Сицилийская мафия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сицилийская мафия » Городская больница » Палата Сергио Саччи


Палата Сергио Саччи

Сообщений 31 страница 60 из 73

31

Адвокат спал и видел сны... черно-белые... Он уснул еще пока девушка из службы доставки была в палате. Нет, даже не уснул, а просто отключился, потух, как лампочка, если вдруг пропадает источник питания сети. И этот сон нельзя было назвать тяжелым. Мерный покой поселился в этой палате, позволяя телу расслабиться, а мыслям пока исчезнуть, чтобы не давить. Да, потом несомненно придется решать и объяснять многое, но сейчас был только Сергио и его сон, в котором не было места тревоге. Ночь принесла то долгожданное облегчение, которого не хватало.
Чья-то рука прикоснулась к его плечу, и он сквозь обрывки развеянного сна вздрогнул, не спеша открывать глаза. Может быть, это всего лишь медсестра, которая пришла ставить очередную капельницу или что-то вроде этого. Процедур, которыми его будут мучить, несомненно окажется предостаточно и даже сверх необходимой, по мнению адвоката, меры.  Когда же послышался мужской, при чем знакомый в какой-то мере голос, стало очевидно, что это не медсестра. Сергио открыл глаза, медленно, привыкая к освещению и утру за окном, которое не было задернуто шторами на ночь. Стефано, секретарь Короны. К нему Саччи относился максимально положительно. Именно этот человек в основном сообщал ему, что дон Морелло желает видеть адвоката, а также о многих других необходимых мелочах. Так что по долгу службы с ним приходилось общаться достаточно.
Еще не проснувшись окончательно, Сергио попытался понять, как Стефано узнал о том, что г-н юрист находится здесь. Он еще пару секунд молчал, после отметил краем глаза очередную корзину с фруктами, поморщился, как от зубной боли. На них у него еще долго будет неадекватная реакция.
Не поднимаясь на подушке, он повернул голову к секретарю:
- Доброе, коли не шутите... Хотя мне таковым оно не кажется, но определенно лучше вчерашнего вечера...
Настроения не было, что было явно слышно по приглушенно-хриплому тону голоса из-за сложности с дыханием, да и на лице не отображалось особой радости. Если Корона знает, что он здесь, значит еще предстоят серьезные разговоры, еще будут выговоры и прочее, прочее, прочее...

32

Досада поднялась из глубин, нет, не души, но самого существа Савалоро. Вот, снова какой-то антагонизм в его отношениях с коллегами или, ему это только кажется и, прогрессирующая паранойя дает о себе знать? Должно быть так, ведь у человека, которого только что так нагло лишили законного права на сон, чего только в интонациях голоса не обнаружишь. И это не повод загоняться, так решил для себя секретарь. 
Савалоро медленно отвел руку от проснувшегося и, спокойно улыбнулся. Когда дело требовало, он мог многое. Даже улыбаться. И вкрадчиво говорить, ненавидя этот тон сиделки, находящейся при смертельно больном человеке. 
- Дон Морелло желает вам, чтобы оно было добрым.
Даже не намек, а в прямой постановке сообщение о том, по чьей воле он, Савалоро, сейчас здесь находится. Этакое напоминание, что временный отпуск в больнице – он только временный и, рано или поздно к обязанностям придется вернуться. Даже, если не очень хочется. Потому, что с теми, кому внезапно расхотелось особо сильно не церемонились. Саччи должен был понять, он не первый год увязан в делах Морелло. 
Проследив отнюдь нерадостный взгляд Сергио на корзину с фруктами, Савалоро мысленно усмехнулся. Похоже, дело тут вовсе не в болезненной непереносимости оных, но для проформы он все же поинтересовался, стараясь, чтобы тон был нейтральным, отнюдь не заинтересованным, но чуть-чуть обеспокоенным (исключительно здоровьем адвоката):
- У вас, часом, не аллергия на фрукты? Не хотелось бы прибегать к помощи врача излишне часто, это может пагубно сказаться на вашем здоровье.
Савалоро так и остался стоять возле кровати, опираясь на спинку кресла, наблюдая Саччи с высоты роста и, готовясь обрушить на него весь тот шквал вопросов, ответы на которые способны будут впоследствии удовлетворить любопытство дона.
Как ваше состояние? Что говорят врачи? Расскажите же, что с вами произошло. Как получилось, что в такой трудный для Семьи период времени, вы оказались выведены из строя?
Вот, добрались до главного. Но, мысли стоило попридержать. Они так и рвались на язык. Непривыкшему много говорить Савалоро предстояло, меж тем, узнать и сказать о многом. Придется наступить на горло собственным привычкам и, снова все ради общего дела.
В такие моменты, когда от него требовалось «всего лишь поговорить», он чувствовал себя инквизитором, стоящим над распятым на дыбе пленником. Но, стоп! Не то место, не тот человек. Сейчас все – в темпе вальса и, со всевозможными реверансами. Савалоро знал, когда нужно остановиться, когда попридержать фантазию. Сейчас он – просто орудие сбора информации, иного от него никогда не потребуется. Он всегда специализировался на «чистой» работе. На все остальное – есть другие люди, специально обученные. Вот, только, хотелось бы надеяться, что именно того человека, возле которого Савалоро сейчас находился, они не коснуться. Отчего-то он ему импонировал.

33

Сергио еще никогда не был столь внимательным и в меру подозрительным. Сейчас же он как губка впитывал каждое движение, каждое слово, сразу анализируя его в голове, сразу задумываясь о том, что может быть подвохом.
Было явно некрасивым тоном продолжать лежать, поэтому он поднялся и сдернул со спинки халат, который все же удалось выпросить у медсестры. Спустя минуту он уже просто сидел на кровати, предложив Стефано жестом присесть в кресло, сложил руки, переплел пальцы.
- Дон? Как он сам? - а я ведь так ни черта и не знаю...
Сергио тряхнул волосами, отгоняя сон окончательно. Вот когда посещения прекратятся - он выспится, но не сейчас.
Впрочем, адвокату было абсолютно не привыкать вставать и мчаться на задание всего лишь после часа-двух сна. Жизнь обязывала, организм не возмущался. Работы хватало всегда, и выполнялась она максимально в срок - тут уж придраться крайне сложно.
Корзины стояли за спиной, но наличие фруктов сразу возвращало мысли к произошедшим событиям вечерней давности.
Аллергия? У меня на Каро аллергия...
- Спасибо за фрукты, - Саччи улыбнулся, измученно, устало, но улыбнулся. - Нет, аллергии у меня на них нет. Тут все в порядке.
Сергио понимал, что разговор предстоит серьезный, и что вероятно говорить об этом придется еще на раз и не два. Интересоваться же причинами его здесь местонахождения должна и полиция, если она в курсе. Зная добросовестность соседей, адвокат был уверен, что органам власти и порядка уже сообщили.
Квартира не закрыта... Собака черти где... Документы у Лимите... Хорошо заканчивается неделя...
Настроение и эмоции менялись его на лице со скоростью урагана. С каждой мыслью проявлялась особенная мимика. А вот взгляд пока еще блуждал поверх головы секретаря, как-будто Сергио не решался начать.
Он был адвокатом по призванию, и благо говорить аккуратно, подбирая тщательно слова, умел. Правило: "Говорить, что хотят слышать, а не то, что думаешь" работало всегда, везде и со всеми.
- Мое состояние... Ммм... Наверно, я уже завтра буду рвать отсюда когти, хотя врачи и твердят о сотрясении мозга и о необходимости отлежаться. Но дома, знаете ли, и стены помогают. К тому же квартира не закрыта. Не хотелось бы ее бросать. Они сейчас ждут результатов анализов. Если не отпустят - сбегу через окно.
Пауза. Главный вопрос и такой нужны ответ, который никак не получалось сформулировать воедино, а главное правильно. Сергио делает глубокий вдох, до хруста расправляет плечи и снова поднимает взгляд на Стефано.
- Из строя я не выведен. Я готов. Хоть сегодня. А вот визит Альваро Каро с девицей - просто отметки на теле и в памяти. Жить буду, поэтому скоро все можно будет вспоминать, как страшный сон. Меня просто... - пауза, подбор слов, теребя пояс халата, - ... обманули. Вот и...результат...
Он не нервничал сейчас. Сергио был спокоен и уверен в том, что произносит. Что вышло, то вышло. Чего уж дергаться. Если до сих пор жив, значит ничего особо страшного в этом нет. И снова улыбка, скорее полувиноватая, но помогающая снять напряжение. А еще страшно хотелось курить.

