Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Парк. Причал

Сообщений 1 страница 30 из 66

1

http://s48.radikal.ru/i119/0810/87/05a2bbcade50.jpg

2

--------> Закрытый дворик

Каждое лето они ездили с родителями в Анапу. Оказавшись после пожара в детском доме, Олег часто вспоминал эти поездки, и до сих пор память иногда услужливо подбрасывала к месту и не к месту воспоминания о недолгих родительских отпусках. Вот как сейчас, когда они с Франческо покинули закрытый дворик и вышли в сад, совсем иной, чем Журавлев видел на южном советском курорте почти тридцать лет назад, но такой похожий, что против воли сердце иногда начинало щемить.
Санаторий стоял на высоком холме, и от самого входа к морю вела длинная и крутая каменная лестница, то ли сделанная под старину, то ли действительно настолько древняя, что спускаясь нужно было внимательно смотреть под ноги, чтобы не кувырнуться с нее, зацепившись за очередную взбрыкнувшую каменную плиту. По сторонам на склоне холма бурно цвел южный сад, удивительно сочетавший в себе самые разные деревья от пальм до туи и разросшийся так нахально, что узкая лестница была практически на всем своем протяжении скрыта под пышными кронами, а потому там всегда царила приятная прохлада.
У родителей на спуск уходило всегда минут десять, еще больше на подъем (при этом они перекидывались ворчливыми замечаниями о том, что за лестницей никто не следит), но сам Олег преодолевал ступени с невероятной скоростью. Во многом такой скорости, наверное, способствовал лоток мороженого, стоявший у подножия холма, а может – голубые глаза Анютки, девочки из соседнего корпуса, с которой они бегали наперегонки, не обращая внимания на обеспокоенные замечания родителей.
Ему было тогда всего одиннадцать, он очень любил бегать наперегонки, сливочный пломбир и голубые Анютины глазки.

Неожиданно для самого себя ударившись в воспоминания, Журавлев подзавис и некоторое время шел молча, держа руки в карманах брюк и глядя куда-то вперед и вниз, будто бы ожидая, даже против воли, что сейчас тропинка оборвется и под ногами окажутся те самые каменные ступени. Интересно, санаторий еще жив? И, может, даже где-то в Ростове живет себе та самая голубоглазая Анютка, замужем, двое детей… Олег много бы, наверное, отдал, чтобы узнать.
Жизнь еще ни разу не дала ему возможности заглянуть в прошлое, но он никогда и не пытался. Пер вперед, потому что сначала оглядываться было больно, а потом не на что.
- Я собрался Маркизу вязать, - ни с того ни с сего брякнул он наконец, поворачивая голову к Франческо. Давно надо было что-то сказать, тогда не полезли бы в голову эти дурные упаднические настроения. – Хочешь щенка?

3

Закрытый дворик------------->

Это прозвучало так, словно молчавший до того Олег спросил: "Хочешь ребенка?".  Вырванный из круговерти ни на секунду не покидающих его мыслей о благополучии клана, итальянец даже затормозил, остановив пристальный взгляд совсем потерявшихся в полумраке черных глаз на русском.
И ты собираешься мне его родить?..
Отозвалось эхом в голове.
Внезапная смена темы, словно консильери подхватил ее из оранжевого вечереющего неба в прогалинах переплетенных веток пышных тропических крон - теплая, семейная нота. 11 лет - именно столько они знают друг друга - для супружества это был бы срок. Срок, когда штормы и страсть позади, а жизнь тиха и размеренна у надежного очага взаимных обязательств. Та сторона их отношений, о которой ни кто не знает.
Ческо остановился совсем, поймав рукой кедровую пушистую ветвь, вытянувшуюся так далеко, что уже почти преграждает путь по тропинке. Поднес к лицу, вдыхая с наслаждением смолистый, терпкий запах источаемый длинными как у дикобраза иглами. Пожал плечами в ответ на вопрос - особой любви к собакам Канторини не питал, впрочем как и к кошкам. На вилле в его собственности не водилось ни тех, ни других. Правда у Луизы был кот: его вытянутое серое тело стрелой рассекающее заросли парка иногда можно было увидеть на прогулке – кот был совершенно дикий и предпочитал птичек мышам.
- Не знаю...
Олег уже давно утерял в Италии свою фирменную белокожесть, загорел, и в проблесках последних коралловых лучей низкого солнца его лицо выглядело совсем темным и блестящим, со складками глубоких теней и ощутимой подсветкой снизу - блик от белой сорочки, расстегнутой по-домашнему на сильной шее. На расстоянии протянутой руки – все равно как если через пропасть. Условности этого мира. Темница с золотыми прутьями держит не менее прочно чем с железными...
Хозяин Сладкой Жизни прекрасно помнил план покрытия территории виллы камерами слежения: прямая дорожка - насквозь. От причала к повороту лестницы, и от него до дома. Так же в обратную сторону. Опушки леса-парка. Но внутри, под пологом густой листвы кружащей голову винтажем пьянящих ароматов - приват. Ческо улыбается и кивает в сторону, делая несколько шагов вглубь парка и прислоняется спиной к шершавому теплому стволу. Здесь уже совсем темно и призрачно - романтично. Глаза не отрываются от Олега, повторяющего его путь след в след, скользят по черному кресту кожаных ремней, смявшему тонкий хлопок на торсе, обнимая большое тело русского так плотно…
Что внутри теплеет, а мысли о войне сжимаются до точек в конце предложения…
Мы допишем его чуть позже… чуть-чуть… совсем чуть чуть для себя.
Выдох. Длинные пальцы итальянца поглаживают край кожаного ременя
- Тебе безумно идет кобура, Олег
В глазах невозможно ничего прочитать – они утонули в подсвеченных синем тенях. Лишь на губах мягкая улыбка.

4

Услышав простой, в сущности совершенно неважный вопрос, Франческо вдруг остановился, и Журавлев мысленно усмехнулся его замешательству, медленно и с удовольствием разглядывая фигуру дона в свете неяркого фонаря. Канторини постепенно терял свой совершенный образ властного и деспотичного крестного отца, превращаясь обратно в старого и очень близкого друга, - одна за одной разглаживались легкие морщинки на лбу, хищный взгляд терял агрессивность, становясь цепким и задорным, как у двадцатилетнего авантюриста... и чем если не очередной авантюрой был этот едва заметный кивок в сторону и неторопливые шаги в самую гущу буйно расросшихся экзотических цветов?
Улыбка на губах консильери стала шире, когда он вслед за Франческо ступил под тень раскидистых кедровых ветвей, скрываясь не только от взглядов охраны, которая изредка патрулировала сад, но и от внимательных объективов камер слежения. Промелькнула невнятная мысль о том, что хорошо бы и здесь поставить камеры, ведь вряд ли шпионы и диверсанты пойдут торжественным маршем по освещенным тропинкам сада. Но… лишить себя этого островка уединения?
- Я скучал, - мужчина взглядом проследил за почти ласковым прикосновением к ремню своей кобуры и повелся вслед за движением руки, сокращая расстояние между собой и Франческо до критического минимума, упираясь локтем в широкий ствол дерева. Здесь было очень темно и тихо, только вдалеке слышался плеск волн о камни пристани, какие-то разговоры рабочих, разгружавших прибывшее десять минут назад судно с ПЗРК, и этот неясный шумовой фон в сочетании с пением цикад и шорохом едва колышущейся от легкого ветра листвы создавал почти хрестоматийную романтику южной ночи.
Сейчас больше не нужно было держать марку, следить за речью и оглядываться по сторонам, чтобы сохранить лицо. Во влажной и душной темноте сада условности не имели значения, "дон", "консильери", "субординация" - все это осталось там, на ухоженной аллее в свете изящных фонариков, в четырех стенах роскошного закрытого дворика, в просторной гостиной особняка среди других советников и прислуги. А сейчас под пышной кроной столетнего кедра стояли просто двое мужчин, которых долгие годы связывало нечто большее, чем деловые, партнерские и служебные отношения, и которым не нужно было скрывать друг от друга очевидные им обоим вещи.
"Я беспокоился за тебя..." - взглядом, которого не разглядеть в полумгле, но которого Канторини не может не чувствовать.
Олег освободил вторую руку из кармана брюк и провел ею вдоль колючей щеки Франческо на шею, забираясь кончиками пальцев на загривок, под воротник расстегнутой рубашки. Горячая кожа итальянца в обход всех мыслимых и немыслимых законов физики и биологии плавила сразу мозг, и Журавлев жарко глубоко выдохнул, наконец позволяя своим губам утолить томившую их жажду и накрывая рот дона глубоким, чувственным, но неторопливым поцелуем.

