга, но по большей части полиция не дала привести территорию в порядок и кто знает, есть ли сейчас в клубе представители власти или хозяин наконец-то от них избавился.
- В конце концов, у копов тоже семьи и торчать здесь за спасибо они не станут, - проворчал Дино, затушил окурок и повернулся к парням.
- Лео, дай трубу. Симка левая?
- Разумеется, - Лео подал телефон. – оставьте этот. У меня еще один.
Дино кивнул и, мурлыча что-то себе под нос, искал в кармане бумажку с номером клуба.
- А!- спохватился. – Давайте ребята, выметайтесь. Потусуйте тут недалеко. Не выпускайте из виду другие выходы и если что сигнальте. И представьте себе что мы с юда с мирными целями в стан врага. На минутку представьте себе белый флаг, но особенно образами не увлекайтесь. Охране на глаза не попадайтесь, если я войду в клуб с человеком, который выйдет ищ ворот ждите меня час. Затем звоните Антонио. К машине не возвращайтесь.
Когда Лео и Джо покинули салон и никем не замеченные исчезли во тьме, Дино побарабанил пальцами по панели.
- Темнота друг молодежи. Ну что ж. Как всегда, импровизируем на ходу. - И набрал номер клуба.
В трубке послышались длинные гудки вызова.

Телефонный звонок на служебный номер хозяина клуба

16

Англичанин благодарил господа и себя самого за предусмотрительность, когда оказалось, что быть в сотне мест разом просто невозможно. К счастью, управляющие и ребята из охраны хорошо знали свое дело, пусть и в такое внештатной ситуации практически никто не растерялся. Пострадавшие были отправлены в больницу, территория убрана, насколько это было возможно, чтоб не мешать полиции. Немаленькая сумма ухнула на счет городской клиники в оплату за лечение. Те, кто отделался легким испугом, в большинстве своем согласились принять извинения владельца за испорченный вечер и некоторую компенсацию. Оставалось только дождаться звонка из полиции и договориться, когда их представитель приедет за копиями записей. Джулиан был почти уверен, что Легар не преминет явиться собственной персоной, чтоб еще раз вкрадчиво поговорить о произошедшем  и попытаться прощупать почву на тему клановых разборок. Милейший человек, но такой настойчивый.
В кармане завибрировал телефон, на который были перенаправлены все звонки со служебного. Англичанин поднес трубку к уху и удивился, услышав там не тот голос, которого ожидал.
- Да, я вас слушаю.

17

Телефонный разговор С Макдейстом

Дино:

На звонок ответил чей-то мужской голос.
- Вечера доброго. Мне нужно поговорить с хозяином клуба господином Макдейстом. я могу его услышать?

Джулиан:

- Добрый вечер. Вы сейчас именно с ним и говорите. Могу я узнать, с кем имею удовольствие общаться?

Дино:

"Очень я удачно позвонил", Дино не ожидал, что на звонок ответит сам Маккдейст и секунду помедлил, отвлекаясь от сочиненной им басни про поставщика и рыбу, неуплату партии и рочее, если бы пришлось врать и убеждать позвать к трубке хозяина клуба.
- Мое имя Дино Морелло. Я адвокат семьи Морелло. я хотел бы с Вами переговорить кое о чем. Сейчас, господин Макдейст, - тон Дино был спокойным, вежливым и уверенным.

Джулиан:

- Я вас слушаю, говорите.

Дино:

- Господин, Макдейст. Это не телефонный разговор. Я могу с Вами встретиться?

Джулиан:

- Если вам так угодно, то вы можете подойти ко мне в клуб. Я полагаю, вы имеете представление о том, где он находится.

Дино:

- Имею. Я буду у Вас через пару минут.

Джулиан:

- Скажите охране на входе кто вы, и вас пропустят. Всего хорошего.

Дино:

- Ок.

Дино отключился и неторопясь выходить из машины, позвонил со своего телефона Лорнецетти. Тихушник Нальдо за это время явно не сидел просто так.
- Попытка не пытка. Кто знает, какие сведения есть на владельца.
Длиные гудки вызова, затем трубку сняли.

Телефонный разговор с Нальдо Лоренцетти

Дино:
- Нальдо. Что вообще есть по этому клубу?