34

Предложение кресла было отвернуто. По здравому размышлению, Савалоро решил, что сейчас не подходящее время нежиться в удобном глубоком кресле, наверняка способном навеять мысли о сне, то есть отвлечь секретаря от того главного, зачем он здесь.
Он предпочел стул. Менее удобный, но он же здесь не затем, чтобы понежить свой организм. Развернув стул спинкой к окну и, соответственно, сев лицом к Сергио, Савалоро закинул ногу за ногу и, расслаблено, как могло показаться, замер.
- Дон как обычно, бодр и полон сил.
Это была чистая правда, если судить по тому, каким его видел всего несколько часов назад Савалоро. Говорить о том, что не только у Саччи была тяжелая ночка, секретарь не стал. Не известно, когда последний раз палату проверяли на подслушивающие устройства и, проверяли ли вообще. В условиях того, что ему сообщили о визите к Сергио кого-то до него, риск оказаться услышанными не тем, кем надо, имелся. Хотя и не обязательно.  Савалоро мысленно скривился, помянув незлым тихим словом людей, топтавшихся с другой стороны двери палаты – эти олухи даже не смогли толком объяснить, кто приходил к Саччи, что, уж, говорить по осмотр помещения.
- Как давно у вас здесь…
Савалоро помедлил, словно подбирая нужное слово, а потом с ударением на произносимое, окончил:
- …убирались?
Саччи должен понять, что он имеет в виду. Даже если и не сразу, да и лучше это будет. Секретарь получит время на обдумывание того, что уже успел услышать. Разумеется, благодарность за фрукты тут в расчет не принималась и, не о ней он собирался размышлять.
Значит, он отменно себя чувствует. Не похоже, но, что ж, не мое это дело. Хочет рвать когти, дон велел не пилить эти когти, да. Следовательно, не мешаю.
- Если врачи будут очень настаивать, не упрямьтесь. Семье вы нужны здоровым, так больше пользы для всех. О квартире мы позаботимся.
Будучи практичным человеком, Савалоро всегда приводил именно такие доводы – как будет лучше для общего дела. Эгоизм в их среде в чести не был, от таких быстро избавлялись. Это негласное правило знали все, желающих переделать уклад не находилось.  Потому, Савалоро был практически уверен, пожелание дона в этом направлении свято соблюдалось и, всячески оберегалось.
От услышанного в следующий момент секретарю захотелось присвистнуть, но он вовремя сдержался.
- Альваро Каро? На вас напали? Дома? – стараясь скрыть удивление, Савалоро, словно из автомата, сыпал  быстрыми вопросами, в уме меж тем делая себе пометки. 
Вывод напрашивался неутешительный и сам собой, исходя из слов Сергио про сотрясение мозга и, что-то там о незапертой квартире. Значит, нападение на дому. Получается, Лимите вконец оборзели. Не думал он, что они так скоро решаться на подобные меры. Крайние меры. Вот, это надо немедленно довести до сведения дона. В сочетании с тем, что пришлось пережить клану прошлой ночью, это нападение на адвоката только добавляло масла в огонь. Больше всего настораживало слово «обманули». Не желая быть введенным в заблуждение, Савалоро уточнил:
- Обманули каким образом?
Это начинало походить на допрос и, отчаянно не нравилось секретарю, но иначе он не мог. Если человек не желает все рассказывать сам и, без дополнительных вопросов, да, он клещами, но вытянет все, что его интересует. Пусть кажется занудным, но он не для своего удовольствия лезет в душу адвоката. Вот, пусть сейчас ответит про обман и, останется у Савалоро только один вопрос. Получив ответ на него, можно с чистой совестью откланяться.

35

И снова вопросы, на которые вроде как надо отвечать, скорее более обязательно, чем надо. А еще советы и словесная поддержка. Насколько это лично слова Стефано, и сколько в них дона - он сейчас не знал.
Еще секунду поразмыслив, будто собираясь с силами, справляясь с дикой усталостью, он обернулся к корзинам.
- Я тут с вечера. Кроме медсестры и курьера никого не было, - краткий ответ на краткий вопрос, что был понят без лишних переспрашиваний. И кстати, Сергио сам был абсолютно не уверен, что в самих фруктах нет ничего этакого... - Фрукты от Лимите... - последние слова были сказаны с холодной и жгучей злобой. Руки лихорадочно сжались в кулаки.
Почему, если надо что-то кому-то рассказывать, обязательно вспоминать неприятные моменты. Почему без этого нельзя?!
- Спасибо за заботу. Если будет возможность, прошу послать кого-нибудь на мою квартиру и привезти что-то из моих вещей, а то я сюда попал практически обнаженным... И выйти на улицу не в чем...
Сергио встал и прошелся по палате, дыша ртом. Сегодня врач грозился избавить его от ватных тампонов, что равняют перегородку. И слава Мадонне, если так и произойдет. Потому что адвокат и сам не знал,что его злит больше во всей этой ситуации.
И снова лицом к секретарю.
- Обманули, в том смысле, что он подослал какую-то девицу, вроде как из Пенсионного фонда для переписи. Меня эти переписи еще в Неаполе доставали. Ну я двери и открыл. Кто же знал, что у девицы рука крепкая!
Злость закипела с новой силой. Саччи закрыл глаза, сделал полномасштабный вдох, открыл глаза.
- Ума не приложу, почему меня живым оставили? Наркотики, вены мне вскрыли... Суицидника сделать решили. И как назло Клайд, - Сергио осекся - где мой пес, где мой мальчик? - был...закрыт... Как ушли не знаю - потерял сознание от удара головой...

36

Встав со стула, Савалоро подошел к фруктам, презентованным, как оказалось, никем иным, как враждебной организацией и, взяв в руку апельсин, лежащий на самом верху, задумчиво осмотрел его с разных сторон.
- За какие-то заслуги или это издевка?
Спросил просто так, потому, что надо было проверить реакцию Сергио. Ничего личного, просто формальность. Если Лимите проявляет заботу – это наводит на мысли определенного толка, а, вот, если это напоминание об удачном нападении на сторонников Короны – тогда совсем иное дело. Это уже оскорбление всему клану.
- Если что-то нужно, скажите мне. Я либо сам съезжу, либо пошлю кого-нибудь из людей. Их тут много без дела болтается. Все равно надо проверить квартиру. Кстати, а как выглядел курьер?
Рука как бы машинально опускает апельсин в карман пиджака в то время, как Савалоро возвращается к стулу, снова присаживаясь. Наблюдать за Сергио, ходящего по палате была поучительно. Хотя бы в плане того, что попытка отгадать – наигранное это негодование или нет, была какой-никакой, а тренировкой. Такая их судьба – все время ожидать подставы от кого угодно, даже со стороны коллег. Тем более, со стороны коллег. Странно, что Саччи потерял бдительность и, так запросто открыл дверь. Он, Савалоро, действовал в соответствии с девизом англичан – «мой дом, моя крепость». Никого там не было и не будет, кроме него самого. Савалоро вообще плохо переносил вторжение на любую их своих территорий, будь то реальная площадь его жилища или же духовное пространство.   
Впредь надо быть осторожнее. Может быть, даже стоит подумать о телохранителе.
Савалоро никогда не советовал, он просто излагал свои мысли. Как бы он поступил на месте Саччи, ежели случилось бы такое фантастическое происшествие с ним.
- Да, вот, еще, синьор Саччи… - секретарь поднимается со стула, всем своим видом показывая, что его визит подходит к концу и, Сергио наконец-то вскоре сможет отдохнуть от изнуряющего допроса, - …что там на счет Корсо?  Вы должны были связаться с ним.
Вопросительный взгляд направлен прямо на Сергио. Савалоро и сам уже не против покинуть палату, немного душную и, начинавшую давить на него всеми своими стенами. Дело было только за ответом Саччи.