5

Я скучал - разлилось патокой пьянящих ароматов ночного леса, отдаваясь в груди тем же простым рефреном.
- Я тоже.
Руки скользнули в след за движением навстречу: проследив подушечками пальцев толстый, шершавый срез ремней обтянувших плечи, граничащий с гладкостью хлопка, и на спину. Обнять, погладив большое мужское тело под лопатками, где тепло и уютно. Так тихо. Хочется задержать дыхание.
Этого поцелуя уже хотелось: пусть моменты интимности между ними и редки, но неизменно желанны. Это даже странно после стольких лет - наверное потому и сладки, что редкостны. Ческо закрыл глаза, проваливаясь в мгновения тишины и нежности, ощущения сухих, теплых губ, которые трогал своими неторопливо, словно распробовал вкус неизвестного плода.
Несколько минут для себя. Какое-то количество ударов сердца в унисон с другим, где-то под рукой совсем близко к горячей ладони, сразу под ребрами. Эти удары украдены у Времени, повисли во тьме и сырости заросшего парка, стряхивая вечерний туман с кедровых иголок. Словно черная дыра поглотила - поцелуй. Лишил разумности решения на долгих... ни кто не следил за минутами. Ни кто не считал.
Ни кто кроме внутреннего цербера. Зов долга прозвонил в мозгу серебряным колокольчиком...
нас ждут... дела... чего только может не случится, пока мы тут целуемся... хорошо...
Итальянец опять погладил спину в белой рубашке, но теперь уже жестом скорее успокаивающим и отвлекающим внимание: эта маленькая ласка, почти баловство, вкрапленная в напряженный рабочий день не должна перерастать в неуместное... на данный момент. Он сам чуть отстраняется, впуская в тепло соприкосновения двух слизистых прохладный воздух, выдохнув и прошептав в губы любовника
- Приходи сегодня ко мне... не обещаю, что не усну, но лучше я сделаю это рядом с тобой.
Еще касание губ, быстрое и почти шутливое: вытянутыми в трубочку губами, и Франческо снимает ласкающую его руку русского со своей шеи, перехватывая за запястье и выскальзывая, прошуршав по сухой коре дерева рубашкой, вбок, потягивая за собой. Блики пробивающихся сквозь ветки лучей играют шаловливыми зайчиками в черных омутах глаз. Игриво и довольно. Лев пошалил и изволит пребывать в прекрасном настроении... Два шага обратно - в мир этот, на бренную землю аллегорически обозначенную гравийной дорожкой. Ческо отпустил запястье вооруженного мужчины, снова обретая торжественность общественного положения. Только глаза не перестают шаловливо светиться.

6

«Нет, погоди, слишком скоро…»
Почти отчаянно, мысль не успевает за происходящим. Олегу слишком хочется обнять своего дона крепче и еще долго не отпускать от себя, ведь одному только богу известно, как он сегодня не чокнулся, одну за одной выслушивая новости о произошедшем в его отсутствие. А тут Франческо – живой и невредимый, довольный собой, как черти кто, не желающий даже слушать о том, что всего этого делать не следовало, и полностью уверенный в своей, мать его, несокрушимости.
Ческо отстраняется, и последние секунды поцелуя, когда чужая рука уже скользит по спине, будто осаживая, Олег вырывает почти с боем.
- Я приду, - хрипло, но не от возбуждения, просто голос отказывается повиноваться. Удивительно, что сейчас именно Доберману не хватает его хваленого фирменного спокойствия.
Канторини украл из кармана, пока целовались.
Определенно.
«Зачем ты так треплешь мне нервы?»
Журавлев, увлекаемый крестным отцом из кустов обратно на свет божий, тоже постепенно обретал свой обычный вид, но окинув Франческо взглядом, не смог сдержаться и усмехнулся, отряхивая с плеча дона сухую иголку и кусочки коры.
Он еще не придумал, как представить свой подарок, но подарок сам решил свою судьбу – со стороны причала послышался отчетливый звериный рев и возмущенные матерные вопли грузчиков, не ожидавших по всей видимости наткнуться среди ящиков с оружием и боеприпасами на клетку с диким животным.
- У меня подарок, - Журавлев весело приподнял бровь в ответ на обеспокоенный взгляд крестного отца и ускорил шаг. – Пойдем, тебе понравится.

К тому моменту, когда мужчины добрались до причала, там уже собрался совет из грузчиков и патрулировавших берег охранников, которые, обступив со всех сторон клетку с бурым медвежонком, по-итальянски бурно решали вопрос – случайно ли этот пассажир оказался на судне с приветом из России и что бедный мишка будет делать, если они откроют клетку.
Медвежонок, измученный качкой и жарой (даже несмотря на то, что Олег велел капитану спрятать клетку подальше в трюм), в панике метался в своем пространстве метр-на-метр, совершенно не понимая, где он, кто все это люди, и почему пол до сих пор кренится под ногами. Он был еще совсем маленьким, месяца четыре, и не мог похвастаться упитанным пузом и лоснящейся шерстью, что с первого взгляда говорило о том, как относились к нему его прошлые хозяева, у которых Журавлев его выкупил. Для них самым главным было то, что медвежонок умел вставать на задние лапы и хлопать передними на забаву честной публике, впрочем, сейчас он делать этого даже не пытался, прекрасно понимая, что от этих зрителей он в ближайшее время не дождется даже воды.
Но Олега – на удивление – узнал, и по мере того, как русский приближался к клетке, молча отстраняя от нее столпившихся мужчин, медвежонок начал успокаиваться, сел, а потом снова поднялся на ноги, нетерпеливо ворча и тыкая мордой меж стальных прутьев клетки в ожидании ласки и угощения.

http://img1.liveinternet.ru/images/foto/b/3/11/1096011/f_17250484.jpg

7

Добермана пришлось буквально выволакивать из кустов. То, как напряглась его рука в расслабленных пальцах живо нарисовало Ческо картину капризничающего ребенка, у которого отбирали облюбованную игрушку в магазине. Дон ухмыльнулся, глянув на едва переводившего дух от коротенького приключения в лесу консильери.
Это льстило - то, что он, уже не молодой мужик, может так волновать и заводить с пол оборота. Особенно того, кто с ним уже давно и влечение уже бог знает сколько времени тому назад должно было превратиться в квашенную капусту.
Хладнокровный русский, кажется, перенервничал...
Его захотелось спросить в чем дело, чего он так дергается? Этого итальянец не слишком понимал - не виделись каки-то четыре дня: для них не редкость совершенно, но с пристани, к которой быстро несли мужчин широкие шаги, донесся очень странный шум. Громкие разговоры прерывал... звериный рык. Франческо повернул к русскому недоуменное лицо
- Как мило...
Но почему подарок вызывает такой переполох у персонала?
Дон ускорил шаг, загоревшись любопытством: Что это за чудо такое заморское...
Прилично опередив консильери, легко сбежал по ступеням широкой лестницы к пирсу, вопрошая столпившихся рабочих, что случилось. Как истинные итальянцы, полуголые мужики начали говорить все сразу и очень громко, активно жестикулируя и толкаясь, и докапываться до сути крестному пришлось бы еще долго, если бы не Журавлев, точно знавший что искать.
Клетка. Она появилась в поле зрения, когда его спутник разогнал толпу, и Ческо чуть не ахнул - не каждый день на причал у твоего дома привозят живого медведя!
Зверь, увидев Журавлева, перестал реветь и потянулся к нему, как к мамке. Эта картина почему-то казалась совершенно фантасмагоричной: возбужденный гомон на залитом желтым светом фонарей пирсе в вечернем ультрамарине тонущего во тьме моря, Олег Журавлев - консильери Сицилийского мафиозного клана, на корячках возится с заморским чудом, тыкающимся носом ему в руку, в то время как там - за охраняемыми стенами этого крохотного мирка Счастливой Жизни - трупы и кровь межклановой войны, и он, дон, смотрит на все это безобразие и не может сдержать умиления.
Мужчины - те же дети. Только игрушки у них больше и опаснее.
Цыкнув строго на грузчиков, Канторини тоже подошел к клетке, присев рядом с русским на корточки, рассматривая коричневую, плюшевую игрушку.
- Ну, а это еще что за детский сад?
Ухмыльнулся: видеть сейчас надо было рожу Журавлева - точно, не выраженный ни во что отцовский инстинкт... если не сказать хуже - материнский.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-02-19 22:42:24)