Нальдо:

Бросив на сидящих в комнате извиняющий взгляд, Нальдо, зажав в руках сотовый телефон, вышел за дверь, дабы не мешать разговору. Дино. Ура, здравый смысл проснулся-таки хоть у кого-то в потоке этого безумия  - так сказать, силы разума всё-таки одержали победу над силами добра. Звонок поступил на тот телефон, что принадлежал мелкому сотовому оператору - не слишком много абонентов, а в случае чего можно всегда обратиться и изъять логи - с чем-то более крупным было бы проблемно.
-Доброго вечера,  - отозвался консильери, прислоняясь плечом к стене. - Я ещё не поднимал данных, поскольку имею в данный момент под рукой только google, но даю голову на отсечение что там далеко не всё чисто - это раз. Во-вторых, сегодня и без того был день, полный событиями, а потому мэр города, если ты помнишь такого, несомненно обязан,  - он выделил интонацией слово, - обратить на это внимание, а потому, быть может, ты не будешь горячку пороть прямо сейчас? В-третьих, быть может, предложить владельцу условия, от которых он просто не сможет отказаться. У нас уже есть проблемы с полицией, то можно донести до синьора владельца, вежливо, разумеется, не потрясая оружием, что у него будут ещё большие, если мы кое о чём скажем полиции... но можем не сказать, если они пойдут на взаимовыручку, так сказать. Потому как в грязи по уши уже оба клана, причём, по собственной горячности.

Дино:

Дино выслушал все спокойно, даже кивал, словно собеседник мог его видеть, а потом мягким голосом ответил:
- Нальдо, Нальдо. Я понимаю ситуацию. И ты пойми меня. ты сейчас залезь на рессурсы по регистрации юр.лиц, глянь с реестре этот клуб. Глянь данные на Макдейста. если есть проблемы, то это просто замечательно и мне будет что предложить, но не будем сейчас тыкать в нос разозленному тигру угрозами. Посмотри сейчас по нему все. У меня пять минут не больше. Я жду и не отключаюсь.

Нальдо:

Голос Нальдо так же звучал спокойно, правда, без привычной "суховатости" да ещё и так, словно действительно видел, как кивал Дино, не сводя с него взгляда пристального, пронзительного, действительно волнуясь.
-Пять минут?  - мягко переспросил консильери. - Боюсь, что это займёт куда больше времени. Именно подробности. Я сейчас этим займусь, разумеется. Я уверен, что что-то найду наверняка. Теоретически можешь и отключаться, потому как выглядеть будет крайне подозрительно, но новости я тебе сообщу в СМС и отзвонись, пожалуйста, первым мне по окончанию ... переговоров. И ещё. Если всё пойдёт совсем плохо, просто намекни синьору МакДейсту, что и ему горячиться не стоит. Ужели я говорил, что начинать надо с угроз? Блеф, Дино, блеф, - на другом конце канала связи эта улыбка прямо-таки ощущалась. Удачи.

Дино:

- Мне нужна минимальная информация. Глубинной не требуется. если у Макдейста нет проблем с полицией, то наше тесное знакомство с властью нам вряд ли сейчас поможет. Мы действительно по уши в навозе после сегодняшних событий. И я отключу телефон. А что касается переговоров, то уж не обессудь, мне не требуется советов. Делами семьи я занимаюсь не в первый раз и я знаю как, когда и что говорить. И ситуация, подобная сегодняшней не первая. Удачи, Нальдо. Будь с Тони, - Дино отключился, потушил окурок в пепельнице и снова устремил взгляд на вход в клуб, достал из кармана обезбаливающие таблетки, запил их глотком минеральной воды и выбрался из машины.

Пересек открытое пространство перед клубом, на входе в клуб сказал свое имя, был пропущен внутрь и пошел следом за охранником, велевшим за ним следовать. В конце концов его представили владельцу заведения и Дино сейчас мог внимательно разглядеть того человека с которым ему предстояло вести серьезный и довольно трудный разговор.
- Добрый вечер, господин Макдейст. Я могу с Вами поговорить наедине?

18

Ну, нельзя сказать, что б после слов Франческо англичанин не ждал этого звонка, но все же он несколько удивил. Один из Морелло. Представитель этой на диво плодовитой, ну, в принципе, как и большинство сицилийских, семейки. Видимо, господин Абруцци чем-то весьма дорог душе босса Короны, раз тот послал родственника договариваться о его безопасности. МакДейст не сомневался, что при необходимости Сантано мог бы мгновенно залечь на матрасы и никакая полиция его оттуда не выкопала бы, но... Легальность в нашем деле это все. Кто будет уважать человека, которого разыскивает полиция? Иметь с ним дело хлопотно, чревато осложнениями и опасно излишним внимание. Так что неудивительно, что наркоделец должен заботиться о своем реноме и быть кристально чист в глазах закона.
Джулиан прошел в один маленьких кабинетов ресторана, который не пострадал от нападения благодаря своей удаленности от фойе. Попросил суетящихся официантов принести кофе и что-нибудь к нему. Подозвал одного из охранников и сказал, что сейчас ко входу должен подойти человек, который будет его спрашивать. Так вот, проводить сюда. Нет, обыскивать не надо, будем уважать наших гостей. Ну, как минимум, пока они не дадут повода к обратному. Откинулся на спинку кресла и закурил.
На удивление быстро появился адвокат.
- Да, конечно, присаживайтесь.
Кивнул охраннику, чтоб тот вышел.
- Здесь нам никто не помешает. Присаживайтесь, прошу вас.

