Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Вилла семьи Морелло » Частный пляж


Частный пляж

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Небольшой отрезок пляжа у виллы.

2

Вилла семьи Морелло » Первый этаж. Холл

Первая полоска песка привела Клайда в бурный неописуемый восторг. Сергио не мог позволить сорванцу вести себя неподобающе, поэтому отвесил тому короткий удар по носу, как привык, ребром ладони. Пес коротко взвизгнул и припал к ногам.
- Бестия... - Сергио повернулся к Антонио. - Я могу его спустить?
Он снова и снова убеждался в том, что дресс-код явно не соотствествует обстановке. Песок обязательно попадет в туфли, а о том, что брюки белые можно забыть...
Сергио шел просто рядом, сохраняя молчание, выжидая. Организм вновь потребовал отдыха, и он не сдержавшись, зевнул, прикрывая рот папкой с документами, которые, как он надеялся, взял не зря. Ну, на песке можно на ней будет посидеть...

Отредактировано Сергио Саччи (2008-12-18 22:10:45)

3

Вилла >> Первый этаж. Холл

До пляжа от виллы идти было не так далеко, но приходилось спускаться по крутым деревянным ступеням, заметенным светлым песком. Было очевидно, что после разгулявшейся бури пару дней назад, никто еще не ходил на море. По крайней мере из домашних. Обе собаки, увидев море, радостно запрыгали, предвкушая игру в холодных еще волнах и прочие приятные собачьи шалости.
- Да, конечно. - Тони тоже отцепил Лэди, чтоб та наконец-то смогла как следует обнюхать пса Сергио, Клайда, со всех сторон, а заодно и радостно поспешить вниз по лестнице - на пляж. - Кажется, Лэди понравился твой парень. Она придирчива на счет кавалеров. Отсутствие щенков тому подтверждение.
То, что собакак не была бесплодна, Антонио был абсолютно уверен, потому что не раз проверял свою доберманшу у ветеринара. Просто девушка была достаточно агрессивной и беспардонной, и могла как следует укусить любого, кто позарится на нее.
Наконец, Антонио и Сергио догнали своих питомцев - спустились на пляж. Дон наклонился и неторопливо снял с себя мокасины, подцепив их пальцами за задники.
Море было спокойным, лениво окатывало песок волнами, за которыми гонялись Клайд и Лэди, и вообще вся обстановка настраивала на то, чтобы залечь в какой-нибудь гамак между деревьями и подремать пару часиков, наслаждаясь мелодией вздохов морской глубины и перекличкой наглых чаек.
Неторопливо, скрипя чистым песком под пятками, двое мужчин дошли до малопривлекательного сарая у вертикального скоса горы, и Тони достал из кармана проржавевший ключ, которым сарай и открыл. Внутри пахло тиной и вообще сыростью, но предметы, лежавшие внутри, были абсолютно новыми. Например, пара лежаков из дерева, окрашенного в белый, и большой зонт, охватывающий большую зону. Все это дон вытащил наружу и разложил на песке. Затем стал настраивать зонт, собирать для него песочную кучу и попытаться установить его. Получилось.
- Не будем же мы жариться под солнцем? - Тони хмыкнул и шагнул в тень, снимая с себя очки и разминая переносицу. Аккуратно присев на лежак, в очередной раз пробуя его, словно что-то могло измениться и он мог переломиться, мужчина сел и посмотрел снизу вверх на Сергио. - Садись.
С чего начать разговор? Стоит ли углубляться в межличностные отношения, плутать и юлить, прежде чем прийти к сути, или лучше сказать все, как есть? Пожалуй, проще сначала сознаться в деле, а потом уже добавить все нужные детали.
Дождавшись, пока Саччи присядет, Антонио повернулся к нему лицом и сказал почти без интонаций:
- Я заказал свою жену. - Фраза получилась двусмысленной. То ли она уже мертва, то ли он только заказал, и она скоро станет таковой. Пока что тем, кто не работал в государственных структурах, не было известно об исчезновении Беатриче, поэтому и Сергио вряд ли мог об этом слышать.