8

- Это Mikhail Potapych, - с улыбкой представил медвежонка Олег на родном языке, потом подумал, что отчество животного может нанести страшную травму итальянской психике, как и его собственная, сложная к произношению фамилия, и поправился: - Миша.
Миша издал нечто среднее между ревом и скулежом и губами цапнул Журавлева за пальцы.
- U menya nichego net, poterpi… horoshiy…
Только сейчас мужчина вдруг подумал, что медвежонку ко многому придется тут привыкать – к климату, к речи… к Франческо, на лице которого было написано умиление не меньшее, чем у самого консильери.
- Я купил его у… уличных артистов, - определение, которое удалось подобрать этим ублюдкам, было для них слишком лестным, но Олегу просто больше ничего не пришло в голову. Он огляделся в поисках капитана, чтобы забрать у него ключ от клетки, и поднялся на ноги, продолжая рассказывать. Толпа грузчиков, оказывается, тоже слушала его с интересом. – Заставляли его выделывать всякие трюки… У нас часто на улицах такое встретишь, особенно в Питере и Москве. Когда они вырастают, их как правило убивают… редко кто сдает в питомник. Такие животные к годовалому возрасту уже инвалиды и никому не нужны.
Капитан, лысоватый, но компенсирующий недостаточную растительность на макушке пышной шерстью на руках, спине и груди, к окончанию драматического повествования как раз вылез из трюма, коротко поприветствовал дона с консильери и бросил Олегу ключ.
Журавлев кивнул в знак благодарности и потянулся к замку.
- Cначала хотел сдать его в зоопарк… но у меня рука не поднялась, там сейчас такая разруха…Итальянские мачо на всякий случай немного отошли назад, когда консильери открыл клетку, и медвежонок, приняв серьезный сосредоточенный вид, косолапо, но осторожно ступил на доски пирса.
- Настоящий мафиозо, глянь, - Журавлев усмехнулся и кивнул Франческо на потертые кожаные ремни, уходящие медвежонку под мышки. Миша был в кожаной шлейке, а на шее у него болтался снятый намордник. – Жесткий взгляд, клыки, кобура – все при нем. Берешь в семью?

9

Когда русский начинал лепетать на своем языке, на Франческо это действовало практически гипнотически: словно Журавлев начинал общаться с инопланетянами через прямой космический канал. итальянец делал круглые глаза, и внимал завороженно звукам чужеродной речи: такой напевной и плавной, словно его консильери и вправду начинает напевать что-то вроде колыбельной. А срывался на русский он частенько, в чем его ни кто не упрекал. Пропустив мимо ушей прочую тарабарщину, имя Миша дон воспринял спокойно, попробовав несколько раз на языке, словно морожено облизывал "МИша... МишА... " с разными вариантами расстановки ударения.
Жизненная история топтыжки показалась Ческо несколько слащавой - русского вообще иногда тянуло погеройствовать и примерить на себя красные плавки супермена. Это иногда даже раздражало мафиозный ум: если ты преступник, зачем тебе все эти заходы по "хорошести"? Но палку Журавлев никогда не перегибал и в работе замашки спасителя мира не проявлял, так что упрекнуть консильери было не в чем. Списав благородный порыв подчиненного на все тот же не удовлетворенный инстинкт отцовства, Канторини с улыбкой выслушал историю, пристально рассматривая беглеца из ужасной России.
Беглец явно хотел есть, и явно считал, что разжиться на предмет пожрать можно именно у Журавлева. Зверь был презабавнейший: вызвал в Ческо гораздо больше интереса чем банальные ручные собаки - он был диким зверем. Несмотря на игрушечные размеры и плюшевость от медведя так и исходили флюиды зачаточной силы и агрессивности. Одного взгляда на клыки, обнажающиеся под вздернутыми в недовольном ворчании губами, было достаточно, чтобы воображение нарисовало картину огромного гризли, раздирающего оленя на ошметки.
Черные, колодезные очи сузились, высматривая в кутенке страшного хищника - инстинкт доминирования сработал без запинки - подчинить злобного зверя, сделать своим преданным слугой и рабом... когда-нибудь, когда он станет злобным.
но пока... пока он был маленьким медвежонком, и его неудержимо тянуло потискать.
- А он не кусается?
Видя, как русский подставляет пальцы медвежонку, Ческо решил что не гоже трусить, и тоже потянулся к животному, потрогав жесткий, густой мех, под которым отчетливо ощущалась скрытая сила.
- Серьезный парень, - присвистнул на вопрос консильери, покачав головой многозначительно, - такой в семье не потеряется.
Ага... Теодоро расширил рамки клана до иностранцев, совершив революцию. Я продолжу традиции включив в него еще и животный мир... мдя... а может и правильно говорят, что мы сборище психов?
Эта милая мысль не доставила Ческо ни какого неудобства - где грань между болезнью и гениальностью? Лишь норма традиционно безлика и пресна... а что до животины...
Лес у меня вон какой здоровенный, пускай бегает салага.

10

- Кусается, но пока не больно, - Олег не повернул к дону голову, продолжая чесать медвежонка за ухом, на что тот готов был на некоторое время отвлечься от мыслей о еде. Потом поймал косолапого за морду и вытер с глаз выделения (непонятно пока, конъюктивит или просто от грязи), щелкнул по носу и отпустил, прицепляя к кольцу на шлейке снятый с дверцы клетки поводок: - Ему нужен вольер и ветеринар. В зоопарке сделали пару прививок, записали что именно, но мне эти формулы ничего не говорят.
Мужчина поднялся на ноги и протянул поводок дону.
Миша ткнулся носом в олегову коленку, понял, что тут его больше никто не собирается чесать, и, оставив на безупречно отглаженной брючине мокрое сопливое пятно, развернулся на 180, с ворчанием устремляя все свое внимание на крестного отца, ловя губами его пальцы и всячески подставляясь под ласковую руку.
Грузчики не настроены были умиляться до рассвета, потому что им для разгрузки оставалось еще добрая половина судна, и толпа быстро рассосалась.
Журавлев вдруг на секунду подумал, что зря это вообще все это устроил, и можно было действительно передать Мишу в зоопарк. Жаркий и влажный сицилийский климат не пойдет ему на пользу, если ему и российское-то лето доставляло немало неудобств - даже в продуваемой подворотне Невского, где коротали обеденный перерыв его хозяева, медвежонку было заметно жарко. С другой стороны, есть же в Риме зоопарк, значит как-то животные приспосабливаются.
А уж тут-то они смогут при желании устроить Потапычу пентхаус покруче стандартной клетки.
- Я займусь? - вопросительный взгляд, Олегу хотелось быть на сто процентов увернным в том, что с медвежонком будет все хорошо, и такую уверенность он обретал только если делал все сам... или если слышал однозначный и обдуманный ответ Канторини. - Или сам хочешь?

11

Русский с медведем уже кажется породнился: обслюнявил и обсопливил
Таксь... меня теперь этими руками не трогать!
Усмехнувшись, подумал мужчина следя за трогательной возней зверя и консильери. Они явно находили общий язык, что было совершенно не удивительно - он у них и был общий - русский.
- Не-не, я у тебя отбирать игрушку не собираюсь, - запротестовал Франческо, которому ко всему клану, еще и медведям нянькой сидеть не улыбалось, - сам родил, сам корми!
Мафиози хохотнул, подколов таки консильери (мальчишки, они и на пенсии мальчишки) принял поводок из его рук, посмотрев на заморское чудовище и легонько потянув.
Интересно, он понятливый?
Топтыжка оказался смышленым и заставлять приглашать себя дважды не стал, тяжеловато перекатываясь густой шубой затрусив рядом с подхватившим его движение человеком. Все внимание Ческо по неволе сосредоточилось на пришельце из дальних краев: подгоняя свой шаг под аллюр мишки, итальянец с улыбкой наблюдал как тот запрыгивает по ступеням лестницы ведущей в сад
- Нужно присмотреть место в парке, где устроить ему загон... ну или там домик. Я понятия не имею где они живут, - вечный груз ответственности за благополучие семьи приучил Ческо думать на пару шагов вперед, - он же будет рости. Может быть поискать в зоопарке специалиста по медведям? чтобы все организовал грамотно?
Ловко цепляясь с сухим скрежетом за камни лестницы здоровенными когтями, осыпая нанесенный ветром песок и мелкие камушки, мишка довольно бодро забрался наверх, любопытно вытягивая нос в сторону дивных запахов чужого леса. Устойчивая твердь под ногами явно нравилась ему больше качки маленького судна, и он, подталкиваемый инстинктом, потянулся к зарослям освещенным затейливой подсветкой множества фонарей, натянув узду, перехватывающую его за передние лапы.
- Ух ты... сильный.
Повод в руке запрягся струной, заставив вздуться бицепс под тонким рукавом рубашки - хоть и мал был зверь, а уже предлагал побороться.
Нет, это не собака... а что будет когда он выйдет из молочного возраста? Да его можно будет в Тенях на арене показывать!