37

- Это посылка от Каро с пожеланиями выздоровления! - вот тут адвокат окончательно сорвался. Нервы сдали, взяли и сдали, переведя режим голоса на повышенный. - Я этого ублюдка своими руками удушу!!!
Он сел на кровать с такой силой, что она застонала под небольшим сравнительно весом итальянца. Его трясло от  негодования, и кто-то рисковал попасть под горячую руку. Успокоить сейчас могла только сигарета.
- Эти суки! Издеваются! - не слишком лестное выражение как для Лимите, и не слишком культурное, как для адвоката. Но сил не было никаких. Хотелось действительно одного - вырваться отсюда, и побыстрее.
- Мне нужна хоть какая-то одежда из моего шкафа и моя кредитка. И еще было бы неплохо замок сменить, и закрыть квартиру, чтобы не вынесли оттуда все, что только можно.
Сергио выдохнул, и посмотрел на Стефано немного извиняющимся взглядом. Хотя, должен тот его понять, наверное. Курьер? Улыбка на секунду озарила лицо.
- Милая девушка лет 20, которая еще придет, поскольку я просил ее купить мне телефон, поскольку мой остался в квартире, а я собирался хоть как-то сообщить Вам, что я здесь...
Охрана? Зачем мне охрана? Сам справлюсь... И дверь теперь хрен кому открою...
Сергио вновь ощутил адскую усталось, снова захотелось спать. Складывалось впечатление, что после каждой вспышки гнева его организм боролся со своим хозяином именно таким способом, заставляя провалиться в блаженный сон. Он развязал пояс халата и уселся на кровати так, как привык сидеть, подогнув одну ногу под себя, сложив руки.
Теперь его очередь задать волнующий его вопрос... Но...
Кажется его жестко опередили...
Твою мать!Корсо...
Сердце забилось в ритме этого имени.
- Дамиано... - Сергио задумался. - Да, я говорил с ним, как и советовал дон. Но... Я звонил ему поздно вечером, и его телефон отключен... Как бы не случилось чего... Узнайте, что с Дамиано!
Сергио подался всем телом вперед, будто просил об этом. Да, несомненно, он переживал за человека, которого мог назвать приятелем, только потому, что мог обратиться к тому за помощью, или позвать куда на выходные на кружку пива или чего покрепче. Но стоило ли показывать эмоции Стефано. Наверно, нет. Сергио опустился поверх одеяла на подушку, прикрыл глаза.
- Что происходит, объясните мне...

38

Вспышка эмоций была прогнозируемой. Так повел бы себя любой член Короны, преданный делу и, люто ненавидящий противника, зачастую игравшего против всех правил. Савалоро молчаливо наблюдал за Сергио. Ему чудилось, что он – большая видеокамера, снимающая для отчета дону все, что требовалось, даже окрас мыслей и чувств пострадавшего от рук врага адвоката. Это не было приятным. Савалоро даже поморщился, отгоняя видение.
- Не стоит так нервничать. Уверен, с Лимите вскоре будет покончено. Иного не дано.
Нет, не очередная проверка. Нет, Савалоро не лицемерил ни коим образом. На этот раз были высказаны его истинные убеждения. Соглашаться ли, поддерживать их или отвергать – личное дело Саччи. Дело его совести.
Только, вот, недосказанным остались слова «либо мы, либо они». Но, Савалоро не забегал мыслями в столь неперспективное для него будущее. Куда как интереснее представлялось ему то действо, что разворачивалось на его глазах.
- Зачем вам просить купить телефон девушку? На этаже есть дежурный администратор, или как это называется? Старший санитар. Можно было попросить у него для себя трубку или, пусть бы сам позвонил нам. 
Савалоро пожал плечами, недоумевая. Он сам бы – так и сделал. Но, чужая душа – потемки. В любом случае, этот курьер подозрителен. Потому, что…
- Цветы и фрукты от Лимите доставила эта девушка, курьер? – Савалоро нахмурился, буквально буравя взглядом Саччи, - Вам, что, показалось мало, когда на вас напали?
Злость, взметнувшаяся в нем, осуждающая недальновидность и какую-то крайнюю наивность, вспыхнула и, опала внутри него, лицо не выдало ничем, даже взгляд остался по-прежнему холодно-сосредоточенным и, чуть равнодушным.
А если бы там была взрывчатка? Мы день за днем теряем людей, убитыми и раненными, вы знаете это? Задержать и, допросить бы!
Савалоро рассуждал, заведя руки за спину и, сжимая кулаки вне досягаемости для взглядов Сергио. Может, это с ним что-то не так? Может, это он излишне подозрителен? Но, попадись ему эта девушка-курьер, пристрастным он бы к ней точно был. В допросе.
Вторая из обсуждаемых тем выходила ничуть не радужнее первой. Либо все действительно так плохо, либо Саччи по старой адвокатской привычке что-то недоговаривает и, на самом деле, все еще хуже.
Когда вы разговаривали с ним, что он сказал по поводу интересующей дона темы? Он вообще сказал что-либо, он в городе?
Значит, это надо запомнить. Со вчерашнего вечера Корсо «потерялся». Это либо намеренно, он сам, либо его потеряли. Вопрос в том, кто. Свои, Корона? Или же все-таки Лимите? Неприятная ситуация. Складывалось такое ощущение, что земля ускользает из-под ног. В мире начинало происходить что-то такое, что было для Савалоро удивительным. Нет, конечно же, он не усомнился в силе Семьи. Но эта ехидна, Лимите, стала слишком многое себе позволять.  Стало быть, скоро грянет их ответ. 
- Происходит все то же, что и всегда. Воюем. Счет жертвам был открыт и, он не в нашу пользу.  Поэтому, не позволяйте хотя бы себя свести в могилу. А на счет телефона я отдам распоряжение, вам доставят вместе с одеждой и прочими необходимостями. Составьте список. У девицы не берите ничего, нам прослушки только не хватало до полного счастья.
Наверное, это действительно что-то сродни паранойе. Савалоро везде начинали мерещиться враги.

39

Сергио все еще бушевал и негодовал, но глубоко в душе. Да, может он чего и не договаривал, но это не имело бы никакого отношения к визиту секретаря.
- Девушка милейшая... Одна из сотни курьеров... Не более... Конечно же теперь я отменю заказ, поскольку дон уже знает, что со мной и где я... - Саччи тихо вздохнул.
Он снова смерил взглядом корзину Лимите, поборов новый виток злобы.
- Вот Вы говорите - взрывчатка. Когда синьорина зашла - я спал, так что фрукты, что мне принесли - это уже скорее недосмотр охраны на дверях палаты, а не моя халатность! Никак не моя. Я этой корзины не заказывал! - с губ срывался шипящий лед слов. Задело то, что его вот так подозревают в халатности. Да, он без сомнения халатен - ни документов, ни блокнота, ни закрылся, но... Это уже не касалось никого, кроме самого адвоката. Это были сугубо его проблемы и решать он их собирался сам.
- Меня могло бы здесь уже и не быть... И некому бы было указывать на ошибки, но я не маленький котенок, которого необходимо пару раз ткнуть мордой в лужу, сделанную им же, чтобы он понял, что этого делать и не стоит-то...
В голосе не было гнева, личной неприязни, лишь легкое раздражение, которое ровным счетом не должно было обидеть Савароло. Просто захотелось высказаться.
- Привезите мне одежду, и я выйду сегодня же. И если так будет угодно дону Антонио появлюсь у него! - упрямость просыпалась в нем не часто, но метко, и работала, со скоростью набирая обороты.
Сергио снова встал и прошелся по палате, поправил рукой тюльпаны, резко обернулся к Стефано.
- Я говорил с Дамиано позавчера вечером. Ничего нового он мне не сказал, об остальном говорить не уполномочен. Эта информация будет передана дону лично мной. Вчера же... Эмм, у него телефон отключен не бывает... Если только номер не сменил, но и тут он кому-то бы сообщил... Выводы делать вам. Он в городе - я уверен.
Сергио выдернул из-под вазы лист бумаги и карандашом набросал, что ему привезти и где это все лежит, после провел линию и записал адрес, закончив это все фирменной подписью. После протянул список Стефано.
- Вот, возьмите. Тут все. Спасибо, что навестили. - мягкая, почти дружеская улыбка, чтобы вытереть весь налет напряженности предыдущих слов.