4

За два года своей работы Сергио научился реагировать на любые фразы, слова и  проблемы хладнокровно. По-крайней мере ни одна нить волнения не проявлялась на его лице. Поначалу ему было крайне трудно привыкнуть к "новой" в некиих смылах профессии; он никак не мог понять, что говорить нужно не то, что думаешь, а то, что хочет услышать дон. С этим было достаточно сложно смириться, и он жутко волновался, когда ему давали какие-либо поручения.
Сейчас же он просто в течении нескольких секунд молча переварил произнесенную фразу. После осмелился принять более неформальную позу, подогнув одну ногу под себя - в его руках появился блокнот и ручка. Универститесткая привычка все записывать работала и по сей день. Иногда Сергио удивлялся самому себе. Если бы доблестная полиция добралась до его квартиры с обыском и нашла эту кладезь информации в черном кожанном переплете, ему можно было бы добровольно крепить камень к ногам и прыгать в море, не дожидаясь приговора свыше. Правда, с блокнотом Сергио не расставался, а если уж приходилось, прятал так, что и сам порой забывал, куда его пристроил. По окончанию листов и места блокнот просто сжигался.
Рабочий момент беседы вернул ему бодрость и собранность, которой так не хватало все утро. Он не был трудоголиком, но работа всегда оставалась превыше всего.
Сергио закурил, аккуратно бросил зажигалку на папку, краем глаза выловил резвившихся псов, после осторожно произнес:
- Позвольте уточнить: приговор был приведен в действие? К чему мне готовиться? Мы ждем гостей?
Его никогда не интересовали подробности мотивации. Сейчас же оставалось лишь выяснить для себя, что последует за этим и каковой будет его роль. Хотя и догадаться-то было несложно. Действовать придется по факту появления обвинения, либо же задержания, до чего, Сергио надеялся, не дойдет. У него есть всегда лишь кратчайшие сроки, чтобы не допустить подобное.

5

Сергио по своему обыкновению вытащил блокнот, и Тони, отвлекаясь от главное мысли, подумал, что его стоит отучить от этой привычки все записывать. Полиция в последнее время стала наглой, и могла ворваться в квартиру, особенно адвоката мафии, без, казалось бы, причин, с уже подписанным ордером на обыск. Вышло бы не очень приятно, особенно учитывая целый блокнот чистосердечных признаний босса Короны. Кого, когда, зачем, с кем.
- Не записывай. - Сразу предупредил дон. У Саччи были хорошие мозги и свежая память, так что все детали он сможет запомнить и без лишних записей. Да, и безопаснее будет хранить все в себе, чем доверять секреты бумаге.
Антонио покопашился в карманах брюк, выискивая пачку сигарет. Глядя на курящего собеседника, он тоже не мог отказать себе в этом маленьком удовольствии. Табачный аромат вместе с соленным запахом морем оказались чудесной комбинацией.
- В воскресенье в своей квартире Беатриче была убита Дамиано. Если на него что-то накопают, то тебе придется отдуваться за двоих.
Да уж, не легка работа личного адвоката таких нечестных граждан как Морелло и Корсо. Один вечно совершает противозаконное, связан с наркотиками, контрабандой, оружием, а второй только и делает, что смывает горячую чужую кровь с рук. Зато, за это неплохо платят.
- Все осложняется тем, что прежде, чем оказаться мертвой, Беатриче должна была встретиться с неким господином Легаром, который недавно приехал в наш город, а в воскресенье, по нелепой случайности, оказался в Риме. Она должна была с ним встретиться через два часа после своего убийства. Соответственно, фараоны быстро обнаружили ее исчезновение. Тело пока что не нашли, но не сомневаюсь, что ждать придется недолго. Этот Легар - крепкий парень. С его связями он может добраться до сути очень быстро. И тебе придется попотеть.
Конечно, рассказаны были не все детали. Но у хорошего адвоката, как и у психолога, найдется куча вопросов, так что можно было не торопиться и не напрягаться, наслаждаясь хорошим днем и приятной компании.
Собаки, очевидно напрыгавшись и наобщавшись друг с другом, вернулись к своим хозяевам, радостно прыгая вокруг лежаков. Тони подозвал Лэди, обхватил ее и стал забавляться с ней прямо на песке, не стыдясь показаться не таким, как обычно - сдержанным и невозмутимым. Найдя под лежаком какую-то палку, мужчина кинул ее в сторону моря, и обе собаки тут же стартанули с мест, догоняя ее.
- Он уже приходил. И встреча была не последней. - Подвел некую черту под своим небольшим рассказом Тони, затягиваясь дымом.