12

"Ну естественно, "сам корми", как же иначе..."
Олег со вздохом покачал головой, хотя, впрочем, совершенно не расстроился. Сделать пару звонков секретарям, а потом осмотреть вольер и переговорить с претендентами - работа не пыльная и отнимет не много времени, гораздо серьезнее консильери сейчас был озабочен вопросом, куда пристроить косолапого на ночь. Альтруистический порыв отправить его к себе на поверку не был таким уж хорошим решением - мелкий пакостник еще в Питере пожрал ему гостиничную ванную, и Журавлев не был уверен, что к итальянской мебели у него будет более трепетное отношение.
- Завтра свяжемся с зоопарком. Думаю, и с выбором места для вольера они подскажут, хотя и так понятно, что нужно ставить его где-то в тени, - мужчина (с удивлением) подавил зевок и, сунув руки в карманы, медленно двинулся вслед за крестным отцом к парку. Миша не боялся, а наоборот даже после долгого и не очень приятного путешествия рвался в бой, заинтересованный новыми людьми и новыми запахами. - Кстати, рацион бурых медведей на три четверти состоит из ягод, орехов и прочей растительности, так что он хоть и сильный, но хищник только на четверть.
Журавлев прошел мимо Франческо, затормозившего у кустов, которые медвежонку обязательно нужно было понюхать и пометить, и цокнул, привлекая к себе внимание животного. Миша заворчал и оторвался наконец от изучения странных запахов, бодро потянув Канторини вслед за человеком, который выглядел так, будто хотел поиграть в догонялки.

----> Закрытый дворик

13

Итальянец слушал очень заинтересованно: он воспринял заботу об экзотическом члене клана со всей серьезностью, намериваясь вырастить опасного и злого зверя. Информация о питании диковинного приобретения была неожиданной:
- Ягодами?.. да как можно накормить ягодами такую тушу? - любопытный взгляд следил внимательно за каждой остановкой мишки для очередного обнюхивания окрестных кустов, - я был уверен, что медведи едят сырое мясо.
Внезапно в полном волнений и тревог дне возник островок какой-то почти сказочной тишины, спокойствия и уюта - практически семейные заботы о мелком и нуждающемся в ней. Удивительно, как Олег мог создать эту атмосферу из ничего - просто тем, что пожалел животное бродячих артистов где-то за тридевять земель в непонятной России. Оторвавшись от питомца, Франческо посмотрел на удаляющегося резвой походкой в сумерки мужчиной, бликующим белым пятном рубашки, перекрещенным черным, и улыбнулся - уголками губ и глазами. Захотелось побежать за ним в те самые догонялки, что предлагал консильери медвежонку: беззаботными мальчишками пробежаться через лес наперегонки, толкаясь и покрикивая друг на друга - Журавлев ощущался скорее братом ему, чем тем, кем являлся в действительности - деловым партнером и тайным любовником... и это почти так оно и было - стал братом, заменив семью по крови, потерянную так давно, словно никогда и не было.
- Догоняй!
Поддернув повод на медвежонке, Ческо тоже ускорил шаг, не в силах сопротивляться созданному в голове бесшабашному образу. Догнав Журавлева, закружил, обхватив за плечи и хохотнув, вокруг себя, запутываясь в поводе Миши. Минуты три ушло на то, чтобы распутать кучу малу, уже у подножия лестницы в две белоснежных ступени, ведущих к огороженному заросшей балюстрадой пруду и, следом за ним, закрытому дворику.

Закрытый дворик------------>

14

-------------->Столовая. (Кусок отыгрыша перенесенного на неопределенное время с участием Канторини/Журавлева/Эстокадо)

У Журавлева зазвонил телефон... это, как ни сторанно, оказался не слон, а вовсе даже и Антонио Морелло. Франческо взял трубку из рук консильери.
- Пронто.
- В общем, я обдумал твое предложение, и решил его принять. Я отдам тебе все точки, как ты и просил. Разумеется, если Сабатини будет в подобающем состоянии. А для этого - надо встретиться.
Франческо не был против.
- Значит будем встречаться... однако ты понимаешь, что в настоящей ситуации это несколько ... мм... рисковано.
- Ты боишься?
- Исключительно за тебя.
- За меня не стоит беспокоиться. Назначай время. А я - место. - фразу Франческо Тони принял с насмешливой улыбкой. С чего бы ему бояться, когда в его силах махнуть рукой. Собственного заключения?
- Хорошо. В обед. Часа в 2.
- В церкви святого Иосифа, на востоке города.
- Бобене, Антонио
Нажав отбой, дон вернулся к прерванному разговору с двумя собеседниками.

---------------->Спальня (дневное время, перепрыгивая остаток сцены в парке)

15

http://s60.radikal.ru/i169/0905/9a/7ec60c9f0d8c.jpg

Большой шатер на краю парка. Ступени широкой лестнице спускаются к пирсу с пришвартованной красавицей яхтой (второй, самой большой из двух оставшихся яхт Канторини). Играет приятная легкая музычка, официанту снуют меж сервированных столиков с закусками, фруктами и напитками, разнося шампанское. Атмосфера самая что ни на есть расслабляющая.

16

Комната Бенедикта Фестера ----->

Неспешным прогулочным шагом Бенедикт добрался до парка. Здесь уже жужжали гости, приглашенные на столь знаменательное событие с точки зрения еды и питья.
- Сколько дармоедов набежало... - процедил сквозь зубы телохранитель с некоторой раздражительность, но в ту же секунду натянул добродушную улыбку, пожимая руку знакомому из числа приглашенных: - Добрый день! Как хорошо, что вы смогли посетить нашу маленькую греческую свадьбу! - притянул знакомого мужчину к себе вплотную и заговорщески прошептал, указывая в сторону: - Выпивка там, не теряйся.
Дежурное приветствие было закончего, дежурная глупая шутка якобы доброго знакомого сказана, после чего Фестер спешно удалился, прошмыгнув многих своих знакомых того же круга, что и первый, так что они его не заметили.
Добравшись под шатер, где солнце не так палило шкуру немца, Бык схватил у проходящего официанта бокал шампанского, свободной рукой вытящил сигарету и закурил.
- Ах, молодость, ах, дефлорация! - чувственно выдохнул глядя на симпатичных молоденьких девочек в платьицах.

17

Спальня----------------->

Набухшие дождем запахи таяли во влажном кумаре августовской сиесты, наполняя легкие такими ароматами, что хотелось дышать и дышать, каждый раз чуть глубже чем предыдущий. Ческо невольно замедлил шаг, давая себе несколько минут в обществе парфюмов сада и звенящей пустоты в голове: лишь ажурные тени акаций покачиваются на легчайшем соленом бризе с моря и алые бутоны с длинным, пушистым на кончике пестиком, растущие на кусте, названия которого дон не знал, движутся дрожаще на тонкой ножке навевая почему-то довольно нескромные ассоциации. Крестный даже сорвал один цветок, не удержавшись от соблазна испортить своей безграничной властью царя природы хрупкую красоту изогнутых лепестков. Прелесть его оказалась довольно бесплодна: пах цветок с куста резкова-то, горькой солью, не удивительно что над ним не вилось ни шмелей, ни пчел.
Внешняя красота еще не означает сладкого меда души...
Размышления в стиле старины Горация скрасили путь итальянца до причала, где предстояло помолвить почти родного человека с иным цветком его пестрого сада - станет ли плодороден этот союз по запаху не узнаешь.
А жаль...
Как давно и прочно утвердившийся в собственных интересах зрелый мужчина, дон Канторини слабо интересовался личностями не многих женщин в собственном окружении. Он знал Риан Наарден как грамотного профессионала и человека преданного клану, этого ему было достаточно. А вот какой голландка с кошачьими глазами окажется женой, предсказать совершенно не мог... именно поэтому явный деловой оттенок этого союза крестного полностью устраивал - Альваро в любом случае останется к нему накрепко привязан, а если еще и получит возможность реализовывать на деле собственную мужественность так полно, как в его постели делать этого не может, так то колумбийцу лишь на пользу. Именно поэтому настроение Ческо плавало где-то под очищающимися небесами, и прогулочным шагом он продвигался прямой наводкой на звуки музыки и праздничной суеты, беззаботно мурлыкая под нос привязавшееся еще из клуба модненькое
I kissed the girl and I liked it... hope my boyfriend don't mind it..
Вобщем бойфренд не возражал, и все все складывалось очень складно: поймав на поляне парня из прислуги, Франческо отдал ему сумку с плеча (действительно барского) с наказом отнести в ее каюту на яхту, а глаза уже сами собой высмотрели в толпе одетой бело и нарядно характерные черты лесного человека, из-за которого весь этот бедлам сегодня на вилле и творился. Растянув как и положено хозяину дома губы в приветливой, самую малость свысока (согласно положению) улыбке, кивая на право и налево в ответ на посыпавшиеся приветствия, дон тут же выцепил Каро из хоровода лиц.
- Ах вот ты где, проходимец, - легким движением мышц лица превратив дежурную улыбку в голливудское сияние, крестный без церемоний ухватил жениха за шею, притягивая к себе для отеческий объятий - сегодня бурное выражение эмоций вполне уместно и даже ожидается... хотя дон и придал им некоторую неординарность подхода, - ты где взял эти ремки? неужели на собственную помолвку нельзя был одется по-человечески? - черные глаза грели теплыми углями разогретого домашнего очага оглядывая прикид не совсем стандартный для торжественного (хоть и неформального) приема, - так и знай, перед свадьбой не избежать тебе боевого крещения у Винченцо.
Задорно улыбаясь, Франческо обхватил обеими руками черноволосую голову, склоняя чуть к себе, чтобы не тянуться самому, и с чувством запечатлел на лбу Альваро поцелуй - невинная шалость, прощение, благословение. Всего по немногу в этом традиционном отеческом жесте.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-05-19 07:11:43)