40

Кивок головы должен дать понять Саччи, что Савалоро с ним согласен.
- Охрана понесет наказание. На этот счет можете не волноваться.
Упорствовать более и, доказывать, что девица крайне подозрительна и, требует проверки, секретарь не стал. Этим он озаботит охрану. Эту ли, ту, что придет на смену – не важно. Но с девицей пообщаются. В остальном же – паранойя у каждого должна развиваться по своему индивидуальному пути. Если Саччи не думает о том риске, какому мог подвергнуться при том условии, окажись визитером человек Лимите, пусть не думает. Но, запретить другим думать он не может.  Так же, как и действовать.
- Разумеется, вы не котенок, - в голосе можно услышать улыбку, но выражение лица Савалоро бесстрастно, - Вы наш более, чем ценный кадр и, мы заботимся о вашем здоровье. Хотите вы этого или нет. Посему, хоть вещи я вам и доставлю, раз обещал, но больницу вы, пожалуйста, не покидайте, пока врачи не дадут стопроцентной гарантии, что вы нас не огорчите, скоропостижно скончавшись посреди какого-нибудь важного процесса.
Савалоро порядком устал. Так много говорить ему давно не приходилось. Усвоить информацию – не проблема, куда труднее ему было ее получить. В такие минуты секретарь часто сожалел о том, что люди не могут общаться на невербальном уровне так же легко, как они управляются, произнося слова.
- Я доведу дону ваши слова. Если же Корсо как-то с вами свяжется, будьте любезны, перенаправьте его ко мне, - Савалоро сделал задумчивую паузу и, добавил, - Раз, уж, с доном он общаться  не желает, а скорее всего считает, что опасно.
К слову сказать, все было верно. Но Савалоро был вечным перестраховщиком. К тому просьба – это не так, уж, сложно для него. Сложнее тому, к кому просьба обращена, он вынужден делать выбор согласно имеющемуся в наличии количеству совести – отвечать на нее или, не стоит. Результаты покажут, а сейчас полагалось по всем правилам откланяться.
- Всего вам доброго, - Савалоро сложил листок со списком Саччи пополам и, убрал в карман пиджака, - Поправляйтесь и, не рвитесь вы так на волю. В некоторые жизненные моменты больница не самое худшее место.
Кивнув на прощание, Савалоро развернулся на каблуках и, покинул палату.

>>> Район Sakra Korona Unita/Квартира Сергио Саччи

41

- Спасибо... - Сергио смотрит в спину Стефано, что уверенно идет на выход.
Вот... Вот, еще шаг за порог, и я смогу забыться сладким сном... Отдохнуть...
Сергио понимал, что сегодня это не последний визит, но пока есть возможность, ее надо использовать. Поэтому стоило мужчине  выйти, как он не снимая халата, просто рухнул на кровать, проваливаясь в сон.
Тишина накрыла палату, лишь было слышно легкое тиканье настенных часов да сухое покашливание охранников на входе, что было сейчас ни чем иным, как составляющими такого нестойкого отдыха.
Это потом через час его поднимут врачи для осмотра и процедур, перевязок, уколов; медсестра принесет завтрак, к которому Сергио почти и не прикоснется. Это все будет потом.
А сейчас... Он спал, спал и видел сны. Может еще и не цветные, но уже не кошмары.

42

Квартира Сергио Саччи >>>
Клайда он оставил в машине, собаку бы все равно не пустили в больницу. Вслух сообщив псу, что не собирается задерживаться, лишь только передаст кое-что его хозяину, Савалоро покинул машину, закрыв в ней молчаливо глядящего ему вслед Клайда.
Девушка на ресепшене была та же самая, но теперь Савалоро, как уже бывалый, прошел мимо нее, да и она не стала его останавливать. Это вид у него такой грозный или просто официальное время для посещений наступило? Савалоро поднялся на этаж Саччи, не особо заморачиваясь по таким пустякам.
Охрана у дверей его палаты все также имела скучающий вид. Впрочем, при приближении Савалоро некоторые сменили его на настороженный, но войти в палату не препятствовали. Это возвращало к мысли о том, какого черта они тут вообще делают? Ждут, когда Лимите вместо фруктов действительно тротил пришлют?
Ничего, не долго вам осталось здесь прохлаждаться и, пропускать всех подряд в палату.  Савалоро рассмеялся бы, если  бы это было смешно. Но то, как дон наказывает предателей и растяп, по халатности своей чем-то помогших врагам, смешным не было. По крайней мере, Савалоро никогда не видел, чтобы такие люди смеялись после всего этого.
Палата предстала перед ним в точно таком же виде, какой была, когда он ее покинул. Фрукты нетронутыми стояли на своих местах. Даже стул, переставленный Савалоро, остался нетронутым. Что ж, значит сюда никто не заходил во время отсутствия секретаря.
Савалоро поставил бумажный пакет с одеждой на стул, который во время предыдущего визита  занимал сам и, ощущая некоторое состояние дежавю, подошел к кровати Сергио.
Он разбудил его, так же, как и утром – дотронувшись и позвав. Другим было то, что сейчас он имел с собой больше информации, которую должен был сказать адвокату, чем вопросов, на которые хотел бы услышать ответы.
- Я привез одежду, а ваша собака у меня в машине.
Савалоро начал с хороших новостей, раз, уж, ему во второй раз выпадала сомнительного рода честь пробуждать Саччи ото сна. Наверное, как и утром, адвокат ничего хорошего в его адрес не думал.
- Но, есть и плохие новости. В вашем доме был взрыв газа. Верхнего этажа больше нет. Вашей квартиры тоже.
Савалоро замолчал, давая время возможно еще сонному Сергио переварить информацию. Не каждый человек со спокойствием может воспринять такое известие, поэтому Савалоро терпеливо приготовился ждать реакции Саччи, пусть даже и негативной.

43

Сергио снова вырвали из сна, что не могло не раздражать. И если это медсестра или врач - здесь будет скандал! Это уже не больница, это просто центр садистов. Но голос Стефано вернул к реальности.
Быстро же он...
Сергио приподнялся на кровати, протирая глаза, немного потягиваясь, чтобы спустя секунду быть готовым воспринимать всю информацию, что раздобыл для него Савароло. Он слушал приятный монотонный голос и мерно дышал, пока в мозгу не вспыхнула лампа: "Клайд!"
- Мальчик мой! - Сергио встрепенулся, подался всем телом к Стефано. - Где он? Он с Вами?! Я должен его увидеть! Жив!
Мысли о том, что с доберманом все в порядке, значительно улучшили моральное состояние адвоката. Он встал, нет, практически вскочил с кровати и готов уже был бежать вниз, наплевав на запреты эскулапов в халатах. Но последующая фраза буквально раскатала его по полу. Он медленно обернулся, ошарашенно глядя на мужчину.
- Что? Что Вы сказали?
Сергио не верил ушам, и дело было не в том, что он только-но проснулся и не был в состоянии быстро уловить мысль, а в том, что в сказанное было явно трудно поверить...