Отредактировано Джулиан МакДейст (2009-02-24 21:41:23)

19

Дино перестал ощущать дискомфорт за спиной, когда охранник покинул маленький кабинет, в который его привели.  Пока шел по клубу отмечал, но не фиксировал в памяти следы дневного нападения. Нога тихо ныла, той приглушенной сильнодействующим обезболивающим болью, той самой порцией, которая напоминает, но не позволяет хозяину тела выдать себя. Чуть измененные, возможно слишком аккуратные шаги, но тот кто не знал подвижную энергичность адвоката ничего бы не смог заметить. Клуб уже привели в тот самый «относительный» порядок который так не мил сердцу владельца после погрома, не в тот вид, в какой хотелось бы. Значит полиция здесь еще не рылась. Хотя кто знает. Дино имел реальный неприятный шанс столкнуться здесь с представителями правопорядка, поэтому времени у него было в обрез. Тереь он мог хорошенько разглядеть подробности. Маленький столик на двоих, уже подано кофе и «что-нибудь к нему». Макдейст безупречно вежливым тоном просит присесть. А это весьма кстати.
- Благодарю Вас, господин Макдейст, - Дино присел за столик и устремил взгляд в лицо владельцу клуба. Он не любил людей, отводящих взгляд и не умеющих выдержать взгляд собеседника. Сам всегда смотрел прямо в лицо, когда говорил. У Макдейста странно подвижные зрачки. Возможно, натура тонкая, нервная и возбудимая, но безупречность манер говорит о том, что привык держать в предписанных себе самому рамках. Какая нужна с ним тактика, покажет беседа, ответы на вопросы, реакция и те минимальные интимные движения – жесты тела, знаки, который собеседник не вправе пропустить или не понять. Неожиданно трогательная родинка над губой. Не будь ее и этой странной подвижности зрачков лицо Макдейста можно было бы назвать весьма заурядным, но в целом симпатичным. Лицо, лишенное внутренних эмоций – маска, приготовленная для незнакомца с которым не ожидал встретиться и не слишком рад этой встрече. Лишенное игры лицевых мускулов, которые могут так украсить, придать очарования или же наоборот – отвратить и убив симпатию, породить желание истребить того, кто носит это лицо.  Хотя кто его знает… Продолжая изучать любезно приготовленную для него маску с этими странными зрачками, Дино прервал паузу, образовавшуюся во время внутренних приготовлений обеих сторон к разыгрываемой партии.
- Сегодня был трудный день. Вероятнее всего вы уже догадываетесь зачем я здесь, но, все же уступая этикету беседы, я должен озвучить свои намерения. Итак, сегодня здесь при известных Вам и мне обстоятельствах был один из наших людей – Санторио Абруцци. Беседа пойдет именно о нем. Как адвокат я забочусь о безупречности репутации каждого, кто принадлежит к нашей семье. Мне нужно, чтобы упомянутый Санторио Абруцци продолжал выглядеть в глазах полиции невинным заложником, случайно попавшим в нелепую ситуацию. И озвученный мной статус не должен измениться после того, как Вы будете иметь честь дать показания представителям правопорядка.
Таким образом, Дино разбил партию и предоставил право ответного удара. Какую тактику выберет Макдейст предстояло узнать. Какой шар и в чью лузу отправится, выяснится во время игры.

Отредактировано Дино Морелло (2009-02-25 12:19:43)