18

» Ворота (въезд на виллу)

Шатёр шатром, а вот в принципе само место, куда они приехали, вызывало чувство буйного восторга. Красота необычная. Имре никого не знал, здоровался со всеми на всякий случай, привычно улыбаясь во всю пасть. И в основном залипал с зачарованным видом, созерцая местные пейзажи. Одет он был довольно официально, с перепугу или от удара головой, видать. Но в шёлке не было жарко. Хотя погодка держалась дай-то Бог его родным краям!
Через время Имре отвлек внимание от никуда не убегающих пейзажных красот. И стал вглядываться в людей. В их манеру поведения, жестикуляцию, темп речи. Многие говорили слишком быстро для него, но он скоро просёк, что иностранец он здесь не один. Не подозревая о том, каковы тонкости устройства мира мафии в Палермо, он даже как-то подрасстроился, что его теория, что это некая большая итальянская мафиозная семья, рушится с хрустом, стоит только увидеть среди присутствующих какого-то явного Не-итальянца.
Улыбка сама собой приклеилась к лицу, ей там было привычно уютно. А Имре осенило и он едва себя за язык не прикусил от избытка чувств.
"Я опять забыл про таблетки! ...Эх. Беги быстрей, мужик, а то тебя догонят..."

19

Ворота (Въезд на виллу) >>>>>

Джо вышагивал по дорожке к причалу, изучая взглядом буйную растительность. Здесь природа была такой свежей и чистой, что на этот раз мужчина променял сигареты на воздух, перемешанный с ароматами тропических цветов, который наполнял лёгкие и даже чуть пьянил. Единственное, чего не понимал американец, так это того, что в таком прекрасном саду дон не держит совершенно никаких животных, кроме одного-единственного серого кота. Если бы у Джо была такая роскошная вилла, уж он бы не оставлял понапрасну столько пространства - дюжина его кавказцев прекрасно расположилась бы в тени этой густой растительности. Хотя с таким садом можно было бы завести и больше собак.
Мужчина слегка тряхнул головой, словно попытался выбросить из неё все ненужные мысли о своих собаках - не самая подходящая тема для рассуждения, когда идёшь на чужую помолвку. Шёл бы на собственную - вероятно, рассуждал бы о чём-нибудь ещё более отстранённом, хотя такому бабнику никакая помолвка в этой жизни грозить не может. Во всяком случае, Роббинс считал, что раз уж за 36 лет любовь на него не снизошла, то дальше можно вообще не беспокоиться по этому поводу.
Впереди уже показался сам причал и мерцающая поверхность воды, напоминавшей в ярком солнечном свете плавленное серебро. Белый шатёр подобно парусу ярко выделялся на фоне изумрудной зелени растений, слегка покачиваемый приятным лёгким ветерком, заботливо укрывая собравшихся от палящих лучей летнего солнца. А вон и Альваро - в очередной раз молодой жених.
В последний ли? - про себя усмехнулся Джо, неторопливым движением прихватывая с подноса ближайшего официанта бокал искрящегося сотнями крошечных пузырьков шампанского. Рядом с Каро (вернее даже будет сказать - в обнимку с ним) был сам дон Франческо с таким подходящим прозвищем "Ангел". Джо не была доподлинно известна причина получения этого прозвища, но к внешности, на его взгляд, оно весьма шло. Мужчина позволил себе пару минут понаслаждаться созерцанием "этих двух южных бриллиантов", как он мысленно сам же их и окрестил, прежде чем подойти, приветственно улыбаясь. Как раз в этот момент из уст Канторини прозвучали слова шутливого осуждения внешнего вида Альваро.
- Да ладно Вам, Дон Франческо, я бы на его месте вообще на собственную помолвку не пришёл, - столь же несерьёзным тоном вступил в разговор Кукольник, не переставая улыбаться. Он подумал, что на столь неформальном мероприятии безобидные шутки не станут нарушением субординации, поэтому был совершенно спокоен и привычно уверен в себе, лишь несколько с неприязнью ожидая начало слишком шумного для любителя тишины празднования.

20

Ворота_______

Архитектура виллы со времен старого Дона мало изменилась, и уж тем более за прошедший месяц на террасах не выросли пирамиды Хеопса, однако Идальго, как истинному кобелю для успокоения нервной системы, требовалось время на «обнюхивание углов» и обход территории. Справедливо решив, что среди толпы вооруженных охранников его услуги как телохранителя, Олегу в данный момент не сильно потребуются, Натан исчез на некоторое время из поля зрения Советника, дабы насладиться «красотами пейзажа».
По-хозяйски обойдя сад, в котором одно время пришлось торчать задом кверху, мужчина даже улыбнулся воспоминаниям – выдранный тогда ко всем чертям куст, с какими-то мелкими цветочками, благодаря стараниям садовника вновь прижился и даже распушил ветки, ну просто как нахохлившаяся курица.
Наткнувшись за одним из кустов на бравого молодца, маскирующегося, судя по растрепанным волосам, под карликовую яблоню, Натан даже крякнул от удовольствия: чем ближе были к Дону боевики, тем подтянутее они становились – не отряд, а просто курятник для настоящего лиса.
Удовлетворив собственное любопытство и уговорив инстинкты притихнуть хоть на время торжеств, телохранитель остановился в сторонке от толпы, без всякого стеснения разглядывая «господ». Не понятно, из какого - такого чувства мазохизма Дон подбирал себе друзей и знакомых посочнее, но взгляд боевика все время цеплялся то за красивый мужской зад, то за не менее прекрасный женский бюст. Причем если последнее не возбуждало в голове Натана бурных чувств, то вот задницы явно навевали шикарные воспоминания и отвлекали от сути пристального осмотра гостей.
Кое-как переборов безумное желание хватануть кого-нибудь из «шишек» за оттопыренные булки, Идальго с возрастающим чувством мазохизма продолжил осмотр, и уперся взглядом в голову существа, которому в мафиозном обществе делать было вообще нечего. Как ошибка в программе, коп в гадюшнике вогнал Натана в некоторый ступор и пока «бритый процессор» висел всеми позитронами, бывший зек упорно продолжал сверлить голову, а потом и зад неожиданного гостя «вдумчивым» взглядом быка-осеменителя.
Поименно конечно всех легавых Сицилии Эстакадо знать не мог, да и как-то не горел желанием, но новости ему читать-смотреть приходилось, и вот что конкретно могло потребоваться следаку на Вилле, кроме как разумеется претворение в жизнь законного ареста всех здесь присутствующих, боевик понять не мог.
Поскребя пальцами подбородок, и тем самым приведя себя в чувство, Натан решил поделиться размышлениями с подопечным, но, поискав взглядом Олега уперся в другую, совершенно шикарную физиономию и вновь позабыл обо всем. Если память испанца не подводила, этого годовалого бычка звали Бенедикт. Фамилия в «закромах родины» как-то затерялась, но официально здороваться Натан не торопился, ибо до брачного контракта с здоровяком было еще далеко, а при неофициальном приветствии шанс не успеть сказать «мама» до получения прямого в челюсть, был крайне велик.
Но вот беда,  желание вспомнить как в ладонь ложится упругая ягодица, превышало некоторую неловкость перед возможной заварушкой на свадьбе кого-то из правящей верхушки, так что, подтянув пояс и распрямившись, боевик пошел через толпу как ледокол «Арктика» через льды, намереваясь достичь телохранителя босса наиболее коротким маршрутом.

21

>>>>>> Городская больница.