44

Так резво спрыгнувшего с кровати Саччи требовалось немедленно остановить. А, как иначе? Не хватало еще, чтобы он в одной сорочке убежал на улицу, а потом слег с простудой в довесок к тому, с чем сейчас наблюдался у врачей.
- Сергио, собаку не пустят в больницу, а вас из нее не выпустят.
Савалоро легонько коснулся руки Саччи и, кивнул на постель. Действительно, лучше будет, если встреча хозяина с собакой состоится не в таких условиях, не смотря на то, что обоим, несомненно, ждать совершенно не хочется.
- Если вы не против, Клайд поживет пока у меня. Или, я отвезу его к тому человеку, которого вы мне назовете. Может быть, к дону Морелло?
Савалоро никогда не был особым любителем собак, у него их никогда не было и, по правде-то говоря, он слабо представлял, как за ними надо ухаживать. Если бы Саччи выписали, если бы доктор уверил его в целостности и сохранности всех жизненно важных органов адвоката, вот, тогда бы Савалоро, не раздумывая, отвел бы хозяина к псу и, предоставил бы им шанс радоваться встречи.  Хотя, в свете последних событий радоваться что-то совсем не тянуло.
- Газ. Я сказал – газ. Он взорвался. Такова версия полиции, а иного нам пока не дано знать. Сожалею, но я ни на грамм не шучу.    
Даже если бы и умел, то не по такому поводу – вот какие мысли вертелись в голове Савалоро. А еще ему безумно было жаль Саччи. Оказаться сейчас на его месте и врагу не пожелаешь. Хотя, нет, как раз врагу – пожелать можно, да еще как! Ведь, нет никакой уверенности, что взрыв – не их рук дело!
Савалоро покачал головой в ответ на свои размышления и, вновь обратился к Саччи:
- Быть может вам пока не стоит покидать больницу? И, на счет телохранителя я бы на вашем месте все-таки подумал…
В том, что адвокату угрожает опасность, Савалоро не сомневался. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы свести концы с концами и, разобраться с происшедшим. Но, не Савалоро решать – как именно поступать. Он всего лишь посредник на сегодняшний день меж доном и адвокатом. Горестным вестником стать получилось по совместительству и, видит небо, Савалоро не был этому рад.

45

- Газ?! - сейчас голос был более похож на взвизг. Эмоции захлестнули с новой силой, гнев волнами заплясал по коже. - Вот ублюдок! Стефано, у Вас алкоголя не найдется? Хочу второе день рождение отметить... Твою мать!
Нет, нет, речи о том, чтобы сесть или лечь в кровать сейчас не шло. И горе тому, кто попытается его сейчас убедить в обратном. Сергио ходил по палате, скрестив руки на груди и бормотал что-то явно невнятное под нос, покусывая губы.
- Это же что получается? Я без одежды, без документов, без денег? Вот ублюдок! Сучий потрох! Это его рук дело!!! Это Каро все! Надеялся, сука, что я подорвусь или задохнусь?
Сергио метнул взгляд на корзину с фруктами от капореджиме Лимите, после подошел и высыпал содержимое в мусорник, молча, холодно, жестко. И только после, когда все "итальянские" страсти в душе улеглись, Саччи повернулся к Стефано с взглядом побитой собаки.
- Замечательно, жить мне теперь остается только здесь...
Еще круг по палате.
- Клайда... Отвезите дону Морелло, думаю он не будет против. Да и Леди обрадуется... А как только... Если я что-то смогу решить... Все, все пропало... - Сергио периодически вываливался в размышления вслух, забывая о присутствии Савароло. - Охранника? За какие деньги? Я даже в банк пойти не могу...
Тяжело сев в кресло, он принялся чистить апельсин из корзины Короны,  и медленно, углубившись в свои мысли, жевать, раскладывая пасьянс своей жизни в голове.

46

Наверное, он все же понимал то, каково сейчас Саччи. Понимал, оттого не лез с соболезнованиями и утешениями – проку от них никакого. Савалоро предпочитал слову – действие.
- Алкоголя нет. Да, вам и нельзя после сотрясения, – он начинал чувствовать, что говорит, как заправская прилежная сиделка у постели больного, даже тон был слегка сварливым – как раз настолько, чтобы пациент одумался и, прекратил вести себя неразумно, - Одежда – дело наживное. Последнее дело тряпки жалеть. Документы, уверен, вам восстановят в ближайшее время, я замолвлю словечко дону. Ну, а деньги…Вы что же, их все дома хранили? И,  в конце концов, вы остались при работе. Напомнить вам, какой именно?
Праведный гнев Саччи вызывал у Савалоро чувство солидарности. Он сейчас почти также ненавидел Лимите, как и адвокат. Вернее, ненависть всегда присутствовала с ним, но когда видишь такое горе не совсем чужого тебе человека, врагов хочется истреблять еще интенсивнее.
- Из больницы вас пока все равно не выпустят, чтобы все исследования провести, на это тоже время требуется не малое, – Савалоро следил взглядом за перемещениями Саччи по палате и, удовлетворенно улыбнулся, когда тот наконец-то уселся в кресло, - И, потом, у вас наверняка есть друзья, разве они не помогут вам, хотя бы в первое время? Хотя бы тем, что предоставят крышу над головой?
Савалоро, разумеется, не думал, что все люди одиноки, как он. У всех имелись близкие, друзья, какие-то связи, чтобы не оказаться на дне жизни в трудную минуту. Это ему, случись что, придется заново взбираться на гору благополучной жизни, а большинству остальных его коллег – нет.
- Про собаку понял, отвезу дону, – Савалоро кивнул, соглашаясь, что так будет лучше всего. Если не дон сам, так найдется кто-то, кто умеет обращаться с собаками. А, Савалоро ничто не будет сковывать. Ему никогда не хотелось, чтобы дома, когда он возвращается с работы, его кто-то ждал. Это предполагало  некого рода обязательства, а связывать себя чем-то он желания не имел.
- И, все же, я напомню – вы часть Семьи. Если вашей жизни будет угрожать опасность, Семья позаботится о том, чтобы вас от нее оградить. Даже если вы не согласны, я озвучу свое мнение дону Морелло, – Савалоро чуть нахмурился, готовясь подозревать у Саччи банальную истерику на почве отвратных новостей, - Сергио, борьба еще не проиграна. Лимите ответит за все свои делишки, в том числе и за те, что в отношении вас. Нападение на человека Короны – это все равно, что нападение на Корону. Я так себе это понимаю.
Савалоро скрестил руки на груди и, хмуро взглянул на Саччи. Вот, пусть лучше есть фрукты, все какие-то витамины, а бегать по комнате и грозить кулаком можно и потом, после выписки из больницы, к тому же в то время в кулаке может оказаться что-то более существенное, чем воздух. Например, оружие.

47

Сергио доел апельсин и довольно фыркнул на свои собственные мысли. Он слышал все, что говорил ему секретарь, но отвечать не собирался. Как ни прискорбно или на оборот к счатью - он это все помнил. Было в его рассказе Стефано пару дыр, но об этих дырах можно скромно умолчать до поры, до времени, ибо... Если Лимите утихнет - вероятность того, что некое дерьмо не всплывает возрастает, а значит документы по делам Морелло и блокнот могли "сгореть" в огне. Так рисковать было нельзя, но Саччи готов был. Страшно подумать, что с ним за ТАКУЮ оплошность могут сделать. Антонио Морелло отличался в сфере наказаний особой "строгостью", и адвокат это знал.
- Деньги в банке, но чтобы их получить, нужна карта либо паспорт... Это все осталось в квартире, если соседка, отправляя меня сюда, не передала документ врачам. Если это так, то хоть что-то у меня все же осталось...
Сергио тяжело вздохнул, теребя пояс халата в руках, глядя куда-то поверх головы Савароло, немного улыбаясь, одним уголком рта, скорее саркастично, при чем в свою же сторону.
Вот, Сергио, остался ты без крыши над головой...
- Друзья? Эмм... Найдите Дами, и я думаю мне будет где переночевать. Если нет... Я одиночка, Стефано, я жил с Клайдом и не допускал какого-либо вторжения в свою частную жизнь после того, как имел несчастье оказаться в подвалах Неаполя и чудом выйти оттуда живым, и более того в здравом разуме. Но, не об этом речь...
Курить хотелось неимоверно, просто до дрожи в пальцах. Адвокат понимал, что и этого ему не дадут, поэтому кусал губы и терпел.
- Стефано, я благодарю Вас и Семью в Вашем лице за заботу. Я сделаю все, что от меня зависит. И я правда готов бежать отсюда и приступать к работе. У меня только одна просьба - позвольте мне увидеть Клайда, хотя бы на минуту. И я буду здесь находиться сколько скажут. Я прошу Вас.