6

Ненужность блокнота, точнее запрет на запись, немного обескуражила Сергио. Он отложил его с некиим сожалением, закусил ручку и, немного прищурившись, внимательно слушал, ставя определенные крестики в голове, отмечая жизненно важные пункты. Корсо... Морелло... Да, это не дело о наркотиках, на которое уходит совсем немного времени, а потом с чувством собственного достоинства можно отправиться праздновать, пока полицаи кусают локти.
Сергио прикрыл глаза, тщательно обдумывая сказанное, перебирая уже всевозможные варианты. Отмазать двоих? Задача...
Но ему платили, и платили неплохо, скорее очень хорошо...
Легар... Не пешка. Дамиано тоже всегда работает чисто, не подкопаешься...
Схема начала запутываться, выстраиваться лабиринтами и закипать. Сергио потер виски, пытаясь вдуматься.
Решение пришло неосознанно, внезапно. Он сел прямо, потрепав пса по ушам и чмокнув того во влажный нос. Улыбка появилась на лице, и оно приняло выражение всеобщего удовольствия, правда на пару секунд. После лицо вновь стало серьезным, голос спокойным, уверенным, ровным:
- Дон, все-таки Вас с Дамиано нужно развести противополярно, и чем дальше, тем лучше. Если полиция поймет, что у вас один на двоих адвокат - это только подтвердит их догадки, что он работает на Вас. К тому же это прямой путь причастности Дамиано к мафии. А это - путь к подозрениям. Если Дамиано попадется, лучше если полиция выделит ему своего государственного адвоката.
Также думаю, неплохо было бы все-таки нам встретиться всем троим и решить, кто и что будет говорить, если фараоны все-таки что-то да найдут. Также, необходимо придумать каждому железное алиби. Думаю, должны найтись люди, которые видели Вас в определенное время в определенном месте и факты должны быть более, чем железными. Под хорошее алиби подкоп провести не легко.
Вам касательно Дамиано необходимо сохранять полное равнодушие. Он Ваш дальний родственник, Вы помогаете ему лишь финансово, не более. Где он, что он и все такое Вас абсолютно не волнует. Вы не следите за его жизнью, разве что он в гости заявится. Если попытаются все-таки заявить, что это был он... Удивление - ваше оружие. Вы себе никогда не позволите даже подумать о том, чтобы убить мать собственной дочери. А если вдруг у Беатриче и Дамиано и была какая-то интрижка, то Вы о ней не имеете никакого представления - это в случае, если в Вашу сторону пойдут обвинения и для них есть основания. На все остальные вопросы по старой схеме: не знаю, не видел, не обсуждал и вообще не в курсе.
Единственное, что могу отнести в разряд советов, а не рекомендаций - не создавать преждевременной паники и ничего не ждать. Если нагрянут неожиданно - хотя бы эмоции и реакции будут естественными.
- Сергио отдышался, подкурил и продолжил. - В первую очередь, я все-таки обязан "отмыть" Вас, а не Дамиано. Если Дамиано загремит - это к вам никакого отношения не имеет. А я думаю, он не дурак, чтобы загреметь. И тут мы возвращаемся ко второму пункту. Желательно это сделать в ближайшее время, чтобы вы друг друга не оболгали и не наделали глупостей по незнанию. Но все же лучшая политика - пункт третий.
Сергио умолк довольно неожиданно и от острого желания хоть что-то записать в блокноте черкунул размашистую подпись.