20

Адвокат немного скованно присел в кресло и какое-то время смотрел в лицо, словно изучая. Ну что ж, разумно, всегда стоит понять, с кем имеешь дело. Потому что никакая информация, заключенная в сухие рамки бегущих по монитору строк никогда не даст столько, сколько взгляд в лицо. Как изгибаются губы, выталкивая предписанные этикетом слова приветствия. Как облегает фигуру костюм, как ложатся на стол или на колени руки, не занятые еще ничем. Не дрожат ли пальцы, сжимая тонкую чашку. Как взгляд встречает взгляд. Меняется ли выражение лица.
Англичанин бесстрастно вежливым взглядом скользнул по скуластому лицу, уделив большую часть внимания орехово-карим глазам, откладывая дымящуюся сигарету в пепельницу, чтоб выслушать Морелло. Хорошо начал, как и подобает адвокату, искренне заботящемуся об интересах своих клиентов. Вот только излишне напористо, пожалуй. Пытается давить? А смысл?
- Угощайтесь, прошу вас, - МакДейст приглашающе кивнул на кофе и сам, подавая пример, сомкнул пальцы на хрупком фарфоре, делая небольшой глоток. - День и вправду был нелегким.
О том, благодаря чему, этот день был таким, культурные люди не будут вспоминать, когда их интересует уже совсем другая тема.
- Вы же понимаете, господин Морелло, - синие глаза чуть прищурились и сигарета вновь покинула бортик пепельницы, возвращаясь к тонким губам, на миг изогнувшимся в подобии улыбки, - что я не меньше вас опечален той ситуацией, в которую имел несчастье попасть уважаемый синьор Абруцци. И если в моих силах будет помочь ему достойно выйти из тех неприятностей, которые уготовила ему судьба...
Блондин заполнил паузу в этом иносказательном монологе затяжкой терпкого вишневого дыма. Покатал его на языке, внимательно разглядывая сицилийца. Нельзя сказать, чтоб Джулиан не получал некоторого удовольствия от этого диалога. Вы сейчас не в том положении, синьор Морелло, чтоб ставить условия, и вы это прекрасно понимаете, говорил взгляд. Вы сейчас посредник, выкупающий репутацию клана. И все зависит от той цены, которую вы предложите.
- То я уверен, что вы захотите мне в этом помочь. И, несомненно, от вашей помощи и будет зависеть, что я смогу сделать для синьора Абруцци.
Зрачки сузились почти до размера булавочного острия, и глаза блеснули синевой. Сигарета задымила, переламываясь в пепельнице, отслужившая свою службу и отвергнутая за ненадобностью.
- Я жду ваших предложений.

21

Спокойствие с которым хозяин клуба выслушал его, было воистину королевским. Да, в этой ситуации МакДейст действительно был английской королевой Викторией, а Дино разве что представителем колониальных владений, испроисвшим высочайший прием. Ситуация обычная для адвоката. Пропустить и не заострять внимание на улыбке, тенью скользнувшей по лицу МакДейста не удалось. Дино очень внимательно относился к этой беседе и отметил уже по улыбке, что разговор будет продуктивным. Это хорошо. Это нужный позитив ситуации. Последовало предложение выпить кофе. Ну что ж, ничем не хуже предложения раскурить трубку мира.
Великосветкая беседа всегда имеет свой антураж.
Длиные пальцы, сомкнулись на хрупкой ручке чашечки и поднесли ее к губам, темно-карий взгляд не отрывался от синего.
- Благодарю Вас, - на мгновение глаза спрятались под веками и длиными ресницами.
Глоток. Порция неплохого кофе дарит вкус языку, прокатывается по пищеводу теплой волной.
Простое действие, вкусовые ощущения, тактильные. В руках тонкая чашечка, шелковисто-гладкая поверхность, на губах горький привкус кофе. Это не отвлекает от сути разговора.
Слова, которые последовали за ритуальным распитием кофе, были ответным, весьма обнадеживающим ходом. Иногда прямолинейность, облеченная в безупречно-вежливую форму дает неплохие результаты.
Но не будеим загадывать.
Плавности движений руки Дино мог бы позавидовать самый лучший иллюзионист. Чашечка, издав нежный, претендующий на фарфоровый, звук снова на блюдце, легкая светская улыбка. Ах ты господи как все-таки странно, когда улыбаешься и играешь роль в подобных ситуациях. Странно и заманчиво.
Черные зрачки Макдейста сейчас больше похожи на две маленькие точки. Синие глаза на озера. Два спокойных, обманчиво-тихих омута, движения губ, звук голоса. Все великодушно и размеренно.
- В данной ситуации в Ваших силах сделать многое, если не все.  Я лишь скромный проситель. Как адвокат, я представляю интересы семьи и буду согласен на Ваши условия.
Поменять позу, откинуться на кресле и точным неторопливым двидением заложить ногу на ногу, едва не перепутав и не потревожив пораненную.
Перемена позы оттеняет новое направление беседы.
- Но любезный господин МакДейст, что я могу Вам сейчас предложить? Ведь я не знаю что Вам понадобится. Что интересует. К примеру, я могу гарантировать, что все затраты, положенные на восстановление Вашего клуба будут компенсированы. И, возможно, больше. Приватно я слышал о клубе. Я знаю, что многие из не слишком большого числа избранных, считают его весьма интригующим местом. Возможно, я могу что-то сделать для дальнейшего процветания Вашего заведения? Вам стоит это озвучить и мы обсудим.
Тонкая, едва заметная, эфемерная улыбка, не на губах, но на дне карих глаз. Мелькнувшая и пропавшая. Губы шевелятся и произносят слова. Губам нельзя верить, интонациям доверять, но глазам всегда нужно и можно. По ним можно прочесть невысказанное. По холоду, оттенившему радужку или по теплу легкого прищура в уголках глаз, там где едва заметная сеточка морщин стала сейчас чуть более заметной.