48

Что ж, выходит, не все было так однозначно плохо, как показалось сначала. Радовало также и то, что Саччи не потерял окончательно самообладания и, находил в себе силы говорить и размышлять здраво.
- Про врачей – это мысль. Нужно будет их поспрашивать. Действительно, может у вас при себе имелись какие-либо документы? – Савалоро кивнул на входную дверь и, добавил: - Там много шестерок без дела прохлаждается, пусть кто-то дойдет до врача, не развалятся.
На самом деле, это было логично – в больнице знали имя Саччи и, он у них находился под наблюдением, значит все не просто так. Либо документы все-таки были при нем в момент поступления, либо  догадка о роли соседки – верна, либо это врачи перед отправкой потерпевшего в больницу, сами разыскали в квартире его документы. В любом из этих случаев Саччи можно было назвать счастливчиком, если такой эпитет вообще был уместен в данных обстоятельствах в его адрес.
- Полагаю, поисками синьора Корсо уже занимаются. В любом случае, дон Морелло оповещен о вашем разговоре и о том, что ныне Корсо пропал.
Сам Савалоро, никогда и ни на кого не надеявшийся, сейчас плохо понимал побуждения Саччи и причины, по которым ему так нужен был этот Корсо.  Но, вот, слова об ограждении своей жизни от чужих злобных взглядов – это было ближе к нему.
Савалоро наклонил голову, созерцая свои скрещенные на груди руки. А, может, он таким образом выражал солидарность по отношению к словам Саччи? Официальность его визита, впрочем, не располагала к проявлению каких-либо чувств и эмоций. Он здесь только ради…
- Никаких побегов. Это пожелание дона. Вы нужны ему в полностью выздоровевшем состоянии. К тому же, он хотел, чтобы вы приехали на виллу, сразу, как только врачи скажут, что опасности для вашего здоровья более не имеется.
Так, что, возможно, вопрос с новым домом решится в эту сторону…
Привычка оканчивать фразу в своих мыслях  зачастую подводила Савалоро, также, впрочем, как и  выдавать информацию порциями. Что теперь скажет Саччи? Что предпримет? Согласовывались ли его планы с планами дона, было не важно. Все равно будет так, как сказал Морелло, тем более, что охрана все еще несла свою вахту у дверей палаты – а они-то, уж, точно были ни кем иным, как тупыми исполнителями. К тому же, наверняка получили приказ глаз не спускать с адвоката. 
- Я понимаю ваше желание, но как вы предполагаете это сделать? – Савалоро лгал, на самом деле он не понимал, как желание увидеть кого-то может быть сильнее желания жить, - Собаку не пустят в больницу. Он у вас не маленький, чтобы я мог пронести его в сумке. А выходить вам – запрещается. 
Замкнутый круг. Вот, что выходило из его умозаключений.
- Может, все-таки отложить до вашего выздоровления? На вилле и встретитесь с Клайдом.
Это на самом деле было хорошее решение. По крайней мере, с точки зрения Савалоро.

49

Если документы действительно забрали - он действительно не безнадежен. Сергио даже улыбнулся. Не впервые ли за последние два дня? Он встал и снова прошелся по палате, заметив краем глаза пакет с одеждой.
- Это Вы мне привезли? - Саччи повернулся к Стефано.
Наличие одежды уже давало шанс на побег, при чем - возможно, только возможно, на настоящий побег. Знать бы, что ему уготовила судьба в стенах виллы Морелло. Было страшно. Сергио себе в этом уже признался неоднократно. Оставалось надеяться на Мадонну и на ее благословение.
Сергио молча посмотрел на корзину, достал очередной апельсин и принялся его поглощать.
- Понимаете, чувствую я себя сносно, а эти эскулапы мне две недели постельного режима пророчат. Мол, сотрясение, то да се... Ну кто это выдержит? Еще и на казенной еде... Нет, нет. Я домой хочу, там как говорится и стены... - Сергио осекся, вспомнил, что и дома-то у него нет.
Мысли, мысли, мысли. Хотелось рассказать все и попросить совета, но все, о чем узнает Стефано тут же узнает дон, а этого как раз пока и не хотелось. Это потом на вопрос "Почему не сказал" ответит "Не спрашивали". А ведь его действительно не спросили могли ли прихвостни Лимите что-то унести... И слава Богам...
- Стефано, неужели адвокат не придумает, как проскочить мимо ресепшена? На каких-то пару минут... Вы можете отвлечь юную особь и я спущусь к машине. После, уже сам вернусь, как ни в чем не бывало. Это не трудно. И это единственная моя просьба. Я просто хочу его увидеть, хотя бы на минуту. И он, уверен, тоже...
Сергио поднял глаза, буквально умоляя взглядом.

50

Савалоро украдкой бросил взгляд на часы. Они недвусмысленно намекали, что если он не хочет отхватить пару нехилых оплеух от дона по самым болезненным местам, то пора бы уже и честь знать.
- Пакет? – Савалоро отвлекся от своих мыслей, зовущих в дорогу, - Да, я. Надеюсь, размер совпадет.
Такое нежелание Саччи оставаться в больничных пенатах было понятным, но Савалоро не желал способствовать его побегу. А, к этому, он чувствовал, дело и шло. Возьми он сейчас адвоката с собой к машине, так он и уедет с ним, поскольку не будет никакой возможности разлучить его с Клайдом. Савалоро терпеть не мог иметь дело с истеричными людьми, тем более, если они были мужского пола. К тому же, он не был уверен, что дон одобрит его поступок, если Савалоро привезет Саччи именно сейчас на виллу, особенно после того, как и врачи и, он сам уверил Морелло, что адвокат нуждается в лечении и дополнительном обследовании.
- Значит, так. Постельный режим еще никому не мешал. Не пытайтесь меня убедить, что вы такой трудоголик, – Савалоро упрямо поджал губы и, направился к двери, ведущей из палаты в коридор, - Собаку вы увидите, когда полностью поправитесь. Ему и так хватило стрессов, чтоб еще и вас больным видеть.
Что, собственно, Савалоро знал о чувствах животных? Исключительно то, что они есть. Потенциально, где-то там. Как человек, у которого наврядли когда-то появится собака, кошка или другое какое животное дома, Савалоро и не заморачивался таким пустяками, как мысли о них. Сейчас ему это приходилось делать помимо его воли, но, хвала небу, продолжаться это будет не долго.
- Можете считать, что это приказ дона Морелло. Смиритесь и, не прекословьте врачам. Вот, когда выпишитесь отсюда, приезжайте на виллу. Там Клайд вас и дождется.
Савалоро взялся за ручку двери и, полуобернувшись, добавил:
- Не забывайте, что поставлено на кон. Вы же не хотите, чтобы Лимите нас разгромили? Или, ваш пес превыше интересов клана? Вы нужны нам в наших рядах живым и здоровым. Засим, разрешите откланяться.
Савалоро уже почти вышел в коридор и, успел увидеть, как вытягиваются в струнку прохлаждавшиеся до этого в коридоре охранники, когда секретарь решил вернуться и, смягчить хоть как-то пилюлю своего резкого отказа:
- Что касается еды, за вашей дверью полно оболтусов, которым только намекни, они вам хоть поросенка на вертеле принесут. И, не стоит меня ненавидеть, пустое это…
Савалоро кивнул и, добавив: «Встретимся на вилле», закрыл за собой дверь палаты. Разумеется, Саччи был сейчас в ярости, но ослушаться приказа дона было смерти подобно, Савалоро это знал не хуже всех остальных соклановцев. Также, как знал это и Саччи.
Оставив охране распоряжение ни в чем не отказывать находящемуся на лечении адвокату, им же Савалоро поручил и доставку второй корзины еще одному пациенту от Короны, находящемуся в больнице.
Теперь можно было и, выполнять приказ шефа. На вилле, действительно, скорее всего заждались его – обещал быть в полдень, а сейчас уже было далеко за…
Савалоро не обращая внимание на тихий скулеж пса на заднем сидении, вывел машину со стоянки и, направился прочь от больницы. Ему было о чем еще дополнительно сообщить дону. Хотя бы и о том, как сильно Саччи не хочет оставаться на больничном попечении…