Приглашение доставлено было прямо на работу.
Прямо оттуда Леон на торжество намеченное в итоге и отправился - в последнее время в родном кабинете он нередко оставался на ночь. Напряженный месяц.
Заехал домой буквально на пару часов - привести себя в порядок, и - за город, к вилле Дона.
Гостей к тому времени, когда Леон подъехал,было уже немало, так что пока он шел к шатрам,дабы засвидетельствовать свое присутствие перед  Франческо, Вельтман то и дело останавливался,приветствуя знакомых, членов Семьи, обмениваясь взаимными любезностями и улыбаясь.
В принципе, большие скопища людей Леон не любил никогда, но настрение,несмотря на перегруженную рабочую неделю, было на удивление радужным. В конце концов, отдыхать тоже нужно. А уж по такому поводу и вовсе - свято.
Достигнув,наконец,шатра и прихватив с подноса проходящего мимо официанта бокал шампанского, Леон приветливо кивнул стоящему тут же Фестеру:
-Рад видеть,Бенедикт, - улыбнулся, отсалютовав бокалом. Золотистые искры пойманного в шампанское южного солнца отразились в глазах, - А где же сам виновник торжества?

22

Ворота (въезд на виллу) --->

Как и предполагалась, Олег не получил от телохранителя заверения в том, что тот вполне "сознателен". Он вообще никакого ответа не получил, к тому же, едва углубившись в парк, сразу потерял испанца из вида.
"Если ты испортишь Альваро помолвку своими выкрутасами, сукин сын, на мою помощь можешь не рассчитывать."
Впрочем, это тоже следовало говорить лично, убедившись, что с собеседником установлен достаточно стабильный зрительный и слуховой контакт, а в полном одиночестве больше смахивало на мантру (причем совершенно бесполезную) или сварливое стариковское ворчание. Решив, что без клюки, валенок и кулька семечек он не имеет право на такие привилегии, Журавлев усмехнулся и выбросил из головы эти пустые размышления.
Он как раз докурил, когда впереди показался спуск к причалу и белые макушки раскинутых там шатров. Гости быстро подтягивались, так что едва ступив на причал, пришлось принимать как можно более приветливый вид и начинать здороваться направо и налево, в большинстве случаев совершенно равнодушно и формально. Однако были среди гостей и те, кого Доберман действительно был рад видеть после своей невольной изоляции, поэтому завидев неподалеку Франческо и виновника торжества, пробирался к ним достаточно долго, то и дело зависая у очередного стола. За это время к мужчинам уже успел присоединиться Джо Роббинс, с которым консильери был знаком очень шапошно, и решив не встревать в поздравления, Журавлев остановился в тени ближайшего шатра и отсалютировал оттуда бокалом поймавшему его взгляд крестному отцу.
За последнее время он очень отвык от людей, особенно от такой толпы и сейчас, озираясь, чувствовал что ему мучительно не хватает простора и воздуха.
Олег сделал глоток шампанского, выхватил взглядом из толпы Бенедикта, который беседовал с Леоном, отвлекся куда-то на особо живописный куст, снова огляделся - и вдруг обнаружил, что на Фестера внимание обратил не только он сам: Эстакадо мчался по направлению к коллеге как бык на красную тряпку тореадора, сверкая масляным взглядом и разве что не разбрызгивая слюну на окружающих гостей.
"Вот же зараза!"
Еще раз коротко глянув на Франческо, Журавлев двинулся наперерез испанцу, невежливо игнорируя оклики знакомых и чувствуя себя распоследним идиотом. "Чтоб еще раз..." Оправдание, впрочем, было - пасти собственного телохранителя приходилось не из личной блажи, а ради спасения праздника.
Видимо, Натаниэль и правда был слишком ослеплен красотой немца, потому что Доберману без особого труда удалось перехватить его на полпути, преграждая собой дорогу.
- Уймись, твою мать, - злобным шепотом велел он и за локоть развернул мужчину в другую сторону. - Не время и не место.

Отредактировано Олег Журавлев (2009-05-20 14:32:11)

23

Шикарные цыпочки, щебечущие по кучкам о своем, о женском, радовали глаз уставшего офицера. Впринципе можно было бы и подойти, влиться в какую-нибудь женскую компанию, посмеяться вместе с ними, после чего выманить наиболее сочную дамочку на более тихую площадь. К тому же Фестер уже не в барраках жил, как раньше, так что куда вести молоденьких да на секс задорный было. Но... Все-таки это был праздник Альваро. Бенедикт уважал бывшего непосредственного начальника и не мог себе позволить слинять с его свадьбы на половые утехи.
Стоя так, с сигаретой в зубах, бокалом в руке и чертями в глазах, он нашел глазами самого Каро. Тот как всегда был красив и притягателен.
- Был бы бабой - влюбился бы...
Видимо почувствовав на себе чужой взгляд Альваро обернулся в сторону Быка. Не вынимая сигареты изо рта, телохранитель отсалютовал капо бокалом шампанского. Подходить к жениху он не стал, там сейчас и без него поздравляторов хватает. Вон и сам дон здесь уже.
- Ух ты, а это кто у нас. - пронеслось в голове мужчины, вызывая улыбку еще шире, чем была. В толпе приглашенных гостей он заметил Имре. Интересно каково ему после вчерашнего. Судя по виду певец был сильно пьян. - Еще и задница поди болит. - усмехнулся телохранитель.
Затянувшись немец подозвал к себе официанта и поставил пустой бокал на поднос, взял новый. Жестом показав ему подставить ухо, Бен склонился к парнишке:
- Принеси виски мне.
Официант кивнул и удалился в сторону кухонь. Бен же затушил сигарету и улыбнулся подошедшему Леону.
- Будь здоров, Док. Вырвался на собантуйчик все же? А мы можно сказать только начали. - глотнув шампанского Фестер указал в сторону Альваро. - Вон твой виновник, можешь потискать пока есть живое место на нем, а то потом может и поздно будет.
Глаза подернулись легким раздражением когда в поле зрения попал Эстакадо, намеревающийся сблизиться до нежелательных расстояний. Бенедикт был не злопамятен, но это касалось случаев, когда люди не повторяли свои действия дважды. В случае с Натаниэлем Бык догадывался, что испанец заспросто может выкинуть подобную штуку еще ни раз. Взяв со стола канапе из нанизанных на зубочистку даров моря, телохранитель медленно прожевал, не сводя глаз с Идальго. Зубочистку оставил между пальцев левой руки, держащей бокал. Однако, к удивлению немца на пути Эстакадо возник Журавлев, которого среди гостей до этого Фестер и не заметил. Похоже Олег не был в восторге от того, что его телохранитель собирался подойти к немцу.
- Как бы то ни было, но ты не сможешь его удерживать постоянно, Олег.

Отредактировано Бенедикт Фестер (2009-05-20 14:32:49)

24

(Ворота, въезд на виллу) >>>

Вдоволь наглядевшись по дороге на буйную зелень, властвовавшую здесь, на вилле, Джонатан наконец-то достиг причала, где уже собралось нехилое количество людей, при виде которых парень сначала немного растерялся, но потом взял себя в руки, пытаясь выглядеть из этой толпы Риан. Но ее нигде пока не было. Зато невдалеке стоял дон Канторини рядом с одним из виновников торжества - Альваро. Видя, что они заняты беседой, подходить Джонни не стал, лишь вежливо приветственно склонив голову и улыбнувшись. А вот остальных он и не знал вовсе, ибо по делам сталкиваться не приходилось.
Ладно, постоим, поглядим как верхи время проводят.
Маркс легким и изящным жестом поимал на лету бокал шампанского с подноса пробегающего мимо официанта и прислонился к перилам лестницы, ведущей к причалу с пришвартованной рядом красавицей-яхтой, которая так и врезалась в глаза ослепительной белизной в этот солнечный денек. Закурив, Дикарь перевел взгляд на народ вокруг себя. Многие разговаривали, так что голоса сливались в один общий шум и уловить кто о чем было сложно. Иногда только Джонни выцеплял отдельные фразы. Попивая шампанское и глядя на парковые цветы, море и ослепительный шатер, Джонатан блаженствовал, забыв даже о том, какие шишки его сейчас окружают.

25

Бенедикт Фестер

Взгляд удачно наткнулся на Бенедикта Фестера, а после на босса, которого тот обычно охранял. И Имре нахмурился мельком. "Вот видел же. Точно видел! Обоих. И где? Ладно, не принципиально, можно познакомиться заново".
Вскорости ему пришлось пожалеть, что он взял мобильный, что не выключил сразу, что в принципе сначала ответил на звонок, а потом сообразил, что сам себе навредил. На другом конце эфира бесновался приснопамятный агент. Имре сделал ручкой Луиджи, полыхнув улыбкой, и отошёл туда, где потише и по-безлюдней. Ему крепко присели на уши. И минут пять он слушал непрерывный трескучий монолог на родном немецком языке, со вчерашней бурной сценой такая гадость ничего общего не имела, вот ведь фонетические грани! Кто бы мог подумать! Вот Имре точно не думал.
Завтра вечером за ним явится, что мама за малышнёй в детский сад, его заботливый продюсер и любезно поможет загрузить весь его скудный багаж на рейс до Берлина. "Что ж за настырный парень!".
Итак, Имре понял, что завтра ему уже покидать пределы Италии, по сему надо бы зажечь по-горячее. И особенно не оттягивая момент развеселого гулянья, Имре подошёл к Бенедикту Фестеру.
- День добрый, сеньор!
"Если не подаст признаков былого знакомства сразу, буду интервьюировать, дело нехитрое. Но любопытно же, глаза выжигает!"