22

Фраза о том, что адвокат представляет интересы семьи, заставила усмехнуться где-то глубоко внутри, не выпуская этой улыбки на лицо. Что ж, значит ли это, что за чистоту репутации и благополучие господина Санторио готов расплатиться весь клан, не оставляя его выпутываться собственными силами? Хорошо. В принципе, МакДейст именно поэтому и не передал сразу уводящим Абруцци полицейским копию именно того куска записи, которым уже полюбовались на вилле Канторини, и отговорился сложностью и длительностью процесса. Ведь действительно - снять копии со всех камер слежения работа небыстрая, учитывая их количество. К таким вещам Джулиан подходил с поистине английской дотошностью и педантизмом. Все что может быть сделано - должно быть сделано. То же относилось и к невыгодному положению Санторио. Господин Абруцци допустил ошибку и должен за нее заплатить. Но вмешивать в семейные дела полицию... Отчего-то англичанин считал это дурным тоном. Не будет же человек, на которого, например, двоюродный кузен замахнулся сковородкой и насыпал перцу в чай, бежать и жаловаться томми. О нет, полиция в таких случая совершенно неуместна.
Задумавшись, Джулиан немного рассеянно крошил в пальцах ломтик чего-то сырно-орехового. Видит бог, никакой памяти не хватит запоминать названия всех творений местных кондитеров. Хотя готовя, надо отдать должное, вкусно.
Видимо, синьор Морелло придерживался тех же воззрений, раз на окончании тирады принял более непринужденное положение, явно выказывая доверие. Насколько это возможно для адвоката. Англичанин наконец отправил в рот, многострадальное произведение неизвестного повара, таким образом сглаживая паузу. Прищур ореховых глаз странно гармонировал с привкусом кофе, смывшим крошки с языка.
- Попробуйте пирожных, они достойны вашего внимания.
В любом случае, так или иначе, Санторио Абруцци уже должник клана, и сам этот факт стоил больше того, что может предложить семья Морелло. Поэтому... на этот раз господин Абруцци отделается довольно легко. Единственное, что в сложившейся ситуации удручало англичанина, так это то, что шестерых прекрасных псов пришлось усыпить, и еще несколько не скоро придут в себя. Что ж, дальнейшее процветание? Отлично, пожалуй это может быть одним из взносов.
- Как вы понимаете, некоторые из посетителей моего клуба пострадали при этом инциденте, не говоря уже о моих работниках и интерьере. Естественно, компенсации и расходы на восстановление потребуют некоторых затрат, но я даже не буду сейчас о них говорить.
Глоток подостывшего кофе и внимательный взгляд в глаза.
- По вине негодяев, захвативших в плен, господина Абруцци, у меня пострадало несколько животных. - небольшой нажим голосом выделил последнее слово, - редких животных. И так же ворота. Вы видели, несомненно, в каком они состоянии. Мне бы очень хотелось узнать, чем вызваны такие разрушения. Увидеть... Подержать в руках...
Поскольку перед МакДейстом сидел далеко не дурак, он был уверен, что его игра будет воспринята правильно и адвокат все прекрасно поймет. Конечно, можно было спокойно отбросить эту манеру говорить обингяками, но ведь это так забавно. Почему не повеселиться после тяжелого дня? И мячик вежливо обтекаемых фраз ударился о стену и полетел в сторону Морелло.