7

Чем дальше заплывал в своих нравоучениях Саччи, тем скучнее и грустнее становилось дону. Он успел еще пару раз кинуть палку собакам и закурить еще одну сигарету. Да что вообще этот малый знает о той жизни, в которой он живет? Они это уже несколько раз приходили. Не привыкнет никак?
- Не лечи меня. - Прервал поток слов Сергио Тони и поднялся, разминая успевшие затечь мышцы. Сегодня, после завтрака, у него не было времени поплавать в бассейне или навернуть пару кругов вокруг виллы, поэтому тело отдавало сонной тяжестью. И от нее надо было бы как-то избавиться. Дон стал потихоньку разминаться, чтобы хоть немного прийти в тонус. При этом, продолжая речь. - Дамиано сам тебе расскажет обо всем, что случилось. Я об этом знать не буду.
Слова были с особой интонацией, с холодом и раздражением. Дону не нравилось, когда его поучали. Он и так знал, как действовать в подобных ситуациях, благо опыта в таких делах у него было предостаточно. А для Сергио, будь он хоть трижды прекрасный специалист в своей сфере услуг, было в новинку работать на мафию, тем более так близко к верхушке, потому что законное повышение он получил лишь недавно. И то, не за свои лекции "как сохранить спокойствие" или "придать лицу удивленный вид".
- У Дамиано есть свежее алиби. Со свидетелями. А я... а что я? Я в субботу был на празднике. В воскресенье сидел безвылазно дома, а в понедельник снял со счета деньги, чтобы переправить ей - ежемесячное дело. Но ты не понял...
Закончив свою разминку, Тони стал неторопливо ходить вокруг лежаков, активно жестикулируя.
- Она должна была в тот день встретиться с Легаром. Рассказать ему про мои грязные делишки, понимаешь? Но она не пришла, и ее не нашли в квартире. И, если им повезет, вскоре ее обезглавленный труп найдется близ Рима. Случайность ли? Это уже похоже на убийство свидетеля. Вот что самое главное, и о чем стоит подумать.
Еще круг вокруг зонта в полной тишине и громкий крик Лэди, чтобы та не убегала далеко, заодно и не тащила за собой Клайда.
- Они знают, что Дамиано мой человек. Но они не знают, что убийца может быть он. На него ничто, пока что, не указывает. И за это волноваться не стоит. Пока. Адвокат, разумеется, у него будет другой. Но никак не государственный. Корсо должен быть рядом со мной, а не за решеткой. Поэтому я не буду жадничать. А полиция знает, что своих я никогда не продам, так что эта моя маленькая забота не будет выглядеть как желание во что бы то ни стало выйти сухим из воды. Я не покажу себя виновным.

8

Сергио опустил взгляд в песок, слушая босса. Что я опять сделал не так?
Самооценка зацарапалась по позвоночнику, пытаясь сползти пониже. Ну, уж нет. Говорить то, что хотят слышать, а не то, что думаешь! Правило номер раз красной пастой заглавными буквами.
Саччи вскинул голову, выждав какое-то время, тихо выдохнул и деловито поинтересовался:
- Дон, а откуда вы знали о том, что она должна была встретиться с Легаром? Вы созванивались с Беатриче? Она Вам угрожала? Откуда Вы могли узнать?
Сергио спрятал блокнот в папку, подозвал пса и взглядом уложил его возле ног. Правда Клайда надолго не хватило, и он вновь сорвался к подруге. Лицо Сергио было спокойным и непроницаемым. Что толку от волнений? А если Антонио сказал - неправ, значит так оно и есть, пусть даже глубоко в душе убеждение, что это не так.
Он расправил плечи и улыбнулся одними уголками рта, незаметно - нагнетающую обстановку надо было разрядить. К нему вновь возвращалось его обычное полностью рабочее состояние, что помогало лавировать среди неприятностей.