>>> Вилла семьи Морелло/Первый этаж. Холл

51

Сергио еще злобно смотрит на закрывшуюся за Стефано дверь, и после с досады бросает в нее подушкой, матерясь под нос.
Все равно сбегу!
Саччи поворачивается лицом к пакету с одеждой, расплываясь в злорадной улыбке - а вот и не угадали - в течении нескольких минут он уже в белой рубашке и темных брюках садится в кресло с жадностью поглощая третий по счету за день апельсин. Махровый халат и больничная рубашка не очень-то и заботливо сложены на подоконник - медсестра придет, заберет, и пусть кто-то из медиков только попытается вякнуть про "дресс-код".
Сергио выглянул в коридор, приказав двум громилам никого в палату не пускать без предварительного уведомления, заказал пищи из близжайшего ресторанчика и книг, а так же под страхам смертной казни - пачку сигарет. Жизнь налаживалась. Но адвокат все равно никак не мог понять, на кой ему здесь торчать две недели, если он вполне сносно себя чувствует. К сожалению, с врачами не поспоришь, а сбегать - себе хуже.
Еще предстояло дождаться полиции, а в том, что они будут служитель закона (и не важно с какой стороны) был уверен на 150% из возможных 100. Удивительно только, как они до сих пор не появились.
Общаться с полицией стало сложно с того момента, как он впервые вышел из суда Палермо с победой в первом серьезном деле. С того дня у них отношения, ну как-то не складывались. Сергио не переживал по этому поводу, но лишний раз отвечать на их вопросы не хотел бы. К тому же, если раньше он шел как человек, который запрещает говорить клиенту, что тот думает, то сейчас ему самому придется быть в роли допрашиваемого. В сущности от полиции придется скрыть всего лишь то, что не узнал и Стефано, но приятного во всей ситуации было мало.
Дождавшись первой прессы, адвокат с удовольствием попивая крепкий кофе, развернул газету, заложив ногу на ногу, и принялся изучать последние новости.

52

Гор.больница. Холл, въездная площадка, регистратура---\

Ещё идя по коридору, посмеялся в кулак и обернулся к Сильвано
-Кремируете. Нафига тратиться на гроб? Хотя, вряд ли даже придётся.. или дно залива или - бетон где-нибудь в основании здания.. выбор невелик в Палермо.
Промолчал по поводу тех, кто согласиться и уже - сотрудничал с полицией... из Короны.
-Я же сказал.. это схема - костяк.. упрощение. А вот что случится на самом деле - вокруг этого действа - то мы и увидим. И используем себе и Закону во благо. Вот посмотрим, как Морелло будет выкупать своего Абруцци. Возьмём всё, что сможем с этого поиметь. А МакДейст - это на территории Лимите...  хозяин клуба "l`Ombre", где бои всякие...должен же знать. Там и взяли Короновских боевиков и Санторио.
Хорошее настроение даже скучающий от жизни Альдо не мог сбить... Придерживая на плечах халат, Легар добрался таки с сотрудником до дверей палаты, где по идее должен был находиться их клиент. Показал двум выдвинувшимся лбам-боевикам удостоверение и сделал железобетон во взгляде. Впрочем, один из телохранов вдвинулся в палату, типа - предупредить о посетителях.

53

Городская больница » Въездная площадка перед больницей, регистратура, холл.

- Ой, бог с вами, шеф. Хотите кремации - будет вам ее. - Альдо кивнул с видом человека, готового сделать что угодно для своего начальства. - "l`Ombre"... Я погляжу по справочнику. Сунусь, хоть изнутри погляжу. Никогда не видел бойцовских клубов. Это как в кино в одноименном? Дерден с Джеком?.. А Санторио, к слову, в отделении еще?.. Уже?.. Пока?.. Какого я вообще ничего не знаю? Неужели я проспал все на свете?.. - Старлей продемонстрировал людям мафии значок, повторил тот же ход с дежурными у дверей, за плечо оттянув боевика и не дав ему даже заглянуть внутрь, втиснувшись вперед, распахивая двери с бесцеремонностью разрушающего все на своем пути урагана. - Доброго вечера, синьор Саччи. Я старший лейтенант Сильвано, полиция Палермо. У меня за спиной - ваша ретивая охрана. А за спиной вашей ретивой охраны - начальник следственного отдела полиции, Легар. Мы, собственно, по вашу душу, касательно ваших синяков да шишек, вкупе со взорвавшимся этажом того несчастного здания, где довелось вам обитать последнее время. - Не останавливаясь ни на шаг, Альдо прошел через комнату, устроившись на подоконнике с таким видом, будто вечность до того здесь сидел. И продолжил пить свой кофе, который все еще был слегка теплым.

54

- Какого черта?! - Сергио конечно знал, что люди в форме не заставят себя ждать, но вот чтобы так - да, возмутило, подняло все отрицательные волны. - Вас не учили стучать? Или полиция в Палермо не обучена манерам хорошего поведения
Адвокат негодовал. Газета с шорохом возмущения легла на кровать, Сергио встал и повернулся к лейтенанту, сложив руки на груди, жестом указав охране второго пока не пускать.
- Я могу видеть Ваши документы, которые как нельзя обоснованнее подтверждают Ваши слова, а так же основания, на которых Вы так бесцеремонно вломились в мою палату? - в голосе сквозил лед, глаза - злобный прищур.
Как-то года два назад не сложились у него отношения с представителями закона, и теперь сталкиваясь с ними, хотелось только одного - послать и куда-подальше, при чем отнюдь некультурными словами. Да, сейчас возможно и стоило рассказать все о том нелепом нападении Каро, сдать вражину на руки и пусть разбираются, но Саччи решил, что капо Лимите - дело Короны и полиции никоим образом не касается. Так что, подозревая их визит, рассказывать правду он не собирался.
В мозгу кадрами пошли воспоминания - разговор с доном на пляже, убийство, Беатриче... Легар!
Точно! Легар... Так, так, посмотрим, что за птица и какого полета
- Следственный отдел, говорите? Я еще подумаю, разрешить ли пустить его, и не попросить ли выйти Вас!

55

-Цирк уехал, клоуны остались...
Негромко оценил происходящее Ге, разглядывая буйного свидетеля. Его красно-рыжесть была на самом деле ещё ярче, чем на фотографиях в деле. Адвокат клана, а стрессует, да как-то испуганно. Словно что-то задумал явно противозаконное. Увы. Такое не подходит.
-Синьор Саччи, так может, повестку просто прислать? Действительно, чего мы с тобой, Сильвано, припёрлись к больному, ушибленному человеку, надоедаем ему, бактерии носим...Сами пусть, ножками приходят...
Легар зевнул, облакачиваясь в дверном проёме, чтобы легче было стоять, потому что нога болела и болела... Надо будет всё же к врачам зайти, перестраховаться.
-Один маленький коммент, синьор адвокат. Нам как вас вызывать - как свидетеля или соучастника? Потому как если вы отказываетесь говорить как верно заметил мой коллега о ваших синяках и шишках, то придётся тогда поговорить о вашей погибшей приходящей горничной и ещё паре соседей, оказавшихся настолько невезучими, что умерли от взрыва в вашей квартире.
Тихо снимая с плеча пиджака телохранителя пушинки и волоски, следователь лишь устало посмотрел на старлея, так вписавшегося в окно палаты, что прямо хотелось его тут заснять на мобильник. Настолько органично смотрелось.