23

Вероятнее всего, предложенное в качестве угощения печенье, было верхом совершенства, но Дино, во-первых, не жаловал сладости и выпечку, во-вторых, был сыт, а, в-третьих, не желал отвлекаться на раскрошивание "чего-нибудь к кофе". МакДейст, выражаясь завуалированно, тем не менее умудрялся достаточно четко озвучивать свои мысли. Словесные головоломки хороши тогда, когда  собеседник-оппонент употребляет их в уместное время и в уместных обстоятельствах. И, черт возьми, сейчас эти недомолвки, полупрозрачные намеки достигли своей цели. Ппроще сказть заставили Дино навострить уши, держать нос по ветру и ловить малейшие оттенки смысловых нагрузок. То есть погрузили его в любимую им атмосферу состязательного азарта. Собеседник казался все занятнее, но и раздражал неимоверно. По хорошему, качественно раздражал и заставлял быть собранным, чутким и не расслабляться. А все-таки жаль, что он оказался на поле противника. Этакий интересный человек-загадка, упорно сохраняющий непроницаемое выражение лица. Впрочем, владельцу такого заведения пристало быть именно таким. Все же в словах МакДейста было некое преувеличение. Дино знал, что в часы на которые пришлось покушение на клуб, в нем находилось совсем немного посетителей в отличие от людного вечернего  "Чикаго", поэтому взяв пальцами печенье и сделав неопределенный жест, дескать, верит на слово о том, что угощение превосходно, положил выпечку на блюдце и предпочел глоток кофе. Темно-коричневый маслянистый напиток как раз остыл до той температуры, которая позволяла почувствовать все нюансы вкуса. Как, впрочем, и их беседа.
- Сожалею, что пострадали невинные люди. Сеглдняшний день был насыщен печальными событиями. Сам был свидетелем страшной трагедии, которая произошла в клубе "Чикаго". Число пострадавших и убитых там людей исчисляется несколькими десятками. Все это весьма печалит и меня и, как подозреваю, Вас тоже.
Собственно Мкакдейст уже почти озвучил то, что хочет получить в итоге их беседы. Клуб, чья репутация была не просто загадочной, но имела множество зудящих, щекочущих воображение простого обывателя тайн,  в качестве основного блюда для ищущих развлечения сорвиголов с тугими кошельками устраивал некие не слишком одобряемые обычным обществом развлечения.
Никаких животных, зверски убитых людьми из Короны,  Дино, разумеется, не увидел. Трупы животных убрали быстрее всего, дабы не портить впечатление посетителям клуба. Хотя сегодня вряд ли клуб работает в обычном режиме Джулиан, вероятнее всего, несет крупные убытки. И, конечно же, в словах синеглазого хозяина была очередная прозрачная и не особо хитрая уловка. Несомненно за пару-тройку дохлых псов он запросит дорогую и действительно редкую экзотику.
- Да, братья наши меньшие находят самую короткую тропинку к сердцу. Всегда жаль невинное, пострадавшее животное.
Вряд ли эти твари были невинными, тем более редкими и необычными, но в словах джулиана содержалось четко выраженное желание приобрести для клуба именно экзотику.
- Насколько необычны эти животные и насколько велико ваше желание увидеть их и иметь в собственности?
И если бы МакДейст устроил экскурсию в приватные клубные помещения, то Дино смог бы понять насколько велико желание макДейста заполучить упомянутых им редких животных.
- Возможно, у многих любителей экзотики возникнет острое желание прикоснуться к ней. Настолько острое, что они будут готовы заплатить за это неплохие деньги, верно?

24

- Тут, скорее, играет роль не мое желание получить что-либо, а ваше бескорыстное стремление меня этим одарить.
Англичанин чуть сощурился, смаргивая дым, попавший в глаз, и стальной корпус массивной зажигалки захлопнулся, будто отделяя сказанные слова. Вы не о моих желаниях пришли говорить, а о своих потребностях, говорил этот лязг. Велико ли мое желание, или это просто минутная прихоть, вам абсолютно не интересно. Сложили из ледышек слово "попал" и получите коньки, полмира и драгоценного синьора Санторио в придачу. Распишитесь в накладной и получите товар, согласно заполненному списку.
МакДейст не искал логики в своих желаниях. Действия направленные на их осуществление - да. Они должны быть строго выверены и просчитаны.  Но желания... Нет, увольте. И лед иногда занимался пламенем, но только для того, чтоб сменив форму, застынуть вновь. И резкое движение заставляло брызнуть в стороны острыми осколками.
Кольнуло в виске и губы обхватили фильтр, скрывая секундное желание поморщиться.
- Конечно, не стоит загонять любителей экзотики, - чуть заметное интонирование слова "любителей" выразило все отношение к сегодняшней эскападе, - как пророка Даниила в ров со львами. Достаточно будет дать им просто постоять на краю.
Во рту горчило преддверием приближающегося приступа. Надо заканчивать со сладкоречивым итальянцем и идти за обезболивающим. Во избежание.
- К сожалению, возможность приобрести в частную собственность экзотических хищников легально сейчас сильно ограничена законом.
Если желаете разойтись с миром, говорил подстрочник фразы, ищите непрерывный канал поставок, парой кошечек и собачек заплатить будет просто смехотворно.

25

-Настолько бескорыстное, что меня сейчас расплющит под грузом этого желания, - тон не изменился, интонации остались прежними, но в обоюдной преувеличенной вежливости и тактичности уже можно было увязнуть, как в приторном вязком сиропе. И этот нервный синеглазый англичанин не должен играть неидущую ему роль. - Вы ведь прекрасно знаете, господин Макдейст, что я не от большой любви к синьору Абруцци уговариваю Вас. Мы деловые люди и кому как ни вам знать, что интересы семьи соблюдают все, кто к этой семье принадлежит. Я же адвокат. Так что это обстоятельство всегда удваивает любое мое рвение.
Постоять на краю рва. События сегодняшнего дня в десять раз больше выдадут адреналина. И этот ужин. Чем не экзотика? Неверное движение и противник куснет так, что мало не покажется. Дино улыбнулся и подлядел на Джулиана.
- О сложностях поставок экзотических животных я в курсе. Я постараюсь найти для Вас подходящие экземпляры и в том количестве, в каком Вы озвучите. даю слово и Вам придется поверить ему. Расписки и прочие письменные подтверждения моих обещаний никакой юридической силы не будут иметь именно потому, что сложности с законом. А теперь вернемся к первоначальной теме. Мне нужны записи видеонаблюдения с кадрами Абруцци и Ваше обещание не разглашать полиции нежелательной информации. Назовите сорки поставок и на этом можем закончить нашу беседу.
Дино поствил измученную чашечку кофе на столик и поднялся, все так же бережно отслеживая свои движения и стараясь не тревожить раненые плечо и ногу.