9

Сергио не тянул ту же струну, что и до этого, что не могло не радовать. Тони не любил повторять. Он сел на лежак и потрепал свою псину по голове, играясь. Вообще-то сейчас у него был совсем не рабочий настрой, он даже толком и не успел проснуться. Что уж говорить о том, что Антонио с трудом собирал все свои мысли в одну, связывал их пучком, чтобы донести до Сергио хотя бы полуфабрикат.
- Я не знал. Мне об этом сообщил Легар уже после ее убийства. - Просто повезло. Заплатил за молчание смертью.
Дон снова закурил, и тут же почувствовал в желудке неприятное шевеление. Одной булочки за утро было очевидно слишком мало. Чтобы не проходить весь день в плохом настроении, надо было хорошо позавтракать.
- В общем, я тебя позвал предупредить. Когда начнутся очевидные толчки в нашу сторону - все станет яснее и понятнее. Что говорить, что делать... Советую тебе созвониться с Дамианом.
Эта неделя обещала быть спокойной. Если труп найдут предположительно с пятницы на воскресенье, а может и позже, то это повод расслабиться. Возможно, сходить пару раз в "Чикаго", поиграть в карты, а заодно и проверить неспешно тот слух, что Гайн накопал по старому делу Тони, которое он и сам-то плохо помнит. Но если не хочешь подставлять свою задницу сразу под два огня - нужно опережать события. Как в шахматах.
Уперевшись руками, дон оттолкнулся от лежака и поднялся, автоматически проводя руками вдоль брюк, разглаживая их.
- Наверное, все. Будь готов. - Морелло чуть улыбнулся своему адвокату, подбодряя, чтобы тот не думал, что он злится. - А что до твоего пса... - Он кивнул на двух собак, опять играющих возле самой кромки воды в брызгах, - У них получатся хорошие щенки.
Антонио подцепил свои туфли, уже усыпанные песком, который набросала Лэди, и побрел в сторону все той же лестнице, по которой они с Сергио опускались, предварительно дождавшись его готовности.
- К ноге! - скомандывал он собаке, которая  неохотно отвлеклась от своего нового знакомца и стремглав помчалась к хозяину. - Приходи как-нибудь еще. Погуляем с ними. - Это уже было обращено к Саччи, взгляд искоса - тоже.

10

Сергио кивнул в ответ, так и не решивщись что-либо добавить. Что ж, будем готовы...
Он подозвал пса, потрепав того между ушами, расправил поводок, пальцами захватил карабин. Мысли выстраивали Вавилонскую башню, путая мысли, как Бог языки в библейской легенде. Сон начинал напоминать о себе, и Сергио уже внутренне радовался тому, что встреча не затянулась, а значит можно все-таки посвятить остатки дня отдыху.
Профессиональность все же давила, и Сергио раз за разом прокручивал их с боссом разговор, ища брешь. Что-то не вязалось в его рассказе, и это что-то может навредить при последующих визитах Легара. Он достал блокнот, сделал пометку "Легар", поставил знак вопроса, обвел кругом и спрятал все в папку. Надо будет обратиться к бывшему сокурснику по поводу этого полицайчика...
И вдруг, как щелчок карабина на ошейнике клана, в голове полыхнула мысль. Сергио встал и неспеша пошел к лестнице.
- Дон Антонио! - он уже знал, что скажет, поэтому довольно неспешно догонял того. - Позвольте, все-таки спросить: зачем Вы заказали свою жену?