26

Ворота /въезд на виллу/---\

Дурацкое ощущение...- признался себе, поставил цветы на стол среди вороха подарков и сосчитал до пяти. Развернулся на каблуках, включая улыбку на физии, и поплыл в народ. Народ всех цветов и наций, что так заботливо приютил в себя мафиозный клан Лимите. Порой видя вместо лиц досье и вереницу обвинений на принтованом листе, осмотрелся. У жениха вид был не особо праздничный, словно капо решал очередную сложную задачу босса, а не собирался осветить свою жизнь нахождением в ней берилловоокой красавицы. Чтоже, приходилось признать, что и мафия жрёт своих служащих, не менее, чем полицейская служба, гробя их время, личную жизнь и здоровье во имя клана. Здесь Легар понимал Каро совершенно. Сочувствовал.
Похоже, это будет грустный праздник. Так показалось сперва. Взяв бокал шапманского, Ге встал возле шатров, размышляя - подойти к дону Канторини по трезвянке или дождаться первых признаков добродушия .. у себя по крайней мере. Несколько раз Легар ёжился под ощущением пристальных взглядов. И далеко не самых радушных. Всё же собрались люди, у которых разговор с законом всегда превращался в проблему. Соответственно, Ге огребал кучу далеко не позитивных эмоций за своей спиной. Поняв, что остаётся грубо говоря, как в изоляции, следователь пошёл сам искать приключений. Спокойно оценивая происходящее и постепенно приближаясь к средоточию действа - дону. Лёгкое ощущение агрессии витало в воздухе, им можно было дышать, как и лёгким бризом с моря. Пальцы были мокрыми от "плачущего" стекла бокала с холодным шампанским, которым Ге тихо напивался, почему то совершенно не ощущая его влияния на себя. Возможно, всё перекрывал чуть повышенный фон адреналина. Есть не хотелось.. странно, уже вторые сутки пошли практически без еды. Не особо хороший показатель, но идти к столам не было желания, как бы Ге не убеждал себя, что надо бы хоть кусочек чего-то, заради собственного здоровья же... Сознание не слушалось, отделыаваясь "потом..." Мелькнула здравая мысль пойти найти Пирелли, раз уж поладили вроде как, пусть хоть представит кому, чтобы не торчать весь вечер прокажёным. Снова.  Знакомиться самому показалось особой тонкой разновидностью издевательства над местным преступным населением. Солнце припекало отчаянно, впрочем, как всегда, хорошо что были возле воды..

27

-------------- Комнаты Альваро

Кошка знала виллу достаточно хорошо, чтобы суметь появиться на собственной помолвке именно так, как ей хотелось. То есть, выйти к шатрам и причалу весьма незаметно. Несмотря на всю суетливость последних нескольких часов, водные процедуры, все эти баночки, флакончики, маски и притирки вкупе с не 8часовым, конечно, но все-таки сном, буквально спасли кожу и тело от устало-обезвоженного вида. Ну а премилая укладка, интеллигентно неброский макияж и легчайшее, но все-таки праздничное платье окончательно "добивали" малейший шанс выглядеть не совсем удачным образом. Риан умудрилась стопроцентно соответствовать как самому поводу для праздника, так и манере его проведения, да и просто жаркой погоде, явно не предусматривающей "тяжелых", сложных вечерних туалетов.
Так-так... если выйду с той стороны, еще меньше попадусь на глаза полузнакомому люду. Свои же - это всегда успеется.
Кто ожидал сиречь парадного появления fiance сеньора Каро, тот может разочаровываться.  Выйдя откуда-то сбоку от шатров, девушка первым делом наткнулась на парочку торжественно декольтированных представительниц нежного пола. Какая жалость, пришлось "раскрыться", поздороваться и поулыбаться, приняв не слишком добродушные "дежурные" поздравления. Ну естестественно, жениха они точно поздравляли с куда большим энтузиазмом. Хотя... некоторые из барышень на вкус голландки были очень даже ничего. Во всяком случае, от двух особо хорошеньких девиц в обнаженном виде в своей ванной или спальне она бы не отказалась.
Где у нас Аль? Ах, да, с Франческо. Джинсы и майка? Ну, как я и думала. Все чудесно.
Естественно, все чудесно. Колумбиец попал просто не в бровь, а в глаз. Он выглядит как все еще беззаботный холостяк, а она, несмотря на всю волшебную легкость образа - как классически счастливая обрученная девица, своим видом априори выражающая куда более трепетное отношение к получаемому сегодня статусу официальной будущей жены, нежели столь же будущий благоверный.
Разумеется, всегда мечтала казаться "традиционной" барышней, одержимой идеей своей "матримониальной состоятельности".
Случайно оказавшийся рядом официант, лучезарно улыбаясь, предложил бокал шампанского с полуопустевшего уже подноса, и после того, как фужеров стало на один меньше, удалился восвояси. В радиусе непосредственной близости от Лиса находился Дон, директор борделя, кажется, и Журавлев с телохраном... вон там Фестер с каким-то незнакомцем... о, какое знакомое лицо! Что радовало, оно точно так же не было испорчено "подобающей" улыбкой направо-налево, но что радовало еще больше - оно было очень хорошо знакомым.
- Мне кажется, или нарко-Джо тут слегка "потерян" для общества?
Ну наконец-то красивые, нежно очерченные губы озаряет искренне мягкая, в сущности, по-дружески теплая улыбка. Легара девушка высмотреть еще не успела, иначе непременно бы поздоровалась с полицейским, да не на расстоянии, а, скажем так, лично.
Кто бы мог подумать, что я до одури обрадуюсь здесь никому иному, как надежному коллеге. Мистер Джонатан Маркс, будь другом, спаси меня от этих скучных куриц! Вмешиваться в "мужские" разговоры приличным дамам Палермо же невежливо, насколько я помню? Вот и хорошо.
Не-эт, проходить этот щебечущий девичий бастион на пути к компашке Дона, Аля, Олега и прочих мужчин Кошка даже не собиралась. Лесом, красавицы, лесом вас одной дружной шеренгой...

Отредактировано Риан Наарден (2009-05-20 21:03:05)

28

"Dolce vita". Ворота (въезд на виллу)