26

- А жаль, - глаза на миг полыхнули насмешкой, предлагая и собеседнику посмеяться над ситуацией, - так хотелось верить в чистую и бескорыстную любовь. Она в последнее время так редко встречается в нашем мире.
Пара секунд и вежливо бесстрастное выражение вновь застывает на лице прирастающей маской.

- Я, конечно, мог бы воспользоваться вашим опрометчивым предложением, и предоставить вам именно записи, но все же, - в некоторых моментах англичанин был упрямо принципиален. И раз уж он решил не сдавать незадачливого мафиози полиции, то и не сдаст. Но сам процесс... - Если вы не хотите, что полиция долго ходила вокруг господина Абруцци, ища иные доказательства, за неимением записей с видеокамер, то неплохо бы озаботиться полноценным алиби. Моим людям нужны будут любые видеозаписи с участием синьора Санторио, его данные для клубной карты, и дословно знать то, что он говорил полиции. Тогда он получит свидетелей и нужную запись, вместо отсутствия, которое непременно наведет на подозрения.
Джулиан поднялся вслед за адвокатом, намереваясь проводить гостя.
- Полная компенсация ущерба, как мы уже об этом и говорили, и поставки экзотов. Вы находите канал и оплачиваете первую партию. Крупные кошачьи, 3-4 особи, пара волков. Остальные поставки я оплачиваю сам. Я надеюсь, вы не пошатнете мою веру в людей?

27

- Не сожалейте раньше времени. Судьба и за печкой найдет, любовь и в бункере достанет, никакая броня не поможет.
Дино усмехнулся на свое филослфствование ,и стерев с лица улыбку, внимательно выслушал дальнейшую речь Макдейста. Умен. Дино увязнув в любезностях, уже последние пятнадцать минут ломал голову как бы с вопроса о пленках перейти к вопросу об обеспечении алиби, думая начать издалека, с того, что помимо пленок нужно еще кое-что, а именно то-то и это, но Макдейст к великому изумлению так покладисто сам предложил обеспечить Абруцци полнейшее алиби, что Дино на секунду отвлекся на мысленную пламенную молитву святой Деве, которая явно сейчас гладила по головам и Макдейста и Морелло своей материнской дланью. Может быть, палермские разборки уже слишком притомили небеса и их, как неразумных шалопаев реши ласково успокоить.
Одним из таких средств успокоения было вложение светлой мысли об обеспечении полного алиби в голову господина Джулиана Макдейста.
- Да вы просто душка, господин Макдейст. С Вами приятно иметь дело. - брови Дино на мгновение взлетели вврх, а губы тронул улыбка уже более искренная,чем в начале их беседы. - Именно для этого я  и пришел сюда. Именно поэтому и кружим в вальсе слов вокруг ваших интересов по поводу редкого зверья.
Дино кивнул взялся а ручку двери.
- По рукам. Не могу обещать за всех, но даю слово, что свое обещание выполню. Материальный ущерб будет компенсирован, моральное удовлетворение в виде партии заказанного зверья вы получите. Проблемы с законом, вас разумеется, не должны волновать. Это полностью на моей совести адвокатской и человеческой.
И хочу в ответ заручиться обещанием не разочаровать и меня. С вас алиби и молчание, с меня клыкастые милашки.

Разумеется, все расходы на возмещение ущерба и приобретение зверей понесет сам Абруцци. И кроме восстановления клуба, оплаты партии зверей ему еще предтояло перечислить круглую сумму в банк на счет Дино. Услуги адвоката никогда не были бесплатными. Семейные отношения тоже не пострадали. Дино не подведет Санто и все проблемы с исполнением заказа возьмет на себя. Спокойствие Семьи, подчищенная репутация и дальнейшене НЕпреследование дорогого стоили.
- За сим откланиваюсь. Как только будут для вас положительные новости я поставлю Вас в известность. Созвонимся.

>>  загородная трасса

28

>>>>>>>>>Кафе.