11

Тони показалось, что разговор окончен. Он все рассказал, может быть и не так детально, да Сергио потом, после обдумывания, сам найдет те бреши, которые ему захочется залатать, и составит список интересующих вопросов. Но он продолжил сейчас, причем с вопроса личного, который скорее спросил бы психотерапевт, а не адвокат. Ну, конечно, стоило согласиться, что факт убийства интересовал многих. Зачем? Почему? Неужели все так плохо? Антонио не хотелось разговаривать на эту тему, потому что он сам толком не понимал  - зачем. То ли его интуиция подтолкнула ради спасения собственной шкуры, то ли он действительно возжелал смерти некогда близкого человека и матери собственной дочери. Разобраться в себе не было времени, да и сил. Может быть потом, в ночь перед возможным судебным разбирательством, он наконец разложит все по полочка и поймет для самого себя - ради чего все это было.
Но ничего не отвечать на заданный вопрос было бы невежливо, а обойтись фразой "Это мое лично дело" не пожелал - не любил он ее. Тони нравилось закидывать призрачные удочки, причем каждому человеку - разные. В итоге чего люди думали о нем по разному, и, обсуждая и перетирая мнения между собой, не приходили к одному мнению, в результате чего дон мог показаться и отрицательным персонажем, и положительным. Впрочем, отрицательным персонажем, добивающемся правды преступными путями, ему нравилось быть больше. Все-таки именно злодеи всегда обладали сногсшибательной харизмой и запоминающейся внешности. Да и как быть хорошим и святым в окружении головорезов и аферистов?
- Чтоб дочь не отняли. - Ладно, допустим, сейчас Антонио выбрал самый праведный вариант. Что может быть трогательней, чем отец, заботящийся о своем любимом чаде? Даже ее родную мать убьет, главное, чтоб ребенок был счастлив. Конечно, это напускное счастье, но пусть некоторые думают, что в первую очередь Морелло спасал своего отрока, а не собственную шкуру.
- Ну, и... - нельзя же обманывать людей, выставляя себя святым? - Так дышать проще.
Тони какое-то время смотрел на Сергио сверху вниз - тот стоял на нижней ступеньке - и наблюдал за его выражением лица, словно бы понимал как слова укладываются в голове парня. Впрочем, если Саччи не глупый, то сам поймет действительную мотивацию поступка. В конце концов, об этом дон ему уже рассказал, оставалось лишь логически дорисовать всю картину. Ну, и, разумеется, преплести заботу о Джульетте.

12

Сергио улыбнулся, скорее невинно. Эта улыбка одними уголками рта не была реакцией на слова или еще что-то в этом роде, это была улыбка самому себе, как признание в собственной профессиональности, и даже, может быть, в гениальности. Иногда Сергио злился на себя, что он в отличии от следователей, не находил нужных вопросов, что для того, чтобы хоть как-то продолжить разговор; необходимо было обдумать услышанное, разложить по полкам, выстроить общую линию. Он привык быть аккуратен в словах, чего не скажешь о полицейских. Теперь же стоило указать дону на его ошибку...
- Дон Антонио, - Сергио взглянул на него снизу вверх, не пытаясь поравняться на ступеньках. Его положение было именно таким, - если Вы не можете сказать правду мне, что тогда говорить о возможных допросах... Неувязка получается... Изначально Вы утверждаете, что знали о том, что она должна встретиться с полицией и "сдать" Ваши дела, поэтому и дни ее были сочтены. Потом оказывается, что, о том, что она должна была встречаться с Легаром, Вы узнали собственно от него же, когда он приходил. Так что послужило мотивацией?
Сергио отступил еще на ступеньку вниз, сбросил папку на руку за петлю, достал оттуда блокнот, и вырвав страницу со словом "Легар", протянул блокнот Антонио.
- Можете уничтожить... Поймите меня правильно, но если Вы так запутались, разговаривая со мной, что будет, когда к Вам в гости нагрянут "блюстители закона". Мне не очень приятно, что Вы не говорите мне всего, потому что моя работа защитить Вас, а это я смогу только зная все, что нужно мне.
Сергио закурил, посмотрел на Антонио, выдерживая небольшую паузу.
- Я зависим от Вас, но пока я говорю - Вы в безопасности, поскольку это моя работа. И на будущее... Мне крайне неприятно, что Вы разговаривали с Легаром без моего присутствия, даже если это неформальная встреча. Они ищут подвох во всем, поэтому я настоятельно рекомендую звонить мне и даже не начинать разговора до тех пор, пока не будет меня.
Сергио выдохнул дым и замолчал. Теперь все зависит от того, что скажет Антонио.