56

- Полиция в Палермо - обучена, а я нет, если вам так интересно, синьор Саччи. - И продолжил без остановки, обращаясь уже к Легару. - Кажется мне, этот благонамеренный господин не понимает, как он попал. - Альдо ухмыльнулся, сделав последний глоток кофе, обернулся, поглядев за окно и через форточку стаканчик выкинул на улицу, проследив за его полетом, пока хватало обзора. Сам себе укоризненно пощелкал языком, и повернулся обратно, не унимая своей бесцеремонности, доставая сигарету и закуривая. - Если вы, сеньор Саччи, такой хороший юрист семьи Морелло, то расскажите мне, тупому копу, имею ли я право заходить в государственные помещения типа больниц, детских садов, школ, или мне нужно брать разрешения больного, с которым я хочу пообщаться? Я же вас не обыскиваю, не досматриваю вещи - я поговорить пришел. А еще - не могли бы вы перестать визжать - вы мужчина, в конце-концов, и в вашем состоянии здоровья, я бы сказал, это вредно. Давление поднимается... Вон, у вас уже глаза кровью налились... Вы бы поговорили с нами спокойно, а то я могу и под арест вас взять - до окончания предварительного расследования. Вон, синьор Легар верно сказал - сейчас мы вас - чпок! - в наручники, я смотрю, вы уже в одеже, а не в пижамке. Кричите. Ходить можете наверняка. У врачей уточним - лежачий вы больной, или симулируете. Выпишем вас быстренько и имеем три часа для разговора в отделении, а не в солнечной палате с вашими лбами броненосными за дверьми - про мертвую горничную и соседей, про взрыв, про метадон, про порезанные вены... - Сильвано спрятал в карман зажигалку, поднял болтавшийся на шнурке на шее значок, подержав на уровне глаз несколько секунд и уронив обратно. - Так что, будем разговаривать, как люди, или продолжим детсадовские истерики "мама, меня обижают злые дяди"? Или, может, вы попросите меня выйти и зайти еще раз, соблюдя все нормы приличия? - Старлей гаденько улыбнулся.

57

Адвокат смерил обоих тяжелым взглядом, полным негодования. Нет, отступать он не собирался. Синьоры хотят поговорить - да будет так.
Очередной жест, теперь уже приказ пропустить и второго полицая, а так же закрыть за ним дверь, но естественно быть более чем начеку. Оставаться наедине с такими неприятными личностями на долгое время желания не было.
- О каком взрыве вы говорите? - сухая фраза, простой вопрос, игнорируя кучу сказанного, хотя на каждый выпад можно было найти ответный аргумент. - Соучасника? - Сергио рассмеялся. - Синьор... Легар? Посмотрите на меня и скажите, что я сам все это с собой сделал скуки ради. Вот просто ни с того, ни с сего успевающему адвокату расхотелось жить!
Он перевел взгляд на второго копа, достал из-под подушки свою пачку сигарет, с наслаждением затянулся - врачам потом скажет, что полицаи накурили. Хитрый прищур лисьих серых глаз.
- Хотите как цивилизованные люди? Я мог и спать, когда Вы врывались... А это уже нарушение покоя больного, - и откуда только взялось это спокойствие в голосе. Саччи присел на тумбу возле корзины с фруктами, небрежно стряхивая пепел в стаканчик из-под таблеток. - Синьор Легар... Вы...присаживайтесь...кресло свободно. В ногах правды нет. Я Вас слушаю.

58

Отслеживая как именно закурил синьор юрист, Легар вдвинулся в комнату, изобразив воздушный поцелуй телохрану. Настроение решительно не собиралось портиться... Был ли в этом виновен тот хрипловатый голос, что ответил по мобиле? Как вариант - согласился сам с собой Ге.
Однако, Саччи спросил о взрыве, но не спросил о жертвах. Характеризует. Не верится, что ему соклановцы не рассказали о состоянии его собственности.
-А эти милые ребятки... что так любезно всех пропускают, это ваши подружки? Пришли навестить наверное, аааа. Сильвано, душа моя.. похоже, это частная вечеринка, мы поломали кайф, как жаль. Давай выйдем и войдём со словами "Сим-сим, откройся и отдайся.."
Тоном очень догадавшегося, подмигнув, следователь присел на подлокотник кресла, вытянув ногу и осклабившись от боли, вместо улыбки.
-Знаете, достопочтенный синьор Саччи, нынче каждый развлекается так, как ему это нравится... Я не лезу в ваши личные дела...я пришёл к свидетелю по делу о погибших.  Может вы и сами нанесли себе увечья... в этом плане полиция сохраняет конфидициальность и соблюдает права граждан.. Но, если вы утверждаете, что в здравом уме и памяти - не сами это сделали.. то закономерный вопрос : кто нанёс вам такие неприятные повреждения?.. Затем мы и пришли. Всего лишь... Помочь.
Разглядывая поломанный нос адвоката, Легар подумал, что с двумя синяками вокруг глаз на процессе Саччи будет смотреться забавно. Однако, горбика ему бы не подошла, следовало бы обратиться к пластическому хирургу... Жаль было бы портить такое милое лицо. Генофонд Италии.

59

Грозный рыжий адвокат со сломанным носом, и дымящий сигаретой - это что-то с чем-то. Интересно, приятно ему курить в таком состоянии?.. Отек и все дела... Альдо помнил, как это было омерзительно, когда у него был насморк, он едва не бросил - в курении не было почти никакого толку.
- Шеф, меня игнорируют, или превращают в волшебную тумбочку? - Старлей поднял брови, пронаблюдав, как Саччи попытался распустить перья. Крутой мен, нечего сказать. Только размазали его тонким слоем по асфальту. Лимите. А они - дораскатают. - О, Гыспыди... Могли спать, могли не спать... - Альдо поморщился. Вопросительно поглядел на Легара - мол, кто поведет. И в итоге все равно встрял. - Касательно взрыва... Квартиру вашу рвануло. Пожарные говорят - скорее всего газ. Погибло несколько человек. Это я так, лирическое отступление сделаю. - И тут же помахал руками в сторону начальства, мол, дальше вы сами как-нибудь, рассчитывая, что будет только изредка голос подавать, если только не потребуют большего.
Побитые адвокаты, считающие себя ущемленными в собственных правах - это крайне любопытное и увеселительное зрелище.

60

Слова синьора Легара не пришлись по вкусу итальянцу и он громко, презрительно фыркнул, после перевел холодный взгляд и четко произнес:
- Вам не кажется, что Вы забываетесь? Оскорблять меня Вы не имеете ни малейшего права. Вы пришли задавать вопросы - задавайте, и не надо вилять из стороны в сторону, привлекая к себе, - на последнем слове был сделан точный акцент, как ответ на вопрос Сильвано, - внимание! Я вас обоих прекрасно вижу и слышу.
Сергио достал из корзины яблоко, взял нож и принялся счищать с него кожуру, после разрезал на дольки, неспешно, невозмутимо. Кому, кому, а ему спешить было некуда. Синьоры торопятся? Ну, это не его проблемы.
- Взрыв говорите? Моего дома?  - нельзя оставаться спокойным, поскольку это выдавало момент, что с этой информацией адвокат знаком, поэтому рука достаточно натурально дрогнула. На самом деле он уже перегорел, но мысли о том, что остался все-таки без крыши над головой, были крайне неприятными, а реакция достаточно болезененной. Сергио скривился, - Когда это произошло?! Газ?! Мадонна!
Саччи, как порядочный католик перекрестился, и повернулся к Легару.
- Кто погиб? Как все произошло? Когда это случилось? - поток немного нервных вопросов - понятно, неприятно терять жилище. - Где мой пес?!
Пара шагов по палате, о чем-то размышляя...
- Я не знаю этих людей! Их было двое! Внешность помню смутно! Причин такого внимания ко мне тоже, увы, выяснить не успел!


Вы здесь » Сицилийская мафия » Городская больница » Палата Сергио Саччи