Машина неслась по центральной улице, водитесь сверился с навигацией и свернул на одну из улочек помельче. Город казался почти пустым, непривычно тихим, особенно под полуденным солнцем, но врят ли это объяснялась лишь сиестой. Парадокс для маленького городка, где все друг друга знали, все реже мелькали знакомые лица, а на парковках узнаваемые автомобили, реже раздавались телефонные звонки приятелей. Город буквально дышал этим спокойствием, местные жители прохлаждались в тени летних кафешек у закрытых на перерыв магазинчиков, а туристы прогуливались по центру города. Но Джулио это спокойствие злило, и напоминало о заброшенных городах Америки времен золотой лихорадки.
Как и всякий эгоист он не думал, что без него город будет лучше, чище. А он тоже часть мафии, команданте клана Sakra Korona Unita.
Серебристый автомобиль чуть замедлил ход, поднимая пыль, проезжая по улице. Сейчас Джулио ощущал легкую головную боль, хотелось таблетку анальгетика и желательно запить стаканом прохладной воды.
Он раз за разом прокручивал в голове момент, как покупал "Тень" с аукциона, почти неожиданно для себя. Просто вскинул руку, цифра слетела с языка сама собой, и перебить ее не посмели, услышав властный голос. Довольно сложное решение в условиях дефицита денег, возможно не самое разумное. Но следовало заняться реорганизацией и собственной ветки бизнеса в клане. Требовалось новое место для тренировок, ко всему прочему подпольные бои - тоже выгодный бизнес.
В целом день складывался рвано и непредсказуемо, норовя"выбить из обоймы", но с команданте это было не так просто. Да, ремонт собственной виллы, дела B&W, а теперь новый бойцовский клуб, плюс предстоящие переговоры.  
Информация располагала не только к размышлением, но и некоторым действиям. Хотя до сих пор велись философские  споры, считались ли слова действием. Джулио набрал номер консильери.
– Буонджорно, вас беспокоит команданте клана.
Савалоро замер буквально на последней ступеньке, когда у него зазвонил телефон. Уже? Скоро же его настиг гнев дона. Проклиная себя за паранойю, он резко выдохнул в трубку:
- Слушаю. Прозвучавшие в ответ слова заставили его в буквальном смысле слова присесть и призадуматься. Не дон. Но близко, очень близко. Интересно, все по тому же поводу?
- Я весь внимание, каманданте. Чем обязан?
На другом конце трубке ответил приятный голос, но с резкими интонациями. Похоже, многим в клане в этот период не жилось спокойно. - Мне необходима встреча с вами, в ближайшее время. По рабочим вопросам. - в противовес голос Джулио был спокойный, даже бесстрастный, ни тени мысли о возможных неприятностях. - Хотелось бы затронуть и некоторые неформальные темы, впрочем это не телефонный разговор.
Нахмурился он почти машинально. Просто потому, что все, что исходило от клана сейчас – выглядело подозрительно. Савалоро, разумеется, не должен был так думать о своих «коллегах», но получалось это само собой. - Встретиться? Отчего же нет. Сегодня вечером вас устроит?
Он как раз должен успеть к этому времени посадить Сашу на самолет и позаботиться о собственной безопасности. Савалоро намеренно не уточнял – что и отчего так срочно вознамерился обсудить с ним команданте. Слова он понимал. А они гласили – все только при личной встрече. Возможно, все сложится так, что его тяжелая артиллерия не пригодится и, речь вовсе пойдет не о том, что его срочно пускают в распыл как предателя.
- Назовите место и время.
- Вполне, часов в семь. Тогда до встречи. - Джулио распрощался с консильери и отключил связь.
- До встречи в Сицилии. Савалоро отключает мобильник  и  озадаченно буравит взглядом стену. По крайней мере, сегодня ему светит не плохой ужин.  Это уже плюс.
Машина наконец подъехала к воротам, звонок на пульт охраны и любезно открылись. Перед Джулио предстало внушительного вида, ухоженное, респектабельное здание видимо с подсветкой. Ухоженные газоны и дорожки. Команданте вздохнул, стоило признать, что клуб ему достался в отличном состоянии.
У входа нового владельца "Тени" встречал персонал клуба. Длинный коридор, затем  помещение зала. Повсюду запустение и чехлы на мебели.
Джулс закурил, дел будет много. Начинания от позиционирования заведения, чудесные дорогие вышколенные собаки на территории клуба уже говорили о стиле, который теперь себе не могли позволить. Невыгодно.
Затребовав себе пепельницу и бумаги по клубу, команданте устроился за одним из столиков, нужно было в краткие сроки наладить работу клуба. А собачек оставим из соображений стиля, не разоримся. Хорошие бойцовские псы еще никому не мешали. Мысленно усмехнулся Джулио.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Клуб "de l'Ombre" » Центральный проезд к клубу