13

Эта ситуация уже начинала раздражать, и по лицу Тони это было прекрасно видно. Ему не нравилось, когда его упрекали, особенно, ошибочно. И он сам, взрослый мужчина, дон клана, сам прекрасно знал - что делать, что говорить, какие секреты раскрывать, а какие - оставить при себе.
- Я же сказал - не учи меня! - рыкнул на Сергио Морелло, громче, чем положено в обычной беседе. - Мои личные проблемы, не связанные с фактом убийства - дело психоаналитика, черт подери, а не адвоката.
Тони резко развернулся на 180 градусов, обул мокасины и поднялся на пару лестничных степенек вверх, после чего снова повернулся к Саччи, сказав уже более спокойной, но все такой же взбешенной интонацией.
- А доверять тебе... не слишком ли ты много требуешь за ту зарплату, что получаешь? Все, что тебе нужно знать, все, что понадобится - я рассказал. Причина, по которой я убил свою жену - тебе не нужна, если ты хороший адвокат. Твое дело - заботиться о том, чтоб все думали, что убийство совершил не я! А что до твоего "нравится, не нравится"...
Дон взял тот блокнот с именем Легаром. Зачем записал? Зачем вообще записывает? Неужели память настолько плоха. Судя по разговору, Сергио действительно упускает из виду фразы, которые, если быть честным, были важны. И забывается о том, кто он, а кто - его собеседник. Очевидно, два года - слишком маленький срок.
Тони смял выдранный лист из блокнота и кинул на лестницу, а сам блокнот вернуо Сергио. Ему он не нуже, он помнит - кто и что такое Легар. И не рассеивает свои мысли незримой мукой в голове.
- Тебе здесь вообще мало что должно нравится. Ты делаешь то, что я говорю. Это понятно? Надеюсь, разговор окончен.
Разговор был действительно закончен, причем не на самой приятной ноте. Воля и приказ крестного отца - не обсуждается. Даже пусть может показаться в корне неверной.
Морелло поправил на носу свои очки, снова развернулся и поспешил вверх по лестнице, свистнув, чтобы подозвать собаку, заигравшуюся на пляже со своим новым приятелем.

Первый этаж. Холл

14

Сергио выдохнул, глядя, как дон уходит. Разговор так и не пошел в нужное русло, они оба так и не услышали того, что хотели, а может быть просто пытались, донести друг другу. Клайд уныло заскулил, провожая Лэди взглядом, лег на ступеньках и спрятал морду в лапах.
- Пойдем, друг... - Сергио встряхнул волосами, голос звучал глухо и растроенно. Хотелось догнать и просить прощения что ли за свой идиотизм, но понимал - сделать так, проявить слабость. Значит необходимо все переосмыслить. Два года... Слишком мало... Как оказалось...
Сергио вышел на улицу и, сжав покрепче поводок, направился к дому. Сейчас оставалось только одно - выспаться. Неудачу в разговоре можно было пока списать на усталость.

Кваритира Сергио


Вы здесь » Сицилийская мафия » Вилла семьи Морелло » Частный пляж