Их было много, очень много, шум голосов сливался с музыкой и постепенно давил на мозги. Конечно, любой другой звук в своей мастерской был более чем ужасен, но к ним Бруно хотя бы привык. Много прекрасных юных леди, от которых, пожалуй, стоит держаться в стороне, иначе те, кто не имеют кавалера на вечер, неминуемо повещаются на шею. Это Пирелли знал хорошо, и проходил неоднократно. Темный взгляд карих глаз, что привык во время гонок на больших скоростях выделять важные детали на трассе, сейчас достаточно профессионально среди разношерстной италло-голладской людской массы нашел важные клановские фигуры. Дон и капореджиме в центре, последний явно ещё не в честь праздника одет, хотя может статься, что и уже…. Новый управитель мотеля «Un Minx», вступивший в должность недавно – весомый шаг в карьерном росте и приближении к дону. Личная охрана, где - то совсем далеко. И много «теней» по периметру, видимо на всякий случай… Рядом с ним, что самое удивительное – певец чья морда светилась на плакатах у нового клуба, и тот явно был не в качестве гвоздя развлекательной программы вечера, тот явно был гостем, и находился здесь впервой.
Кто же тебя сюда притащил… Красавец…
Двусмысленная ухмылка, такая же мрачная как душа и мысли, будь на дворе ночь – Бруно растворился бы во тьме, никто бы и не заметил…А вот и доктор что так заботливо снимал повязку с груди, залечивал «царапину» от пули, что оставила легким напоминанием на голени едва заметную белесую полосу. Добрый доктор… Консильери и его шкафообразный охранник, будто о чем то спорившие…
А пули собраны и остались на память…
Где то среди гостей маячил угонщик Луиджи, ну и конечно Риан во всей красе, рядом с работником «по цеху». Пирелли с удовольствием наблюдал, как кошка минует сборища дам разного калибра и только мысленно соглашался с ней во всем…
Правильно нехер уши для лапши развешивать, будь иная ситуация они бы тебе глаза выцарапали, да и сейчас небось жаждут…
Пальцы методично играли с ключами от нового мотоцикла, подбрасывая и вертя их в руке как только вздумается, гонщик наблюдал за спокойной водной гладью, что как неровное зеркало отражало в своей искаженной поверхности подсвеченной теплыми сицилийскими лучами яхту, виллу и деревья, с глянцевой от дождя и словно покрытой воском резной листвой. Яркие цветы хаотичными пятнами, россыпь белых маленьких бутонов, ухоженный сад, дорожки, камни плитка, фонари встроенные в газоны, что при сумерках дают красивый волшебный отсвет… Чёрт, хотелось ночи, темной и звездной, холодной и бешенной скорости, и почему-то до дикости хотелось снега. Странное желание для того, кто был почти коренным жителем Италии… Вот и полицейский сам себе нашел развлечение, пусть и сверлили его взглядами те, кто знал об истинной природе этого гостя, другие же мимолетно и снова возвращались к своим беседам о делах, красоте  будущей невесты, уму жениха и прочей белиберде. Не было настроения для этого вечера у Бруно, ни в каком месте, официанта с шампанским он попросил следовать дальше, ибо для полного счастья ему не хватало ещё таскаться с бокалом в руках. Да и не хотелось сейчас ни есть и ни пить. Каро уже сам обратил внимание на Рената, а это значило, что миссия по доставке «спец гостей» на сегодня завершена. Со всеми остальными Пирелли обязательно поздоровается, и ключи вручит, сияя лучезарной улыбкой, а сейчас он просто отошел подальше к ступеням на причале, захватив с собой горсть винограда, присел на одну ступень и замер, всмотревшись в синюю глубокую даль небес. Когда будет кому то нужен, его обязательно позовут, сейчас же лезть в самую гущу, не хочется никак… Потом, все потом. Сладкие сочные ягоды ласкают вкусовые рецепторы своим ароматом, вот только Бруно чернее этого темного винограда, усмешка на губах, а вокруг марево темной ауры…
Не влезай убьет… влезай убьет… в общем то нету разницы…
Что они ещё будут делать в этот вечер, может ему просто разрешать отбыть восвояси после официальных объявлений, это было бы весьма и весьма хорошо… замерев словно изваяние, Бруно уставился в одну точку и даже забыл, что на пару ступеней где-то там выше куча гостей, музыка, шатры, еда выпивка, и синьор Легар, которого вроде бы увести с глаз от всех подальше и бросать невежливо, но ведь приглашал его Каро, а может ему и поговорить о чем - нибудь с кем нибудь нужно…
Ладно черт с этим, и со всеми …
Пирелли закрыл глаза, легкий соленый бриз с пристани ласкал смуглую кожу, трепал уже сухие волосы, взлохмачивая их ещё сильнее, в общем, вполне себе приятное ощущение уединения…

Отредактировано Бруно Пирелли (2009-05-20 21:21:36)

29

Альваро Каро
Джо Роббинс

Лесной падлец так и напрашивался своим поведением на пакости, провоцируя наиболее нечестивые наклонности крестного расцвести во всем пышном великолепии: ощутив ползущую куда не положенно по спине лапу, Ческо втянул глубоко затрепетавшими хищно ноздрями знакомый, щекочуще-мускусный запах красноватой кожи колумбийца, подавляя вскипающее в голове пеной шампанского желание перехватить женишка за талию, да перевернуть буйной головушкой вверх тормашками в классике голливудского жанра. Однако дона вовремя посетила здравая мысль о том, что они еще ну ни как не пьяны для публичного целования жениха взасос... потому как ежели по трезвяку сразу начинать с французских поцелуев, то хорошо согревшись останется только свальный грех на верхней палубе.
С явным сожалением отлепившись от гладкого лба не исчерченного ни следами времени, ни напряженной мысленной деятельности, дон Канторини словно невзначай пробежавшись длинными пальцами по едва уловимо влажным в липкой тропической духоте вороным прядям за ушами Каро, воруя незаметную ласку у ревнивого шумного сборища, наконец отпустил его голову оборачиваясь на звук знакомого голоса. Американские шутки не отличались разнообразием.
- А ты его не поддерживай Джо, что за манеру взяли - сговариваться, - хмыкнув с оскалом живо наводящим на ассоциации с акулами, Франческо чуть развернул корпус впуская в интимный круг общения третьего собеседника и хлопая его по плечу имитируя манеру поведения распространенную в родных пенатах Джо, - Альваро видишь, уже почти что встал на путь исправления. Не сбивай его.
Расфокусировавшееся внимание сразу вобрало в себя поток красок и звуков усиливающихся с каждой минутой - гостей явно прибыло, смех, разговоры и звон бокалов уже перекрывали естественный звуковой фон полуденного зноя: шум прибоя лижущего заросшие мидиями и зелеными водорослями камни пирса, стрекот цикад и жужжание шмелей потонуло в гуле вечеринки. И в этом круговороте у него тоже есть свое место - центральное. А это значит пора завязывать с личным и заниматься общественным - взгляд в изумруды в опушке длинных черных ресниц.
У каждого своя работа... но я тебя еще украду у нее... и украдусь сам.
Молчаливое обещание было конечно же понято. А на белозубую беззаботную улыбку так неообразимо приятно смотреть.
- Ловлю на слове - с тебя посещение нашего славно кутюрье... и не дай бог ему пожаловаться на твое поведение, - в этом месте Ческо несмотря на трезвый статус не стал отказывать себе в плотоядном облизывании нижней губы, - Будешь  наказан. А пока да, занимайся гостями... и я тоже.
Удержавшись от шлепания капореджиме пониже спины, Франческо повернулся к Джо, одновременно смахивая с подноса крутящегося тут же черно-белого официанта бокал "шампуня"
- Спасибо что почтил присутствием Джо, - еще бы он (или кто другой) этого не сделал... но, вежливость остается вежливостью, - рассказывай, как дела? Справляешься без Юргена?
А взгляд уже блуждает по толпе ставя галочки в виртуальном журнале посещения: наркоторговля почти вся, Олег добрался, Фестер... эээ... выцепив из преимущественно темных голов соклановцев нестерпимо бликующуу блондированную макушку дон завис с немым вопросом в черных глазах под приподнявшимися бровями
А это чудо с пирожками что здесь делает?
Живо всплывшие в памяти свежие картины на сказочно-порнографический лад, заставили Ческо невольно обернуться, ловя убегающего Каро за хвост:
- Аль... а ну пойди сюда. Ты мне объяснишь что это за пополнение в Семье, или мне самому идти выяснять?
Однако крестный еще не ведал, как сильно ему повезло и он стоял спиной к тому месту где маялся от безысходности шеф следственного отдела славной палермской полиции. Не мало же веселых минут предстояло поиметь дону по милости своих подопечных выдумщиков.

Отредактировано Франческо Канторини (2009-05-20 21:43:59)

30

Имре Месарош

Бенедикт взглядом прослеживал как Журавлев разъясняет своему телохранителю как надо себя вести. Возымеют ли слова действие на Эстакадо он не знал, но был бы рад, если испанец не начнет срывать праздник. Осушив бокал одним глотком, поставил тару на стол, сам уселся. Большинство гостей стояли на своих двоих с самого прихода, видимо для них общаться стоя было проще. Ну оно и не удивительно: многие присутствующие работают сидя, решая важные вопросы за рабочим столом. Им постоять за отдых и смену обстановки сойдет. А вот Фестер работает стоя даже когда его босс работает сидя. Так что Бенни предпочел сесть и расслабиться. Тем более шампанское на тощак начало кружить голову.
- С двух бокалов начало вести... - удивился про себя тот. Только было телохранитель хотел совершить гнусное нападения на еду без взякого предупреждения последней, как его окликнули. Подняв голову, Бык посмотрел на мужчину.
- Подошел здороваться? Совпадение исключено, слишком маловероятно. Значит, помнит? Тоже врят ли... Был слишком пьян. Наверное просто лицо показалось знакомым, а то где видел думаю не представляет. Не слышал о том, чтобы у дона были какие-либо связи с ним до этого, значит он здесь никого и не знает почти. Понятно почему подошел - мое лицо хотя бы знакомо. - небольшой внутренний монолог не занял дольше пары секунд, после чего Бенедикт улыбнулся.
- Ну конечно добрый, Имре, какой же еще! - протянул руку для рукопожатия.  - Я вот сижу и думаю сам себе: Бенедикт, ну не скотина ли ты? Имре вчера надрался в сосиску, а ты взял и слинял, толком и не помог. Ну ты не обижайся, друг, дела были. - Фестер скорчил виноватое лицо, ожидая реакции певца на свои слова. Учитывая в каком состоянии был во время их встречи блондин, он мог и половины ночи не запомнить.